полезные ссылки
25.05-28.05
#51 [06.05-20.05]
#51 [06.05-20.05]
[the marauders: danse macabre]

Волшебный мир Роулинг, 1983 год, dark!AU
[PULSE]

держи руку на пульсе вместе с нами 24/7
[Kelmora. Hollow Crown]

авторский мир // фэнтези // хорнимуд каждую неделю

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » Игровые гештальты


Игровые гештальты

Сообщений 101 страница 120 из 125

1

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •

[indent] Эта тема предназначена для поиска соигроков на тот случай, если у вас есть пачка нереализованных гештальтов, но негде и не с кем их осуществить. К примеру, вы давным давно хотели поиграть Мерил Стрип, открыть альт про любовь зомби к зомби, спасти Кеннеди, зашипперить далека с сайберменом, здесь вы можете описать ваши самые неожиданные и рандомные игровые хотелки, возможно, их кто-то подхватит и случится прекрасный мэтч.

Все подробности игры, выбор площадки и другие нюансики, стороны могут обсудить в лс.
Данная тема предназначена только для объявлений.
Пожалуйста, не путайте эту тему с поиском игрока по существующим заявкам. Она создана исключительно для гештальтов.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •

ЗАБРАТЬ ШАБЛОН
Код:
[img]любое графическое оформление для привлечения внимания[/img]
[b]ХОЧУ ПОИГРАТЬ:[/b]  кем именно; 
[b]МНЕ НУЖЕН:[/b]  кто именно; 
Общая информация о вашей идее, возможно, готовый сюжет, или только рандомные мысли. 

[spoiler="пробный пост"]пост нужен обязательно, чтобы обратившие внимание на вашу идею, сразу сориентировались, сможете ли вы сыграться[/spoiler]

+8

101

актуально. в другом разделе

https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/657496.gif
ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  пегги картер;
МНЕ НУЖЕН:  джеймс барнс;
они п о л о м а н н ы е.
[в прошлом, настоящем, будущем]

[indent] у них орбита сорванная, что вокруг капитана америки вращалась - их собственная система координат и вселенная имела имя стив роджерс. их некогда загоревшаяся сверхновая схлопнулась, поглотив с собой все то, что делало их ими - пришлось выживать как могли.
[indent] нет четкости в идее есть канва, которую хотелось бы потрогать и развить. знаю, что немногим нравится то, что показали в соколе и солдате, но даже там есть много интересных затравок на то, как реабилитируется барнс без всей этой заварушки мстителей, потому что ну, камон. там где был стив роджерс там всегда была бойня. потому что моральный компас у него сбоил конкретно на морали и не позволял оставаться в стороне - утягивал за собой всех окружающих. на дно заполненное вязкой кровью.
[indent] а потом был танос - стив решился остаться в прошлом - мы можем это поправить, что мужик зря будет прозябать. пусть покажет каким должен быть тот, кто решил примерить на себя костюм капитана. хотя, откровенно, мне очень даже импонирует джон как персонаж.
[indent] мультивселенная с доктором доломала все что не смогли сломать до этого, где-то на этих сбоях я бы планировала притянуть пегги в реальность. может даже раньше со щелчком, но тут как говорится идей много, но нужен сторонний взгляд на ситуацию. хорошо, если ты так же будешь знаком с небольшим сериалом о пегги, он действительно довольно атмосферный и немного стекольный.
[indent] в общем и целом у меня есть довольно много разных идей. я просто ищу человека который готов посмотреть на что-то знакомое под совершенно не стандартным углом или даже многоугольником.
[indent] upd! начнем с того это все не я, это меркурий, магнитные бури,  вспышки на солнце и сезон. но захотелось разложить что-то за этих двоих. к сожалению или к счастью не находилось еще таких, кто рассмотрел бы  взаимодействие этих двоих глобально или мне не приходилось видеть подобного. будем честны людям обычно интересно немного другое, но это же такое упущение там, где пласт взаимодействия агента и сержанта просто непаханное поле идей: начиная от углубления в сороковые до сломанной мультивселенной реальности. в конце концов не стивом едины. хотя вся суть этих двоих изначально сводится к кружению по орбите капитана.
[indent] здорово, если мы сможем сговориться на пару, если нет, но заходит идея взаимодействия, ты можешь прибыть со своей парой и мне будет предельно параллельно с кем ты спишь, пока мы на одной волне идей. все это дело добровольное и по обоюдному согласию. во всем самое главное - уметь говорить о некомфортных моментах через рот. не умеешь - не тратим время. мое, свое, вселенной.
[indent] я относительно далека от комиксов, больше ориентируюсь на киновселенную, но! если тебе хочется что-то использовать - просто ткни меня в то, с чем я должна ознакомиться. общий пласт невероятно огромен и хочется потратить свое время на то, что будет впринципе нам полезно и интересно.
[indent] по любым вопросам и уточнениям можено  нагнать меня в лс, очень ожидаю.

пробный пост

[indent] Порой в ее жизни бывали дни подобные этому, совершенно серые, что ложились мутной пеленой усталости, тяжестью которая не хотела покидать ее кости. Такую она помнила в последние месяцы войны сорок пятого, когда еще не был виден тот крайний рубеж, хотя, исход уже был предрешен, а противостояние в ней держалось теперь лишь на уверенности, что союзники просто обязаны победить. Слепой веры уже не было - только осознание, сколько же жизней пришлось положить на алтарь победы. В такие дни она больше всего скучала по бесчисленному количеству людей, которые ушли из ее жизни, пожалуй, слишком скоро; сколько имен она могла назвать, не сбиваясь, что навсегда были увековечены в граните до весны сорок пятого, скольких еще она похоронила после? И это было самым тяжелым побочным эффектом от сыворотки, о котором, конечно же, никто не говорил; не прописывали сноской или мелким шрифтом в конце договора, и уж точно не было выписано с трудом разбираемым почерком, в медицинском рецепте, каким-нибудь добрым немецким доктором, как обезболивающее, которое она переодично выписывала у штратного медика в конторе. Им тогда было не до мифических последствий, о которых, конечно же, никто не знал. Им просто нужно было устоять на месте, когда рухнула та опора, что давал им Стив.
[indent] Порой Пегги ловила себя на мысли, что с трудом вспоминает мелкие детали, и ей, с каждым годом, все сложнее удержать в воспоминаниях, ускользающие с дымкой времени, лица дорогих людей. Ее жизнь  действительно была полна событий - шрамов от них, на теле, было до неприличного много, многим больше, чем могла себе позволить приличная женщина в обществе; то, что осталось глубоко внутри - вовсе кровавое месиво.
[indent] Порой она пересчитывала оставшихся, в уме, словно перекладывала очередную безликую картонную папку в редеющую, с каждым годом, стопку, из которой все чаще приходилось вычеркивать имена, ставить пометку - не активен -  красными чернилами, да собственной рукой. Пока, в итоге, не осталось дел в стопке, хотя бы человека способного сжать ее ладонь, ободряюще улыбнуться - все будет хорошо Пегг; пока кто-то не поставил такую же печать на ее собственное дело.
Теперь в ее жизни появились новые дни, и если быть честной, то Пегги действительно не знала, что с ними делать - отдающие затяжной нескончаемой болью, где-то глубоко внутри, словно на израненную плоть накладывали швы, без анестезии, полагаясь на высокий болевой порог, оставшийся в крови адреналин, и то,  что за стенаниями на соседней койке крики не будут так слышны по всему лагерю, или, как минимум, на то, что пациент не умрет от разрыва  сердца, пока его штопают. Стоило говорить, что процент подобных страдальцев в списке на выздоровление был не слишком велик? Что именно в этот момент Пегги малодушно считала, что ей несказанно повезло, что в ее жизни не осталось ни одного важного человека. Еще несколько дней назад, казалсь - один все же оставался; потому что она не знала как бы смогла все это объяснить.
[indent] Как объяснить Дугану, смотря в эти светлые, сверкающие озорством ребенка, заключенного в теле крепкого мужчины, глаза, сгребающего в медвежьи объятия, в лесах на польской границе, трясущегося вместе с тобой на ухабах по проселочному бездорожью в Литве и радующемуся бутылке бурбона, потому что американцы знают в нем толк, что все то, что внутри болит - это в не взаправду. Что его шепот в полутьме кузова накрытого брезентом с сокровенным, почти не вяжущимся с его образом, рассчитаным только для Пегги - я тоже по нему скучаю! - не стоит и ломаного гроша. Картер задыхается где-то между вторым стаканом, что наполнен барменом как и положено на два пальца, и мыслью, а не попросить ли наконец бутылку, чтобы не привлекать внимания у барной стойки - совершенно не имея желания ни знакомиться, ни завязывть разговор и уж точно изливать кому- нибудь душу. Последнее вызывает сухой смешок застряющий в горле, как скоро бы ей вызвали санитаров, начни она рассказывать?
[indent] Как можно было бы объяснить Говарду, что потраченное время на поиски - иллюзия. Пустое. Что всю жизнь корил себя напрасно, где-то между попытками наконец-то примириться с тем, что уже не сделает этот мир лучше, шанс упущен, похоронен глубоко в атлантике и ее надрывающимся в микрофон голосе с радиорубки: просто вернись, Говард! Я не могу потерять тебя тоже! Теплым обьятием уткнувшись куда-то в плечо, задорным: скучала по мне Пегги? Насколько же сильно она сейчас по нему скучала. На скорую руку, неумело пряча, в карих глазах, всю ту боль, что с трудом получается разделить хотя бы на двоих. Ведь, я знаю, что Стивен значил для тебя//что значил для меня. По правде нужно было задать вопрос, что они значили для него. Значили ли? Ведь в ворохе сомнений так просто обесценивается история, что некогда была чьей-то жизнью.
[indent] У Пегги Картер таких дней теперь много, она бы сказала - слишком. Не только дней: вечеров, ночей, пятиминуток, чтобы размять затекшую шею, после нескольких часов сидения над отчетами ведомства, последних мгновений перед рассветом, что застают ее в полутьме комплекса, оказывается, после недели пребывания там, она его почти ненавидит, смотрящую в потолок и гоняющую лишь одну единственную мысль, от которой совершенно не избавиться сколько не старайся, что непосильным грузом падает на плечи, вгрызается в каждое мгновение вдоха, отдает болью в ребрах и ноющими застарелыми шрамами, даже если знаешь наперед - ничего не изменить. Что было бы, если?
[indent] И правда, что если бы заметили вовремя? Бред. Сейчас грош цена каждому ее году работы в разведке - их обставили еще на подходах, как детей. Пегги злится, сжимает бокал в пальцах, еще чуть-чуть и стекло брызнет в разные стороны, знает наперед, что у них не было такой возможности - быть увереннымм в программе, доктор Эрскин привел Стива с призывного пункта; внутри все сжимается в тугой узел, что все еще не может распутать, с момента как за ним закрылась дверь ее кабинета. А что если все то, что она чувствовала было хорошо спланировано - ох, это злит больше всего; потому что нет никакой возможности собрать рассыпающуюся на куски реальность вокруг того, чего не существовало и в помине; потому что каждая ее унция выстраданной боли, пережитая и перетертая в упрямство, та самая вокруг которой она возвела себя, на деле может оказаться лишь притворством. Подделкой. Собственно, под стать герою, - Стивен Грант Роджерс; Капитан, мать его, Америка - звезда пропаганды, герой второй мировой, Мститель - Пегги горько усмехается жестом прося бармена  повторить. Ну, в единственном Роджерс точно не соврал - напиться все равно не получается. Не то, чтобы за прошедшее время она не нашла этому сотни подтверждений. В полутьме пустующего бара, далеко зп полночь, в нескольких кварталах от Трискелиона, Пегги Картер ловит себя на мысли, что действительно не хочет возвращаться; потому что стоит ей подняться, оставив на стойке несколько купюр, придется возвращаться в реальность. А реальность нынче дерьмовая.

Отредактировано инверсия (13.05.2024 11:30:49)

+3

102

https://forumupload.ru/uploads/000f/09/5e/6190/637507.jpg

два слова про меня: ищу соигрока/соигроков. Играю уже на одном форуме, и хотелось бы заземлиться там, но в целом могу рассмотреть что-то еще. Пишу в рамках 3,5-7,5к символов, от третьего лица и без птицы-тройки. Cтараюсь укладываться раз в неделю-месяц. Вне рамок игры — не очень общительная, но люблю плейлисты и поприносить тиктоки, в плане постов — постоянна. Несмотря на то, что список персонажей с маленькой буквы, в основном пишу с большой. Ниже — что могу из персонажей и отп (но в целом на этом желаемые взаимодействия не ограничиваются). Откликайтесь, пожалуйста, сразу с примером поста.

resident evil: крис редфилд, джилл валентайн, ада вонг. отп: крис редфилд/леон кеннеди (но тут могу и броманс), крис редфилд/итан винтерс, ада вонг/леон кеннеди.
хочу поиграть по мотивам седьмой-восьмой части, тут буду рада мии винтерс, итану, розмари, хайзенбергу. также жду персонажей из других частей: джилл, клэр, пирса, джейка мюллера, реббку, аду. по поводу последней — давно хочу посмотреть на динамику криса и ады в действии. также поиграла бы от ады еще с луисом или вескером.
еще с радостью бы сыграла мию с матерью мирандой.

preacher: джесси кастер (джесси/тюлип).

the quarry: эбигейл, трэвис. отп: эбигейл/эмма. трэвис & лора (не отп, но). от трэвиса еще бы хотелось поиграть с семьей хакеттов.

baldur's gate 3: гейл, джахира. отп: гейл/астарион, джахира/минтара.

quantum break: чарли уинкотт/лиам берк.

merlin bbc: мерлин. отп: мертур (мерлин/артур). хочу играть в модерн!ау и ближе к времени сериала. еще очень жду моргану, мордреда, гавейна. от морганы еще хочу-могу поиграть с моргаузой, артуром, мерлином, гавейном.

сyberpunk 2077: горо такемура, алекс.
хочу развить тему наставничества с одой и поиграть и флешбеки, и ближе к событиям игры. хочется динамики «It's Over, Anakin, I Have the High Ground» в настоящем. хочу поиграть от алекс с ридом или сонгбёрд. возможно, еще с майерс — или с кем-нибудь из корпоратов. хочется шпионских вайбов и взаимодействия.
от алекс с ридом вижу динамику напарников — и хотелось бы вот раскрутить эту тему.

wizarding world: альбус дамблдор. в приоритете — хочу играть гриндельдор, но при этом хотелось бы и покрутить броманс с минервой. (и, в принципе, если вам нужен дамблдор, call me). хотелось бы еще отыграть отп марлин маккинон и мэри макдональд (играю за марлин), а также бенджи фенвика и карадока дирборна (играю за карадока).

dc: рой харпер. хочу играть броманс с джейсоном, а также — роуд-муви и попытки заработать наемничеством, покрутить тему наемничества-виджилантизма и попытки бороться с плохими парнями, но иногда — быть ими самими. еще с радостью бы поиграл бы с оливером или диной.

marvel: мэтт мёрдок (марвел нетфликс & комиксные сюжеты), джеймс барнс (комиксы), марк спектор (комиксы), дина мадани (марвел нетфликса), дейзи джонсон («агенты щ.и.т»), лео фитц («агенты щ.и.т»), маккари (мсю), елена белова (комиксы или мсю), пегги картер (агент картер/капитан картер), кэрол дэнверс (комиксы), америка чавез (комиксы),  джессика дрю (комиксы), майя лопез (комиксы), дженнифер уолтерс (комиксы), синди мун (комиксы), пьетро максимофф (комиксы).

в ау еще могу в шэрон картер (комиксы и мсю), клинта бартона (комиксы) и гранта уорда («агенты щ.и.т.»), хочу попробовать гамбита.
отп: синди мун/гвен стейси, лео фитц/грант уорд, пегги/дотти, кэрол/джессика дрю, майя лопез/марк спектор, дейзи джонсон/робби рейес, винтерайрон (баки/тони), винтербарон (баки/земо), кейт бишоп/америка чавез, маккари & друиг (как соулмейты). особенно смотрю в сторону «агентов щ.и.т.»-а и жду коулсона. в плане «агентов щ.и.т»-а люблю-хочу сыграть еще отп бобби и хантера.

! знаю хорошо комиксы, люблю сериалы Марвела до Диснея, местами — МСЮ (относительно «Вечных»).

midnight mass: райли. смотрю в сторону отп с эрин, но в целом готова крутить в любую сторону (думаю еще о взаимодействии с отцом полом, прихожанами церкви и семьей райли).

house of dragon: рейнира (рейнира/аллисента). смотрю в сторону игры во времен канона, в голове — также succession!ау и модерн!ау.

doctor who: мастер!симм, клара освальд, одиннадцатый доктор, ясмин хан. отп: мастер!симм/десятый доктор, клара освальд/эми понд, тринадцатая/ясмин, клара освальд/11 доктор. хочу еще сыграть бротп с кларой и двенадцатым.

dragon age: гаррет хоук. отп: гаррет хоук/морриган; еще очень хочу отыграть дуэт близнецов/сиблингов хоук.

overwatch: коул кэссиди, эш. хотелось бы броманса (коул & эш) — могу обоих, развить также наставническо-студенческую динамику с рипером в прошлом.

better call saul/breaking bad: начо варга. отп: начо варга/лало саламанка. сыграла бы еще с майком, гасом фрингом, туко.

пост

Головная боль отдавалась в челюсть, сводя ее и заставляя поморщиться. Каждый день отличался только ее интенсивностью и уровнем вырастающей злости. Сегодня — она практически достигла пика.

По ощущениям — как будто тебе сверлят череп. Из-за этого ты начинаешь чувствовать зубную крошку и рот наполняется слюной. Или наоборот — становится ужасно сухо и боль начинает отдавать в висок, заставляя поморщиться. Мэтт ощущал все сразу, запивая тайленол стаканом воды. На сегодня — это был уже его второй. Первый — ночью, когда головная боль не давала уснуть.

Несмотря на ограничения, Мэтт решил действовать через пару дней после столкновения, ощущая снова собственное тело и найдя силы, чтобы добраться до окраины Манхэттена. Все там смешалось в одну картину, из которой он тогда выловил знакомую дверь и голос. «Может, неделю» за пару минут осмотра разодранной ткани и раздробленного сплава перешло в «нет, полторы», — это заставило Мэтта поморщиться и вскинуть брови. Полторы так полторы — ему было некуда спешить, да и все равно ему не было смысла активно действовать так быстро.

На самом деле, он злился. Он злился на себя, что допустил подобное. Он злился на то, что это был не Мелвин. Он вспоминал, как пару дней было решением проблемы. Полторы недели — были слишком долгим сроком, у него практически не было столько времени. И это вводило в отчаяние, доводя до абсурда и лимба. Смешивающихся со звуком тикающих часов и работающей в отдалении машинки. Но вместо этого — он сделал вдох.

Он помнил, как в следующую ночь говорил об этом с Фогги. Мэтт попросил его, чтобы он остался. И он бросил все, тут же потратив время на перенос встречи, едва не доведя его, раздавленного, этим до слез. Мэтт ожидал, что Фогги разозлится. Что он скажет ему что-нибудь или — сделает, но вместо этого — тот промолчал, выдержав паузу, после чего сказал: «вау, Мэтт. Это слишком даже для тебя».

Мэтт тогда только усмехнулся, тоже промолчал и шумно выдохнув, наконец сказал: «спасибо».

В этой ситуации — нужно было думать. И Мэтт старался, скрывая собственное нарастающее напряжение. Оно выражалось во всем: в движениях, в том, как он надламывал блистер таблетки, чувствуя, как усиливается головная боль. Казалось, что теперь она будет с ним навсегда. Мэтт не мог остановить все это, но он мог что-то сделать. И он начал искать.

Он складывал чужое прошлое по частям, соединяя ответы на вопросы — и находя новые. Что произошло около года назад? Почему они столкнулись снова? Мэтт собирал чужое прошлое как витраж, прибегая к заголовкам новостей (едва отдаленным и близким к реальности) и живым источникам. Он не мог действовать открыто, и у него не было как таковых информаторов, но Мэтт знал людей. И, сидя снова в черном, на лестничной клетке, аккуратно наклонив голову — он слушал, чувствуя, как все становится на места. Он не мог знать чужое настоящее и будущее — но прошлое теперь было ему предельно ясно.

По-хорошему, нужно было обратиться к сержанту Махоуни. Попросить поднять архивы и ознакомиться с отчетами той ночи. Отыскать список погибших. Все действия — были для Мэтта предельно ясны, и он знал, что стоит делать. Почти все это — он воплощал в жизнь, последовательно выстроив цепь событий и связываясь с необходимыми людьми.

Обнаружилось, что он, оказывается, имеет дело с погибшим. Только Пойндекстер был до ужаса живым.

В себе Мэтт был не так уверен.

Чужое прошлое было ему предельно ясно, но у Мэтта все еще были вопросы, и он подумал, что лучше задавать их тому, кто может дать непосредственно ответы. После столкновения — у него все еще болел бок, ныли кости и сводило мышцы. Мэтт игнорировал, зная, как ведет бедро, когда он делает что-то слишком резкое. Или до сей пор ссаднит лицо и заводит вбок челюсть. Мэтт старался не думать об этом, но головную боль — игнорировать было сложно. Тайленол помогал сделать вид, что всего этого не было.

Но уязвленная гордость — едва ли.

И Мэтт решил, что пора испортить чужой день. Его он знал почти идеально: в настоящем он все еще не мог найти Пойндекстера. И это злило его, доводя почти до ужаса, но в то же время — заставляло двигаться. И Мэтт знал, что он найдет его.

Ресторан Presidential Hotel-а был окружен камерами: по нескольку в каждом углу, с открытой точкой обзора. Еще несколько — со стороны барной стойки с охватом всего зала. Мэтту нужно было стать призраком: практически незаметным в толпе людей на перекрестке Манхэттена, на пересечении 50 улицы и Мэдисон Авеню, поглощенной шумом Бродвея и собора Святого Патрика. Пиджак, с отглаженным лацканом, рубашка стандартного кроя — он практически не выделялся. Мэтт старался, чтобы его не запомнили, оставив трость сегодня в стороне.

Но в то же время — сменив привычную оправу на более нейтральную, Мэтт без этого боялся, что его выдаст взгляд. И в то же время не хотел, чтобы его видели насквозь. На обстоятельства, он хотя бы мог отреагировать, но едва ли — на чужие эмоции. Он не доверял себе больше, чем происходящему.

Левее стойки — было слепое пятно.

Дверь отеля — негромко закрылась ровно в положенный час, и Мэтт выловил знакомый звук часов, практически через пару минут преодолевая такой же маршрут, присаживаясь напротив. Он прислушался к чужому сердцебиению, улавливая привычные паттерны.

— Неплохое место. Уверен, оно еще лучше чужими глазами, — Мэтт обратился к подошедшей официантке, поблагодарив и упомянув кофе. В голосе звучала досада и улыбка исчезла, стоило ему только снова повернуться в сторону Пойндекстера.

— Этот сорт горчит. Но это не то, что ты обычно берешь, да? Мой совет: подумай в следующий раз о чем-то другом.

пост-2

Джозеф Ирвинг — самый обычный. Челка, распространенная стрижка, пиджак с замятым лацканом. Увидев такого человека, даже ничего не заподозришь. Но Ирвинг все чаще держал ухо востро, прислушиваясь и осматриваясь. За неделю — он поставил замок и дополнительную защиту, удалил социальные сети и практически перестал выходить из дома. Но надолго его не хватило, потому что сейчас — Ирвинг поселился в отеле, где находился почти все время, лишь иногда отодвигая штору в сторону. Он — обрезал все провода телефона и едва открывал дверь, когда ему стучали. Какой смысл селиться в отеле с неплохим рестораном, чтобы есть все в номере, забирая поднос трясущимися руками?

Джозеф Ирвинг — самый обычный, но информация, которую он знал, делала его человеком в поле зрения. Ирвинг не знал, но за последнюю неделю — на его голову объявили настоящую охоту. И ЦРУ старалось делать все возможное, чтобы добраться до Ирвинга раньше времени. Незадолго, как он пересек порог номера, его телефон начали прослушивать. Риз едва поморщился, вслушиваясь в разговоры. Спустя несколько часов — Ирвинг додумался, уничтожив телефон, перед этим успев связаться с журналистом.

«Я буду говорить только с вами. То, что я знаю, может изменить мир. Или наоборот — еще сильнее разрушить его», — Ирвинг не знал, что журналист не доберется до номера. Не знал он, и что в оговоренное время — в дверь раздастся стук. Риз впустил себя сам, на секунду — обратив взгляд на пистолет в трясущихся руках.

— Мило, — он выбил его, понимая, что аккуратно забрать — не получится. В то же время — вжал Ирвинга в стул, не давая возможности пошевелиться, снимая пистолет с предохранителя и направляя его в чужую ногу. Джон наклонил голову. В ответ на окрик с именем журналиста — отпарировал: — Он не придет.

— У нас есть несколько минут, прежде чем это место превратится в новогодний салют. Наверное, надо быть очень важным человеком, чтобы оказаться целью международных служб, — он все еще всматривался в чужое лицо. Ирвинг не выглядел слишком крепким, но он боялся. Он боялся, что не выйдет из этой комнаты. И Джон — ставил своей целью сделать все, чтобы вытащить его живым. — Я отпущу тебя, — сказав это тише, он и правда отпустил. — Если ты сдержишь свое обещание и расскажешь мне, что хотел рассказать Роберту Эллисону, я помогу тебе. Хорошо? — Джон убрал ладонь, ослабляя хватку и отодвигая пистолет, ставя его на предохранитель, но все же оставляя в руках. От услышанного — у него закружилась голова, но Джон сохранил безэмоциональность, лишь однажды почувствовав — как дергаются мышцы, а сам он — направляет взгляд вниз. В чужих руках подобное устройство могло причинить много вреда, но могло — много и блага. И Джон не хотел знать, в чьем владении оно было бы более полезно: в ЦРУ или тех, кто им уже владеет. Джон поднялся, услышав громкий хлопок двери на этаже. Он схватил Ирвинга за воротник, прислушиваясь к тому, что происходит за дверью, чтобы — в нужный момент — открыть дверь, выстреливая в колена боевику. От коридора — не осталось бы и пустого места, как и от Джона с Ирвингом, если бы они не выскользнули через боковую дверь. Бегом, Джон свернул в пролет — оглядываясь по сторонам. Пока — тихо.

Все, чтобы преодолеть еще один пролет и оказаться на этаже ниже. Джон заметил лифт, зажимая кнопку. Нужно было вывести Ирвинга, но идти через черный вход — нельзя было. Уже там — он услышал звуки поспешающего подкрепления. Джон нервно посмотрел на панель сверху лифта, что менялась с раздражающим промедлением. Еще один этаж — и двери раскрылись. Он не успел отреагировать, когда в Ирвинга выстрелили, еще не успев двери лифта открыться. Джон почувствовал, как следующий выстрел — приходится и по нему. Поморщившись, он попытался все же добраться до стрелка, но двери зажало. Тот, кто стрелял, явно не желал, чтобы его нашли. Джон обернулся, наблюдая, как Ирвинг с неприкрытым удивлением рассматривает ранение. На его лице первое время было откровенное изумление, пока он касался раны и рассматривал окровавленную ладонь, через мгновение — оно сменилось ужасом.

Джон подумал, что пора его вытягивать. Но, кажется, они оба знали цену ранения. Джон помог ему подняться, чувствуя, как тянет его бок. Тот, кто стрелял, был настоящим профессионалом. Попасть в цель за пару секунд — и скрыться. Для Джона — это было эталонной работой, но в данном положении — позавидовать ей он не мог. В процессе — они все же столкнулись с одной группой и Джон поморщился, чувствуя, как чужой нож проходится по коже, оставляя глубокий порез. Джон собирался вытащить Ирвинга живым и он почти сдержал свое ожидание, когда они наконец покинули отель.

— Эй, Ирвинг, — Джон коснулся микрофона, что все это время — был вне сети — и только сейчас — отдался шумом гарнитуры. — Кара, вызови скорую.

— Ирвинг живой?

— Кара, сейчас, — перебивая чужие слова, Джон отрубил вызов, поворачиваясь головой к Ирвингу. Он попытался зажать рану. — Эй, Ирвинг. Не отключайся, — все эти слова — никогда не работали. Джон всегда действовал по алгоритму, но сейчас — все пошло не так. И он сам — разнервничался, похлопывая по чужим щекам, вызывая обратную реакцию. Следующее обращение — осталось без реакции. Джону не нужно было подтверждение в виде замершего лица — но он аккуратно нащупал пульс. Он включил микрофон. — Ирвинг мертв, Кара, — переулок — нарушился скрежетом колес. Джону и самому нужно было уходить, он оглянулся, чувствуя, как попадает в западню — рядом с ним — хлопнули двери отеля. Он тяжело вздохнул, подумав о выходе из ситуации. Джон сомневался, что перепрыгнет через забор — но сейчас у него не было другого выбора. Преодолев ограждение, разделяющее блоки, он на секунду скрылся, запутывая своих преследователей. За спиной — раздались выстрелы, что-то — полетело ему в лицо, что-то — зацепило, но не так сильно. Теперь — задачей Джона было выбраться самому. Он знал, что в их работе — у тебя никогда нет  гарантии. Это может быть шальная пуля, может — яд, вероятно — твой напарник. Никогда не знаешь, как повернутся карты. Джон — вышел из переулка, придерживаясь за бок и слегка приподнимая пальто, наблюдая расползающееся по ткани пятно. Дело было скверно.

Джон смешался с толпой, остановившись возле тележки с едой. Он протянул продавцу купюру, криво улыбнувшись.

— Бутылку воды, — Джон поморщился, чувствуя, как замедляется и сам. Он все еще держал голову слегка приподнятой, оглядывая толпу и выхватывая среди них возможных противников.

Отредактировано kwiat jabłoni (04.05.2024 18:59:10)

+9

103

К сожалению, игрок покинул, и гештальт снова открыт....
https://i.ibb.co/cJWnRBD/1.png
есть еще и будет еще 1, 2, 3, а также видео тоже

ХОЧУ ПОИГРАТЬ: принцесса Фиона (из Шрека, но без самого Шрека);
МНЕ НУЖЕН: Кот-в-сапогах;
Внешности Joey King/Miguel Bernardeau
В общем и целом эта идея уже зреет очень давно и я из последних сил просто откопала в себе надежду найти не просто персонажа, но и своего человека. Ну а вдруг?)
"Красотка днем, в ночи - урод.
И так за годом год,
Покуда поцелуй любви вид истинный вернет..."

Знакомые строки в воплощении данной идеи звучат слишком светло и обнадеживающе. Сказочно. На деле эта сказка куда мрачнее, и Фиону, околдованную ужасом и уродством корыстной феей в отставке, родители, король и королева запирают в башне под стражей огнедышащего дракона вовсе не для того, чтобы ее спасли, а для того, чтобы защитить от нее людей Далекого-далекого королевства. Ведь она - угроза, худший ночной кошмар. Но Фиона совершенно не помнит о том, какая она после захода солнца, но, лишь проснувшись утром, каждый раз ощущает на своих губах вкус крови отчаянных смельчаков, возжелавших освободить принцессу из заточения, но именно она всегда и становится их погибелью.
В отчаянии король прибегает к помощи наемника - Кота-в-сапогах, который в свое время побывал в таких опасных приключениях, что не сравнятся даже с ночным монстром, спящем в Фионе при свете солнца. Но сперва ему необходимо раздобыть артефакт, блокирующий любые магические проклятья и силу магии в целом, дабы Фиона носила его всю жизнь, либо до момента избавления от проклятья. И, пока Кот теряет драгоценные кошачьи жизни, выполняя королевскую волю, Фиона сбегает из заточения, ибо "из той башни ее не любовь вытащила, а она сама", дабы помешать Чармингу завладеть ее королевством. Но тем самым лишь подвергнет опасности жителей королевства, которых желает уберечь от назойливого принца. Сумеет ли Кот найти столь ценный артефакт, пока не станет поздно? А, главное, что будет дальше?
А дальше- целиком наша фантазия, но у меня огромная куча идей, потому что мир сказок открыт для простора приключений. У меня бесконечно много идей, которые просто до чертиков хочется развивать. Графикой наряжу, видосы-иллюстрации сделаю (например такую!). В общем, жду тебя, котик.
p.s. ссылка на проект в подписи, жду тебя там очень сильно!

пробный пост

"I'm taking a stand to escape what's inside me.
A monster, a monster, I've turned into a monster,
A monster, a monster, And it keeps getting stronger".

[indent] Свое первое пробуждение в башне я помню до боли. Руки, болезненно стянутые оковами, запертую на замок тяжелую дубовую дверь, драконье пламя вокруг и пустоту. Лишь одинокое окно над пропастью, из которого открывается вид на океан - словно напоминание о том, что когда-то я была свободна, словно с издевкой молвит мне, что я в ловушке собственных демонов. И выхода нет...

[indent] До сих пор терзают душу сомнения, верно ли поступили мои родители, ограничив свободу, заперев в этой клетке. А, главный вопрос: зачем? Порой я не помню себя, словно начинаю терять, словно внутри меня живет еще один человек. Бать может, дело в нем? И он не позволяет мне помнить всех деталей. Каждый вечер, едва солнце скрывается за кромкой воды на горизонте, я будто исчезаю из этого мира, а наутро сложно вспомнить даже собственное имя.

[indent] За то, что родители желают детям лишь благой жизни, не стоит злиться, но волна вопросов, на которые они не дали ответ, до сих пор начертаны на пергаменте, прикрепленному к доске, и вот уже четыре года не могут дать истину, заставляя меня придумывать все новые теории собственного заточения. И в книгах их не сыскать - даже магических. Они - мое единственное утешение, а письма младшей сестры, что прилетают с голубями все реже - окно в мир. С каждым рассветом мне все сложнее оставаться собой, наедине с собственным одиночеством, а держать себя в руках в сто крат сложнее, чем сойти с ума... [float=right]https://i.ibb.co/w6zHYPq/tumblr-2e38f21959772208fdd8ba6aa3e66f70-88d8a369-540.gif[/float]

[indent] Меня слепо убеждали несколько недель, что это для моего блага, что "совсем скоро тебя освободит храбрый рыцарь, и ваши уста сольются в поцелуе истинной любви", разрушив чары, освободив меня от бремени, что словно Джимараи, давят на сознание. С тех пор минуло уж четыре года, недели сменялись сезонами, а дни становились все угрюмее, и каждый из них кажется мне длинным, как целая людская жизнь...

[indent] Я не верю в любовь. Особенно, с первого взгляда, ту самую, в которую слепо верят родители. Я считаю, что лишь мы сами куем собственную судьбу, а сильные и независимые принцессы спасают себя из беды сами. Правда, пока удача не на моей стороне. Столько попыток побега за эти годы были успешно лишь провалены. Рванешь за порог - сгоришь до тла в пламени дракона (хотя многие верят, что их можно приручить), сиганешь с обрыва - в лучшем случае переломаешь ребра от падения в воду. Словом, маменька с папенькой славно потрудились, дабы создать старшей дочери все условия хорошей юности. А ведь юность не вешна, расцветет, подобно весне, и также скоро угаснет, словно опавшие лепестки цветущей яблони... Все на свете бы отдала за несколько сочных, наливных, спелых яблок, от которых сок течет по подбородку, едва надкусишь. Но почему-то в моем рационе лишь мясо.

[indent] Иногда я плачу от одиночества, иногда перечитываю книги в который раз, иногда пишу стихи, иногда рву их и со злостью жгу в камине. Иногда занимаюсь вышивкой, преображая свою клетку по настроению. О том, что мне необходимо, всегда прошу в ответных письмах для Вайолет. Иногда тренируюсь стрельбе из арбалета и дуэли на мечах с воображаемым соперником, роль которого играет соломенное чучело. Иногда я подхожу к нему и, положив голову на плечо, прижимаюсь, словно меня обнимает кто-то близкий... Иногда бью в стену, сбивая костяшки пальцев в кровь, но каждый день отмечаю зарубками на холодной каменной стене.

[indent] Но каждый рассвет смотрю на дверь в надежде, что та распахнется, и на пороге окажется некто, что способен вытащить меня не только из этой клетки, но и освободить мою душу. Но как долго еще ждать? Насколько хватит моего терпения? Боюсь, последнее в скором времени, наконец, угаснет, и мне неважно, что будет со мной, главное - подобно птице выбраться из клетки. На волю.

Отредактировано Delilah (04.05.2024 07:19:49)

0

104

ЛАТУННЫЙ ГОРОД
ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  Дараявахуш или авторский персонаж;
МНЕ НУЖЕН:  Нари или авторский женский персонаж;
[indent] Из трилогии читала только "Латунный город". Две другие книги пока не планирую читать, но сам мир понравился, поэтому я хотела бы или поиграть за Дараявахуша и Нари, дополнив их дорогу в Дэвабад различными приключениями, или же убрать всех главных героев, оставив только атмосферу мира, перенести действие в современность и придумать авторских персонажей.
[indent] Много не пишу, потому что вряд ли кто-то знает этот фэндом, но если вдруг ва с ним знакомы и хотите по нему поиграть, то буду ждать вас в лс.

пробный пост

Кароан позволил сестре прикоснуться к себе, потому что не было сил оттолкнуть ее. Он слишком устал, скорбь терзала его измученное сердце, горе поселилось в его душе. Он лег, осторожно положив голову к ней на колени. Беспомощная поза полная доверия и обреченности. Фараон был готов смириться с замыслом богов, принять смерть своей любимой жены, не держать в мыслях зла и гнева, хотя жестокая обида уже успела тихо прокрасться в его помыслы. Он столько всего сделал для Фетиха: жертвовал ему богатые дары, рабов, человеческие жизни, заливал поля сражений кровью врагов в его честь, но бог потребовал большего, унес в свое царство Меритатон и их нерожденного сына, не позволил младенцу сделать ни единого вздоха.
Придворный лекарь предлагал уступить божеству царицу, разрезать ее чрево и насильно извлечь ребенка, считал, что так можно было спасти хотя бы наследника, но Кароан не позволил, наивно веря, что Фетих будет милостив к его семье. Он позабыл, что боги жестоки и им нет дела до людских слез и страданий, они живут в своем прекрасном мире, где не знают ни боли, ни отчаяния, ни потерь.
Вина и сомнения душили фараона, поэтому он практически не обращал внимание на ласкающие прикосновения Амонет, порой переходившие границу дозволенного. Обычно он избегал ситуаций, которые могли бы зародить в его теле хотя бы намек на плотское влечение по отношению к девицам из царской семьи. Браки между родственниками не были предосудительными для их династии, а порой даже, наоборот, поощрялись, но Кароан питал жгучее недоверие почти ко всем женщинам одной с ним крови, и лишь Темей и Амонет избежали его черных подозрений.
- Думаешь, это их вина? – приоткрыв глаза, спросил правитель. Со стороны н мог казаться безучастным и погруженным в себя, однако внимательно внимал всему тому, что говорила ему сестра. – Жрецы Амеса? – тихо протянул он, рассматривая через ресницы шею жрицы, такую белую, красивую, почти не тронутую загаром, украшенную узором, походившим на переплетение змей. – Ты молилась обо мне?
Он закрыл глаза, стараясь сосредоточиться. Его мысли путались, в голове мелькали образы: распростертое на кровати тело умершей в муках жены; мрачные лица целителей, в тревоге ожидавших кары; сочувствовавший взгляд Темей; рисунок на шее Амонет, ложбинка между ее ключицами.
От сестры пахло благовониями. Аромат дурманил и кружил голову, словно он выпил слишком много терпкого вина.
- Считаешь, и меня Фетих может забрать? – тихо спросил фараон, и в его голосе не прозвучало ни страха, ни волнения, лишь холодное любопытство. Кароан не боялся смерти, она слишком часто кралась за ним, заглядывала ему в глаза, вцеплялась в его тело своими ядовитыми клыками, но он все равно оставался жив. Это было странно.
Фетих позволил ему родиться, но зачем тогда так жестоко игрался с ним, мучил, как кот оказавшуюся в его когтях мышь? Или же это Амес каждый раз вырывал его душу у противника. Говорили, что бог судьбы был способен и на больше.
Впервые за свою жизнь Кароан задумался о том, что к его постоянной игре наперегонки со смертью мог быть причастен не только Фетих, а кто-то еще.
Не подозревая о творившимся за его спиной предательстве, фараон спутанно думал об Амесе, божестве, которое так сильно почитала его покойная жена.

Отредактировано Горыныч (05.05.2024 20:36:40)

+1

105

обо мне: пишу неспешно (1-2 поста в неделю/две, иногда реже, иногда чаще), от третьего, без тройки, с заглавными буквами) почти совсем не играю всякое постельное, мне не очень интересен этот жанр, но люблю в экшн, детективы, стекло, гвозди, мясорубку и всякое другое) всегда рад похэдить и обменяться мемами по теме)
I
ХОЧУ ПОИГРАТЬ: хатаке какаши
МНЕ НУЖЕН: конохские джонины/чунины) навскидку: ямато, генма, райдо, ирука, котзумы) желательно в пару, но можно и в рядовые сюжеты, от праздных будней в конохе до различных миссий) отношения тоже можно покрутить разные, от приятельства до неприязни

пост

Невозможно не отметить, как нелепо они оба выглядели в штатском. Окружающие, пожалуй, не увидели бы разницы – их, несмотря ни на что, все-таки вполне недурственно обучили маскировке еще в Академии. Слиться с гражданскими, при большом желании, не составляло ни малейшего труда.

Но стоя перед мальчишками на воротах в простой рубахе и льняных штанах, Райдо чувствовал себя неловко. Не стеснялся, конечно, стеснение – это в принципе не о Райдо, но – неловко. Мальчишки, судя по всему, ощущали то же самое. Без привычной формы напарники выглядели не менее опасно, чем в ней, а если учитывать колкие, обжигающие – словно сигаретные ожоги – взгляды Изумо, он был явно уверен, что у Райдо под штанами скрывается этак с сотню острозаточенных кунаев. На самом же деле из всего оружия, что они несли с собой в Туман, наиболее открыто Райдо держал рыбацкий нож, привязанный на уровне щиколотки. От привычной катаны пришлось отказаться вовсе. Без ее едва ощутимой тяжести на спине Намиаши чувствовал себя чуть ли не голым. У Генмы, моментально заменившего сенбон на травинку, были те же проблемы.

— Может, и не успеем, знаешь ли, — упрямо возразил Райдо, не глядя на напарника.

Для себя он решил, что лишняя спешка будет не к месту. Застопорятся на мелочи — и не видать расположения Пятой как своих ушей.
До Тумана путь был не близкий, поэтому ближе к ночи Райдо замедлился. Дальше уже бежать нельзя – их могли заметить и заподозрить. Придется вести себя, как обычные странствующие батраки, а те не то чтобы часто рассекали по лесам и полям со скоростью до зубов вооруженных шиноби.

— Нужно сделать небольшой привал, — слишком уверенно сказал Намиаши и моментально обернулся на напарника, вспоминая о расстановке сил, — что скажешь, капитан?

Оглядывая местность, Намиаши решил, что можно будет даже сделать небольшой костер, чтобы не замерзнуть ночью и приготовить что-нибудь пожрать. А утром они, пропахшие дымом насквозь, незаметно пересекут границу Тумана.

— Настрой Пятой мне не понравился, — Райдо настороженно заглянул в лицо напарника, отгоняя от себя желание запустить пятерню в растрепанные светлые волосы, — ты бы понял, если бы видел то, о чем она толковала. Скверная история.

Что такого может быть в оружии, в бездушном куске металла, что взгляды раненных даже не могли сфокусироваться на чем-то одном, моментально рассеиваясь? Какой-то особый яд? Новые техники? Придется быть осторожнее, чем обычно.

Но куда еще осторожнее, когда дело идет о туманниках, Райдо уже честно не знал.

Местность вражеской скрытой деревни Намиаши не нравилась никогда. Даже заочно, когда он еще ни разу не бывал в Тумане, он относился к идее туда наведаться с предубеждением. Как оказалось – не зря. Влажность зашкаливала, Райдо курил сигарету за сигаретой, пока они делали привал, чтобы как-то заглушить этот особенный, противный и будто бы склизкий воздух. К утру появился поземный туман, стелящийся опасно низко, грозящий укутать обоих путников обманчиво нежнее любого одеяла. Райдо не обманывался – через пару часов разглядеть что-то, дальше вытянутой руки, станет попросту невозможно. Дым очередной сигареты практически полностью сливался с окружающим всё блядским туманом.

— Терпеть не могу это место, — доверительно признался Райдо, запихивая очередной сигаретный бычок в карман походного рюкзака. Пепел стряхивал в пустую консервную банку, которую они прикончили с Генмой одну на двоих: провизии много не брали – только то, что было необходимо для перехода с территории одной деревни на другую. Остальным будут перебиваться то тут, тот там.

Райдо был смуглый, его кожа хорошо принимала конохские солнечные лучи, Ширануи же, в отличие от напарника, был непривычно бледен. Складывалось ощущение, что они в принципе не из одной точки земного шара – это можно было использовать, делая вид, что они столкнулись друг с другом только на подходе в деревню, решив заняться поиском быстрых деньжат вместе. В их задание входило обследовать общую обстановку, выяснить, откуда идут потоки нового смертоносного оружия, ну и посмотреть, как ведет себя немногочисленное в Тумане гражданское население.

— Можем попытать счастья в порту, — собирая с привала вещи, Намиаши задумчиво почесывал стремительно отрастающую рыжую щетину, — лишних рук там не бывает.

По привычке воровато осмотревшись, Райдо позволил себе расслабиться и притянул к себе напарника, крепко обхватив Генму за запястье. Нормальное такое мужское запястье, никакое не тонкое, как у девчонки, но все-таки тоньше, чем у самого Райдо. Мазнул губами куда-то в район шеи и тут же отпустил, закрылся. Собрался с мыслями, тряхнул рюкзаком за плечами, осмотрел местность. Помимо остатков дымящегося костра – ничего. Ни крошки.

Неплохо.

На этот раз рвать когти Намиаши не стал, терпеливо ожидая указаний.

II
ХОЧУ ПОИГРАТЬ: много кем из дарк!ау (и, вероятно, реал-лайф) диснея или луни тьюнз (и примерно-около мультики в этой степи), м/м
МНЕ НУЖЕН: кто-то в пару из этой же песни

пост

Бесконечную белую пустоту, окружающую Джинна, за секунду охватило полыхающее адское пламя. Он открыл глаза, очнувшись от длительной медитации, и услышал — будто сквозь толщу воды — чей-то не слишком довольный голос. Кожа покрылась пламенем, которое с человеческой жадностью пыталось добраться до костей.

Джинн поднял голову — и увидел зияющую черную дыру у себя над головой, расширяющуюся с каждой секундой. Ему очень хотелось сказать «еще пять минуточек, пожалуйста», но жжение стало совсем невыносимым.

Разум ифрита — нечто более сложное и совершенное, нежели сознание обычного человека. Любой смертный на его месте рехнулся бы уже через пару недель, заключи его в темницу из нескончаемого белого света, но Джинн не сошел с ума и спустя тысячелетие такой пытки. И это было еще одним недостатком его проклятия. В перерывах между хозяевами он научился медитировать — растворяться в своем сознании, буквально сливаясь с пустотой вокруг.

Пробуждение с каждым разом становилось тяжелее. Закрадывались безрадостные мысли, что рано или поздно он не очнется вовсе и сгорит, оставив вместо себя лишь кучку пепла в лампе. Можно было этому, конечно, и обрадоваться, если бы Джинн не знал, что смерть не освободит его от проклятия. Неизвестность пугала даже ифрита, поэтому он предпочитал жить так, как живет уже… давненько, словом.

Проморгавшись, Джинн понял, что уже выбрался из лампы. Вернуться обратно сможет только по распоряжению нового хозяина — либо после того, как исполнит его гребаные три желания и будет свободен.

Свободен. Смешно, конечно. Обхохочешься.

Иблис наложил проклятие таким образом, что свободу ему может даровать лишь смертный, отрекшись от одного желания в пользу Джинна. Как много таких самоотверженных человечков было за последнюю тысячу лет, что его мотает по белу свету? Правильно — ни одного.

Джинн ненавидит людей. Слабые, хрупкие, немощные, порочные. Годы сменяются годами, складываясь в века, очередная бессмысленная война сменяется новой, а человеческий род становится только гаже. Уже к двадцатому веку люди стали пугающе изощренные. Джинн не был в восторге от того, что ему приходилось творить.

Поначалу у него были правила — не влюблять и не убивать. Не загадывать новые желания, понятное дело. Спустя века правило «не убивать» упразднилось — потому что его вера в человечество иссякла, и было гораздо быстрее выполнить эту прихоть, нежели ждать, пока кровожадный человек придумает что-то новое. «Не влюблять» тоже было вычеркнуто из списка. Чисто из джиновой вредности. Потому что любая любовь, навеянная ифритовой магией, рано или поздно становилась отравой. У всего есть цена.

Цена свободы могущественного ифрита — чистая человеческая душа. Лучше бы Иблис выдвинул другие условия — мол, Джинн станет свободен, когда земля поменяется местами с небом, или когда все люди вымрут — тут уж явно он бы быстрее дождался вожделенного.

Ифрит звучно хрустнул онемевшей шеей, поиграл костяшками пальцев и устало вздохнул. Паренек, отбросивший лампу, обернулся на шум.

— Поаккуратнее с этой штукой, парень. Поранишься.

Мальчишка, оказавшийся пред его взором, был ни дать ни взять обычной человеческой крысой. Даже внешне чем-то смахивал — аккуратная острая мордочка, черные как смоль волосы, которым не помешал бы шампунь. В целом, мальчишке в принципе не помешало бы сходить в душ — выглядел он паршиво, запах — Джинн принюхался — был соответствующий.

Судя по бедному потасканному виду, мороки будет от силы на пару дней. Загадает себе кучу денег, напьется вдрызг и потратит спьяну последние желания на наркоту или гарем. Старая как мир история.

— В общем, суть проста: загадываешь три желания — кроме новых желаний — в итоге становишься самым богатым или влиятельным человеком на свете, имеешь кучу тачек, бухла, девок... или парней, мне без разницы — а я сваливаю обратно, — Джинн многозначительно кивнул на лампу.

III
перечислю только пейринги, курсив — роль, которую предпочитаю: Геральд/male!Йеннифер(Йен), Логан/Пьетро, Дэдпул/Спайди) я посредственно знаком с каноном, прошу простить и любить как есть) если вам нужен человек, который разбирается досконально — увы, это не я) и еще — вряд ли это какая-то длительная история, мне кажется, 2-3 эпизода) гештальты на то и гештальты, чтобы их закрывать, но не загадываю)

пост

Несмотря на то, что отметка термометра по вечерам не превышает десяти градусов, а кое-где еще лежит снег, в машине довольно быстро становится жарко. Итан пару секунд мучает ручку стеклоподъемника, приоткрывая окно, и с наслаждением подставляет бледное лицо под резкие порывы свежего воздуха.

Он иронично закатывает глаза, когда Джонатан так и не удосуживается пристегнуться. Если волчаре и впрямь жить надоело — это не его проблемы.

– Я начинаю сомневаться в твоих дедуктивных способностях, – не менее снисходительным тоном отвечает Итан. – Это от местных могло ничего не остаться — ты мог убить кого-нибудь, и даже мой отец не сумел бы тебе помочь. Я уже знаю, на что способны оборотни, – он уныло отворачивается к окну и понижает голос, – уж поверь.

Комментарий о друзьях Итан пропускает мимо ушей, подмечая тот факт, что Джонатан постоянно называет его «пацаном» – видимо, младший Майерс персона настолько незначительная, что оборотень даже и не пытался запомнить чужое имя. Итан чувствует укол обиды под лопаткой и раздраженно ведет плечом, пытаясь удержать себя от новой порции колкостей.

– Знаешь, в чем твоя проблема? – Он все-таки не сдерживается и снова поворачивается к Джонатану, чувствуя, как горят щеки. – Ты меня, конечно, не спрашивал, но я все равно скажу. Проблема не в том, что ты оборотень. По крайней мере, не только в этом. Ты никому здесь не нравишься, потому что у тебя на лбу написано, что мы тупые и неотесанные деревенщины, и пока ты смотришь на всех свысока, строя из себя мистера «крутого», люди не станут тебе помогать. А если ты думаешь, что помощь тебе не нужна, то ты точно самонадеянный идиот.

Волкам-одиночкам сложнее выжить. Гораздо проще выследить и загнать добычу, если ты в стае. Особенно, если добыча – такой же злой одинокий хищник.

После своей смелой бравады Итан чувствует легкую вину, хоть и горделиво держит подбородок приподнятым. Каждый раз, стоит Джонатану оказаться рядом, у Итана в голове сгорает парочка важных предохранителей. Кажется, один из них – инстинкт самосохранения, иначе нельзя объяснить, почему в компании мрачного, еле знакомого мужика-оборотня, который может за секунду откусить его голову, Майерс ощущает себя в безопасности, даже когда перестает контролировать свой бескостный язык. Сродни чувству, которое возникает, когда после долгой дороги ты наконец оказываешься дома.

Когда нечто выпрыгивает прямо им под колеса, Итан уже почти собрался с мыслями, чтобы неловко и не совсем искренне извиниться за очередную дерзость. Стоит машине с лязгом оттормозиться, оставляя за собой длинный след шин, как на капот тяжело ложатся крупные лапы с длинными закругленными когтями.

Итан в ужасе переводит взгляд на перекошенную от ярости, уже знакомую медвежью морду, на которой ярко-красными огнями горят глаза, неотрывно следящие за каждым его действием.

Он уже хватается за ремень, чтобы освободиться, когда на пальцы, ледяные от ужаса, ложится успокаивающе теплая рука Джонатана. Итан поднимает на него неуверенный взгляд, полный страха, и заторможенно кивает, чувствуя, как мимолетное прикосновение успокаивает, мгновенно унимая дрожь во всем теле.

Медведь предсказуемо не дает Джонатану время, нужное, чтобы полностью обратиться, и накидывается на него сразу же, как тот покидает машину. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы проанализировать, насколько сейчас не равны их силы.

Пару секунд Итан молча наблюдает за происходящим, будто в кинотеатре под открытым небом, а потом силой воли берет себя в руки, стараясь не обращать внимание на бьющиеся друг об друга коленки.

– Ну уж нет, херовина ты косолапая, – он начинает болтать, чтобы хоть немного успокоиться, и оборачивается назад, раскидывая в разные стороны смятые банки «Dr Pepper», упаковки от бургеров, тетрадки, карандаши и прочий хлам, – да где же ты, твою мать… клянусь, я уберусь, если мы выживем… ну наконец-то!

Хилл кричит «уезжай», явно путаясь языком в отросших клыках, и Итан бормочет себе под нос «угу, разбежался», прежде чем подобраться к животным, сцепившимся в клубок из шерсти, когтей и клыков.

Он изо всех сил замахивается бейсбольной битой, приземляя ее прямо на огромную медвежью голову, на фоне которой его оружие кажется жалкой зубочисткой, и предусмотрительно делает пару шагов назад.

Оборотень, придавливающий странно притихшего Джонатана к дороге, издевательски медленно поворачивается мордой к Итану. С его раскрытой пасти капает розоватая слюна, и Майерс как-то сразу теряет уверенность в собственных силах, стоит в уши ударить страшному реву. Джонатан предпринимает попытку вырваться, но медведь, одним рывком поднимая его с асфальта, отправляет человеческое тело в полет. Хилл ударяется спиной об толстый ствол дерева, раздается сочный хруст, и Майерс, которого и так подташнивает, искренне надеется, что это сломались ветки, а не его позвоночник.

– Может, поболтаем? – Итан примирительно отбрасывает биту, понимая, что в ней больше нет никакого смысла. – Я имею в виду, ну, перед тем…

Пока он говорит, оборотень, стоя на четырех лапах, медленно подбирается к нему, осторожно принюхиваясь к окружающим запахам.

–  … как ты меня убьешь. Хотелось бы знать, если честно, почему я вообще должен сегодня умереть.

Итан упирается спиной в тачку, отступать больше некуда. В ноздри ударяет отвратительный запашок — так воняло из пасти старого пса Мезерса, когда у него на старости лет начали гнить зубы.

– Знаешь, Хилл, если ты там не сдох, – тихо говорит Итан, боязливо вытягивая перед собой руку, когда подошедший оборотень встает на задние лапы, возвышаясь над ним почти на метр, – было бы круто, – Итан переходит на шепот и медленно садится на асфальт, чувствуя, что ноги его больше не держат, – если бы ты помог.

по всем пунктам ищу бессрочно) двенадцать лет ждал в азкабане и еще подожду

Отредактировано thatcham (06.05.2024 02:30:10)

+2

106

https://i.pinimg.com/564x/9a/5f/21/9a5f211d2bd94540d3160a8d12d58af7.jpg
ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  каким-нибудь человеком;
МНЕ НУЖЕН:  какой-нибудь человек;

Сообщения в этой теме натолкнули меня на незакрытый гештальт молодости моей. И имя ему — посты на украинском.
Честно сказать, мне сложно представить что-то лёгкое и невинное. Давайте оставим это писательницам любовных романов (если что, я не осуждаю, просто не умею в такое). Хочется чего-то в стиле "Танці з кістками" или "Люксембург, Люксембург". Знаете, чтобы одновременно оставляло после себя хорошее впечатление и лёгкое послевкусие с оттенком железа от крови, что заполнила рот после поедания большого количества стекла.
Писать сочинения, а это был мой единственный опыт написания на украинском, у меня не очень хорошо получалось, потому что я фанат сухих фактов. Литература же требует красивых сравнений и умения маневрировать словами, сглаживая жёсткие повороты своих больных фантазий. Но я учусь и свято надеюсь, что те книги, которые я прочитала за последнее время, хоть немного отразились на моём стиле (пожалуйста).
С удовольствием поиграла бы какую-нибудь школьную драму, мистику с призраками и городскими легендами, врача с собственным кладбищем пациентов.
Немного о себе: играю предпочтительно женскими персонажами, не берусь за то, в чем не шарю (а шарю я мало в чём), пишу в среднем 3-5к в зависимости от настроения и желания налить побольше воды.

пост со времён, когда я играла мужчиной, свежее нет  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/73286.gif

Мы склонны иногда преувеличивать свою значимость в этом мире. И почему-то именно студенты слишком часто занимаются подобной сомнительной деятельностью. Как прирождённый психолог, психиатр по образованию, преподаватель по призванию, с позиции своей взрослости Спенсер понимал, откуда берутся все их амбиции и желания показать, кто тут на самом деле пуп земли, но не одобрял. Вопреки первому впечатлению и мечтам юных студенток, он не был добрым учителем, которому можно сесть на плечи и свесить ножки. Возможно, таким он был на заре своей карьеры, но годы труда, плевков в лицо и ножей в спину научили его не тянуть студентов. И большинство принимали его правила, но находились индивидуумы.
Николь Кэтт — один из самых ярких представителей таких. О таких, когда юный Гузенберг ещё сидел за университетскими лавами, говорили «как книжка пишет». Самоуверенная и эгоцентричная женская особь. С первых же занятий эта юная девушка пыталась завоевать всеобщее внимание и одобрение активной социальной позицией, громким смехом и иногда глупыми шутками. И, по правде говоря, Спенсер на несколько занятий и сам попал под воздействие её чар, но быстро освободился от них. Не зря же его на тренинге учили распознавать и противостоять манипуляторам.
Но такая заметная пропажа интереса явно заинтересовала Николь. Возможно, она обрела новый смысл в своей жизни, возможно, это было делом принципа, но после она всячески старалась обратить на себя внимание. Временами задерживалась после занятий, чтобы невзначай показать открытое до невозможного декольте пока просит объяснить что-то, глупо хихикала и несколько раз даже пыталась подстроить случайное падение в коридоре (но Спенсер не глупый, он всегда делал шаг назад, и девушка падала в руки своих поклонников, что вечно окружали её со всех сторон).
Потом наступила фаза отвращения, чего, в прочем, он и добивался. Юная студентка не смогла смириться с фактом, что она — не центр всех событий во Вселенной. Но Спенсера она забавляла: по правде, наблюдать за сменой её настроения в зависимости от обстоятельств (как, например, предстоящий тест) оказалось гораздо интереснее, чем он мог представить себе с самого начала.
Было кое-что в этой ситуации, что огорчало его сильнее, чем следовало бы. Толпа зевак вокруг Николь. Стоит отдать ей должное, она умела выкрутиться даже из самой вонючей передряги, сохраняя при этом лицо, а её лидерские задатки при должном развитии помогли бы ей стать отличным диктатором. Но это не отменяет факта того, как жаль ему было слепо следующих за ней одногруппников. А ведь среди них были очень хорошие ученики! К примеру, госпожа Аллен, которая всюду следует за своей подругой и часто прикрывает её на утро после вечеринок (что же ещё студентам вечерами делать?). Умная девушка, которая при должной мотивации может достичь многого, но подруга проржавевшими цепями утаскивает её на дно озера, на три метра над уровнем глины.
Кстати о Джессике. Не она ли только что звала его? Спенсер оглядывается, но не понимает — в толпе молодых людей, что быстрым потоком вытекали из университетских ворот, сложно было разобрать что-то. Но не могло же ему показать, правда? В прочем, думать долго об этом не пришлось, и ответ нашёл сам себя. Что-то влажное упало на ткань пальто, оставляя после себя небольшое пятно. Досадно, но гораздо больше не посчастливилось студентке, что уже несколько минут настойчиво пыталась выпросить номер телефона мистера Гузенберга, — бОльшая часть напитка оказывается у неё на брюках, она что-то недовольно кричит и убегает, забирая с собой шайку подружек.
— Вы в порядке? — Всё же, слух его не подвёл, это действительно была Джессика. И, к большому его разочарованию, опять как-то хотела помочь Кэтт. — Послушайте, — взгляд неосознанно спустился к утончённым ногам, облитым кофе, но потом быстро вернулся к глазам, — я давно хотел сказать Вам кое-что. Не согласитесь ли сходить со мной в кофейню недалеко? Или, — его взгляд вновь бегло скользит по открытым ножкам, — на сегодня достаточно кофе? Тогда возьмём чай. Да и, думаю, Вы совсем не против вытереть всё это. Так что?
Кофейня и правду оказалась в нескольких шагах от места, где они стояли до сих пор. Не удивительно, ведь подобные места — золотая жила для акул бизнеса. В том, что девушка не сможет отказать, он не сомневался. Несмотря на всю его строгость и перфекционизм, студенты любили его харизму, его обаяние, его самого. А если учесть, что сам он был в довольно хорошей физической форме, то у студенток точно не оставалось шансов. Да и не домой же он к себе приглашает.
— Прошу, присаживайтесь, — он отодвигает стул у небольшого столика для двух персон, а после и сам садится на свободное место напротив. — Вы определились с тем, что будете?

+6

107

Гештальт №1

ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  девушка с аля вайбом древней Индии (мир авторский, но там есть такой аналог)
МНЕ НУЖЕН:  царь этой страны, который одержим демоном.

Идея следующая: моя героиня одна из девушек дюжины (идея с дюжиной навеяна была кр), которую должны выдать замуж за царя, но всем известно, что за 10 лет, что он правит, каждая, кто становился её женой после брачной ночи была убита. Царь каждый месяц берет себе новую жену. И все они самые красивые. Члены дюжины придумали доставлять ему таких девушек откуда угодно, лишь бы он оставил в покое их дочерей. Но моя героиня, вероятно, попалась ему на глаза и он приказал готовить свадьбу. Мою героиню скорее всего будут звать Радха.
Царь после того, как берет себе красавиц в жены, высасывает из них жизнь и их души превращаются в драгоценные камни. Он ищет самый красивый камень. Думает, что души самых красивых девушек и могут стать самыми красивыми камнями, но на деле все оказывается сложнее. Он одержим демоном и логика у него в данном случае демоническая.
Моя героиня выйдет за него замуж, но в первую ночь откроет шкатулку, которую дала ей Беделия, рабыня Саргона, её брата. В шкатулке живет "любовь", как чувство. И когда она выпускает её, то демон вдыхает это чувство. Итак мы получаем демона, который умеет чувствовать. Что дальше покажет игра.
Возможно взяла бы Айшварию Рай.

Свернутый текст

https://otvet.imgsmail.ru/download/f090cfb00390bd4db30d490f0fed1917_i-11704.jpg

Гештальт №2

ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  отвергнутую богиню, сошедшую с ума от неразделенной любви и ставшую кровожадной
МНЕ НУЖЕН: легат, центурион, кто-то из них

Идея следующая: я наслушалась песен pyrokinesis и хочу поиграть богиню или в прошлом обычную женщину, которая стала этакой фурией, которую отверг человек, которого она любила. Она думала это взаимно, а он любил другую. В итоге она сошла с ума и перестала различать, что такое хорошо, а что такое плохо. Навеяно песнями Легенда о Богине Гроз и  Легенда о Богине Мечей. Легат по идее влюбляется, но она, прежде раненая любовью, не верит ему или требует необоснованно большие жертвы, доказательства этой любви.
В этой роли вижу Кэти Макграт

Свернутый текст

https://i.pinimg.com/564x/3e/35/7e/3e357e7d19fb5fb5bbf4eb0fd563b388.jpg

Рандомный пример поста

Лето в этом году обещало быть жарким. Это ощущалось уже в начале июня, когда солнце находилось в зените. Даже близость с морем в безветренную погоду не приносила людям, жившим в городе, должного облегчения. Однако за годы жизни они научились приспосабливаться к подобным «подаркам» природы.
Небо окрасилось в ярко-красные краски. Солнце скрылось за горизонтом, но от земли эросов ещё исходил жар, когда Колестис вышла на балкон и подняла голову к небу. Июньский воздух был переполнен ароматами цветов, основную композицию в которых занимала редкая эросианская роза. Она росла как ползучий плющ, обвивая собой дворец и украшая большую часть сада. У неё был прочный стебель, на котором торчали острые шипы, напоминавшие заграничным гостям живую кольчугу. Наследство от Амотрапийского царства. В отличии от обычной розы, эроасианская была довольно живучей и не слишком прихотливой, могла вынести жаркий климат и могла по долгу обходиться без воды.
Михель часто сравнивал дочь с этим цветком и ласково называл её «моя эросианская роза». Одежду Колестис украшали этим цветком, её длинные, похожие на золотистые волны волосы пахли им, и даже украшения, что она носила, по форме напоминали о нём. Ей восхищались, её превозносили, но все это были лишь слова. Цену им она узнала, когда стала женой своего брата. Их союз не был запланирован на земле или заключен на небесах. Корнелиус по варварскому обычаю взял её силой, а после объявил своей. Минуло уже много лет, но она до сих пор не могла простить этого.
Колестис прикоснулась к одному из бутонов роз, сорвала его и сжала пальцами. Лепестки на её глазах почернели и превратились в пепел. Легкий сквозняк подхватил его и унес внутрь просторной комнаты. Повернув голову, она увидела знакомый силуэт, который становился все отчетливее по мере своего приближения.
Без слов Колестис двинулась в его сторону, а когда между ними уже почти не оставалось расстояния, все также молча бросилась к нему в объятья. Обхватив ладонями его лицо, случайно испачкав щеку тем, что осталось от розы, она подалась вперед и поцеловала в губы жадным, страстным поцелуем.
Под внешним спокойствием и обманчивой нежностью томного взгляда, которым она смотрела на мир, из-под чуть опущенных ресниц скрывался внутренний огонь, страсть и сила характера, закаленного жизненными испытаниями.
-Я ждала тебя, – прошептала она, посмотрев на того, чье имя жители жаркого эроса предпочитали даже не упоминать всуе, чтобы не навлечь на себя беды. О его могуществе слагали легенды, а его облик вселял почти во всех людей либо благоговение, либо страх. Она же смотрела на него не столько как на божество, которому поклоняются тысячи, сколько как на любимого мужчину. Пожалуй, единственного из всех, для кого не имело особого значения кто она. И кто по сей день не предавал её чувств, не покупал их, не использовал как разменную монету в подковерных играх. – Разлука также невыносима, как и притворство. Как могу я быть теперь женой Корнелиусу, когда стала твоей? И что будет, если о наших встречах узнают, – в голосе её было беспокойство, но корни его росли не из страха, что о них станет известно. Хотя, очевидно, ей бы хотелось, чтобы это было так, потому что тогда не пришлось бы переживать из-за другого.
В глубине души Колестис желала избавиться от обязательств, которые связывали ей руки, но, в сущности, ещё испытывала сомнения по поводу будущего, которое теперь казалось ещё более туманным, чем до встречи с Фетихом.
Её мужа не устраивала политика Михеля, и он хотел стать новым императором. Она же хорошо относилась к отцу и хотя понимала, что после смерти матери он сильно сдал, не желала, чтобы его место занял кто-то другой. Колестис оказалась меж двух огней, которые при столкновении могли устроить настоящий пожар.

+5

108


ХОЧУ ПОИГРАТЬ: мередит/ник;
МНЕ НУЖЕН:  ник/мередит;
короче все эти видосы довели меня с:
хочу поиграть мередит и ника, можно реально по сериалу, можно взять внешки и поиграть в мире гп, или какой-то реал.

пробный пост

Лиарра тащится к дому Мансуров с тяжелой сумкой. У нее было бы множество таких, если бы не заклятие незримого расширения и левитация. В Египте ее наставник соседствовал с Мансурами, они часто оставались у них на чай, да и судя по всему наставник был их хорошим другом. Когда семья услышала, что Бранд возвращается в Англию, то очень просила передать небольшой подарок для их родственников из Англии. Они не виделись много лет, с тех пор как та часть семьи обосновалась в Британии. Лиарра не могла отказать, ведь они были к ней очень добры в тяжелые годы. Правда небольшой подарок оказался крайне огромным. Лиарра с улыбкой забирала все, что дали. А сейчас пыталась отыскать особняк Монсуров в Южном Уэльсе. Спросить было особо не у кого, ведь магглов же не спросишь. Однако дом она все же нашла.

Один взмах палочки оповещает владельцев о том, что она у дома. Через пару минут ее встречает эльф:
- Если кто-то из Мансуров дома, могу ли я их увидеть? Эльф кланяется, и испаряется, а через минуту уже появляется, как Лиарра думает хозяин дома. - Доброго дня, мое имя Лиарра Бранд, я знакома с вашими родственниками из Каира, они просили передать вам некоторые подарки, - девушка улыбается и протягивает мужчине письмо, которое заготовили его родственники. - Здесь должно быть все более подробно описано.

Она лишь надаеется, что у мистера Мансура хватит места для всего, что она сюда притащила. Когда ее приглашают в дом, она мягко улыбается и проходит следом за мужчиной в гостиную. Она чувствует себя спокойно, как и в доме его родственников в Каире. Все же... Все же она еще никак не привыкла постоянно не оглядываться через плечо.
- Наверное, я начну с быстро портящегося... Хотя, наверное, как получится, - она выуживает палочку и призывает несколько свертков, - это копченый ягненок. Дальше идет что-то из курицы, говядины и в конце рыбы. Кажется, Мансур начинает понимаеть объем подарков. Хотя Лиарра не знает точно.

- Вот тут набор специй, ваша тетушка? Простите я не уверена в ваших семейных связях, но в общем она говорила, что они цитирую "не всякая неясная смесь с рынков", а настоящие острые специи. Девушка выдыхает, она даже до половины не дошла, а столик уже был завален.

Отредактировано Aid (10.05.2024 16:19:32)

+3

109

ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  Тёмой Кошманом.
МНЕ НУЖЕН:  Валя Анциферов, maybe Олег Чугунов.

Знаю твои розовые щёчки с первого класса. С девятого курю с тобой за гаражами, учу хлебать дешманское вино из бутылки, тебе разве папенька не говорил со всяким дерьмом не водиться? Не замечаю твоих взглядов, стуков сердца, движений навстречу, как задерживаешь дыхание, когда касаешься, как уходишь, с тусовок, когда я зажимаюсь с девочками. Вечные подъёбы, пацанские пиздострадания, сегодня отдам за тебя последнюю сигарету, завтра пристрелю тебя, мудилу, а послезавтра пристрелю ещё раз, и алло, мы тут не пидоры какие-то. Внутренние конфликты, страхи, гнилые образы, душная мораль, тяжёлое молчание, прикосновения в темноте, пьяные поцелуи, попытки заглушить себя, прожить ярко и быстро, выгорев до дна.

Black spring vibes, baby ✨ На самом деле сериал смотреть необязательно пиздёж, но чекни чисто для настроя ссылочку и приходи в лс, всё расскажу. Больше склоняюсь к игре по мотивам, но могу и в канон, если хочешь. Пишу небольшие посты не реже двух раз в неделю, люблю красивые надрывные драмы, хёрт-комфорты, любовь-ненависть, юсты, флаффы, не парюсь за обоснуи и логику, не люблю тыщи знаков рефлексии, страданий, плохие финалы, не шарю за мемы, смайлики и флирт во флуде, но в чатике треплюсь обо всём подряд, только об игре мне скучно.

Посты есть получше, но это оставим для привата.

Днём мать с Талькой отбыли к тётке в гости, Артём, распушив ресницы, упросил его оставить.

— Можно я друзей позову? — заглядывая матери в глаза, спросил он невинным голосом.

Артёму, душечке, паиньке, было можно всё: друзей, музыку, пирожные, деньги на личные расходы. Артёма — золотого сыночка, солнышко — любила вся семья, даже младшая сестра, потому что Артём слишком хорошо их знал. Знал, что Талька, кружась у зеркала в платье, нарочно делает равнодушный тон, выспрашивая, кого он пригласит на вечер, потому что хочет выведать, придёт ли Вано, и как бы невзначай намекнуть, чтобы Артём и её уговорил оставить. Знал, что мать напускает на себя скромность из деланого приличия, а сама носит серёжки с камнями и духанится, будто никакая не война и отец дома. Знал, что отец доверяет ему, пока он приносит из школы хорошие отметки, и проверять запасы табака или вина просто не приходит ему в голову. Словом, Артёму Хмельницкому было известно, сколько стоит любовь, но он никогда этого не показывал, вёлся на простую игру — всегда удобно быть хорошим мальчиком, чем нет. А друзей он позвал ещё в прошлом году.

Первым явился Шахурин в каком-то диком настроении, возмутился, что это за музыка, и стал рыться в пластинках. Играл Вертинский. Артём любил Вертинского, особенно «Кокаинетку», и настроение было под стать — хотелось пить и театральничать. Шахурину явно не хотелось ни того, ни другого, и наверняка он искал какую-нибудь мрачную дрянь, но Артём ему пока позволил. Хочет или нет — пить Шахурин сегодня будет, а там и до театральщины дело дойдёт.

Вторым пришёл Феликс, тоже какой-то хмурый, но зато с вином, на что у Шахурина совести, конечно, не хватило. Но Феликс был плюшевый заяц, которого хотелось мять за щёки, и Артём ему обрадовался.

— Феликс! — воскликнул он и, обхватив друга за шею, с громким «муа» смачно поцеловал румяное от мороза лицо. — Ты что, уже забыл, как я выгляжу? У тебя разве не висит мой портрет над кроватью?

Он оглянулся в комнату, где сменилась музыка на что-то отсюда пока не разборчивое, и сказал:

— Шахурин.

Поведя рукой по воздуху в красноречивом жесте, Артём пояснил:

— Психованный. Попробуй не быть психованным, когда у тебя отец нарком, а мать — полоумная еврейка.

На деле Хмельницкий-старший тоже был евреем, и подобные шуточки Артём отпускал только с друзьями, но мать у Шахурина и правда была — не дай бог. Впрочем, Артёма она тоже любила и, если он заходил, всегда лезла с чаем и какими-нибудь пирожками.

Артём поставил бутылку вина на комод.

— Погоди-ка, у меня для тебя есть подарок, — сказал он и достал из кармана наручные часы на чёрном кожаном ремешке и с чёрным циферблатом. — Немецкие. Не бойся, не из человеческой кожи. Скорее всего.

Он усмехнулся и сам взял запястье Феликса, хотя тот стоял ещё в пальто и шапке и был весь холодный. Рука тоже была холодная. Артём застегнул на ней часы. Сели хорошо, как влитые, даже ремешок дырявить не придётся. Артём оценил вид — смотрелись тоже что надо. Даром что ношенные.

— Ну ты раздевайся, я штопор принесу, — сказал он и снова взял бутылку. — Надо срочно напоить Шахурина. Или я его сегодня в окно выкину.

Отредактировано моно (19.05.2024 13:26:27)

+1

110

закрыли

обо мне: пишу в среднем от 4-5к до 9, подстраиваясь под соигрока. Размер обратнопропорционален частоте. Заглавные, третье лицо, птица-тройка. комфортный темп - пост в неделю-две-месяц. я хедканоню и обсуждаю, но реал отбирает 23 из моих 24 часов, потому меня интересуют зачастую только посты и события.

ХОЧУ ПОИГРАТЬ: мужчину, типажа характера Деймона из ДВ; рыжую ирландку-аврора, помогающую ИРА; и еще много кого
МНЕ НУЖЕН:  друзья, сиблинги, враги, несчастная любовь;

Я играл на украинском и писать на нем у меня выходит гораздо литературнее и живее, чем на русском, увы. А еще в два раза быстрее, я засекал. И сейчас я ищу именно такую игру. знаю один кросс, где неспешно играют на укр

Я отлично знаю фандом ГП (второе постхог, первое) и события магических помогают мне раскрывать характеры персонажей. Люблю политические интриги в аврорате и борьбу белых возведенную в абсолют ака поборов зло, вы становитесь новым злом. Так же непрочь сыграть за темную сторону. Школьные персонажи у меня получаются не по годам взрослые, последнее время мне зазорно им так ломать психику, но могу и подростков взять.

Могу играть мистику, но ввиду реала попросту не остается времени разбираться в хитросплетениях матчасти. Мы же с вами как-никак хотим играть в первую очередь, а не рыться в темах выискивая ответы. Если смогу быстро разобраться, могу рассмотреть городскую мистику

старый

Город встретил ее безмолвием, опускающимся на рельсы бегущего вдаль состава. Низкий электрический гул унесло по ветру, как только последний вагон скрылся из виду за хозяйственными постройками. От мокрой зелени полей горизонт казался похожим на гринскрин. Из непривычной после лондонских клаксонов тишины Клементину вырвал дребезжащий механический велосипедный звонок, когда она, поравнявшись с компанией тинейджеров и забывшись, забрела на велодорожку. Перебегая шоссе, глазами постоянно сверялась с картами, раздраженно смахивая уведомления, сыплющееся из всех месcенджеров, в конечном счете замьютив рабочий чат с мученическим стоном человека, которому не хватает рук отвечать на все это. Выдохнуть получилось лишь смерив оценивающим взглядом расписание шаттлов до Гластонбери. Те, конечно же, в воскресное время ходить не сильно горели желанием, а станция пустовала. Клемм недовольно закатила глаза, уже предчувствуя перспективу передвижения до туристической деревушки на велике. For fuck's sake, как брата вообще занесло в это романтизированное захолустье? Нет, конечно, попробуй кто обвинить ее в неспособности добраться куда-то на двух колесах, но весь геморрой, который дополнительно навешивался на поездку, сбивал авантюристское настроение и легкость. Ту самую, которую обещал звук захлопывающихся дверей и темень тоннелей вдалеке от кишащего промышленными строениями Лондона. Легкие умоляли: воздуха. Говора живого, без необходимости формулировать это елейное could you please, скрипящее сахаром на зубах. Чтоб не вымучивать это еxcuse the fuck out of me, сквозь стиснутые до хруста челюсти.
Право, ей всегда везло, даже в этот раз, когда какой-то сердобольный водитель обратил внимание на сгорбленный силуэт, изучающий безнадежно четкое расписание не ходящих нынче автобусов. И вот чемодан уже покоился в багажнике, а Клемм рылась в кошельке, чтоб найти мелочь, устроившись на переднем сидении, в надежде на то, что попутчик окажется не таким скотом, как бывали ее бывшие. По тому, как он взял из ее рук чемодан, укладывая в машину, еще ни о чем нельзя было судить. Впрочем, в этот раз обошлось, а кошелек стал легче на один из бесчисленного множества медиаторов какой-то паршивенькой молодой группы, павших жертвой чувства благодарности. Преодолев расстояние от железнодорожной станции за какие-то три с половиной трека старенькой магнитолы, она уже тащила за ручку багаж мимо церкви Святой Марии, рассматривая фасады зданий. Колеса тарахтят на брусчатке — Клементина хмурится от назойливого звука, хотя мощеные улочки всегда были роднее идеально раскатанных асфальтовых тротуаров. На них проще спотыкаться, шипя под нос ругательства и царапая лодыжки пластиком замка. Их так просто недолюбливать, в сердцах ругая за постоянную необходимость сменять каблуки на что-то поудобнее. И тайно любить за это. Приключение, начавшееся со здания вокзала Паддингтона, обещало запомнится незабываемой дорогой.
Тонкий слой пыли на полках оставался бархатным налетом на кончиках пальцев. Почти невидимый для глаз, он выдавал частое отсутствие хозяина. Клемм усмехнулась, пытаясь припомнить, когда убиралась последний раз у себя. Дайте подумать, пожалуй... Нет, никогда — слишком громко, но вот по весне она точно устроила генеральную уборку. Было ли это в нынешнем году или в прошлом — внимание заострять не хотелось. Клемент, очевидно, был куда ответственнее. Периметр комнаты — десять на восемь, ее небольших, крадущихся шагов. Свет легко проникает сквозь занавески, не скованный тяжелыми портьерами. Это жилище не было похоже на то, что она могла бы назвать домом, но его было очень сложно сравнивать с апартаментами в Ислингтоне. Конечно, Клемм скорее ночевала в квартире, как ворона стаскивая туда всю возможную и невообразимую беллетристику, чем по-настоящему жила в ее стенах. Рука потянулась к знакомой коробке в с пластинками, пододвигая ту к себе, пока Клементина поудобнее не устроилась в кресле. От винила пахло детством, счастливыми родителями, прогулками вдоль Влтавы и каким-то особым вайбом хорошей музыки. Пластинки бесполезно и бессмысленно равнять качеством с флаком. Электрическая чистота сведенных дорожек своей стерильностью не оставляет места для души. Клемм умостилась глубже в кресле, потягиваясь, как сытая кошка на солнце, и продолжила листать стопку пластинок, как альбом, устроив те у себя на животе. Джонни Кэш тут соседствовал с Дэвидом Боуи, на сборнике пальцы замерли и долго блуждали по сгибам обложек. Глянцевый картон, затертый от времени, гипнотизировал, заставляя проваливаться в прошлое, как в нелепые текстуры двухтысячных. Когда все были живы, когда они так беспечно гуляли по Карловому, где еще не кишило туристами и пахло жженым сахаром и корицей. Им с Клементом по пять. Вечер. Мама ставит пластинку со сказками. Игла соскакивает несколько раз с дорожки, Клементина злиться, а брат только тянет ее за рукав — сесть и дождаться пока Джана исправит ситуацию.
Первая стопка легла на пол, а пальцы уже с меньшим интересом взялись за вторую. Перед глазами мельтешили альбомы, поп-арт на обложках: Pink Floyd, John Lennon, The Rolling Stones — все быстрее одна за другой. Когда очередь дошла до Cigarettes After Sex, хмыкнув, остановилась. Алмазную иглу проигрывателя уже никто не поправит. Они все еще живы, но отныне и впредь... Совершенно иначе. Пластинки родителей частично переехали вместе с ней, частично нашли новых хозяев. Брату тоже что-то досталось, но это больше не та, звучащая в их доме, музыка. В два шага пересекая комнату, со щелчком открыв старую раму — эти обжимные крючки на деревянных окнах — как тут вообще могло быть тепло? Затянулась по щелчку, натянув привычно закатанные рукава по самые пальцы. Британия — сырая и промозглая, в отличии от солнечной Чехии. Криво усмехнувшись: выдыхает, как школьница, втихаря в форточку, зябко кутаясь. Под окнами — тишь, можно долго смотреть на редких прохожих сквозь дым, если бы не влажная морось. Пальцы тушат окурок, заталкивая в полупустую пачку. Закрывает окно. В коробке оставалась еще часть — скорее всего джаза и современного — не самый любимый жанр и эпоха, но с целью время скоротать... А она была уверена, что брат придет очень скоро, после спора с домовладелицей и угроз Клементины вызвать копов.
Он появляется неслышно. Кожей чувствует взгляд на себе за миг до того, чтоб услышать голос. Не прикрыть глаз, расплываясь в улыбке от этого недоприветствия, сил практически нет. И кажется, воздух вокруг него искрится, теплеет. Словно не было этого шипения электрического в динамиках, картинок нечетких ночью на вебку, засвеченных экраном лиц, — живой и родной такой, до последней родинки. Стоит, подпирая собой косяк, не атлант, хоть и чуть ссутулился. Свой. Пластинки летят обратно в коробку.
— Я знаю, что ты не любишь сюрпризы, но не думала, что это потому что ты стал западать на женщин постарше, - Клемм утыкается носом ему в свитер. Сандал и кедр. Клемент — теплый и мягкий, настолько, что хочется ластиться дворовой кошкой, но выходит только нелепо проскальзывать в объятия, сплетая кисти за его спиной, щекой прислоняясь к груди. Настолько, что хочется закрыть глаза и простоять так очень долго, зарывшись носом, пропитавшись ощущением близости, когда он кладет подбородок на ее макушку.  Чтоб мир замер, растянуть эти мгновения, пока ободранный котенок-брошенка в груди не перестанет так неистово и неуклюже тыкаться в руки, прося внимания. Заурчит, нарочито громко, неумело, на бок шлепнется доверительно. Пока не заноют локти от неудобной позы, и а в голову на смену блаженной пустоте просочатся мысли о неуместности.
— И лишил бы меня радости знакомства со своей новой пассией? — прищурив один глаз, она подняла полный смеха взгляд на брата. — Я ей не очень понравилась. Вот что бывает, когда приезжаешь по адресу поздравительных открыток. Ну там... выходи, я у тебя под окнами, - прыснув, напоследок едва царапнула ногтями мягкую пряжу, выпутываясь из клубка рук. Ощущение досадной потери голодными пальцами забирается под кофту, скорее от эмоционального голода, которому потребуется гораздо больше минут, чем карманная вечность.
— Вижу, прецедентное право открывает для тебя новые горизонты, - щурится, как довольный зверь, отступая. Руки ее, обхватив его, тащат внутрь, подальше от всех проемов и лестниц, которые стремятся подпирать его плечи. Он ступает в рассеянный свет, и тени, залегшие под глазами, смазываются, отступают. Ей так нравится видеть его таким, дурашливо улыбающимся, ловящим ее за запястья. Настоящим, без британской чопорности, когда черти танцуют в отражении его глаз, а в уголках проступают едва заметные от смеха морщинки. Словно вторая часть ее, недостающая, будто вся ее жизнь, другая, спрятанная сторона, искрилась и переливалась в его движениях, манере речи, том, как он хитро прикрывает глаза.
— Сразимся же на джедайских мечах! - коробка под ногами совсем не кстати едва не переворачивается, когда Клемм задевает ее ногой. Он такой свой. С прищуром в глазах и ладонями на удивление теплыми, когда подхватывает ее в этот момент под локоть, чтоб не упала, приложившись головой о стеллаж. Хотя может зря, посудить — роняли ее в детстве удивительно точно бесчисленное количество раз.
Дурак, как же она скучала...
Клементина полулежа болтала ногами в воздухе, устроившись все в том же кресле, облюбовав его, как назойливая кошка, ждущая слишком долго своего человека.
— Попробуй убедить меня, что тебе здесь не скучно, — обводя взглядом комнату, Клемм пыталась прислушаться к ощущениям внутри. Смех улегся,  а иные чувства звучали ровно, в одной тональности. Звуки. Запахи. Рассеянный солнечный свет от окна. Холостяцкий уют. Хотя и все сосредоточение этого чувства, в неизменной тонкой водолазке и потертых джинсах, устроилось сейчас напротив нее, запрокинувшей голову. Это такое пьянящее разум и обволакивающее сердце чувство — когда ты вернулся домой. Ее расфокусированный взгляд из-под ресниц упал на оставленный у двери пакет, откуда предательски выглядывал реманент побиения непослушных младенцев.
— Умоляю, скажи мне, что у тебя есть что-то съедобное, потому что наш меч падет судьбой храбрых перед моим нечеловеческим голодом.

Отредактировано одинокий рейнджер (11.05.2024 00:37:10)

+6

111

https://i.pinimg.com/originals/3e/e4/6c/3ee46c7045cf4087522db89b4b9d5f66.gif
ХОЧУ ПОИГРАТЬ: младшая сестра, жертва с зубами;
МНЕ НУЖЕН: старший брат, агрессор;

гп, 2п, есть проект

Очень хочу поиграть беспросветный абьюз, из которого нет выхода. С качелями, с зависимостью сестры от брата, который после смерти отца станет главой семьи и будет распоряжаться всеми счетами и тем более судьбой младшей (возможно, даже выберет ей жениха, который ей совсем не понравится, но она не посмеет перечить, потому что брат будет манипулировать ценностью чистой крови и другими важными вещами), с насилием моральным и физическим (при желании готова даже взять (не)разовый случай инцеста), с нарушением личного пространства, с моментами затишья и идиллии... Любовь, выражающаяся в жестокости, извращённое понимание о заботе, подстраивание жертвы под агрессора и провокации с её же стороны.
У меня есть персонаж, есть хэды, есть даже заявка, но я готова на неё забить, лишь бы сыграть этот гештальт, сил моих нет, хочу!

Играю стабильно, часто (не реже поста в неделю, но умею даже в спидпост), 2.5-4к, птица-тройка (если играешь без неё и с лапслоком, мне тоже ок), без особой образности, метафоричности и инверсий. Закидываю картиночками, видосиками, открываю для вас планету ненужных, но атмосферных мелочей. В реальную жизнь не лезу, обсуждение по теме игр и совместная генерация хэдов - хоть каждый день. Кеки, мемасы, стекло, страдания и крики в личку "Ты меня не любишь!" прилагаются.

пробный пост

Не подумайте: Ясмин не воспринимала его всерьёз. Ей куда интереснее было проводить время с другими людьми, в других делах, чем реально думать о предложении Монтегю и тем более рассматривать его приглашение как нечто реальное. Но парень был настойчив. Несколько раз за эти две недели он напомнил о себе, и чтобы хоть как-то уже избавиться от периодического донимания, Ясмин всё же подумала. И согласилась. Решила: чем Салазар не шутит, в конце концов, это "свидание" ни к чему её не обязывает, она может просто пойти и банально поесть за его счёт (семья Монтегю ведь отличается приличным состоянием, вряд ли родители обделяют любимого сыночку-корзиночку), да даже повеселиться, подбивая Грэма на какие-нибудь глупые поступки, которые минимум выставят его идиотом, максимум - чем-нибудь навредят. Зато, может, в его дурной голове больше не заведётся нелепая мысль о том, чтобы звать Яс на свидания.

Ургхарт оказывается на месте в условленный срок, не желая оттягивать неизбежное. Она могла бы вообще не прийти, но тогда лишилась бы возможности покинуть стены школы хотя бы на день, а такая перспектива ей явно была не по вкусу. Могла бы слинять гулять с Авророй, а потом, в случае столкновения с Грэмом, сделать невинные глазки, похлопать ресницами и сделать вид самый виноватый и печальный: "О, Грэм, прости, я совсем забыла, что мы должны были встретиться час назад!" Но любопытство сгубило кошку. Ясмин было уж больно интересно, что там задумал этот малохольный и как он будет ухаживать за ней, раз уж позвал на   С В И Д А Н И Е.

От порыва подпрыгнуть от неожиданности и схватиться за сердце слизеринку удерживает только нежелание доставить ему удовольствие, но она всё равно ахает, чуть вздрогнув и вся подобравшись, даже сжимает пальцы в кулаки, словно этими маленькими руками вообще можно от кого-то защититься, и недовольно поджимает губы.

- Идиот, - шипит она сквозь зубы и выдыхает, расслабляясь. Розу девчонка принимает недоверчиво и осторожно, скептически разглядывает цветок у себя в руке под аккомпанемент пояснений слизеринца и бросает на чужое лицо тёмный взгляд. - Роза. Серьёзно. Ничего банальнее не придумал? Ты меня ещё в кафе мадам Паддифут отведи, - фыркнув, Ясмин закатывает глаза, но всё же без промедления берёт парня под локоть, словно идти с ним под ручку, как парочке, не кажется ей чем-то позорным. Но она готова в любой момент превратить это мероприятие в перформанс, который позабавит публику, так что о своей репутации девушка вовсе не беспокоится. - Монтегю, это ведь ты позвал меня на свидание, так что тебе меня и развлекать! Но учти: розовые сопли меня не интересует, за этим можешь идти к своим мохнатым подружкам в полосочку. Визжащая хижина будет интереснее любого созерцания звёздного неба.

Ясмин подавляет усмешку, но мысленно благодарит подругу за повод подъебнуть мальчишку. Она не смотрит на него и даже краем глаза с трудом может уловить его выражение лица, но ей не привыкать: все парни выше неё. Розу тоже не нюхает: кто знает этого идиота, может, он посыпал её чем-нибудь, например, усыпляющим порошком. На Слизерине никому нельзя доверять. А Грэма Монтегю она знает только по собственным наблюдениям, но едва ли представляет, что он за человек.

Отредактировано malf it (19.05.2024 00:25:52)

+2

112

лечимся <3

очень горит, прошу понять и простить и приходить играть. даже временно, даже на одну веточку - ну очень надо, аж до дрожи
ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  человек с неуравношенной психикой;
МНЕ НУЖЕН:  психолог-друг-враг;
есть форум: ГП, 2 поколение, постхог

Есть персонаж - Рауль Монтегю, - у него уехала кукуха, всерьез и надолго, а потом он купил себе волшебный замок /типа хогвартс, только злой/, который питается магией, а мой персонаж служит буквально палачом - он убивает выбранных волшебников, а замок в свою очередь помогает ему скрываться от людей и подпитывает вдохновением.
Ему нужен - друг, который по "счастливому" стечению обстоятельств специализируется на ментальной магии. У него любая биография, любая мотивация и открытый финал - он просто появится в жизни Рауля и будет единственным, кого Рауль готов слушать, кого может слышать.
Их игра - долгие разговоры, темнота подсознания, страхи и признания, слезы и кровь. Куда это приведет? Понятия не имею. Но я очень хочу сыграть их взаимодействие, хочу сыграть зависимость пациента от своего врача, от его живительных разговоров, хочу спорить до слез и соплей, хочу признавать твою правоту и падать в манипуляции, хочу стать жертвой и не понимать этого. Хочу чтобы ты помог мне выжить в этом омуте. Ты - мой спасательный круг.
И ты единственный знаешь все мои тайны. Все до одной.
Не слэш, но зависимость и токсичный броманс.
Внешность - на видео Евгений Шварц и он потрясающий. Я вас одену, обую, эпизоды оформлю, видосов накидаю. Но готов принять альтернативы ради игры и динамики.
Очень тебя жду - стекло стынет.

пробный пост

[indent] Они давно не виделись, но Раулю нечего сказать, кроме коротко "тебе лучше уйти", но даже эти слова застревают в гортани. Монтегю, наверное, был рад ее видеть - Агата чуть ли не единственный луч света в его душевном непроглядном мраке, - но не сегодня. Сегодня он чувствует что темнота внутри слишком вязкая, слишком голодная, слишком темная даже для Агаты. Нервно кусая губы, он молчит словно провинившийся школьник, глядя на девушку все еще сверху вниз, но это вообще не ощущается.
[indent] Рауль чувствует кожей как нервно вздрагивает замок - будто древнее чудовище, пробуждаясь ото сна, втягивает носом воздух, принюхивается. Интересно, ощущает ли это Эйвери? Вряд ли, ведь тогда бы она не стояла сейчас здесь и не говорила с ним. Голодная дрожь замка пробегает мурашкими вдоль позвоночника - это ощущение он ни с чем не перепутает, он слишком хорошо знает его.
[indent] - Тебе лучше уйти. - говорит он, стараясь не выдать ни голосом, ни взглядом своего напряжения.
[indent] Он не хочет пугать Агату, хотя именно это могло сработать, но Рауль хорошо ее знает и понимает, что ему тогда придется рассказать ей всю правду. А он не мог. Это только его крест, только его проклятье и никто больше не должен знать, ведь неизвестно что замок сделает с посвященными в его тайну.
[indent] Рауль облизывает губы, бледными пальцами сжимая перилла до боли в суставах, и не сводит с Агаты взгляда.

[indent] Голодные большие глаза смотрят на нее, и Рауль знает, что это сейчас не его глаза - это Утес изучает свою жертву. Вглядывается в нее, изучает, хищно облизывается, чувствуя как в этой хрупкой девушке бурлит магия, как она переливается вместе с негодованием, насыщается силой. Угроза становится почти осязаемой, кажется что Рауль может потрогать голод замка пальцами, и ему впервые становится страшно.
[indent] А Рауль не двигается с места, замерев точно восковая фигуры, и все внутри него сводит судорогой - он еще никогда не противился воле замке, еще ни разу не пытался защитить выбранную Утесом жертву. Но он не мог даже представить, что однажды замок выберет Агату - она ведь не первый раз приходит, и никогда раньше Рауль не испытывал подобного. Они увязают в повисшем молчании как мухи в смоле - слова все так же застревают в горле, но Рауль знает, что он должен первым нарушить это молчание.
[indent] Что он должен спасти Агату. Должен прогнать Агату. Должен сделать что-то хорошее, даже если она не поймет.
[indent] - Я слишком занят - у Мелиссы, - ее имя в скользящей тишине взрывается словно осколочный снаряд, и Рауль в эпицентре взрыва. Он прикрывает глаза, давая себе секунду, чтобы продолжить, -у Мелиссы скоро съемка для Ведьмополитена и нужен новый образ. Извини, наши договоренности придется отменить.
[indent] Он, поглощенный Блетчли, даже не помнил, что обещал что-то Агате, но в любом случае - сейчас это уже не имеет значения. Рауль смотрит на подругу, надеясь, что она просто уйдет. Пускай злится, обижается, ненавидит его - но уйдет, и будет в безопасности. Это единственное, чего он хотел. И Рауль знал, что у него есть только один путь - быть жестоким и злым, заставить Агату уйти и, вероятно, разрушить их дружбу окончательно. Но их дружба - цена, которую он не раздумывая заплатит за ее жизнь.
[indent] - Уходи, у меня много дел. Ты меня отвлекаешь. - его голос резок и холоден, тонкие губы теряют последние капли цвета, а глаза гневно темнеют - пропитываясь эмоциями Утеса, Раулю удается вырастить в себе гнев.

[indent] Разворачиваясь, он поднимается по лестнице вверх, чтобы вернуться в свою темную, холодную мастерскую и снова взяться за работу - он ведь не соврал, что должен доделать образ Мелиссе. И каждый шаг ему дается с трудом будто на ногах гири по несколько пудов каждая, он делает шаг - за ним второй, и еще несколько шагов, преодолевая гравитацию и впервые - магию Утеса. Рауль не знал, чем это грозит - даже не задумывался, потому что это не имело значения.
[indent] Любая цена приемлема, если это позволит спасти Агату.

Отредактировано Fleming (14.05.2024 21:43:22)

+2

113

временно неактуально

когда-то увидела совместные фото и подумала какая интересная и неожиданная пара
недавно наткнулась на короткое видео и поняла, что хотела бы именно в такой парочке поиграть

я не сама, меня заставили написать сюда
https://i.imgur.com/QojycMc.gif https://i.imgur.com/EdtIAQb.gif https://i.imgur.com/3SpNkv1.gif
я: dove cameron; ты: damiano david

сюжет без абьюза [жизнь итак абьюзит по полной периодически], скорее с комедией и элементами абсурда. хочется простоты и легкости.
она - любимая дочка небедного человека. он - обычный бродяга, уличный художник. встретились на приеме, организованном компанией ее отца, где герой подрабатывал официантом. можно сказать, любовь с первого взгляды [или со второго]
другими словами типичный ромком
хочется, чтобы героиня была хрупкой девочкой, которой повстречался плохой парень, оказавшийся на деле тем самым "принцем", а не "злодеем" из сказки.

о себе: пишу раз в неделю, если сильно вдохновляюсь и вдохновляет соигрок - бывает намного чаще. знаю, что все мы люди рабочие, времени свободного порой просто нет. люблю общение, поэтому хочется, чтобы и человек любил поболтать во флудике и за его пределами на разные темы.
хочется того самого комфорта в отношениях и общении.
устала быть сильной и в реале и на форумах, хочется дать слабину хоть где-то.
если откликнулось - пишите в лс

один из новых постов [спустя год перерыва]

Она была готова к любому исходу. Что на нее накричат. Что ее отправят под домашний арест. Что у нее отберут телефон и планшет, как у маленького ребенка. Но не к этому.

Не к тому, что отец будет стоять рядом с видом, будто это он накосячил. Но ведь это не он. Это она. И всегда она сама виновата в своих проблемах. Но разве можно признать это вот так открыто? Нет. Проще же переложить вину на кого-то, а отец как раз всегда оказывается рядом.

Мойра прекрасно видела, как тяжело болела мать. Понимала, что рано или поздно произойдет неизбежное. Но до последнего верила в лучшее. А потом винила отца, что не уберег и не помог. Но это днем. А ночами рыдала в подушку, понимая, что помочь никто не мог. Слишком поздно обнаружили, шансы были равны нулю.

Но ведь мама с детства учила, что нельзя быть слабой. Слабую может обидеть любой, даже самый неказистый и несчастный человек. Поэтому после ночных рыданий Мойра шла в школу с гордо поднятой головой, замазывая синяки под глазами тональным кремом и накладывая побольше хайлайтера, чтобы сиять. Правда близкие видели в глазах совсем не улыбку, а наоборот, глубокую печаль. А ведь уже прошло время после потери, но для нее будто прошло всего-ничего. Рана еще достаточно свежа.

Поэтому сейчас Мойра просто растерялась. Стоя перед отцом, который почему-то не отчитывал, а пытался понять, ей было стыдно. Ведь она должна ему помогать, хотя бы стараться поддерживать быт, которым когда-то занималась мама. А вместо этого она устраивает истерики, порой на пустом месте. Хлопает дверями, уходит из дома и иногда назло не отзванивается и не говорит, у кого ночует. Бесится с того, что отец готов днями пропадать с чужими детьми, бродя с ними по лесу или от дома к дому, следя за тем, чтобы их никто не обидел во время продажи печенья. Ей всегда хочется задать ему в лицо один вопрос «А как же я?» Но Мойра молчит, считая, что обида куда лучше честности. Поэтому врет, юлит и не договаривает. Не открывается отцу, хотя в нынешней ситуации это было бы очень даже неплохо. Может тогда они бы смогли найти общий язык?

И что-то щелкает в ее голове, когда отец начинает спрашивать о школе, о мальчишках и выражает желание защитить. – Пап, да… все в порядке, – неуверенно говорит она, стараясь верить в собственные слова. Ну действительно, что она сама не разберется с этими парнями? К тому же, есть друзья. Ну не пристало в семнадцать лет жаловаться отцу на то, что кто-то дергает за косички. Собственно, поэтому никаких косичек, только собранные волосы, чтобы повода ни у кого не возникало. – Снова предстоит насыщенное лето? – смешок выходит как-то вымученный, но она пытается. Мойра старается выглядеть непринужденно, хотя эта ситуация немного напрягает. Как-то все нетипично. Они уже давно не разговаривали вот так. Обычно все ограничивается приветствиями по утрам и быстрым обменом фраз типа «все окей» по вечерам. А сейчас у них полноценный разговор. И Мойра не знает, как себя вести. Ей проще общаться с соседкой, чем с собственным отцом. Это странно и нелепо, и она пытается перебороть в себе желание сбежать. Но от чего? От разговора? От взгляда отца? От…ответственности?

Мойра знает несколько родителей своих друзей. Знает, что у одного из них отец пьет не просыхая, иногда бьет мать, а она терпит. У подруги родители в разводе, и она курсирует между их домами, пользуясь тем, что всегда можно пожаловаться то одному, то другому друг на друга. У другой отец постоянно в разъездах, мать практически живет с любовником и об этом знает весь город. Но видимо их все устраивает. В общем, Мойра прекрасно знает, что идеальных семей не существует. Идеального вообще ничего не существует. И понимает, что отец такой, какой есть. И он старается. А вот она не хочет принимать его старания в силу своей упертости и юношеского максимализма. Но почему-то сейчас хочется пообещать самой себе, что она будет стараться. Что будет пытаться реже психовать, потому что не одной ей тяжело. Почему не сделала этого раньше? Она не ответит никогда на этот вопрос.

– Пап, ты… Ты не паршивый отец, поверь, у моих друзей дела с родителями обстоят намного хуже, – со вздохом произносит Мойра и хочет сказать что-то еще, но отец не дает. Он внезапно захватывает ее в свои медвежьи объятия, от чего ей на мгновение даже становится тяжело дышать. – Пап, ты меня так задушишь, – шепчет, неуверенно обнимая отца в ответ. Она делала это последний раз…уже и не помнит, когда. Почему-то уже несколько лет считала, что достаточно взрослая для объятий. А оказывается нет. На глаза накатывают слезы, и Мойра зажмуривается, чтобы не заплакать. Такое простое действие, но вызывает столько эмоций.

В голове мелькают воспоминания, как она в возрасте лет пяти сидит у отца на коленях, а он читает ей какой-то рассказ. Мойра не особо понимает в чем там суть, ей главное, что они вместе. В десять он учит ее кататься на велосипеде, правда ничего не выходит, но никто не говорит, что она неумеха. В двенадцать они вместе пекут рождественское печенье, ангелочки выходят больше похожи на привидения, но отец говорит, что это самое лучшее печенье, что он видел и пробовал. А потом спустя несколько лет все резко изменилось. Почему-то Мойра решила, что надо обозлиться на весь мир. Забыв, что делает больно близким. И вот теперь, находясь в объятиях отца, она наконец осознает, что была глупой девочкой. Что надо пытаться быть лучше. Что кроме них двоих у них нет никого. – Пап, а может, – она прочищает горло, потому что от накативших эмоций все пересохло, – может летом я пойду с тобой? Хотя бы разок? Я, конечно, тот еще скаут, но вдруг я на что-то способна, – это был внезапный порыв. Мойра никогда не участвовала в его вылазках с ребятами, но сейчас захотелось это предложить. Может хоть так она сможет исправить их отношения. Начать с малого шага навстречу. Ведь если постоянно ругаться, то вряд ли что-то хорошее будет, правда же?

Отредактировано лапуля (Вчера 06:31:13)

+9

114

I think I know you
And no matter if we've never met
Under the stardome, and yet —

Один из многих миров; лишь один из многих, Тейват должен был стать перевалочным пунктом, краткой остановкой. А затем они, взявшись за руки, отправились бы дальше.

Но теперь он застрял здесь.

Так и не-человек напротив него должен был стать лишь очередным пунктом в списке противников, оставшихся за спиной.

Но теперь Итэр натыкается на чуть прищуренный взгляд, и ему в нем чудится насмешливое понимание. Так что он раздраженно ворошит угли в костре палкой, так, чтобы пламя вспыхнуло ярче, искры взвились в ночное небо, вырастая живой стеной; так, чтобы не видеть чужого лица.

I think I know you
With no single word ever dropped
I feel like we've been through a lot


Прошу прощения за лирические отступления, но я художник, я так вижу. Промариновался в гештальте вдоль и поперек, устал. Поэтому готов попытать счастье в поиске.

Хочу поиграть за Итэра с, очевидно, Скарамуччей (сюда сами вклейте весь список его имен). Мне очень нравится многогранность их ролей по отношению друг к другу и пройденный путь, поэтому я хочу затронуть вообще все: быть незнакомцами, противниками, врагами, вынужденными союзниками, товарищами — все эти слова недостаточно хорошо описывают глубину взаимоотношений, но, чтобы не расписывать тут полотно, оставим так. Попробую тезисно охарактеризовать, что от меня можно ждать, а чего нет. Если будет интересно и захочется поиграть-пообщаться-задать вопросы - то жду в лс.

да: противоречивые запутанные отношения приключения/исследования/обыгрывание игровых событий через призму обоих слоубёрн психологизм долгосрочная игра параллельное общение/обмен контентом лояльность к разным темпам игры при условии поддержания связи (с обеих сторон). полурол по настроению обожание нахиды, без него нам нет смысла разговаривать сорри нот сорри! ладно, возможно, нам вообще нет смысла разговаривать, но попробовать можно

точно нет: ✘ утрирование и упор на одну черту характера персонажа ✘ итэр трепетная лань ✘ скара злобная трепетная лань ✘ использование по отношению к персонажам категорий "актив-пассив" ✘ главный интерес в романтике ✘ агрессивные игры со шрифтом и метафорами

What if the storm ends and leaves us nothing
Except the memory, a distant echo I won't pin down

здесь твоя партия. приходи со всем, что захочешь сказать.
и с примером поста, пожалуйста. не обязательно за скару

Painted in flames, appealing thunder
Be the lightning in me that strikes relentless

пример поста. таймлайн фонтейна

Все пошло кувырком с самого прибытия в Фонтейн и, судя по тому, как неумолимо росла гора поручений, сыпавшихся со всех сторон, это тенденция планировала задержаться. Сам не заметив, как это произошло, Путешественник в очередной раз оказался втянут в зловещие пророчества, чужие драмы, суды, интриги и расследования. Голова кипела, а Паймон, справляющаяся со всем — особенно стрессом — куда лучше него самого, совсем не помогала. Последние дни ей взбрело в голову, что до того, как они покинут гостеприимные улицы Фонтейна (выдвинувшись в более негостеприимные места), им непременно нужно еще раз посмотреть на выступление Лини и Линетт. Сначала она заговорила об этом осторожно, почти робко, памятуя об их последней встрече, но раз от раза распалялась все сильнее.

В очередной раз это произошло, когда они прошли на улицу, забитую артистами, дающими уличные представления. После Сумеру, где искусство долгое время находилось, мягко говоря, не в фаворе, Итэр все еще не мог привыкнуть к тому, как легко и просто жители Фонтейна могли выражать себя.

— Нам совсем не обязательно с ними говорить... хотя мы могли бы! Паймон просто не понимает, как в тот раз из шляпы...

Итэр морщится: разговор (монолог) вызывал у него ощущение схожее с зубной болью. Ноющее тупое чувство буравило голову, и он понял, что мотает ею, позже, чем эта заметила Паймон, озадачено смолкнувшая и изобразившая на лице раскаяние.

— Ты правда так сильно на них злишься?

Она понимала — по крайней мере большую часть его чувств. Ведь они путешествовали вместе уже достаточно времени для того, чтобы научиться разбираться друг в друге. И не меньше — пережили, тоже вместе. Поэтому, разумеется, нелюбовь к фатуи испытывала и сама Паймон. Всё началось еще тогда — со вскрика, сменившего колкую остроту всегда бойкого барда; продолжилось штормовым ветром, бросающим морские капли в лицо; яростью, застилающей глаза и заполняющей легкие едким отравленным воздухом; усталостью от бесконечных попыток изменить саму реальность.

Каждый раз. Один регион за другим — все повторялось, точно на праздновании Сабзеруза.

Итэр не злился — вовсе нет. Он испытал настоящее разочарование в тот самый миг, когда осознал, что не сможет доверять Лини и Линетт. Что теперь он всегда будет ждать удара, момента, когда все карты, которыми Лини так виртуозно управляет, повернутся рубашкой вниз. Каждое слово будет встречено им с сомнением, любое утверждение — казаться выгодной манипуляцией, ловким трюком, отвлечением внимания. Разве не так строится каждое представление талантливого иллюзиониста? Лини так и сказал тогда: наравне с тем, что они принадлежат к фатуи, он упомянул свое ремесло, точно мысли Итэра – это не более чем незамысловатый детективный роман, в совсем тоненьком бумажном переплете. Книжка, на которую потратишь время ровно одной поездки по скоростным рельсам.

Главная проблема в том, что они Итэру правда нравились. Может, потому что до боли напоминали его самого и Люмин. У него слова застревали в горле, когда их руки естественно и просто соприкасались, а пальцы сплетались.

— Как думаешь, Чайльд знает что-нибудь полезное? Мы могли бы узнать больше о выходцах из Дома очага у него? — Итэр не может сдержать смешок, представив, как Паймон пробирается в крепость лишь затем, чтобы выведать у заключенного Тартальи подробности о его так называемых коллегах. — Или может быть у этого?

— Точно нет. — у него аж мурашки по спине пробежали, стоило только представить лицо Странника, задай они ему такой вопрос. — Послушай, Паймон, но мы прямо сейчас на представлении. Почему бы нам не посмотреть, что интересного здесь?

Так рассудило много людей в этот прекрасный солнечный и выходной день. Высыпавшие на улицы жители что-то обсуждали, повсюду в музыку вплетался смех, и Итэр увлекся тоже, продвигаясь сквозь толпу и останавливаясь то у рисующего прямо перед всеми на огромном холсте художника, орудующего кистью с уверенностью бойца, то около совсем юной девушки с лирой, создающей нежную мелодию. То и дело звучали аплодисменты и, честно говоря, Итэр невольно вспоминает как они же звучали в оперном театре, когда восторженно затаившая дыхание толпа наконец отмирала и спешила выразить свое восхищение.

— Пойдем скорее дальше, тут нет ничего интересного! — Паймон подлетает и хватает его за край шарфа, чтобы потянуть следом.

Итэр прекрасно знает откуда такое нетерпение: Паймон рассчитывает, что близнецы тоже выступают где-то здесь. И поэтому ему приходится сначала предложить ей остановиться у лавочки со сладостями, чтобы отвлечь, а затем принять участие в конкурсе по бросанию дротиков в небольшие шарики. В награду выдали не съестное, а игрушку в виде выдры размером с половину Паймон, но та осталась довольной, обнимая мягкий выигрыш и кажется на какое-то время позабыв о фокусниках.

Тут бы облегченно перевести дух, если бы только привыкший к опасностям и почти всегда бдительный Итэр не почувствовал совсем легкое и аккуратное движение. Мгновенно обернувшись, он увидел растрепанного мальчишку. Тот испуганно моргнул и тут же юркнул в сторону, скрываясь среди плотной толпы.

— Эй, стой! — лезть в сумку и не понадобилось, чтобы понять, что сегодня его ограбила не только Паймон.

Помогая себе локтями, не очень-то аккуратно распихивая недовольных людей, Итэр ожидаемо обнаружил, что мальчишки и след простыл. Пока он растерянно оглядывался, на выручку пришла Паймон — спасибо за ее потрясающие аэродинамические способности — подлетев повыше, она обличительно ткнула пальцем в нужную сторону:

— Он бежит туда!

Кивнув, без уточняющих вопросов, он бросается в указанном направлении, позволяя своему маленькому проводнику корректировать при необходимости маршрут. Но к моменту, когда они выныривают из людского потока, Итэр не так жалеет о потерянном кошельке, как о том, что не махнул на него рукой. Потому что его встречает обезоруживающая сияющая улыбка. И исходит она не от пыхтящего недовольно пойманного мальчишки.

пример поста. близнец из бездны

у каждого рано или поздно наступает момент, когда, проснувшись, он не открывает глаз. потому что не хочет. пытается отсрочить неизбежное начало нового дня, до отвратительного похожего на все предыдущие, полного такой же бессмысленности, обреченности, вопросов, от которых голова раскалывается. что я здесь делаю? зачем продолжаю? когда все это закончится?

и ты лежишь, как идиот, с закрытыми глазами, захлебываясь отвращением к миру и себе. так тоскливо и тяжело, что хочется расплакаться, но, конечно же, не плачешь. просто наконец заканчиваешь этот сеанс жалости к себе, поднимаешься и делаешь, что должен. потому что других всегда жальче чем себя.

и все же дыхание перехватывает, когда их взгляды встречаются - одинаковым золотом плещутся чувства, разделяемые ими. он невольно вспоминает детство. которое было так давно, что похоже на однажды приснившийся яркий сон, который лелеешь в своей памяти. люмин в нем - смешная малышка, как и он сам, разумеется, но сестра - с ее маленькими ладошками, тонкими ножками да большущими глазами в обрамлении трепещущих ресниц - куда более открытая и шумная, чем ее взрослая версия. у взрослой в глазах стоят слезы, хоть она их упорно сдерживает. итэр ее давно такой не видел, хотя справедливее сказать, что он вообще давно ее не видел. те жалкие краткие встречи не в счет. столетия прошли с тех пор как они разлучились. для люмин это свежая рана, а он - бодрствовал, испытывал все тоже самое годами и постепенно кровоточащая рана забилась грязью да пылью. боль стала привычной, а оттого притупилась.

но все же он понимает сестру: лучше, чем кто-либо другой.

— если заплачешь, мне тоже придётся. — итэр наклоняет голову чуть коснуться лбом светлой макушки. так часто было в детстве: если люмин ударялась или ее обижали и она начинала плакать, тщетно пытаясь стереть слезы кулачками, то он тут же начинал всхлипывать следом.

его слова конечно же не помогают, скорее обрывают натянутую струну и вот уже люмин смаргивает первую прозрачную дорожку, воздух хватает шумно. без чужаков вокруг и без давления времени естественным ощущается стоять вот так. он поглаживает теплую кожу, утирает влагу подушечкой пальца лишь затем, чтобы на ее место пришла новая дрожащая слеза. звуки дыхания наполняют его уши, тепло и дрожь его тело, а тоска - его грудь. поэтому когда секундой позже люмин дергается резко, как от удара, впивается пальцами, будто под кожу забраться хочет, он выпускает ее лицо и обнимает. ткань на плече становится мокрой за считанные секунды, люмин бьет как в лихорадке, и итэр заполняется этим отчаянием, не понимая вовсе чье оно: его или ее? в конце концов, тяжело вдохнув, он немного приседает, чтобы подхватить сестру под колени и выпрямиться уже со своей драгоценной ношей, которая так устала и обессилила, что не противилась вовсе.

— люми. люми. ну же, посмотри на меня. — тело на руках такое легкое - неужели всегда была?.. он не помнит.

но люмин не слышит, а может не хочет, так что итэру остается только прижать ее к груди крепче и, чуть покачиваясь, как бы баюкая ребенка, пойти с ней вперед, прочь от разлома в скале, от шелестящей листвы над головой - вперед, где солнечное пятно расширяется, а с обрывистой стороны холма открывается вид на поистине прекрасный край, где лишь у горизонта виднеется желтая полоса, а в остальном - яркая и сочная зелень.

так и не опустив сестру на землю, он аккуратно бухается с ней на траву, усевшись устойчиво и для опоры выставив руку назад.

— вот тут хорошо. правда? — пальцы руки свободной как-то сами собой тронули светлые пряди, убирая их с мокрого лица, взъерошили и зарылись в поток мягких-мягких волос. от ощущений и выражения лица люмин будто лёд трескается: итэр чувствует тепло как если бы он впервые за все пятьсот лет оказался под солнцем. напряжение и холод с лица стекают, мышцы, обычно каменные, расслабляются. потому что безопасно, потому что дом - это там где мы вдвоем.

люмин в руках - сжатый комок. ему хочется помочь: или держать в объятиях, пока они вместе не расплавятся под солнцем, или тронуть подрагивающие сейчас плечи, сжать и растереть, чтобы кожа под ладонями стала жечь. она себя загнала - верно не отдыхала ни телом, ни разумом, и в общем-то это итэра вина: разве не за его тенью люмин так спешит? он мягко перебирает пальцами в волосах, мажет кончиками по шее и мурчит без слов какую-то мелодию, сам не уверенный откуда ее помнит и в каком из миров услышал. хоть слова и стерлись, ему нравится мотив. а значит - люмин понравится тоже.

+2

115

https://i.imgur.com/jeRQBZr.gif https://i.imgur.com/TI5gccP.gif https://i.imgur.com/xVxux9G.gif
ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  Алекто Кэрроу, чистокровная бомжара, вырезающая магглов во славу Темному Лорду. Наглая, шебутная, е-ба-ну-та-я. Анкету могу кинуть в ЛС, телегу, куда хочешь.
МНЕ НУЖЕН: я хочу увидеть тебя настоящего...joker.

Почему вселенная Гарри Поттера?
Потому что могу Люблю эту вселенную и первую магическую войну.

Итак, чего я хочу?

Сразу прикладываю источники вдохновения, чтобы был понятен архетип персонажа и хотелось бы, чтобы человек шарил за лор (BG3 или DC) хотя бы частично. А если вы выбьете комбо я охуею и заберу вас с руками и ногами

1. ДНД, BG3:
- Баал : как пример идеологии персонажа;
- Темный Соблазн : как пример мясника и любителя сомнительных приколдесов, а также стремление к многочисленным убийствам в ущерб «красоте» процесса; а отношения с Орин Красной, как мне кажется, могут послужить среди других источников основой для взаимоотношений с Алекто. Также образ до событий BG3 можно использовать как основу для более уравновешенного персонажа;
2. HSR:
- Нанук : как пример идеологии персонажа;
3. DC:
- Джокер : можно брать за основу для более хаотичного персонажа, но вместе с тем смышлёного и изобретательного в плане убийств. А еще помните-помните, какие они с Харли ебанутые шизы милашики в btas!!!

Массовый убийца, вероятнее всего, чуждый для Англии. Вариантов парочка:
1) персонаж прибыл на запашок первой магической войны, подумав, что его культурные увеселительные мероприятия можно удачно фальсифицировать под движню пожирателей смерти;
2) на исторической родине его начали конкретно так зажимать и он на поводу логики решил поджать хвост и дать деру.

В вопросе убийств адепт результата, а не процесса: он не видит смысла в праздном кровопролитии и убийство десятков людей за раз предпочтет пыткам парочки. Это принципиальный для меня момент, потому что тут я вижу возможность поиграть агрессивные переговоры с Алекто, которая любит пыточки, кровушку, etc.

Асоциален. Он не умеет и не хочет в привязанности: ничего не известно про его семью, друзьями он тоже не обладает. Людей видит скорее как средства достижения целей. Алекто, разумеется, с таким отношением к себе не согласная и агрессивно навязывает свое общество.

В равной степени гениален и безумен. Строит планы ебанутые, но рабочие. Закоренелый аскет и все эти низменные ценности не для него. Шутит о настолько мерзких для большинства людей шутках (черный юмор характерной направленности) и параллельно с этим уходит от всех подозрений власти имеющих.

У него имеются признаки расстройств шизофренического спектра, но в настолько неочевидной комбинации, что маггловские медики и колдомедики могли бы вечно вести дискуссию об его заболевании, восприятии реальности и, соответственно, способности существовать в социуме, а в случае вменения преступлений начали бы обсуждение об его дееспособности, etc.

Что играем?
Вписываем отношеньки в сюжет по максимуму, пытаемся во что-то масштабное (потому что у нас тут война вообще-то, на кону жизни тысяч волшебников, а еще потому что в современных реалиях хочется иметь контроль хоть где-то). Предполагаю, что придется хотя бы минимально НПС-ить других персонажей.
На одних потрахушках я не вывезу. Все отклонения мне больше интересны как с точки зрения чувств, эмоций и едущей кукухи, так и с некой исследовательской перспективы, но точно не желания ебаться буковками, простите. При этом против рейтинга я ничего не имею, можем хоть пиздить друг друга до полусмерти в каждом эпизоде, я только за.

Что еще нужно знать, как будущему соигроку?
Сразу оговорю: я жестко разделяю реал и ролевое. За весь дальнейший абзац сразу извините, у меня накипело. Не надо общаться со мной в доминантном тоне или тем паче сюсюкаться. Не нужно общаться со мной так, словно мы влюблены друг в друга. Я != мои персонажи, я такого отношения терпеть не буду. Мы начинаем с обсуждения, убеждаемся, что правильно понимаем чего хотят оба, сыгрываемся и там уже можно понемногу включать врольный флуд. Я разогреваюсь на медленном огне через осмысленные диалоги, а не вирт. Влюбляюсь в мозг человека, а только потом разделяю с ним свои кинки. Ну и, очевидно, ищу игру, а не отношения.

Писать могу много (больше 800+ слов), могу мало (около 200 слов) – за объёмом не гонюсь и меньше лучше чем больше. Люблю обо всем договариваться, а учитывая то, что взаимодействовать персонажам придется близко… короче, контрол-фрик во мне орет, что диалог о том, что вы или я хотите выкинуть в след. посте обязательно.

Я работающий человек, который горит в равной степени и вышеописанным, и реальной жизнью. Я буду писать очень редко, ориентируйтесь на пост в месяц. Соответственно и от вас большего не требую. Из тех кто любит задавать 1000 и 1 уточняющих вопросов, обсуждаю все вокруг и около и люблю когда эпизоды сообща с игроком превращаются в контролируемую обоими красивую и связанную историю, которую ты потом перечитываешь со спертым дыханием и чувством гордости, что да, ты приняла в этом участие. Люблю раскидывать всякие отсылочки, поэтому мы вообще можем продумывать всю канву заранее, а потом на нее накладывать красивые слова.

пробный пост
пример старого поста для основного таймлайна, показывающий то как я играю многословно

[indent]У сладенького пирожка гениальный план (других у него не бывает). Вот только Харли понятия не имеет, в чем он заключается.
[indent]Когда дверь за комиссаром Гордоном с характерным звуком закрывается из-за спины Харли выходит Харлин.

Кого ты пытаешься наебать, док?
[indent]Довольно легко понять, что перед тобой галлюцинация, при таких вводных, но Харлс все равно испытывает нелепый приступ страха и в то же время гордость от того насколько детализировано мозг подошел к визуальному ряду. На докторе черная юбка-карандаш, белые рубашка и больничный халат. Очки и ярко-красная помада. Движения, мимика – все, что напоминает ей о временах начала практики. О том, как скучна была жизнь до того как пирожок ворвался в неё.
[indent]Черт, на ней даже есть бейдж! Но вот здесь, кстати, матрица и дает сбой: кроме имени, что она носила при рождении, слов на нём не разобрать, бессмысленный набор букв. Доктор Квинзел садится на стул, с другой стороны стола, нарочито медленно. Закидывает ногу на ногу, переводит взгляд  на Харли, улыбается. Квинн зеркалит субличность.

[indent]«Чего ты хочешь, Харли?» – спрашивает доктор Квинзел.
[indent]«Сбежать» – плотно сжав губы, думает Харлс. Затем поворачивает голову к зеркалу Гезелла. Её же не могли оставить без надзора, верно? Арлекина скашивает глаза и высовывает язык.
[indent]«Как именно ты хочешь это сделать?»
[indent]«С помощью Бэтмена» – хмурит брови и пытается дотянуться языком до носа.
[indent]«Почему ты думаешь, что он станет тебе помогать?»
[indent]«Из-за Джокера» – пучит глаза и широко улыбается.
[indent]«Продолжай»
[indent]«Он думает, что я знаю, в чем состоит план Джокера» – начинает громко смеяться.
[indent]«Но?..»
[indent] Харли замирает, а потом переводит взгляд на Харлин.
[indent]«Но я ничего не помню»

[indent]На несколько секунд воцаряется тишина, а затем доктор откладывает в сторону блокнот с ручкой и тянет руки через весь стол, опускает на руки Харли в наручниках. Сжимает, а потом начинает гладить. Квинн шумно вздыхает.
[indent]Она не хочет в Аркхэм. Вот совсем-совсем не хочет и потому её охватывает состояние близкое к панике. Никто ведь не придет на помощь, если она попадет туда. Ведь она обуза, глупая девчонка, которая может только хвостики носить, да пузыри из жвачки надувать. Кому она такая нужна?
[indent]Харлс шмыгает носом. Доктор понижает голос до шепота и начинает нашептывать ей особенности диагноза и методики, с помощью которых можно решить проблему с памятью. Все они, разумеется, бесполезны, когда ты уже сидишь у полицаев, а через пару минут тебя сошлют в Аркхэм. Она должна вспомнить. Заумность и бесполезность Харлин только больше выводят из себя.

[indent]– Не смей лечить меня, – шипит Харлс, выдергивает свои руки из хватки доктора.
[indent]«Я лишь пытаюсь…»
[indent]– Убирайся! – повышает голос, дергает руки на себя. Холод врезается в запястья.
[indent]«Харли…»
[indent]– Убирайся! ПОШЛА ПРОЧЬ! – уже орет она, отодвигается на стуле назад, пытается выдернуть руки из оков. Все это, разумеется, бесполезно. Цепь, за которую наручники соединены со столом, из-за движений гремит.

[indent]Арлекина часто дышит, не оставляет попыток выдернуть руки, пялится на доктора. А та вдруг начинает широко улыбаться, тянется руками к горлу. Начинает смеяться. Смех кажется инородным, неправильным. Знакомым. Квинзел оттягивает кожу на горле, тянет вверх. Харли замирает, заинтригованная.
[indent]Ей совсем не страшно, и не такое видела. Не прекращая смеяться, Харлин снимает лицо и, да, под ним оказывается лицо Джокера. Теперь все кажется куда более логичным, если отбросить то, что к голове Джокера до сих прицеплено тело доктора Квинзел.

[indent]Если бессознательное решило, что это должно помочь успокоиться, у Харли для него плохие новости.

[indent]– НЕНАВИЖУ!
[indent] Подскакивает со стула, готовая зарядить мистеру Джею в лицо обеими ногами сразу.  Закидывает одну из них на стол.  Тут она вспоминает, что все это не взаправду, опускает ногу на пол и плюхается обратно. 
[indent]«Да будет тебе, тыковка», – расслаблено начинает пирожок. Улыбается, ублюдок. Харлс любит и ненавидит эту самодовольную улыбку.
[indent]«Ты бросил меня!» – насупившись, отвечает она. По-детски надувает губы.
[indent]«Это часть плана», – примирительно продолжает Джокер, поднимается на ноги. Опирается руками на стол. Харлс наблюдает за каждым его движением, потому что даже в её голове Джокер – это Джокер. С него станется выкинуть что-нибудь.
[indent]– КАКОГО! БЛЯТЬ! ПЛАНА?!  – без лишних прелюдий, начинает орать. Да неужели так сложно объяснить, что она должна сделать, чтобы все снова было хорошо?!
[indent]«Где мы убиваем Бэтмена, конечно»
[indent] Харлс тупо смотрит на мужчину, переваривая поступившую информацию, сверяется со своими ощущениями.  Вот это что: попытка вывести её на путь или кукуха увлекает её в новый мультик? Джокер между тем забирается на стол. Все также в юбке и рубашке, если вас интересует. Да, с грудью.
[indent]«…Что?»
[indent]«Ты должна привести его ко мне, Харли», – вкрадчиво продолжает он, сокращая между ними расстояние, – «И мы убьем его. Он больше никогда нам не помешает. Только ты и я. Навсегда»
[indent]Джокер вытягивает ноги так, что её руки находятся между его (т.е. Харлин) бедрами. Правда волнует этот факт её не особо, ведь:
[indent]– Н…навсегда?
[indent]«Ты ведь этого хочешь?»  – хрипло произносит он, рука ложится на щеку. Мистер Джей редко бывает вот так просто нежен с ней, каждый раз от этого все внутри нее переворачивается. Харлс вздыхает, расслабляется, позволяет себе принять ласку.
[indent]«Я все равно не понимаю, ты же мне сам говорил, что…»
[indent]«Просто приведи его ко мне, идиотка! К чему столько вопросов?» – в абсолютно другой тональности звучит его голос. Громче. Визгливей. Знакомее. Словно она уже слышала это раньше.
[indent]«Но я не знаю куда…»
[indent]«Так вспоминай, дура!» – рука Джокера отрывается от щеки, но только для того чтобы залепить пощёчину.  Тут тоже срабатывает недоработка матрицы, подмечает она практически неосознанно. Харлс слышит характерный звук и ведет головой в сторону. Но болит у неё вовсе не щека, а запястья. Снова слышится перезвон наручников. А Джокеру плевать. Спрыгнув со стола, он заходит ей за спину и давит на затылок, заставляя приложиться к столу. А потом ещё. И ещё. И…
[indent]– ХВАТИТ! – визжит Харлс, а сама отводит руки в сторону, продолжает долбиться головой о стол.

«ВСПОМИНАЙВСПОМИНАЙВСПОМИНАЙВСПОМИНАЙВСПОМИНАЙВСПОМИНАЙВСПОМИНАЙ»[indent]А затем гаснет свет.

[indent]Не нужно уметь складывать 2 и 2, чтобы понять, кто не умеет входить в помещение как нормальный человек. Харли громко цокает, выражая этим свое отношение к моноспектаклю, устроенному Бэтси. Затем ведет головой туда-сюда, прикидывая насколько критичными стали для неё дцать ударов головой.
[indent]В определенной степени резкое выключение света помогло ей выползти из эпизода. Во всяком случае, она больше не видит ни Джокера, ни Харлин, ни кого-либо ещё не от мира сего (Бэтмен же настоящий, да?). А ещё она определенно чувствует себя очень уставшей, как это обычно и бывает. Переводит взгляд на зеркало, разглядывает последствия. Прямо посреди лба виднеется красное пятно: грим с него стерся, а последствия приступа мазохизма остались. Вот же сука.
[indent]– И тебе приветик, Бэтси-Бэт. Что как сам, как дети? – буднично интересуется Квинн, обводя взглядом все тело на предмет увечий. Рукава комбинезона скрывают следы на запястьях, но судя по тому, как там все горит – дело дрянь...   
[indent]Ах да, светские беседы же не входят в список умений Бэтмена. Сразу переходит к делу. Фи, как скучно.
[indent]– В самолете, полагаю? – отвечает вопросом на вопрос Харлс, невинно хлопает глазками. Честно говоря, даже если бы знала, где таскает благоверного, пока его дама в беде, она бы не сказала. Просто из принципа.
[indent]– Если ты ждешь, что я вот так просто сдам пирожочка, то ты ещё больший псих, чем я, ха!
[indent]Уж что-что, а мариновать мужчин она, как и любая девушка, умеет первоклассно. Облизывает губы и склоняет голову к левому плечу.
[indent]– Знаешь, мне тут Кошка на хвосте принесла, что у тебя новая тачка. Покажешь?
[indent]И многозначительно так ведет наручниками. Ать-ать.

пример поста за пиздючку Алекто, показывающий как я могу писать кратенько и вотпрямнаколенке

[indent]Вопреки мнению ее брата, Алекто далеко не дура. Поумнее его будет, уж наверняка. Вот и сейчас, пока брат занимался детскими и глупыми делами, Алекто в противовес занималась очень важным и умным – забравшись на дерево и приставив ко лбу руку наподобие козырька, наблюдала за маггловскими детьми по ту сторону забора.
[indent]– Амикус, – говорит она, опустив руку и на секунду взглянув на брата на земле, – они слишком близко. Клянусь Мерлином, если они опять возьмут палку и начнут стучать ей по забору, я себя сдерживать не стану. И засуну им эту палку в жопу.
[indent]Не то чтобы Алекто нуждалась в поводе, но наличие оного было хорошим подспорьем для дальнейших разборок с взрослыми, если эти ублюдки опять побегут жаловаться своим. Если удастся убедить родителей, что мелкие пиздюки вели себя непотребно, велик шанс что близнецы не только не огребут за свою самодеятельность, но и понаблюдают ее любимое представление – как оба родителя стараются не использовать палочки по их прямому назначению.
[indent]Поэтому, давайте, маггловские выродки, поднажмите и жахните!
[indent]И словно в ответ на её молитвы, пацан, не иначе как метя в Премьер-Лигу, отправляет камень по недурной траектории прямиком в их скромное жилище. Звон разбившегося стекла, вот это вот все. Судя по вытянувшемуся лицу бедолаги – это стало шоком даже для него.
[indent]У Алекто же резко наступило Рождество посреди лета. Потому что причинение вреда имуществу, неопровержимые доказательства. Адреналин, заставляющий биться сердце сильнее. А еще злость, моментально разливающаяся по венам. Она просила блядскую палку! Гребанные магглы не могут справиться даже с таким простым делом!
[indent]– Я говорила, что от них одни беды! Говорила! – орет Алекто, спрыгивая с насиженного места. Не ясно чего в ее голосе больше: торжества или ярости. Резко поворачивается в сторону брата:
[indent]– Ты со мной или да?
[indent]Честно говоря, ей абсолютно насрать пойдет ли он за ней, потому что она подобную наглость спускать с рук не намерена в любом случае.

+3

116

обсуждается

https://64.media.tumblr.com/e070932f8f87cb29bea01701ffd5b796/5262c5fe709de3ca-61/s400x600/5e3d3454d9a78e188a021258f34af043d6254e37.gif https://64.media.tumblr.com/a3e3f490eff55b6f664f6e918e4afc3c/5262c5fe709de3ca-5a/s400x600/00fb8e69e154dc89f47278c78a8bacca8da0e288.gif

ХОЧУ ПОИГРАТЬ: мрачного ведьмака с проблемой морали и внешностью Киллиана Мерфи;
МНЕ НУЖЕН: спасение моей грешной души в прекрасном женском облике;
Жил-был ведьмак, сильный и имеющий весьма сомнительную мораль. Жизнь его была нелегка, а желание иметь еще больше силы почти неисчерпаемым. Однажды вляпался ведьмак в серьезные проблемы, да чуть не помер. На его удачу явилась ему прекрасная дева, решившая чего бы не спасти жизнь незнакомцу, все равно делать нечего, а в средневековом лесу одной скучно. Вижу деву не простым человеком, а какой-нибудь хтонической сущностью типа персонификации природы или какого-то духа - это выберем вместе.
В общем, спасает она его, на ноги ставит, а через пару лет до нее доходит, какое ужасное чудовище она возродила собственными руками. Но поздно, да, потому что любовь, драма, муки выбора и попытки принятия. Идея сырая, но я потому и пишу ее в гештальты, чтобы додумать с партнером.

Что будет: мистика; длительные отношения из прошлого (средневековый лес не преувеличение) к настоящему; романтика, драма, чуточку насилия.

Что хочу: заинтересованного активного игрока, который пишет 1-2 поста в неделю и не дает мне расслабляться; обсуждение нюансов игры в тг. Я пишу в среднем 3-6к, от 3 лица, стиль классический. То же хочется видеть от соигрока.

пробный пост

вставлю завтра, а то у меня уже час ночи, печатаю с одним открытым глазом, но гештальты такие гештальты, не могут ждать

Отредактировано windstorm (19.05.2024 11:35:55)

+3

117

https://forumupload.ru/uploads/000f/09/5e/14843/t63764.jpg

ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  индийский сюжет, девушка;
МНЕ НУЖЕН:  индийский сюжет, мужчина;

Есть форум реал-Индия, есть моё вечное желание там играть, актуально всегда.
Из пожеланий: хотя бы, от 2х постов в неделю, иначе, перегорю.

№ 1

В юности моя героиня и ваш герой были серьезно влюблены друг в друга и здесь могли иметь место препятствия — вражда семей, разность социальных статусов, что-то другое(предполагаю наличие у девушки злобных коршунов в семье, желающих отжать бизнес/получить наследство, выдать её замуж за какого-то своего человека).
Потом случилась автомобильная авария, когда они вдвоем куда-то ехали.
В результате этой аварии а) ему сказали что она погибла/сильно пострадала и теперь ненавидит его, б) ей сказали что он погиб, а она ослепла.
Прошло цать лет.
Предполагаемый путь вашего персонажа после аварии был совсем мрачен и связан с криминалом/тюрьмой, куда его упекли мои дорогие родственнички, тяжелой жизнью после тюрьмы и все подобные страдания. Ну, всё это к примеру.
Далее, если взять клише где моя героиня богата и живет в трехэтажном белоснежном особняке — то герой, озлобленный тяжелой разбитой судьбой, может внедриться в дом, да хоть под видом нового слуги/водителя/охранника/телохранителя, вдруг, меня всё ещё постоянно пытаются убить и тогда это тоже было покушение.
Суть желаемого — они снова встретились, но теперь она не видит его, а он уверен, что всё забыл и хочет отомстить то ли мне, то ли им, то ли себе.
Разумеется, по ходу игры должно выясниться, что никто никого не забыл и не разлюбил, все друг друга узнают и простят, произойдет небесная кара всех плохих, танец со слонами и прозрением в ходе операции/лечения/чуда, возвращение друг к другу.
Примерно так.
Всё обсуждаемо и дополняемо.

№2

Ваш герой — богач, не особенно верящий в любовь, но семья желает, чтобы он женился. Ради укрепления бизнеса или чего-то там ещё.
Моя героиня уже 25+ и не особенно хочет замуж, всегда выходит к жениху в сари с покрытой головой и не видно лица, спокойна, тиха и немногословна, убийственно правильна. Ну и так они и танцуют миллион приготовлений к свадьбе.
Однако, где-то на улицах ваш персонаж встречает совсем другую девушку — она яркая, энергичная, смелая, у неё есть какая-то совсем не женская мечта, а может и умение/увлечение.
С ней герой становится совсем не таким, тоже выпадая из шкурки навязанного образа.
Суть этого сюжета в том, что ваша невеста и та безумная свободная девушка — это один и тот же человек, о чем будет неизвестно так долго, сколько возможно вытянуть, не заскучав.

№3

Я согласна подумать о любом другом увлекательном, чисто индийском сюжете и придумать его вместе, думаю из того что выше — можно примерно понять вектор движения.

пробный пост

Парвати поверить не могла что этот день, наконец, настал. И она едет в свадебном паланкине, как и положено — взволнованная, смущенная, прячущая живой блеск глаз за густыми ресницами.
Своего жениха Васу она видела лишь на церемониях и познакомилась с ним только во время всей предсвадебной суматохи.
Он приехал с той стороны границы и должен был увезти молодую жену к себе в дом.
Неприлично было видеться с женихом наедине и всё же у них было несколько коротких и очень милых бесед на заднем дворе дома тётушки.
Васу много улыбался, был робок и глядел на Парвати, словно она была самой яркой вечерней звездой.
Васу сбивал дыхание и трепетно говорил: «Свет такой ослепительной красоты милой Парвати способен был бы вернуть мой корабль домой из самой страшной бури, будь я мореплавателем».

Парвати ещё не слышала от мужчин таких пылких слов и пряталась в головной платок до алого кончика носа.
Она не смела отвечать ему, она не смела задавать много вопросов. Лишь самое вежливое.
Она узнала что семья Васу живёт небогато и небедно, но Парвати будут любить и уважать, всем очень хочется познакомиться с нею.

Украшения и браслеты звенели в такт ходу повозок и цокоту лошадей. От копыт мерно поднималась пустынная пыль.

Когда впереди остановилось и замерло, Парвати уловила встревоженные взгляды, напряжение натянулось невидимыми лентами.
— Всё будет хорошо, не волнуйся. Я взгляну что случилось.
Мягко пообещал Васу, ободряюще-жемчужно улыбнувшись ей.

Ожидание рождало в груди болезненное чувство беспокойства, а когда совсем неподалёку прогрохотали выстрелы — Парвати довольно быстро лишилась сознания, всё вокруг погрузилось во тьму и тишину.

Она не слышала разговора на повышенных тонах о контрабанде и обыске корзин на телегах. Не слышала грубого отказа в разрешении на обыск.
Не слышала приказов сдаться и сложить оружие, проследовать с представителями закона.
Не слышала угроз и новых ответных выстрелов от «свадебного кортежа». Не знала, что они и начали первыми стрелять.
Не слышала как Васу, нацелив пистолет прямо ей в голову, криво и полубезумно скалясь, громко обещает убить её.

Грохот ещё одного залпа вырвал Парвати из беспамятства, но пелена ужаса и тумана перед глазами сфокусировалась только на красной дыре во лбу Васу.
Только на том, как он оседает на песок. Только на том, как в песок капает кровь.
Только на том, чья рука держит дымящееся оружие.
Только на том что стальные глаза сверкают холодно и безжалостно. Только на нашивках формы.
Только на том как представитель закона убил, якобы, невинного человека.
Парвати остолбенела, у неё не было сил даже кричать. Попытавшись выбраться из повозки, увязла ногами в зыбком песке и, покачиваясь, попыталась отойти в сторону.
— Не приближайтесь ко мне! Вы... вы. Не подходите.

Если для Парвати кто и был иносказательно царь и бог, то покровитель села — уважаемый господин Таджават. Он был в два-три раза старше неё, в усах пробивалась седина.
Это он с супругой благословили её на эту свадьбу.
Жену господина Таджавата Парвати обожала и боготворила, эта женщина практически заменила ей мать после трагической гибели родителей.
Наивная и невинная Парвати ещё не знала как ловко лжецы могут носить маски.

Это случилось десять лет назад. Родители Парвати возвращались в село ночным рейсом, как их автобус безжалостно расстреляла Служба безопасности границ.
Так говорил господин Таджават. Его слово было законом в Баркасе, он посеял в головах всех жителей посёлка — ни одному представителю закона нет веры. Все кто носят погоны, чудовища и безжалостные убийцы.

Именно он взял Парвати под присмотр, когда её родители погибли и всегда тепло относился, радушно улыбаясь. Его глаза были орехово-теплыми. Этот человек был для неё как отец.

Никто в поселке понятия не имел как хозяин скромного дворца в Бараксе и их вечный добрый защитник ведёт двойную, а то и тройную жизнь, уже давно занимаясь контрабандой и вещами пострашнее. Любой свидетель тут же пропадал, отправляясь на корм крокодилам.
Как перед самой свадьбой Парвати исчезла её лучшая подруга Бинди.

«Запомни, Парвати, нет никого хуже и страшнее людей в погонах. Ради раскрываемости они беспощадны ко всем, постоянно ошибаются и опьянены своей властью. Они виновны в гибели твоих родителей, никогда не верь офицеру».

Отредактировано Alex Black (19.05.2024 07:48:03)

0

118

https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/12761.png
ХОЧУ ПОИГРАТЬ: ж;
МНЕ НУЖЕН: м;
в большей степени, эта заявка - полёт мыслей.
игрок я довольно идейный; вокруг персонажей, как правило, формируется определённая системность, факторы, создающие фундамент - основополагающие кирпичики образов. поэтому будет клёво, если вы почувствуете отклик, схожий вайб в тексте, постах, словом, свой человек встречается не сразу, но приметить его возможно по опознавательным знакам.

из простого: внешности предпочитаю скорее популярные с доступной графикой, например: фиби тонкин, марго робби, элизабел олсен, аня тейлор-джой, меделин петш, ну и ещё наберётся красоток. из этого становится понятен возрастной диапазон персонажей (29-34 гг). какие мужские лица нравятся мне: бойд холбрук, остин батлер, чарли ханнем, билл скарсгард, да и вообще интересных вариантов полно. визуал, что поделать.

из сложного: я люблю стекло в глубокой истории с человеком сердца. как правило, привлекает концепт близких некогда людей, ставших в одночасье чужими. таким образом, для нас предоставляется возможность флешбекаться, пробираться в потаённые уголки прошлого персонажей. мы не на гештальт-терапии, но кто нам запрещает устраивать свою. https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/36292.png ноты драмы всегда скользят по строкам моих постов, вы можете убедиться в этом ниже. без перебора, всегда готова обсудить и дополнить жанр чем-угодно, вплоть (я только за!) до детективных/психологических элементов. не фанат явного абъюза, в большей степени я о внутреннем надломе_собиранием по кусочкам. полно инструментов и сюжетных ходов без всякой моральной жести.

жанры: реал (обожаю всю свою ролевую, так сказать, карьеру), сейчас играю только на голливуде - есть место для истории, но готова пойти на другой проект, который выберем вместе. мистика - 50/50, остальное - не моё, к большому сожалению.

обо мне: мне кажется, я довольно комфортный игрок с зерном здравого смысла (вроде)). готова к игре с постами раз в неделю, в две; не реже, иначе могу остыть, а сюжет хочется двигать. но я лояльна к форс-мажорным ситуациям, естественно. готова уделять достаточно внимания, люблю флуд и обещание через лс (тут прошу меня понять, что телега для работы/личных моментов), тем не менее, в этом есть что-то ностальгическое. достучаться до меня можно, лс не пропускаю, за ос не стоит волноваться, правда. если всё окей, вайб уловлен, всех всё устаревает, смотрим в одну игровую сторону - являюсь довольно преданным игроком по части историй, не ввожу третьих лиц без взаимных обсуждений, голову не теряю, разрушая сюжетку. с уважением к чувствам отношусь, сама с трепетом формирую совместную историю, поэтому партнёрство - наше всё. вы шаг, я шаг - и всё будет у нас классно.  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/12761.png

пишу так

[indent] Сцепление химических элементов скатывается вдоль языка и буйством побочных эффектов выстреливает в контакты меж нервными клетками головного мозга. Разве можно подсесть на медицинские препараты с условием принятия их в хЗ объеме? Иногда создаётся призрачное ощущение обмана, пока в усталую ладонь всыпается небольшая горстка пилюль, что саппортят преображённую событиями реальность. Часами позже веки начинают блаженно сдаваться под тяжестью, тяжесть покидает и грудную клетку - обстановка вокруг меркнет в мягкости сна, только сон в одночасье порывается в часы пробуждения. Если бы не забитый рабочий график на мобильном дисплее, в беспрерывных речах агента, на календаре [всё складывает в строку бесконечных чисел], я бы едва понимала, какой сегодня день недели и месяц. Нескончаемая активность поджигается топливом внутренней растерянности, усиленное внимание прессы ко мне, в бывшему мужу и к попытке тихого развода выбивает почву из-под собственных ног. Я должна хранить мрачное молчание на информационную атаку и сосредоточиться на очередном творческом проекте; коих, к счастью, у меня достаточно. Но достаточно для чего? Касаюсь кончиком языка до нёба и ощущаю неприятную лекарственную горечь; мысль, что однажды всё во мне заработает, как новенькие часики, меркнет с раннего утра. Не сегодня. Но однажды я задышу, как раньше, и почувствую - совершенно точно.

[indent] Позиция кастинг-директора в проекте подающего надежды молодого режиссёра бросает интересный вызов, ведь не стоит объяснять зрителю на словах, насколько важно подбирать правильного актёра на будущий образ, способный пробудить все необходимые мысли и чувства, а иногда - самое интересное - на нечто большее, чем желает видеть сам режиссёр или сценарист. Исключительный случай - отыскать особенный талант среди усыпанной алмазами киноиндустрии; разворачивается полномасштабная охота не просто на лучшую/лучшего из лучших, а на редкую и удивительную персону. Это нечто большее, чем выразительные черты лица, приятный тембр голоса и манера повествования, это нечто цепляющее, нежели простая человеческая симпатия. Я знаю, что невидимый радар внезапно просигналит - цель найдена. Знаю, что в этот раз у меня должно получиться отыскать то, что я хочу.

[indent] - Робби, твои задвиги людей в могилу сводят, - Роб, мой агент, вздыхает у приоткрытого окна, сквозь которое просачиваются первые утренние лучи. Я знаю, что он мысленно проклинает меня за ранний подъём и работу на износ за последний месяц: мужчина средних лет хмурится, мельком вглядываясь в циферблат швейцарских часов, словно бы не веря, что он тут стоит действительно в шесть часов утра. Снова. Разминаю плечи, предвкушая долгие часы на неудобном стуле перед кандидатами, и непроизвольно щурюсь от теплого света. - Никки слегла вчера с температурой, сегодня ты одна, - губы складываются в напряжённую линию, тем самым, пытаюсь не откликнуться шуткой в стиле: «Это же замечательная новость, она мне только мешала». На самом деле, Роб прав - кастинг длится не первый день, от раннего утра до поздней ночи; создаётся ощущение, что за дверью скоро не останется ни единой кандидатуры. Конечно же, это не так; это Голливуд, детка, через одного - будущий Ален Делон. Кажется, Никки полагается на куда простую систему поиска, но кто знает, что её коллега сидит много недель на нейролептиках, пилюль, перебирающих все цветы палитры; замиксуйте с бракоразводным процессом вместе с бойким трудоголизмом - и вы получите на выходе куда менее очаровательную Марго Робби, которую привыкли видеть. - Мы сегодня без задержек, - улыбка прорывает губы непроизвольно, ведь агент прекрасно знает, что я хитрю и уж точно не способна вписываться в дедлайны, оставаясь за делом совершенно одна. Театрально пожимаю плечами и склоняю голову набок; белокурые локоны покрывают некоторую часть лица, но мужчина без особого труда делает замечание моим раскрасневшимся глазам. Они п е к у т. Ощущаю себя вампиром, избегающим светового контакта - мне тяжело вглядываться в лица, в сценарий, в реплики. Отдалённой мыслью осознаю, что причина побочек от таблеток, но пока допускаю определённого рода терпение, ведь глазные яблоки не приходится собирать по вылизанному паркету стиля лофт. Натягиваю кепку с силой к бровям настолько, что ткань серьёзно пережимает пульсирующие виски; в очередной раз вырисовываю изгибы букв знакомых реплик на белоснежном листе бумаги под куранты головной боли.

[indent] Чёрт. Как его найти?

[indent] Далёкое будущее. Сюжет повествует зрителям о главном герое, порядком запутавшимся в собственных воспоминаниях и мыслях. Детективная линия охватывает действие мрачной лентой с отблеском неона в стиле киберпанка и практически подводит к сюжетному твисту, к разрывной пули, зацепившей меня с самого начала работы. Однако проносящееся утро на скоростях бронепоезда молниеносно перетекает в день, я практически теряю надежду и из последних сил продолжаю оглядывать небольшою комнату с направленной от меня камерой в противоположную сторону. Дабл порции Кока-колы без сахара исчезают вместе с мятными конфетами, я то и дело пытаюсь найти в каждом из претендентов нечто особенное. Зацепиться, как рыбка на изящную удочку. Реплики нескончаемо льются рекой, мне приходится периодически менять ситуацию с главным героем и его бывшей девушкой, которую, по сюжету, он не узнает, но чувствует нечто знакомое в её присутствии. Иначе я могу сойти с ума без Никки и одних и тех же слов героини. Честно говоря, момент не из лёгких, ведь сложно, пересекая дверь этой злосчастной комнаты, моментально проникнуться неосязаемой сценой. Это некий интимный момент между людьми, знающих друг друга много лет, но не способных об этом сказать прямо. Да, определённо, в этом есть нечто личное сценариста. И, может быть, не только его одного. 

Впервые за несколько часов работы я выдерживаю паузу, вслушиваясь в тишину окутанной сумраком комнаты. Закат более не заливает окрашенные стены и лица актёров светом, лишь тусклые отблески бра намекают, что грядёт ночь. М р а к. Мне хочется думать, что, оказавшись в родной кровати, я усну настолько быстро, насколько смогу. Но бессонницу не так просто провести вокруг пальца, не правда ли. Ассистентка нашего комитета не перестаёт нервничать и обрывает мои мысли внезапным заходом небольшой папки на стол. Некоторым актёром придаётся особенно внимание, потому что это люди не из улицы или мелких ролей. Невзирая на то, что сам режиссёр преследует идею «икс» в поиске неизвестного публики лица, я всё же настаиваю на опытных деятелей кинематографа. Безусловно круто поставить на безыменное имя все фишки и выиграть, но такое происходит чрезвычайно редко. Нам всем необходимо время, чтобы раскрыться в той или иной степени. Нам необходим опыт и апгрейд, поэтому с некоторым удивлением беру в руки материал. Обычно к такому позднему времени из популярных персон никто не желает проходить пробы. Комиссия, как правило, очень устаёт, самый сок врываться в середину сего мероприятия и поражать наповал, пока у всех присутствующих есть задор. - Мы его очень ждали, - выпаливает ассистентка и так быстро скрывается за дверью впопыхах, что собственное удивление увеличивается в двукратном размере. Кто - мы? И что значит - о ч е н ь? За стенами скрывается внезапный секрет, но не поражает меня наповал. Конечно, она может иметь своё личное мнение и вкус, даже некую симпатию [вдруг она фанатка этого мистера «мы все его ждали»]. Всем мирам ждали, наверное, ага. Усмехаюсь.

[indent] Имя Эван. Да. Эван, Эван, Эван. Взгляд словно бы теряет фокус на фамилии актёра, в голове продолжает постукивать колкий молоточек, способный выбить последние мозги в черепной коробке. Буквально за несколько секунд мне становится чрезвычайно не по себе. Взгляд словно бы застревает на именитой фамилии, я, как приворожённая, замираю, пальцами вцепившись в листы бумаги. Что всё это значит? Реальность преображается в одну большую шутку, когда я губами безмолвно произношу комбинацию букв, как код к забытом сейфу, который не открывался тысячу лет назад. Что он тут делает? Почему? Несколько раз перечитываю несчастную строчку, словно бы даю таким образом шанс ей исчезнуть. Только в моменте замечаю насколько ледяные собственные пальцы рук, они буквально окоченевшие, пока как сердце берет разгон в ритме и пытается реанимировать все процессы в организме. Мне даже впервые хочется верить в галлюцинации от препаратов, которые я принимаю, но слова остаются себе верны - на листе бумаги. Неизменно. И всё происходит настолько быстро и медленно одновременно, что у меня нет ни шанса что-либо предпринять. Окликнуть ассистентку? Позвонить Робу? Выпрыгнуть в окно? Смешно, не правда ли? Смешно снова строить планы побега, словно бы тебе вновь восемнадцать лет.

[indent] Даже не поднимаю лица на вошедших гостей, мне п р о с т о не верится, что сейчас это всё происходит. Пока ассистентка произносит его имя, я не шевелюсь и молча вглядываюсь во всё то, что вглядывалась все эти минуты назад. Или секунды? Неловкое молчание даже не врезается в осознание, как это случается с посторонними людьми; мне хочется провалиться сквозь землю на офисном стуле и не вылезать из ямы несколько месяцев. Можно не повторять, кто он такой, мне известно о его имени, фамилии, Дне рождении, что он предпочитал на завтрак n-ое количество времени назад и что слушал, уединяясь в наушниках.

[indent] Я не готова сейчас. Возможно, к такой встрече я не была бы готова никогда. Но сейчас, сегодня - мой мир особенно уязвим. Он неконтролируемый. Не знаю, что мне делать, но как только комнату покидает девушка и остаёмся мы вдвоём, я неуверенно окидываю Эвана взглядом, поднимая к нему лицо. Всё замирает, я не могу понять, почему он всё ещё стоит передо мной. Он знал, что я здесь? Знал, что я - кастинг-директор, но всё равно не остановился? Или думал, что я не одна, поэтому столкновение не показалось ... Чем? Страшным? Удивительным? Тревожным? Глубинные карие глаза оглядывают моё лицо и, как всегда, я без понятия, какие мысли преследуют Питерса. Какие чувства одолевают его сердце. Неизведанный омут, из которого когда-то едва удалось выбраться целой. Почти целой.

[indent] - Эван Питерс, - бесцветным голосом окликаю сюприз_из_прошлого и удивляюсь собственной способности поддерживать зрительный контакт непрерывно. - Голливуд настолько тесен, словно бы мы все живём на одной улице, - да, действительно, только странным образом все прошедшие годы нам удавалось не сталкиваться носом к носу, да еще и в подобной уединенной обстановке. Табличка с моими инициалами выдаёт правду, как будто бы существует хоть шанс, что он не узнает меня. Взволнованно прикусываю губу и незаметно задерживаю дыхание, приподнимаясь с места. Стандартная процедура, мне необходимо настроить и включить камеру, направить её на Эвана. Это значит - как следует рассмотреть его, мимику, вслушаться в такой знакомый, но одновременно чужой голос, находиться настолько близко, насколько я бы быть не смогла в иной ситуации. Приближаюсь к подмигивающему цифровому аппарату и даже не смотрю в сторону мужчины. Себе дороже. Но, честно признаться, едва стою на своих двоих.

[indent] - Зачем ты здесь? - получается неожиданно-резко, поэтому поспешно добавляю и намереваюсь сгладить впечатление от вопроса. На самом деле, да, какого же чёрта так всё произошло? - Я имею в виду, почему именно эта роль? Что же ты в ней видишь? Щурю глаза с неприкрытым любопытством и жестом приглашаю Эвана пройти вперёд, остановиться прямо напротив меня. - Пару вопросов насчёт роли, и мы начнём, - предупреждаю тихим взволнованным голосом, наблюдая, как он почти не изменился. Повзрослел. Да, он был всё ещё очень_чрезвычайно хорошо. Так рассуждаешь, Робби, как будто бы никогда его не видела больше. Правда, без огонька во взгляде карих глаз. Что уж говорить, у самой сегодня глаза - не эталон для глянца. Напряжённо выпрямляюсь, но не нажимаю кнопку записи.

[indent] Думаю, это пока подождёт.

+10

119

гештальт №1
гештальт №2

https://forumupload.ru/uploads/000e/3a/bf/2/522877.png
ХОЧУ ПОИГРАТЬ: ж (зои кравиц);
МНЕ НУЖЕН: м (роберт патинсон);
Он из герцогского рода, один из наследников британской короны, принц. Грязнокровка для элиты магического мира, но птица высокого полета среди простых смертных. Он никогда не видел мать, а посему предполагает (знает), что магия в его венах течет благодаря её крови. Его дар прорицателя достался от неё. Зато бульдожья хватка в бизнесе от отца.
Он гений, способный заткнуть за пояс многих преподавателей, что экономики, что магии. Он видит людей насквозь. Он жонглирует словами, как истинный политик. Он холоден, как лёд.
Он теряется, когда рядом она. Живая, эмоциональная, горькая, как косточки вишни ведьма, покорившая его сердце одной лишь улыбкой, сломавшая всю его распланированную на годы вперёд жизнь. Женщина, что даже не помнит собственного имени. Женщина, что безумна, как влюбленная в океан богиня. Она его безбрежный океан. Она его самая тёмная и терпкая вишня. Она его тёмная страсть, которую никогда не примет его семья. Она его женщина. Она его жена, несмотря на все упреки отца.
Она его тёмный феникс, способный отравить всех его врагов и принести их головы ему на блюдечке.
Он всегда будет помнить тот момент, когда увидел её впервые. Он прогуливался по Хогсмиду, когда услышал её грудной смех, заставивший его оглянуться и замереть, смотря на хрупкую девушку, заправляющую прядь волос за ухо.
А уже ночью он увидел её во сне. Сне, который отпечатался навеки в его памяти. Сне, в котором он видел её женой и матерью его детей.
Поэтому он впервые нарушил правила и сбежал в Хогсмид в будний день, чтобы встретить её. Он искал её глазами в каждый поход в деревню, желая заговорить и сказать вслух её имя, которое готов был перекатывать на языке, как дорогое вино.

гештальт №3

ХОЧУ ПОИГРАТЬ: ж;
МНЕ НУЖЕН: м;
Тебе повезло,  Милли. Ты такая счастливица. Твой муж идеален! — она слышит это каждый день и видит только руины брака,  вечно занятого своей жизнью мужчину. Даже пес ей ближе, чем человек, которого она клялась любить до гроба.
Поэтому она выпивает в баре в пятничный вечер. Знает,  что муж не заметит отсутствия. Он ведь занят работой.
А она целуется с парнем в подворотне,  наплевав на все принципы и запреты. Они не увидятся завтра.
Но в понедельник он появляется в её школе. Учитель литературы,  на двенадцать лет младше нее.
Ты довольна,  Милли?  — спрашивает он её, зажимая в коридоре.

п.с. две идеи завязаны именно на внешности, ибо они (идеи) появились в голове, когда я увидела нарезки из сериала/фильма.
п.п.с. идеи сырые, как еда у любителей сыроедения.

пост

Просить о помощи для неё подобно изощренной пытке, ибо она привыкла справляться самостоятельно. Её девизом по жизни была фраза "Я сама", которую она несла лет с пяти, с трудом делегируя ответственные задачи другим людям, боясь того, что они выполнят их спустя рукава. Отчасти из-за собственной гиперответственности она взвалила когда-то на себя обязанности матери, которая пропадала на работе и бросила младших детей на старшую дочь. Привычка контролировать всё вокруг себя  помогала, однако были и негативные моменты. Одним из них было недоверие, неумение расслабляться, а также страх быть слабой и упустить контроль.
Стальная Лаво — именно такое прозвище она заслужила в прошлом от наставника, который видел куда больше остальных. Видел, что скрывается за образом, коим она закрывалась, как щитом, чтобы никто не причинил ей боли. Холодный и жестокий характер, почти полное безразличие к людям, при этом ответственность, граничащая с психическими отклонениями. Страх не справиться и сломаться, позволяя миру топтаться по ней, сминая её волю, руша привычный уклад её жизни. Поэтому она всегда была будто бы закрыта на всё пуговички, серьезная, упрямая, разумная и холодная. Королева Мечей, чей несомненный плюс — логика.
Но рядом с Мерси она всегда превращалась в Королеву Чаш, ведомую чувствами — взрывная, яркая, всегда на острие, готовая затянуть его в омут собственных чувств, из которых он бы никогда не выбрался, ведь там так много всего. Рядом с Мерси просыпалась неуверенная девчонка, что боялась отказа. Однако Мари всегда удавалось тщательно прятать эту слабые сторону, чтобы не спугнуть. Не понимая, что иногда стоит расслабить вожжи и отпустить контроль.
Ей стоило бы стать слабее, не боясь того, что мужчину оттолкнет эта часть её существа, что скрыта глубоко внутри. Внутренняя маленькая девочка, которую никогда не подпускали к свету, запирая в самой глубине. Девочка, что умела просить о помощи и не боялась отказа. Девочка, что могла смотреть без страха в бездну, зная, что сильные руки рядом стоящего не дрогнут и не  позволят ей упасть.
Жаль, что ей было так сложно просить о помощи и довериться другому человеку, передавая управление ему. Однако сейчас она поборола себя, раскрывая все карты. Одним махом скидывая их на стол и смотря за реакцией. Зная, что её действия подобны разорвавшейся атомной бомбе.
Она смотрит на Меркури и ждёт его реакции и слов. Мари боится отказа, но верит, что мужчина позаботится о дочери. Мужчина касается её пальцев, будто проверяет её реальность. В его взгляде коктейль эмоций, которые захлестывают и её. Его прикосновения, пусть и такие невинные, продолжают действовать на неё, заставляя вспоминать прошлое — их нежность, прикосновения, мечты. Когда-то были "они", вместе, неотделимо. А после не осталось ничего, только боль и отчаяние.
Она отводит глаза, вздыхает, проклиная реакцию тела на него. Он уходит к стеллажам и вытаскивает книгу, от которой буквально веет магией. Марианна хмурится, слушая его. Он не спрашивает о дочери, его интересует она и её болезнь. Мерси вновь поражает её тем, что говорит не о собственной реакции, не возмущается за её побег, не выказывает недоверия, лишь спрашивает о здоровье, как будто его волнует только она, даже спустя эти долгие восемь лет после её побега.
— Моё магическое ядро разрушается, я теряю магию и мой организм находится на грани. Но причины неизвестны, — она хмурится снова. — Я будто бы истощенный источник, во мне остались лишь капли магии, который почти ни на что не хватает. Я не сразу заметила перемены. Когда я заметила перемены, списывала на беременность, на усталость, на собственную нервозность. В тот момент я занималась открытием ресторана будучи беременной, поэтому не было ничего удивительного в том, что я была не в форме,  — подняв на него глаза, она нервно облизала губы. — После рождения Дейзи я лишилась значительной части сил, словно передела их дочери. Она сильнее нас обоих, Мерси. Намного, — в голосе прозвучала гордость. — Мне даже пришлось ставить ограничитель, чтобы она никому не навредила, — смутилась, смотря на собственные пальцы. — Но даже после её рождения я продолжала терять силы, она же сильнее не становилась. А в последнее время я начала болеть. Почти перманентно. Учитывая магический иммунитет этой кажется глупой шуткой. Я обратилась к лекарю и ничего. Все магические вливания уходят в пустоту, а разрушения не останавливаются. Поэтому я нашла тебя. Я не могу оставить дочь одну, Мерси.
Её корежит от признания собственной слабости и неспособности справиться со всем в одиночку. Она звучит, как Королева Драмы и её это раздражает. Ведь она не привыкла плакаться и жалеть себя, упиваясь болью и страданиями. Она привыкла встречать проблемы с гордо поднятой головой, готовая рубить врагом словом или мечом, снося им головы. Но болезнь победить было невозможно, если не знать первоисточника.
— Мне предложили один способ спасения, который я бы никогда не смогла принять. Часть моей магии не растворилась в мире, а стала частью дочери, — кривая усмешка, она не спешит продолжать, зная, что он догадается о каком способе идёт речь. Ведь магию можно забрать назад, что является гарантированной гибелью для того, у кого магию забрали. Мучительная смерть. Она плевалась, когда услышала об этом варианте и чуть не придушила говорящего, чтобы он больше никогда не говорил подобных гадостей. Ведь для неё жизнь дочери была важнее собственной.
Вспомнив того, кто ей сказал об этом варианте, она вновь вспыхнула, жалея о том, что одарила его лишь одной затрещиной, а не прикопала под яблонькой. Ведь додумался он до подобной ахинеи, ещё и решил, что она это воплотит в жизнь. Если бы не слабость, она бы его точно придушила в тот день. Ему повезло выжить.
Дальнейшие пояснения со стороны Меркури тушат пожар злости, заставляя Мари застыть, уставиться на него в неверии. Она закрыла глаза и застонала, проклиная собственный импульсивный поступок, который повлиял на жизни троих человек и лишил её дочь присутствия отца в её жизни. Она бы начала себя проклинать, если бы это помогло исправить ситуацию.
Она впервые чувствовала столь всепоглощающий стыд, вызванный пониманием того, что она сглупила, когда убежала, оставив Мерси и даже не поговорив с ней о том, чему она была свидетелем. Ей действительно стоило тогда подойти к ним и просто поговорить, ну, или закатить безобразный скандал. Всё было бы лучше, чем побег.
— Я такая идиотка, — выдыхает она, чувствуя, как горят щеки от стыда за собственную импульсивность.

Отредактировано Psyche (21.05.2024 23:39:02)

+6

120

мой луч света в непроглядной тьме
https://i.imgur.com/Poq0wYx.gif https://i.imgur.com/ws6ecZY.gif https://i.imgur.com/PXMEfx9.gif https://i.imgur.com/how5jwe.gif
#договорной брак   #разница в возрасте   #комфорт и любовь   #взаимоподдержка   #без абьюза   #мистика и магия

ХОЧУ ПОИГРАТЬ:  ж, будущая договорная жена (Sadie Sink)
МНЕ НУЖЕН:  м, будущий договорной муж (Dylan O'Brien)

На счет внешностей - оч хочется, ибо вы только гляньте это. Впрочем, если идея прям да, а внешности совсем нет - выберем что-то вместе.

А теперь к идее. Я чисто случайно посмотрела один фильм, который снят по аниме, которое я тоже посмотрела сразу после фильма, потому что невероятно вдохновилась и загорелась концептом.

сам концепт
Описание сюжета аниме, для общего представления

Миловидная и добрая Миё Саймори обижена на судьбу. Она рано осталась без матери. Характерные для клана сверхъестественные силы не проявляются, мачеха и ее сводная сестра Каё видят в Миё лишь прислугу. К бесконечному списку испытаний добавилось еще одно: мачеха намерилась выдать падчерицу замуж за военного. Все бы ничего, но у Киёка Кудо непростая репутация. Воспитанный армией мужчина суров и требователен к спутнице жизни. Он уже отказался от нескольких кандидаток в жены. Высока вероятность, что и Миё не подойдет.

Девушка боится и одновременно хочет перемен. Она понимает, что в родном доме ей не рады, а шанс создать свой уютный уголок для спокойной жизни выпадает нечасто. Кроме того, живое общение с Кудо оказалось достаточно приятным, а его жизненные приоритеты – близкими для Миё. На самом деле, Кудо добрый и ранимый человек, а суровый взгляд и резкие высказывания нужны лишь для самозащиты. Миё начинает верить, что в ее непростой жизни появится кусочек счастья.

Подробнее и со спойлерами, моими словами хд

Есть семьи со способностями, эти способности передаются по крови, из-за этого семьи сохраняют чистоту этой крови договорными браками. Героиня родилась в такой вот семье, но способностей не получила (на деле ее мать их заблокировала до определенного момента, потому что силы по ее кровной линии были ценнее, чем по линии отца). Мать умирает, и на ее место приходит любовница бати, которая ненавидела мать героини и все, что с ней связано. Вскоре мачеха рождает другую дочь. И когда приходит время, у ГГ способности не проявляется, зато у младшенькой любимицы да.
Мачеха и так терпеть не могла старшую, и девочку стали гнобить и унижать еще сильнее, так что к 18 годам ГГ у них была уже на положении служанки. Мол, нет сверхсил, нахер вообще ты такая сдалась, отрабатывай еду и благодари что жива еще. Та, ессесно, за годы абьюза стала забитой, вечно извиняющейся скромнягой, смирившейся с положением вещей. Она не поднимает головы, делает все, что ей диктуют и даже не надеется, что когда-то будет иначе.

Потом приходит время договариваться о браке, младшенькой выбирают неплохой вариант, а старшую ссылают к чуваку, о котором все говорят что это ужасный тип, и уже с десяток невест он либо выгнал, либо они от него в ужасе сбежали. Он жуткий и жестокий, холодный, требовательный и суровый, но семье ГГ пофигу, главное сплавили, а там вышвырнет или убьет - им уже плевать.
На деле же, мужчина (офицер), во-первых и сам не в восторге от того, что ему нужно жениться, ибо весь такой одинокий вольк-работящий, во-вторых, очень недолюбливает избалованных девиц благородных семей, от того и выгонял всех. А так то в целом нормальный, добрый и разумный.
Ну и, в общем-то, новая невеста его даже не бесит, ибо вся такая милая, старательная, добрая и послушная. Он узнает ее историю, подпуская ближе, помогая избавиться от отпечатка ужасного прошлого. Со временем случается мэтч, и пройдя через все изменения они становятся счастливы. А потом выясняется, что у нее есть способности... Ну и концовку не буду рассказывать, а то мало ли))

Как хочу адаптировать (есть ролевая на примете)

Магический семьи, договорные браки, все тоже самое. Мать девушки, сильная ясновидящая с "сильной" родословной рождает дочь, заранее блокирует ее силы, зная что скоро сама умрет (не увидела варианта, как этого избежать). Девочка растет под гнетом мачехи и отца, который ее тоже не любит, ибо первый брак навязали. Сил в нужное время не обнаруживается, и персонажа спускают до уровня прислуги, не демонстрируя миру, как таковой, ни ее существования, ни ее положения внутри семьи.
В 18-19 семья также договариваются о ее браке с другим магом из другой чистокровной и влиятельной семьи (который работает в организации, контролирующей магический мир, защищая его от зла, кем-нибудь достаточно лютым, отлавливающим нарушителей), она переезжает к нему, и тогда ее силы, также как у матери предрасположенные к ясновидению, начинают пробуждаться.

Чего я хочу? Отыграть историю, в которой боль и одиночество обоих друг рядом с другом трансформируются в нечто доброе. Историю, где не смотря на традиции договорных браков, не смотря на разницу в возрасте (не то, чтобы прям большую, наверное), не смотря на пережитые испытания - оба обретут любовь в лице друг друга, обретут поддержку и счастливую семью. Эта история, как забота, любовь и нежность помогают стать лучше, стать сильнее, преодолеть все невзгоды.

У него за спиной тяжелая работа, с грузом ответственности. Он подавляет эмоции, не пускает в свою жизнь, чтобы не иметь слабостей, он жесткий, но не жестокий. В нем справедливость, преданность и чуткость, но он боится быть уязвимым.

Она верит, что не заслуживает его доброты, вечно извиняется за все, боится провиниться и поднять головы. Она считает, что недостойна его чувств, ведь она лгунья, у которой нет магии. Но она так хочет, чтобы он был счастлив. И быть рядом с ним как можно дольше.


Важно! Я не быстрый игрок. Мой темп - пост в неделю. Я надеюсь, что смогу чаще, мне бы хотелось. Но реал и работа настолько жестоки, что иногда я сплю по 3 часа в сутки, и провожу в офисе по 13-15 в день на протяжении недели, может и не одной. Поэтому, честно признаю, что если важно поддерживать супер темп - я не смогу, к сожалению.
Но я правда вдохновилась историей, и буду ждать игрока, которого она тоже зацепит. Если что, пишите в ЛС, а там уже обсудим все остальное))

пример поста, что-то из старого

Я не могу назвать себя садисткой, но мне нравится причинять боль тем, кто причинял её сам. И я вовсе не возомнила себя судьей, все не так. Просто мне нравится думать, что я - одна из вероятностей судьбы восстановить баланс. Что-то вроде зеркального ответа. По этому, мне нравится не сам процесс, мне нравится осознание того, что некто ощущает тоже, что ощущали другие по его вине. Майкл? О, я бы убивала и оживляла его снова и снова, лишь для того, чтобы снова и снова заставлять страдать.
- Не думаешь, что после такого опасно оставлять меня в живых, Никки? - Мое имя из его уст режет слух. Но я продолжаю держать его на мушке, читая про себя заклинание. И лишь закончив, не могу удержаться от ответа, усмехаясь, - Может быть. Но к утру меня здесь не будет, а ты не сунешься в Калифорнию, так что - мне плевать. - Это так мило, что мой бывший муж думает, будто я боюсь его. Будто он один может быть самоуверенным и остроумным. Но я знаю, что он не самоубийца, чтобы заявиться в края, где Торетто держит всех под своим контролем. Но... мне все еще нужно посмотреть на замок, чтобы заклинание сработало. И я все-таки отвожу взгляд, не смотря на то, что нутром чувствую, что он только этого и ждет. Возможно, его я тоже недооценила. Или, может быть, я переоценила себя. Или, просто напросто, мне хотелось рискнуть. Мне нравится играть со смертью. Или с разъяренным волком, не важно. Но он движется быстро, успевая уйти с линии огня, а я лишь слышу щелчок замка и звук выстрела, когда он оказывается рядом, выбивая из моей руки пистолет, и прикладывая мою голову об грузовик. Я морщусь, сквозь стиснутые зубы втягивая воздух, но не свожу с него взгляда, не смотря на то, что боль в затылке уже отдается в висках. Лишь сжимаю кулаки, и терплю. Ты болтать будешь, или дело делать, мудак? Я пытаюсь усмехнуться, но он прикладывает меня об железо еще раз, с такой силой, что у меня темнеет в глазах, и я теряю ориентацию на пару мгновений. В этот раз больнее - я и вправду его задела. И я стараюсь не забыть как дышать, когда он швыряет меня на асфальт, добавляя к мигрени на утро еще пару часов, не меньше. Надо будет предъявить заказчику счет за лечение. Впрочем, ублюдок прав, мне просто стоило убрать его сразу же, едва он вылез из кабины, и не допускать подобного. И я смеюсь сквозь боль. Благодарна? Я должна быть благодарна? - Ты, кажется, путаешь мою неопытность с тем, что не было там ради чего стараться, - мой смех хриплый, болезненный, я ищу взглядом оружие. Я могу произнести еще одно заклинание, оно доставит пистолет в мои руки, но оно должно быть сказано вслух, и я должна точно видеть, где оно - еще не время. - Срать я хотела на твое мнение, Майкл. Хочешь убить? Ну давай, вперед. Только избавь меня от своих надменных речей, а то блевануть тянет, - пока он достает пулю из плеча - я давлю на другую рану, в его ноге, чтобы освободиться. Откатываясь в сторону, поднимаясь на ноги кик-апом, и.. трачу слишком много сил, чтобы в то же мгновение создать между нами магический барьер. Я не удержу его долго, иначе он измотает меня в считанные секунды, но для того, чтобы применить заклинание перемещения, дабы получить свой пистолет обратно, и забраться в чертов контейнер грузовика, и не дать ему приблизиться ко мне - мне нужно пару мгновений, на которые уйдет только половина. Но иначе Майкл успеет разорвать меня на много маленьких Никки, а это не вписывается в мой план. Я закрываюсь изнутри, а ему понадобится время, чтобы выломать двери. Время, за которое мне нужно успеть найти артефакт. Черт, стоит поторопиться. Нащупываю в кармане мобильник, врубаю фонарик. Я могла бы использовать поисковое, но тогда у меня не останется сил, чтобы выбраться отсюда живой. Магия уже и так на исходе, спасибо бывшему муженьку, и головокружению с головной болью. Пара прикладов к твердой поверхности дают знать о себе, и я моргаю несколько раз, чтобы собраться и сфокусировать зрение. У меня нет магии ни на поиск, ни на способность лучше видеть. Придется импровизировать. Я пытаюсь почувствовать все магические вещи поблизости, но их слишком много здесь, и они смешиваются в единое целое. И я ругаюсь, потому что времени у меня все меньше. Черт, Черт, - я делаю глубокий вдох и выдох, взывая к своей способности. Она почти не расходует магию, она - часть меня. И я просто пробираюсь в глубь, туда, куда удача ведет меня, через коробки. К самой стенке, в угол. Здесь так тесно, я кидаю мобильник на один из ящиков, и тянусь к другому, открывая его. Есть. Под всем наполнителем я нащупываю толстый широкий браслет, полный магии. Он массивный и старый, из почерневшего от веков серебра, но я чувствую в нем силу, слишком буйную, и неуемную. Она вибрирует чем-то черным, липким, и грязным, но я засовываю его во внутренний карман куртки, и хватаю мобильник, ногой запинывая коробку на место, пробираясь к выходу, и готовясь стрелять. Вот тебе и встреча двух бывших. Останется только один, верно?

Отредактировано Fоx (24.05.2024 19:50:04)

+10


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » Игровые гештальты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно