полезные ссылки
09.06-12.06
#394 [20.05-03.06]
#183 [20.05-03.06]
[the marauders: danse macabre]

Волшебный мир Роулинг, 1983 год, dark!AU
[PULSE]

держи руку на пульсе вместе с нами 24/7
[Kelmora. Hollow Crown]

авторский мир // фэнтези // хорнимуд каждую неделю

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Нестандарт; » panem. the bell jar


panem. the bell jar

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.ibb.co/jvFq6cB/55739.gif•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
panem. the bell jar
ОПИСАНИЕ

рады представить вам новую (и единственную в своем роде) ролевую по голодным играм, где мы бесконечно благодарим балладу за ренессанс фандома, а лично и.о. президента сноу за благополучие капитолия.
25ые голодные игры или квартальная бойня были примечательны темы, что трибутов выбирали сами жители дистриктов.
потому будет кроваво, больно (возможно приятно) и ощутимо пахнуть предательством.
(нормально не будет, а будет ужасно)

если все вышесказанное вас еще не убедило, то вот почему стоит выбрать нас:

∙ сеттинг вашей юности, здесь могло бы быть эссе о том, почему китнисс эвердин – хороший пример героини янг эдалта, но приходите и мы обсудим это лично.

∙ вайб 80ых и, поверьте, наш дизайнер сделает вкусно, а мы справимся не хуже, чем в stranger things. нет, серьезно, присмотритесь к этому визуалу. вам это нужно.

∙ сюжет, центрированный в капитолии. да, это все еще голодные игры. но у нас тут рокстары и гиалуроновые конфеты в стразах жрут стекло с диско шара. и нет, вовсе не обязательно, что ваш персонаж умрет. (если только вы сами так не решите)

∙ но если вероника все же решает умереть, то наш сюжет искусственно продляет голодные игры, так что вы сможете как следует покрутить своего персонажа прежде, чем трагически его похоронить.

∙ впрочем, мы не ограничиваем вас в выборе только лишь играми. если вам хочется написать капитолийского тусовщика или замученного работой жителя дистрикта – будьте нашим гостем.

∙ у нас камерный проект, нацеленный на развитие персонажей и личные эпизоды. это значит, что мы не будем глушить вас, как рыбу динамитом, сюжетными квестами. но также это значит, что кто-то вполне сможет вломиться к вам ночью с криком «я такое для наших персонажей придумал:а!»

∙ еще мы предлагаем альтернативную систему выстраивания связей между персонажами. и это всегда огромный потенциал для того, чтобы взглянуть на своего персонажа под другим углом.

∙ у нас не самый модный дизайн, но у нас ретро. потому что мы ретро. и пришло наше время.

∙ у нас лампово, и если вы устали от потока людей, забитых флудов, где нельзя вести диалог из-за обилия сообщений и админов-конвееров, то у нас вас выслушают, закидают смайлами и поцелуют в жопу*
* но это неточно

ждем вас под стеклянным колпаком.
и пусть удача всегда будет на вашей стороне!

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: 18+; ЖАНР: будущее, антиутопия, социальная фантастика; ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: эпизодическая;

+1

2

alice
[элис - 17]

https://i.postimg.cc/59PjWPbh/656144aab6ab8199fc258c0882ec8cca.jpg https://i.postimg.cc/k4qDqzVm/a41b34de4e0056e060371b487f7b837d.jpg https://i.postimg.cc/cCJH83Mk/a537c4630e1a54fdd6a8ec4b18b2cbc9.jpg
[jenna ortega]

[indent] » 3rd district tribute


красные щёки, кровь на губах
телом не больно, больно там, где душа
ты смотришь так мило, так тупо наивно
что хочется взять и об стену..


никто не любит успешных людей. никто не любит успешных людей у власти. неважно, насколько честными являются эти люди. насколько честно они добрались до власти. в любом случае, они живут лучше многих. иногда обычной зависти бывает достаточно.
даже тебе.
никто не любит успешных людей. ты не исключение.
мариса-дочка мэра. мариса-девочка-улыбка. мариса-девочка-новое платьице. мариса улыбается всем и каждому, буквально каждой собаке. тянет к ним свои руки, прямо в скалящиеся пасти, касается клыков и уверенно говорит, что ее не укусят.
ты смотришь на марису волком, толкаешь ее плечом, проходя мимо и шипишь, что не веришь в ее искренность. говоришь ей: “нельзя же быть такой идиоткой”.
говоришь: “они сожрут тебя”.
мариса тянет к тебе руки, совсем как тем собакам, мариса говорит: “но кусаешься здесь только ты, элис”.
мариса глупа. и эта глупость тебя злит едва ли не больше, чем то, как все скалятся за ее спиной.
ты не будешь ей улыбаться, не будешь с ней милой. ты говоришь ей: “кто-то же должен сказать тебе правду”.
тебя считают слишком грубой, слишком резкой. тебя не будут ставить в пример. но и трогать тебя не будут тоже.
в день жатвы тебе хочется смеяться, хочется сказать: “смотри, я была права”. но ты смотришь на ее бледное - белее ее платья - лицо, смотришь, как хватается за край тумбы ее отец.
они не укусят марису, нет - они отправят ее умирать. мариса-девочка-улыбка и нет ни одного шанса, что она выживет на арене. эти собаки не укусят ее за руку - они перегрызут ей глотку во сне.
твоя рука летит вверх раньше, чем ты успеваешь все обдумать. - я доброволец.
мариса-девочка-улыбка и арена для нее приговор. а вот ты - ты готова бороться.

бонус

marisa
[мариса - 17]

https://i.postimg.cc/B6pb6pD1/3a0ed6328d3127ce571af9f0a9658359.jpg https://i.postimg.cc/R0cNr4Zd/4fd3d48742fce4ccf5880581a3178da8.jpg https://i.postimg.cc/8cnCdCZp/856855a21e88ada9e57ce77e2dab1301.jpg
[emma myers]

[indent] » 3rd district


полюби, полюби мои розовые сны
мои демоны в постели не дают мне дальше жить
через боль посмотри, я теперь один из них
мои дни черчёны мелом, их ты просто сотри


факты

да. заявка, как бы, одна, но их как бы две.
так вышло. я люблю клише и не скрываю этого.
что могу сказать по ситуации. во-первых, причины, мотивацию, личные моменты всегда можно поменять, я не пытаюсь поставить вас в какие-то рамки. вот - не выходите за их пределы. если вдруг вы такие “о, хочу играть дженну, но не хочу играть эту историю”, я не против того, чтобы обсудить этот момент. будем считать, что это скелет, примерная идея, направление, вдруг вы вдохновитесь и решите, что хотите страдать. (а вдруг).
во-вторых, я ваш ментор, но я понятия не имею, что мне с этим делать. я могу сейчас сказать, что мы постараемся выиграть в квартальной бойне и вернуть вас домой, но это не точно. уповаем на то, что в сюжете 25 игры искусственно затягиваются (король умер, да здравствует король), плюс всегда есть прошлое (плюс если потенциально мертвого трибута недостаточно, всегда можно взять еще одного персонажа), то есть, на поиграть событий хватит. со стороны взаимодействия трибут-ментор я готов с вами поиграть, не обещаю безумный темп игры, но что-то обещаю.
кроме меня у нас в дистрикте присутствует стилист, возможно, что-то организуется с ним. второй трибут и второй ментор пока отсутствуют как класс, но может быть будет какой-то порыв с вашей стороны.. или что-то совместно придумаем.
и я не буду обещать золотых гор, будет прям прикольно, если вы придете и будете готовы еще куда-то вписаться, с кем-то пообщаться, как-то себя развлечь. я очень постарался бы помочь, но самостоятельность приветствуется тоже.
п.с. имена не принципиальны.

пример поста

вопросов не становится меньше. кажется, с количеством информации они только начинают множиться.
кажется, что это такой снежный ком, который становится все больше, который все быстрее несётся в сторону янлина. едва ли у него есть шанс от него спрятаться. избежать столкновения.
рано или поздно.. его погребёт под ним. и совершенно не ясно, есть ли хоть какой-то шанс быть к этому готовым.
янлин кивает, принимая одежду из рук луаня. хорошо, это простая часть - та, где стоит просто выполнять элементарные действия. это то, с чем он сможет справиться.
янлин не торопится одеваться, возможно, ему стоит попытаться, подумать. понять.
он спускает воду в ванне и какое-то время просто остается сидеть на ее бортике, смотря куда-то перед собой.
что он имеет в итоге? хотел ли он понять, собирается ли луань платить за его пребывание здесь? возможно.
понял ли он, что имел в виду эш, называя его очередным? определенно, да.
и с этим.. кажется, с этим стоило что-то делать. янлин не думал, не считал луаня кем-то ужасным, способным заставить человека делать что-то против его воли (если быть до конца честным, янлин в целом не очень представляет, что существует человек, который мог бы луаню отказать). и в целом информация о том, что луань тоже.. покупал кого-то, она не была чем-то таким, что могло бы что-то поменять.
это все еще был луань. это все еще был лучший человек в жизни янлина. не имело значения, насколько он предвзят и необъективен. это просто был луань, этого было достаточно.
и это было простой частью. простой частью, которую, возможно, он не должен был принимать вот так, но. он уже это принял.
куда сложнее - страшнее - было понять то, что будет дальше с ним самим.
янлин дергается, когда понимает, что уронил на пол одежду, пока пытался что-то понять. судя по тому, что полотенце на нем стало неприятно влажным, он провел так довольно много времени. а ведь луань сказал, что будет его ждать.
что-то внутри начинает колоть от мысли, что луань его ждет, заставляя довольно бодро выбраться из полотенца и натянуть на себя вещи луаня. вещи луаня, которые пахнут луанем.
приходится подвернуть резинку на штанах - они ему немного длинноваты (ну, конечно, с ногами луаня, было бы странно, если бы было иначе), прежде чем выйти из ванной.
это кажется таким странным, что у янлина опять - в очередной раз за сегодняшний вечер - перехватывает дыхание. он уже был здесь - в спальне луаня - но в прошлый раз.. едва ли в прошлый раз вообще существовало что-то кроме самого луаня.
а теперь у этого места появилась какая-то общая картинка, которая, впрочем, никак не влияет на стремление янлина смотреть только на луаня.
как будто он может не.
и это сейчас почти физически больно. настолько он близкий, домашний, уютный. кажется, красивее янлин и не видел никогда.
кажется, ему больше и не требуется ничего, только иметь вот такую жизнь рядом с луанем.
и от этого горько.
он ведь не должен забывать, не должен обманывать себя.
янлин мотает головой, - нет, я не хотел один.., - получается поспешно, даже немного панически. хочется отвести взгляд, все снова становится смущающим, но янлин смотрит.
их - его - время все еще ограничено.
- я скучал, не был уверен, что мы снова увидимся, смотрел твое шоу. - он не уточняет, сколько раз, не говорит, что пытался перекрыть красивой картинкой все свои кошмары. он не хочет казаться еще ненормальней, чем он уже.. - ты там очень красивый. и сейчас.. красивый.
янлину стоило бы остановиться. но он не может.
не сейчас.
он даже машинально касается рукава футболки после слов луаня про плечи. она - футболка - действительно несколько тесновата, но янлин не думал об этом до этого момента. он почти спрашивает, не испортит ли он ее (не растянет?), или, может быть, ему стоит извиниться? за плечи? но луань продолжает.
луань говорит про юйлуна (янлин кивает, янлин успевает улыбнуться, ему нравится стилист их дистрикта, хотя иногда он немного и пугающий. и тогда он был действительно очень расстроен из-за того, что янлин стал шире в плечах, янлин даже честно извинялся, он не подумал, не делал это специально, он просто.. пытался не сойти с ума?), луань говорит про жатву, про следующие игры.
и этого оказывается достаточно. как будто пазл складывается.
и неважно, совершенно, неважно, что было до. янлин принимает все это просто.
это такие мелочи по сравнению с новыми реалиями его жизни. но.
скоро будут новые игры - янлин не думает сейчас о том, чем это обернется для него, хотя, на какое-то мгновение грудь стискивает от нехватки воздуха - скоро будет кто-то еще? ведь так? еще один победитель.
еще кто-то, кто заинтересует капитолий. возможно, куда сильнее, чем интересует янлин. и это - ужасно по отношению к новому победителю - должно приносить облегчение.
должно давать какую-то надежду.
вот только. будет кто-то следующий? в этой спальне, в этой ванной, в этой квартире.
янлин понимает, что не имеет права ревновать, но.
возможно, луань не будет заботиться больше ни о ком так, как заботится о нем, ведь все остальные не были его трибутами. вот только все остальные и не доставляли столько проблем, да?
их ведь не надо было спасать.
янлин думает - все они, возможно, в, чем-то лучше него, сильнее, умнее, красивее, менее проблемные. вряд ли кого-то еще привозят ночью под дверь луаня.
вряд ли ему приходится… - прости. - янлин испытывает огромное желание извиниться, за себя, за ситуацию, даже за собственную ревность.  он садится на край кровати, смотрит на луаня снизу вверх. ему хочется объяснить, но в тоже время не хочется.
все еще не хочется тратить их время на жалость к себе, на бессмысленные страдания.
- можно я…?, - он тянется к луаню, берет его за руку, заставляя подойти ближе, отбрасывает в сторону несчастную подушку и обнимает луаня, утыкаясь лицом ему в живот. так неудобно говорить - приходится повернуть голову, прижаться щекой к животу. на самом деле, он не то, чтобы знал, как сказать. попросить? покупать его? пообещать, что он сделает все, что угодно? янлин сглатывает.
- но мы же будем видеться?.. я.. бы хотел, то есть.. если хочешь ты. я пойму, если нет, правда. я понимаю. - едва ли янлин выглядит понимающим сейчас, когда буквально отказывается разжимать объятия и отпускать луаня. но он отпустит. если луань скажет.. как только он скажет. - просто.. в прошлый раз.. я подумал, что тебе было хорошо со мной.
или луань просто слишком хороший человек, который не стал расстраивать янлина. в конце концов, янлин все еще здесь.

0

3

left & right
[левая и правая - 25]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/34/494066.png
[cenit nadir]

[indent] » assistants, bodyguards, killer queens


she's coming for you, coming for me
she's nothing, but trouble
she's walking like me, talking like me
she's my body double


левая и правая - кто из них кто? идеально повторенные лица, одежда, прически. вплоть до движений головой - миллиметр к миллиметру. у людей перед глазами рябит. левая и правая сегодня улыбаются, вчера хмурятся, завтра встречают мир окаменевшими лицами. на левую с правой смотришь - и становится жутко. сколько рук у фаланга крейна на самом деле?

левая и правая - продукт отцовской паранойи. левая и правая выпестованы из страха перед новым восстанием. их отец просыпается в ночи от фантомной боли в отсутствующей руке и рычит, как безумный зверь. их отец так боится их потерять. их отец так много потерял из-за восставших. отец так их любит. отец так часто с ними играет. любимая игра папы - море волнуется. как бы тебя не отвлекали, шевелиться нельзя. иначе в тебя будут стрелять. у левой и правой все бедра в шрамах от пуль. у левой и правой болевой порог достиг врат божьих. левая и правая умеют выживать - потому что папуля их готовил. жрать тараканов - норма. играть с ножами - привычка. подчиняться приказам - ролевая модель. левая и правая готовы к любому исходу и выживут. папа не говорит с ними часто - папа учит их читать язык тела. папа выращивает машины войны.

папа продает левую и правую - официально это не так, но деньги правят капитолием. а его девочки - идеальные сторожевые псы. левой и правой что-то около десяти. они с папой перебираются в новый дом с хорошим подвалом. там их игры продолжатся. раз в неделю они ходят в гости к мистеру и миссис крейн. говорят, их дочь убили. на левую и правую смотрят внимательно. их растят специально для того, чтобы в будущем ничего не случилось с наследником фамилии и всех богатств. их начинают учить - не только выживать. они учатся не ради знаний - они учатся, чтобы понимать источники угрозы и образ мышления возможных убийц.

иногда они проводят время с фалангом. он больше молчит, но для левой и правой это не проблема. для них проблема в том, что даже на движения фаланг крейн скуп. они учатся его читать. будто изучают новый язык. привыкают к тому, что один кивок - это хорошо. два кивка - очень хорошо, улыбка - это исключение из правил, редкое и мертвенное. если плохо - качает головой слабо. а иногда - иногда фаланг крейн сжимает губы в бледную линию. это значит "катастрофа". за всю жизнь катастрофа была, наверное, всего одна. левой и правой это нравится. фаланг крейн мирится с их существованием в своем личном пространстве. потому что они видят по его реакции, когда ближе подходить не следует. им друг с другом просто. левая и правая проходят академию миротворцев - в ней они то ли парии, то ли святые. и явно подготовлены были заранее гораздо лучше. как минимум в боевом аспекте.

правой нравится возможность свободно дышать и перемещаться. левая рядом ходит - сдержанная и отрешенная, готовая к броску каждую микросекунду. пока правая наслаждается чашечкой кофе, левая смотрит в окно кафе на крыши. прикидывает, где бы села с винтовкой, если бы ей надо было убить правую. и сколько бы времени на это ушло. она этого не хочет - это просто упражнение. у левой под правой ключицей шрам - от правой. у правой под ребрами - от левой. и это не единственные - шрамы их повторяют друг друга. потому что между ними ни одного различия. правая дышит и радуется. левая - левая знает сто способов убить с помощью чулок. правая вежливо стучит в дверь и вытирает ноги на входе. левая входит без объявления войны - и ноги вытирает об чужие лица. иногда они целуют друг друга - и меняются ролями. пока одна может отдохнуть от охоты, вторая будет готова. левая и правая - как два патрона в барабане одного револьвера. просто один из них попадет в голову, а другой так и останется внутри.

в восемнадцать лет правая и левая встают за спиной фаланга. и находятся там практически постоянно. ему проще коммуницировать с миром через них, ему проще не забыть обычные человеческие вещи благодаря им - правая мягко встает на цыпочки, чтобы тихо шепнуть на ухо, что надо поздравить с днем рождения жену, что сегодня выступление у дочери, что у сына неприятности с учебой. правая адаптирована к миру лучше. левая лучше адаптирована к войне. у этого тоже есть свое применение - потому что трибуты умеют делать глупости. и не только они.

левая и правая - если видишь перед собой одну, то вторая уже за спиной.

 

* * *
у персонажей наверняка есть имена, но сам фаланг неизменно зовет их левой и правой. они буквально его запасная пара рук, предназначенная для решения вопросов, которыми сам крейн не планирует заниматься. они сопровождают его буквально везде (за исключением, пожалуй, откровенно личных мест) - и лояльны исключительно ему. просто потому что их воспитывали для него. правую и левую ломали для того, чтобы служить. им просто повезло с хозяином.

если это будет твинцест, я только порадуюсь.

фаланг - маньяк. и совершает преступления перед человечеством на глазах радостного капитолия и повергнутых в ужас дистриктов. как любой распорядитель игр до или после него. бывают особо недовольные этим люди. правая и левая занимаются этими людьми. в первую очередь, все же, они сторожевые псы. просто их учили команде "служить".

для большей части капитолия, знакомой с фалангом только благодаря интервью после жатвы, левая и правая - его красивые спутницы и ассистентки. для более разумных, вдумчивых и близких понятно, что в первую очередь это телохранители, а уже потом - ассистенты. мало кто понимает, до какой степени опасны именно левая и правая. и за это их фаланг в том числе ценит. для него буквально нормально делить с ними личную территорию - то есть им позволено на голову больше, чем большинству жителей панема. это про очень странную дружбу двух хищников и охотника, про минимум разговоров и про "с вами есть, о чем молчать".

я их люблю. фаланг их любит. и они втроем очень даже довольны тем, что происходит вокруг.

пример поста

хибари нравится запах чужого пламени - кея о нем непременно подумает позже. у савады пламя пахнет небом над намимори и самую капельку воздухом после дождя, сладковато-свежим озоном, от которого легче дышится. у дино пламя пахнет солнцеликой сицилией и горячим итальянским небом, а кожа - шоколадом, сандаловым деревом и немного антисептиком. у такеши пламя пахнет дождем над храмом и мокрым железом самурайского клинка. у мукуро пламя пахнет всем, чем он захочет, но с каждым годом хибари все сильнее проникает сквозь его ложь и чует запах пряного болота и каких-то химикатов. у занзаса пламя пахнет совсем по-другому. пламя занзаса пахнет лесным пожаром и грохочущим во время тайфуна ветром. хибари втягивает полной грудью - хибари любит тайфуны. когда в его день рождения запускают карпов в небо, хибари нравится смотреть, как тайфун срывает их в черные от свинцовых туч небеса. хибари находит это символичным. спать во время тайфуна очень приятно. хибари нравится рев ветра. хибари устраивает запах. пламя сильное. хибари скалит пасть и слегка наклоняется вперед, чтобы почуять больше. запах паленой плоти доводит хибари до состояния предсмертного экстаза. других, вероятно - до предсмертной агонии. у хибари иное восприятие вопроса.

когда хибари сражается с такеши ради тренировок, реборн вкрадчиво такеши советует. реборн вкрадчиво говорит, что с хибари сложно. хибари очень быстро анализирует не только поле боя, но и своего противника. мозг хибари так устроен - хибари из хищника поднимается в безраздельные сверххищники год за годом. хибари в состоянии быстро выработать стратегию. хибари в состоянии быстро найти слабые места. хибари в состоянии менять тактику. хибари - не сапер, хибари - сверххищник. хибари может ошибиться, пережить это - и выйти победителем. хибари может позволить себя ударить, чтобы подобраться. хибари с цепи не срывается - в вонголе нет цепи для хибари. хибари не дает передохнуть - если речь не о без секунды трупах в каком-то помещении. они - передохнут. ударение довольно однозначное. реборн понимает, что хибари нужно сражаться, что ему это жизненно необходимо. потому что у хибари не смесь двух типов пламени - у него каждое отдельно взятое пламя чистейшей пробы и невероятного давления. оно хибари изнутри мучает - потому что не может найти успокоения. облака без неба не существуют как концепция. облака без неба - это маленькие барашки без лужка. дыхание умирающее на морозе. хибари нужно сражаться с кем-то, кто займет его достаточно, чтобы сорвать большую часть пламени. коробочка уже слабо помогает. кольцо тоже. хибари некуда девать. поэтому все зачистки - для хибари. чтобы он сорвался - и это было полезно. хибари из самого сильного хранителя семьи становится постепенно не менее большой опасностью. у хибари все больше опыта - и убить его все труднее. хибари нужно сорваться - чтобы кости перестало ломить. пусть лучше ломит от удара, чем изнутри. хибари неосознанно хочет, чтобы это кончилось поскорее. хибари часто спит - чтобы не чувствовать. хибари вдалбливает оружие до мясного чвокания - чтобы заглушить дробь в ушах от рева собственного пламени. иногда хибари кажется, что он сходит с ума.

но сейчас - сейчас хибари хорошо. хибари довольно выдыхает, когда ему прилетает в солнечное сплетение - хибари не больно. хибари хорошо. хибари нравится сражаться с занзасом - хибари или заснет, или сорвет все, что его гложет, чтобы спокойно жить. хибари примеряется в ответ - подпускает ближе. хибари хочет промять занзасу ребро за ребром. хибари хочет сломать занзасу хребет. хибари хочет загрызть его. хибари безмерно и безумно хочет очень много. от занзаса - больше. реборн хибари все меньше интересен. занзас остается гештальтом. хибари приятно его закрывать. хибари безмятежен и спокоен. но он правда рад. хибари хочет переломать занзасу пальцы и выбить зубы - по лицу хибари бьет. хибари плевать, куда бить, если там можно что-то сломать. нос хибари закономерно ломает в ответ на сломанную ключицу. хибари нравится это чувство. кость ходит ходуном - и хибари это приятно.

хибари не нравится только одно. что занзас сражается пламенем, но не оружием. хибари хочет больше - хибари всегда нужно больше. иначе хибари приспособится. иначе выработает тактику. реборн был этим интересен - леон буквально любое оружие. но без него опций меньше. хибари знает - в течении нескольких лет он сможет подмять реборна (знает и реборн). реборн никогда не был гештальтом. занзас должен взяться за оружие.

хибари замирает в нескольких шагах и поводит плечами (до упоительно болезненного движения ключицей, хибари давно не чувствовал себя до такой степени живым)

- вытащи, - хибари смотрит спокойно и слегка поводит плечом, о, как же ему начинает нравится это скребущее чувство, как ему забавно чувствовать пули у лопатки, хибари судорожно выдыхает и едва заметно улыбается, хибари не просит, хибари не требует, хибари просто констатирует факт, у хибари голос терпеливый и спокойный, вкрадчивый, хибари так голоден, что хочет сожрать всего занзаса целиком, - вытащи свое оружие.

потому что хибари не видит причин не убивать. хибари не видит причин сдерживаться - хибари сам не чувствует, как собственное пламя раздувается, как ползет по венам к самому сердцу, чтобы спалить в нем все без остатка, хибари так приятно разделить с кем-то запах крови впервые, хибари впервые вообще соглашается с кем-то делить территорию. хибари не убивает взглядом и не режет - плавит и топит в крови. от потери собственной крови хибари не плохо и не больно. у хибари слегка темнеет в глазах - и ему от этого ужасающе приятно. [i]хибари приятно вспоминать, что в нем осталось человечного.

Отредактировано garrel (03.02.2024 03:40:20)

0

4

the voice
[голос - 25]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/34/174478.gif
[evgeny shwartz]

[indent] » gamemaker


got your message loud and clear
but I don't care what you say


голос среди распорядителей игр - королева, не меньше. именно голос определяет картинку - не ту, которую увидят во время игр, но ту, которая будет "до" и "после". голос смеется в голос, обнажает заточенные клыки. голос - не черная дыра внутри это вселенной, но определенно горизонт событий. голос - большой специалист по связям с общественностью. если игры - это драгоценные камни, то голос - изящная оправа.

именно он определит центр композиции.

голос - манипулятор до мозга костей. голос - больной. голосу забавно уничтожать словами. голосу забавно бить в больное место и ковырять. оставлять личинки-мысли под ребрами, чтобы разъедали намертво. голос любит решать за людей. голос любит смотреть на слезы отчаяния и горя. голос проводит пальцем по собственным губам и разглядывает из-под ресниц, двигает плечом изящно. голос всегда получает то, что хочет - не может быть каких-то "или". если нельзя получить простым путем, голос просто найдет обходной. голос смеется. голос царствует и сияет на своем троне. голос - это яркая осень и звонкая весна. между осенью и весной холодно мрачнеет зима фаланга.

голос - скользкий мальчик из высшего общества. идеал богемы - развлекается и наслаждается роскошью. утопает в подушках и атласных халатах. голос восхищен играми - теми, какими они стали. он видит двадцатые игры - и восхищается. восхищается решениями, восхищается непривычной концептуальностью, восхищается тонким, страшным подтекстом, который сквозит в каждой смерти. у голоса трясутся руки. до этого голос предпочитал заставлять страдать окружающих. мысль о том, что можно заставить страдать и бояться целые дистрикты одним кадром вводит его в состояние восторга. голос хочет такую власть. голос хочет видеть, как добыча замирает от страха. даже если голос - шакал при шерхане, это не отменит того факта, что клыки у него острые. и свою плату кровью он получит.

фаланг смотрит на голос молча - тяжело и прохладно. как голодный удав. вглядывается. и видит ее - искорку безумия, нотную тетрадь жестокости. фаланг подбирает людей под себя постепенно - голос один из первых, кто нанят именно им. голосу вверены охотничьи угодья в самом капитолии. за это он может смеяться над тем, что происходит на играх. и наслаждаться плодами работы. голос форкует на ухо и смеется. голос нервничает только раз в год - потому что на интервью фаланг соглашается только раз в год. только перед играми. тогда, когда трибутам надо узнать его лицо. голос смеется - "взглянуть страху в глаза". фаланг улыбается каждой третьей его жеманной шутке. голос делает то, чего не могут другие. голос контролирует все - каждого зрителя, каждый взгляд. он продает мнение. он внушает мысли. капитолий велик. игры нужны. игры великолепны. капитолий любит игры. дистрикты боятся игр. голос звучит куда приятнее, чем обычная пропаганда. потому что голос манипулирует изящнее и тоньше. и исход его манипуляций куда страшнее.

голос звучит в головах всего панема - и ему это нравится. голос поможет подготовить почву для увеселения капитолия. и для ужаса каждого дистрикта. ведь то, что будет "до" и "после" - его поле. и голос отлично умеет его минировать.

пример поста

хибари нравится запах чужого пламени — кея о нем непременно подумает позже. у савады пламя пахнет небом над намимори и самую капельку воздухом после дождя, сладковато-свежим озоном, от которого легче дышится. у дино пламя пахнет солнцеликой сицилией и горячим итальянским небом, а кожа — шоколадом, сандаловым деревом и немного антисептиком. у такеши пламя пахнет дождем над храмом и мокрым железом самурайского клинка. у мукуро пламя пахнет всем, чем он захочет, но с каждым годом хибари все сильнее проникает сквозь его ложь и чует запах пряного болота и каких-то химикатов. у занзаса пламя пахнет совсем по-другому. пламя занзаса пахнет лесным пожаром и грохочущим во время тайфуна ветром. хибари втягивает полной грудью — хибари любит тайфуны. когда в его день рождения запускают карпов в небо, хибари нравится смотреть, как тайфун срывает их в черные от свинцовых туч небеса. хибари находит это символичным. спать во время тайфуна очень приятно. хибари нравится рев ветра. хибари устраивает запах. пламя сильное. хибари скалит пасть и слегка наклоняется вперед, чтобы почуять больше. запах паленой плоти доводит хибари до состояния предсмертного экстаза. других, вероятно — до предсмертной агонии. у хибари иное восприятие вопроса.

когда хибари сражается с такеши ради тренировок, реборн вкрадчиво такеши советует. реборн вкрадчиво говорит, что с хибари сложно. хибари очень быстро анализирует не только поле боя, но и своего противника. мозг хибари так устроен — хибари из хищника поднимается в безраздельные сверххищники год за годом. хибари в состоянии быстро выработать стратегию. хибари в состоянии быстро найти слабые места. хибари в состоянии менять тактику. хибари — не сапер, хибари — сверххищник. хибари может ошибиться, пережить это — и выйти победителем. хибари может позволить себя ударить, чтобы подобраться. хибари с цепи не срывается — в вонголе нет цепи для хибари. хибари не дает передохнуть — если речь не о без секунды трупах в каком-то помещении. они — передохнут. ударение довольно однозначное. реборн понимает, что хибари нужно сражаться, что ему это жизненно необходимо. потому что у хибари не смесь двух типов пламени — у него каждое отдельно взятое пламя чистейшей пробы и невероятного давления. оно хибари изнутри мучает — потому что не может найти успокоения. облака без неба не существуют как концепция. облака без неба — это маленькие барашки без лужка. дыхание умирающее на морозе. хибари нужно сражаться с кем-то, кто займет его достаточно, чтобы сорвать большую часть пламени. коробочка уже слабо помогает. кольцо тоже. хибари некуда девать. поэтому все зачистки — для хибари. чтобы он сорвался — и это было полезно. хибари из самого сильного хранителя семьи становится постепенно не менее большой опасностью. у хибари все больше опыта — и убить его все труднее. хибари нужно сорваться — чтобы кости перестало ломить. пусть лучше ломит от удара, чем изнутри. хибари неосознанно хочет, чтобы это кончилось поскорее. хибари часто спит — чтобы не чувствовать. хибари вдалбливает оружие до мясного чвокания — чтобы заглушить дробь в ушах от рева собственного пламени. иногда хибари кажется, что он сходит с ума.

но сейчас — сейчас хибари хорошо. хибари довольно выдыхает, когда ему прилетает в солнечное сплетение — хибари не больно. хибари хорошо. хибари нравится сражаться с занзасом — хибари или заснет, или сорвет все, что его гложет, чтобы спокойно жить. хибари примеряется в ответ — подпускает ближе. хибари хочет промять занзасу ребро за ребром. хибари хочет сломать занзасу хребет. хибари хочет загрызть его. хибари безмерно и безумно хочет очень много. от занзаса — больше. реборн хибари все меньше интересен. занзас остается гештальтом. хибари приятно его закрывать. хибари безмятежен и спокоен. но он правда рад. хибари хочет переломать занзасу пальцы и выбить зубы — по лицу хибари бьет. хибари плевать, куда бить, если там можно что-то сломать. нос хибари закономерно ломает в ответ на сломанную ключицу. хибари нравится это чувство. кость ходит ходуном — и хибари это приятно.

хибари не нравится только одно. что занзас сражается пламенем, но не оружием. хибари хочет больше — хибари всегда нужно больше. иначе хибари приспособится. иначе выработает тактику. реборн был этим интересен — леон буквально любое оружие. но без него опций меньше. хибари знает — в течении нескольких лет он сможет подмять реборна (знает и реборн). реборн никогда не был гештальтом. занзас должен взяться за оружие.

хибари замирает в нескольких шагах и поводит плечами (до упоительно болезненного движения ключицей, хибари давно не чувствовал себя до такой степени живым)

— вытащи, — хибари смотрит спокойно и слегка поводит плечом, о, как же ему начинает нравится это скребущее чувство, как ему забавно чувствовать пули у лопатки, хибари судорожно выдыхает и едва заметно улыбается, хибари не просит, хибари не требует, хибари просто констатирует факт, у хибари голос терпеливый и спокойный, вкрадчивый, хибари так голоден, что хочет сожрать всего занзаса целиком, — вытащи свое оружие.

потому что хибари не видит причин не убивать. хибари не видит причин сдерживаться — хибари сам не чувствует, как собственное пламя раздувается, как ползет по венам к самому сердцу, чтобы спалить в нем все без остатка, хибари так приятно разделить с кем-то запах крови впервые, хибари впервые вообще соглашается с кем-то делить территорию. хибари не убивает взглядом и не режет — плавит и топит в крови. от потери собственной крови хибари не плохо и не больно. у хибари слегка темнеет в глазах — и ему от этого ужасающе приятно. хибари приятно вспоминать, что в нем осталось человечного.

Отредактировано divheather (05.02.2024 23:25:41)

0

5

voltage*
[вольтаж - 16-18]

https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/45/453935.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/0c/54/45/706441.gif
[tom holland*]

[indent] » 5th district  tribute


Мы заключаем с тобой сделку, что подпишем кровью,
Не читая подробности…


*можно сменить на ваш вкус

Факты

- Сирота, содержит какое-то количество младших братьев-сестер, из-за чего рано встал на скользкий путь преступности.
- Видел в этой жизни ОЧЕНЬ много плохого – степень треша и стекла на ваше усмотрение, но ментально Вольтаж давным-давно седой и взрослый.
- Зачатки гения Бити – дайте мальчику в руки хоть что-нибудь, и он даст прикурить большинству взрослых инженеров.
- На Игры его отправили за преступность, либо перешел дорогу кому-то не тому. Но в любом случае он сам предложил этот вариант вместо гарантированной смерти и готов драться до конца, чтоб вернуться.
- Случайно познакомился с девочкой из Первого и из-за затягивающихся Игр между ними сложилось общение, на которое он не знает, как реагировать и пытается убедить себя, что это только ради выживания, но понимает, что впервые начинает верить, что мир – это не бойня, что люди могут быть человечными.

Вольт думает, что хуже уже быть не может, но каждый раз жизнь, словно в насмешку, доказывает – может. 
Он рано осиротел, рано столкнулся с человеческой жестокостью и необходимость добывать себе деньги, еду, выбивать право на жизнь, нести ответственность за младших. У него паршивый характер и послужной список преступлений от шантажа и воровства до торговли наркотой и подсовывание ее в поезд между Дистриктами далеко не от хороших условий и желания быть плохим. Вольту не повезло родиться в Пятом, не повезло быть старшим для младших братьев и сестер, не повезло оказаться слишком человечным, чтобы не бросить их на произвол судьбы, не повезло быть до одури хорошеньким, чтобы это не пытались использовать окружающие…
Единственное, с чем ему повезло, так это с мозгами.  Вольтаж если не вундеркинд, то очень близок к этому – ему удалось окончить школу раньше сверстников, даже почти не появляясь там, он пробился в помощники инженера на электростанции, придумал схему, как незаметно подворовывать, как сплавлять украденное, как вступить в местную шайку. Вольт просчитался только в одном – на каждую старуху найдется проруха, и однажды его поймали. А за такое, говорят, к стенке ставят или руки отрубить могут, что тоже равносильно смерти и для него, и для сестер. Вольт всю жизнь торгуется со смертью и в этот раз сделал все, что мог – он согласился поехать на Игры, потому что оттуда есть шанс вернуться. И навсегда забыть про бедность, преступность… А кошмаров он не боится, потому что живет в них.
"Хочешь расскажу тебе историю, мой друг,
О том, как бабочку полюбил паук?
Конец уже известен наперёд -
Рано или поздно один другого убьет"

Электра врывается в его жизнь ураганом. Слишком чистая, слишком добрая, слишком светлая. Он старается ее поломать – словами, запугиваниями, безразличием… В конце концов, на Играх друзей нет. В жизни вообще все друг другу волки. Все, кроме них… Вольтаж находит под подушкой конфеты и дурацкие стихи. Видит за косяком мелькнувшие рыжие волосы и почему-то вместо раздражения ощущает горечь сожаления.   
Она слушает его, раскрыв рот, про Пятый. Он смеется над ее мечтой там жить. Им бы поменяться – ему бы в роскошь Первого, ей к электростанциям Пятого, но все, что у них есть – это несколько дней до арены, где они должны убить друг друга. Или сначала убить других. Вольтаж все чаще об этом думает, когда здраво оценивает, что в одиночку не выжить. Или потому, что ему нравится слушать безумные выдумки и проверять границы чужого оптимизма?  Нет, конечно же, нет – он просто старается придумать стратегию и использовать чужую наивность совсем не зазорно… Правда же?

От игрока
пример поста

Самое лучшее в поезде — это окно. И конфеты. И мисс Мими. То есть в обратном порядке — мисс Мими, конфеты и окно. Электре кажется, что она готова провести здесь всю жизнь: сидеть на мягком диване, пить воду, наедаться шоколадом и задавать вопросы ментору, которая от них не отмахивается, даже если они совсем не про Игры. Нет, конечно, Спаркл помнит, куда они едут, но это кажется таким... очевидным, что тысячу раз нет смысла обсуждать, куда интереснее спросить, как делают эту странную форму в виде ракушек для сладостей, что такое марципан, может ли человек умереть от передоза сахаром — это было бы обидно — как выглядит настоящий лес, что можно съесть в лесу, «а вон там, за окном, лес?» и еще сотню безмерно важных вещей о Капитолии, как там одеваются, что едят, дадут ли им косметику и во что оденут на арену... Было бы здорово взять с собой, например, духи — ими можно пшикнуть в глаз человеку или налить во фляжку вместо воды...

Электра генерирует идеи по применению куртки, ремня и резинки для волос, доедая очередную конфету со вкусом апельсина — это ее любимый, она определилась — и долго смотрит в окно, когда мисс Мими уходит к ее или своему напарнику, так проще называть мужскую часть их команды, которая совершенно не умеет творчески подходить к делу. Спаркл уверена, что они просто медленно, как и все мальчишки, соображают, но со временем проникнутся ее идеями, а пока можно и пейзаж поразглядывать. В Первом нет ни леса, ни полей, поэтому Электра старается все запомнить, глазеет часами на огромные деревья, бескрайние просторы, песчаные или глиняные склоны, речки и пруды, прокручивая в голове, что делать, если арена будет похожа на них. Проверят резинку для волос на прочность и приходит к выводу, что надо попросить стилиста, если она будет делать ей прическу на сами Игры, использовать и резинку, и ленты. Вообще-то это не очень честно — нельзя брать с собой что-то полезное, но Электра успокаивает себя, что это не мухлеж, а просто... нецелевое использование подручных материалов. Импровизация. Все же любят, когда по телевизору что-то интересное происходит, а все вокруг частенько упоминают, что Игры — это шоу. Часть про: «кровавое, уродское, жестокое» Спаркл как-то пропускает. А ленточки ей будут полезны. И резинки тоже.

Вообще всё будет полезно, как говорит ей мисс Мими, которая, наверное, единственная, кроме родителей, кто не отмахивается от ее идей. Наоборот, слушает, улыбается, подбадривает, не ругается за слишком громкий смех или хлопанье в ладоши, разрешает есть столько, сколько захочется – Электру, правда, слегка подташнивает, но она уже успела озвучить ментору, что это тоже стратегия: каждый лишний килограмм – потенциальный день жизни в голоде, когда остальные умрут. Тут ведь главное самой себе хуже не сделать, но Спаркл старается слушать внимательно про предыдущие Игры, про то, как выиграла сама мисс Мими, как выиграла мисс Юдзу, про самую первую победу их дистрикта. В какой-то момент ей даже начинает нравиться эта своеобразная игра – придумай, что сделать в такой-то ситуации, пока получается отбиваться от скребущегося где-то на задворках опасения о смерти. Чужой. Или своей. Сложно сказать, что кажется более… одиноким.

Электра не то чтобы боится – нет, хорошо, она признается, что боится и от этого ее постоянно тянет есть, но это единственная мысль, которую девочка не озвучивает, — но уснуть в Капитолии не получается. В поезде было проще: допоздна сидишь у окна и незаметно засыпаешь на диване, как будто отвлекся от семейного вечера. Спаркл ведь даже в свое купе только переодеваться и умываться заходила, потом было не до этого. Здесь же у нее целая комната, которая кажется огромной. И пустой, отчего впервые становится совсем неуютно. Даже на Жатве так не было. В груди поселяется противное тянущее чувство, от которого хочется приобнять себя за плечи, а лучше свернуться в комочек и лежать, смотря на цветные огоньки столицы – сейчас они напоминают Электре гирлянду из фольги, которая причудливо переливалась, они делали ее вместе с Джаспером и Нэйкр – младшими братом и сестрой, так как остальные были уже слишком взрослые, чтобы «заниматься такими глупостями», она висела в гостиной и по вечерам давала красивые отблески на стены.

Почему-то сразу вспоминается мама, запах лукового супа, папины объятия, когда они налетали на него всем скопом – Электра старается сжать собственные плечи покрепче, но все равно чувсвует, как почему-то они дрожат. С ней никогда такого не было. Она не плакала, даже когда била коленки или ее обзывали. Не ревела, когда сломала руку… А сейчас почему-то так хочется. Сколько ни моргай эти противные соленые капли скапливаются в уголках глаз, а в горле встает мерзкий комок.
Нет уж, нельзя-нельзя реветь. Подумаешь – соскучилась. Развела тут сопли. У нее впереди, как сказала мисс Мими, университет, а она тут разревелась, как младенец. То же мне – будущий победитель…

Спаркл открывает глаза, садится, поглубже вдыхает, с силой трет щеки и встает на ноги, считая кровать во всем виноватой. У окна лучше – и огоньки красивые, и можно представить, что за спиной все братья и сестры сидят за столом, папа настраивает радио, а мама несет супницу…
— А? – голос наставницы заставляет растерянно обернуться, чуть приоткрыв рот от удивления и тут же кивая, — Да, очень красиво, — улыбка получается, но какая-то неправильная, Электра и сама это чувствует, обводя пальцем контуры здания, что виднеется за стеклом, прежде чем вновь посмотреть на мисс Мими, что подходит ближе.

Она такая красивая… Это было понятно сразу, но сейчас, в отблесках ночных огней, в полумраке комнаты, девушка кажется еще элегантнее, изящнее, спокойнее, мудрее. Как будто бы наконец вернулась домой и здесь все принадлежит ей, как настоящей принцессе. Такой вот вечно прекрасной, всегда доброй к своим поданным и самой любимой своим народом. Как в сказках. Она же тоже говорила, что столица – это возможности. А еще ментор похожа на сестру – да, у нее черные волосы, темные глаза, куда более аккуратный нос и тонкие руки, но Электра забывает вдохнуть, когда на мгновение ей мерещится знакомый силуэт. Как будто гирлянда и фольги отсвечивает.

— Мими, — Спаркл не выдерживает, тихо, словно стесняясь, что нарушила приличия, хоть её и просили так делать с самого начала, окликает ментора, — А… можно тебя обнять?
Вопрос звучит как-то неловко, но Электра не отводит взгляд, только нервно заламывает пальцы и поглубже вдыхает, зная, что взрослые не любят такие глупости и сейчас нужно будет снова улыбнуться и сказать, что да, конечно, ничего страшного, это было неуместно и надо спать. Только вот не получается – Спаркл кидает искоса взгляд на кровать, что кажется ей сейчас самым страшным врагом, прежде чем добавить еще тише и смущенно:

— Всего один разочек. Я… немного боюсь, — впервые с момента Жатвы Электра решает это озвучить, с надеждой глядя на мисс – нет, просто Мими, — Я никогда не спала одна. И вообще не оставалась одна. Это так странно… — и плакать почему-то снова хочется, и нос предательски щиплет, но Спаркл еще держится, только покрепче сжимая кулаки и скрещивая пальцы, словно высшие силы ей сейчас обязательно помогут.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Нестандарт; » panem. the bell jar


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно