полезные ссылки
17.06-20.06
#Ренмай #1 [17.06-23.06]
Ренмай#1 [17.06-23.06]
[the marauders: danse macabre]

Волшебный мир Роулинг, 1983 год, dark!AU
[PULSE]

держи руку на пульсе вместе с нами 24/7
[Kelmora. Hollow Crown]

авторский мир // фэнтези // хорнимуд каждую неделю

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока | кросс, 1 поколение гп, антонин долохов к нарциссе блэк


ищу игрока | кросс, 1 поколение гп, антонин долохов к нарциссе блэк

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://nostresscross.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Tom Hiddleston
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Нарцисса Блэк

● ANTONIN DOLOHOV ●
●  j.k. rowling's wizarding world ● назови себя сам — у меня нет слов ●
https://64.media.tumblr.com/e2d31df034cb37e15d5d80f8200481cd/tumblr_px3or5Bfoh1sfipr1o1_250.gifv https://64.media.tumblr.com/6624930edd7173a45c2c7e330cc1c8f1/tumblr_px3or5Bfoh1sfipr1o5_250.gifv
tom hiddleston

● о тебе мне нашептали звёзды ●
нельзя вернуть прошлое
Цисси — 15, Антону — 35.

Под ногами хрустит недавно выпавший снег. Нарцисса мысками своих шелковых туфель цепляется за высокие ступени мраморной лестницы, стараясь не опускать голову вниз, потому что Блэки всегда должны смотреть на всех свысока. У неё немного нервная улыбка и замерзшие пальцы в кружевных перчатках. Не проходит и пары секунд, как она поскальзывается, шумно выдыхая и пытаясь поймать в воздухе невидимую опору. Помощь приходить сразу — чьи-то сильные руки умело подхватывают её за талию и крепко сжимают, смешливо шепча на ухо:
Мисс Блэк, вам надо быть аккуратнее.
Мистер Долохов, ... благодарю вас.
Антон.
... Нарцисса..
Его руки чуть заметнее надавливают на талию под теплой зимней мантией, но после Антон вальяжно убирает их за спину, кивая вперёд. Долохов нарочно опоздывает к началу рождественского приёма в Малфой-мэнор, а вот что снаружи делает Нарцисса — остаётся загадкой.
Где-то здесь и начинаются их странные, зазывающие друг друга отношения. Антон с удивлением для себя запоминает своё отражение в её испуганных голубых глазах, а Цисси — эту легкость и силу его рук, которые ещё ни раз за всю жизнь будут готовы поймать её при любом намеке на падение. А ещё в тот момент он пахнет табаком и чем-то древесным. Этот запах преследут её весь вечер и даже на следующий день смешивается с её цветочным.

В январе, когда ей исполняется шестнадцать, в совином вихре записок с поздравлениями приходит короткое письмо: «С днём рождения, Нарцисса. Надеюсь, ты будешь аккуратнее в новом году.». Она читает строки несколько раз, ища после них хоть какую-то подпись, потому что слова звучат как угроза. Но застывает, вспоминая светский ужин за длинным столом с плавно летающими в воздухе свечами и знакомый взгляд темных глаз, устремленный в её сторону. Долохов — друг семьи. Имеет ли он полное право отправить ей послание? Наверное, да. Только Нарцисса решает никому об этом не рассказывать, аккуратным почерком спешно выводя на оторванном клочке бумаги — «Спасибо. Я буду.» — и вкладывая небрежное письмо в лапы серого недовольного филина. Ответ не заставляет себя ждать.

Цисси — 20, Антону — 40.

Нарцисса смеётся, утыкаясь носом в белую огромную подушку. Высокие французские окна полностью раскрыты. Белые занавески настолько длинные, что при каждом дуновении ветра долетают до края их кровати. На улице — поздняя осень, но листва всё ещё не опала полностью. Антон водит пальцами по её обнаженной спине и внимательно наблюдает за её трясущимися плечами. Ей, правда, смешно. Долохов молчит, слегка улыбаясь.
Вот уже пару лет, как Цисси живёт на два города: Лондон и Париж. Ей нравится столица Франции своими революционными взглядами и свободой. Она с интересом смотрит по сторонам, ходит на светские вечера, скупает произведения искусства и пишет письма маме, которая постоянно передает «привет» любимой Франции, но настаивает на том, чтобы в путешествие с Цисси отправлялась компаньонка. Иначе это просто неприлично молодой волшебнице разъезжать одной. Семья всегда нехотя отпускает её, но Нарцисса к своим двадцати годам уже умеет говорить твёрдое «нет» и решительное «я так хочу», поэтому мать лишь недовольно вздыхает, надеясь, что предстоящий брак, о котором ведутся кулуарные разговоры, успокоит внезапно-свободную дочь.
Каждый раз Долохов умело усыпляет компаньонку. Долохов, в принципе, довольно-таки умелый. Цисси им открыто восторгается. Уже несколько лет между ними то ли особенная дружба, то ли болезненная привязанность. На самом деле, в том январе Антон не собирался ей писать, а про день рождения узнал случайно, потому что именно в этот день встречался с её отцом по каким-то очень важным делам. Сигнус Блэк при нём отправил сову младшей дочери, и Долохову почему-то тоже захотелось ей написать и, возможно, ещё раз увидеть своё отражение в её небесных глазах. Даже для себя, довольно неоднозначной личности, игры с такой юной леди оказались по-настоящему внезапны. Но она ответила, чем несомненно подогрела его интерес.
Письма сыпались как снег в день рождественского приёма у Малфоев. Поначалу были короткими, буквально одна строчка. Смешными, серьёзными, непонятными, но никогда — пустыми. В паре строк таился какой-то смысл: будь то настроение или обстановка вокруг. Антон и Цисси делились друг с другом мелочами и чем-то серьезным. И сами не заметили, как стали близки.

Цисси — 22, Антону — 42.

У Антона много дел. Последнее время он особенно часто добавляет это в своих безымянных записках. А иногда позволяет себе и вовсе не отвечать на её письма. Цисси ловит себя на мысли, что это почему-то правильно: всё его охладевшее отношение и её угасающий интерес к нему. Они никогда ничего друг другу не обещали. У них не существовало «навсегда». На таком простом правиле и держатся их крепкие отношения. Или держались — Цисси пока не понимает, стоит ли думать о нём в прошлом времени. Ей грустно, но спокойно. Никто (почти) так до сих пор про них и не знает. Нарциссе не хочется огласки, а Антону — лишнего внимания к своей и без того заметной персоне. К тому же, честь этой смеющейся дамы действительно важна для него. Они встречаются (или встречались?) редко, но на пару-тройку дней, наслаждаясь друг другом. Это (были?) не только любовные утехи, но и разговоры по душам, чтение книг вслух и даже несколько выходов в оперу и кабаре. Конечно, в масках, конечно, в черных мантиях и на закрытые места. Ей хорошо в такой игре, но в это время в мире происходят серьезные темные события. И у Антона много дел.

Молчание затягивается. Нарцисса перестает ему писать. И через несколько месяцев они снова встречаются на той самой лестнице в очередное Рождество. Вот только ей уже не нужна его помощь. Цисси уверенно вышагивает по ступеням в своих шелковых туфлях, слегка придерживая длинное кремовое платье. Долохов медленно следует за ней. Равняясь, они поворачивают головы друг к другу и безмолвно кивают.
Выходи за него.
У неё слегка дергается верхняя губа. То ли в улыбке, то ли в гримасе. Так ничего и не ответив, Нарцисса уходит. В дверях празднично украшенного мэнора её уже ждёт будущий жених.

Играет небольшой оркестр. На приёме Цисси при всех принимает предложение Люциуса Малфоя, хотя, конечно, не без настоятельной рекомендации от своих родителей. Слова Антона эхом звучат в её ушах. Но от них не больно. От них, на удивление, никак. Звон бокалов перебивает неясные мысли, и она радостно улыбается.
Гости в унисон замечают, что невеста, кажется, немного влюблена. У неё горят глаза и слегка трясутся руки. Малфой младший позволяет себе прилюдно дотронуться до талии новоиспеченной невесты, когда они оба принимают очередное поздравление. Долохов кивает им обоим, чуть усмехаясь. Цисси шагает ближе к Люциусу, от чего взгляд Антона становится темнее.
На этом вроде бы заканчивается их маленькая сказка.

Только вот Цисси — 25, а Антону — 45.

Она счастлива замужем. У неё чудесный сын и любящий муж. Обстановка вокруг чересчур нервная, но в их доме всё более-менее спокойно, потому что они есть друг у друга. Цисси доверяет Люциусу, смотрит только в его сторону и сжигает те редкие письма, которые приносит ей уже третий серый филин. В них одно и то же. Постоянно одно и то же:
Если б я только мог вернуться к началу... Если бы я мог вернуться к началу, я бы всё изменил.

● нужнее воздуха ●
— Это не та самая любовь (или?). Что-то другое, не такое чистое. Наверное, между ними могло бы случиться хрустальное чувство, если б Цисси не верила до последнего в то, что жизнь без любви = правильно (так учили в семье), а Антон всё-таки позволил бы себе что-то большее в её сторону(или позволил и не заметил?).
— Антон довольно фанатичен по отношению к ПС, но без настоящего безумия. Просто чистота крови = очень важно. А ещё власть. Ему точно должна быть важна власть. Поэтому отношения с Цисси в эту картину мира никогда толком не вписывались, но его тянуло, ему хотелось и ему было интересно.
Прошу, только совсем уж не сводите его с ума (Антон всё же умен, хорош собой, талантлив, прекрасно образован и, вообще, как будто непонятно, чего ему ещё надо от жизни? Откуда эти мысли про чистоту крови и прочее!). Хочется сделать его более лощеным (вот как на гифе), более светским. Возможно, наследником какого-то русского рода, члены которого когда-то иммигрировали в Лондон (или куда-то ещё в Европу?).
Долохов безусловно один из сильнейших волшебников своего времени, опытный дуэлянт. Но имеется у него слабое место (и я не про мисс Блэк) — заклинание парализации (тут я готова шутить, что мисс Блэк тоже его парализует).
— Возраст: можем увеличить лет на пять, потому что по канону он был старше (но мы можем менять так, как хотим!), внешность: предлагаю оставить Тома, но у меня имеется альтернатива. Биография, конечно, на вас. Готова обсуждать (и сделаю это с радостью).
— Здесь я описала больше их отношения, чем сюжетную составляющую. Но мне бы хотелось, чтобы мы с вами надумали сюжетные линии, учитывая ПС и прочих весёлых ребят в то время. А играть давайте с самого начала?
— Антон точно всегда будет очень лоялен к Нарциссе. Хоть она и глубоко замужем за Люциусом. И даже (зацепка на сюжет) может как-то помочь Люци при всех этих играх в ПС, когда Малфой, допустим, оступится. Поможет Долохов нехотя, но по просьбе своей дорогой мисс Блэк.
— Да, я действительно хочу ещё больше сумасшествия добавить в голову темного волшебника всем этим сюжетом. А почему нет?
— Да, это не означает, что у него не может быть отношений с другими женщинами. Конечно, может. Конечно, они есть. Просто они не мисс Блэк. Так бывает. Не везде же ему быть успешным! Не надо было десять лет назад смотреть на неё за рождественским ужином.
— Послушайте трек в начале заявки, очень вдохновляет.
***
— Пишу с заглавными – мне так лучше, и было бы здорово, если вам тоже. В среднем выходит пять-шесть тысяч знаков (но я могу расписаться до луны, подстроюсь). Скорость разная. Особо не требую ничего, кроме желания играть-обсуждать и предупреждать, если собираетесь надолго пропасть.
— Приходите скорее! ♥ С постом! х)

узнай мою историю на этих страницах

Пока здесь постов нет, поэтому прикладываю другой.
Поезд тронулся.
В коридорах Хогвартс-экспресса зазвучали веселые и требовательные голоса студентов школы – кто-то хотел побыстрее усесться в свое купе, чтобы начать обмениваться впечатлениями после лета, а кто-то желал скрыться ото всех, дабы хотя бы немного оттянуть момент, когда придется снова со всеми общаться и погружаться в общественную жизнь. Нарцисса относила себя ко второй группе учеников, поэтому одной из первых добралась до самого дальнего купе и аккуратно прикрыла за собой дверь. Надеясь, что до неё почти никто не доберется, она чуть приподняла юбку и опустила обе ноги на соседнее сидение, притянув к себе учебник по истории магии – за лето ей удалось неплохо подготовиться к шестому курсу, но этим утром в голове возник вопрос: "Какими заклинаниями или отварами лечили магическую лихорадку во Франции восемнадцатого века?", поэтому Цисси во время пути в Хогвартс решила немного развлечь себя изучением ненужного школьного материала.
Нарцисса всегда слыла увлекающейся натурой, поэтому часто внезапно переключала своё любопытство с одного занятия на другое: будь то конный спорт, освоение метлы в раннем возрасте (мама была против) или арабский язык (отец лишь развел руками в разные стороны). На самом деле, в детстве она наслушалась историй про Египет и величественные пирамиды с их не менее величественными правителями, поэтому ей понадобилось нырнуть в египетский язык, но он оказался настолько мертвым и сложным, что дело добралось только до арабского – более понятного и все-таки используемого в восточных странах. Произношение давалось с трудом, а вот письменность с каждым занятием становилась всё лучше и лучше. Цисси бросила увеление пару лет назад, чем безмерно расстроила своего преподавателя по восточной культуре. Она пообещала вернуться в скором времени, как только её сердце снова воспылает к чему-то столь неведомому, как цивилизация Древнего Египта. Кстати, в Каир её так и не пустили, напрочь отказавшись даже сопровождать – город славился высокой преступностью и полным отсутствием морали. Из-за этого ей ещё больше хотелось посмотреть на этот "другой" мир, но привязка к семье "Блэк" и неимение сертификата "взрослого волшебника" не позволили ей сделать мечту явью. В общем-то, мисс Блэк не отчаивалась. Она редко позволяла себе падать духом – будучи младшей из трёх сестер ей много раз довелось доказывать свою значимость и не менее важное мнение по сравнению с другими. Хотя, они и крепко дружили втроем, но всё равно некий дух соперничества присутствовал – наверное, этому поспособствовали родители. Но Цисси ещё не успела в этом разобраться. Сестёр она очень любила – это являлось основополагающим для их отношений.

Дверь купе внезапно скрипнула, и Нарцисса сразу же прикрыла свои колени заведомо приготовленной для этого дорожной мантией – сидеть с приподнятой юбкой все-таки считалось верхом неприличия, но ей так нравилась эта поза, что даже здесь она себе позволяла чуточку шкодить. Никто бы это и не заметил, просто надо было всегда очень быстро реагировать. Цисси медленно покачала головой продавщице сладостей, и, когда та стала закрывать дверцу обратно, все-таки достала крупный мешочек с монетами.
– Подождите, пожалуйста. – Шепнула Нарцисса. 
Продавщица в своем длинном объемном платье коричневого цвета с зелеными массивными пуговицами смотрелась как залежавшаеся шоколадная конфета. Цисси почувствовала себя голодной. Наверное, зря она отказалась от обеда в поместье – родители свели это всё к легкой нервозности своей дочери, что почти всегда возникала у неё с приближением сентября. Каждый школьный год её сильно будоражил и одновременно пугал. Правда, до этого она так и не смогла пока разобраться, чем именно, а в этом году родители сделали серьезное объявление, и завтраки-обеды-ужины стали безвкусными.
– А есть что-то с малиной?
– Взрывающиеся леденцы, слойка и кекс к завтраку.
– А внутри кекса кусочки ягод?

Нарцисса с интересом подалась вперед.
– Да, милая. Но леденцы тоже очень вкусные, мои внуки обожают их.
Ей было не очень интересно слушать про потомство женщины, но Нарцисса всё равно улыбнулась продавщице.
– М, ну хорошо. Тогда мне кекс и леденцы, пожалуйста.
Она достала пару монет из серо-черного кожаного мешочка и забрала сладости, аккуратно опустив их на кресло рядом со своей школьной сумкой и учебником по истории. Мантия немного слетела с её колен, но Цисси легко вернула её обратно и проследила за тем, как дверь купе снова захлопнулась.
Леденцы и, правда, оказались взрывающимися – во рту, не переставая, что-то лопалось и скрежетало. В таком положении читать про Францию и таинственное лекарство оказалось совершенно невозможно, поэтому она отложила книгу, забралась с ногами на свой диванчик, как всегда прикрыв колени мантией, и стала смотреть в окно – они въезжали в дождливую зону, поэтому эти малиновые взрывы красиво сопровождали раскаты грома и продолжительный дождь.
Ей стало грустно.
Вроде бы держалась до самого прощания с родителями и домом, встречи с однокурсниками, а вот сейчас, с этими дурацкими лопающимися конфетами со вкусом малины, с этим дождем, с этой неизбежностью после семейного совета всё как-то перекрасилось в более темные тона. Цисси никогда не питала надежд, что ей позволят выбрать мужа самой. Просто чуть-чуть про себя все-таки надеялась, что этот момент можно будет оттянуть, потому что какой смысл в их современное время озвучивать помолвки так рано? Как будто нечего было больше обсуждать за воскресным чаем с пышными пирожными.
Они с Люциусом уже успели обменяться приветственными взглядам на перроне платформы – выбор родителей, безусловно, оказался отличным. Прекрасный род, чистейшая кровь, внушительное состояние, одно из лучших воспитаний, но что-то там внутри скребло и скребло. Как будто у неё забрали разом детство, свободу, спокойствие и её саму. Чудилось, что она себе больше никак не принадлежала – от этого делалось ещё тоскливее. К тому же, за последний год её сердце так по-новому стало биться рядом с...
Кто-то дернул ручку на входной двери, и Цисси резко обернулась. Светлые пряди распущенных волос картинно упали на её лицо, и пока она их заправляла за уши, внутрь купе зашли, наполняя пространство свежестью и игривым настроением – от одного его вида ей хотелось улыбаться. Поэтому уголки её губ приподнялись, а глаза заблестели.
– Здравствуй, Сириус.
Цисси немного дернулась вперед, придерживая мантию на своих коленях.
– Я купила тебе твой любимый малиновый кекс, – кивнув на запечатанную коробку с эмблемой "Сладкого королевства", Цисси восторженно посмотрела на друга. Внутри зашелестели крылья бабочек. И всё как-то само собой озарилось и стало прекрасным. Хотя бы на это мгновение. – Как дела?
Ты, наверное, уже знаешь. Но я так рада тебя видеть. Они ни разу не общались после громких новостей. М, он меня искал?

краткое досье на мисс Блэк

●  NARCISSA BLACK (MALFOY) ●
● j.k. rowling's wizarding world ●
https://i.ibb.co/cC712Gj/ezgif-4-c219a789f3.jpg https://i.ibb.co/ryqhm0t/ezgif-2-3f90bf979c.jpg
● родилась в начале января 1955 года ● колдунья ● лондон-париж ● светская дама ● nicola peltz & somebody else ●

● ИНФОРМАЦИЯ ●
[на самом деле мне нравилась только ты]

[indent] «О, Цисси»
[indent] Если б меня спросили, что именно за всю жизнь чаще всего я слышала в свою сторону, то это несомненно было бы «О, Цисси». Я бы назвала так о себе целую серию книг или маленький очерк на тему, как одной танцевать в огромной бальной зале с целой толпой разадетых румяных волшебников. Они бы смотрели все на меня горящими глазами, тянули бы ко мне свои длинные пальцы, укрытые в снежно-белые перчатки, и шептали-шептали-шептали: «О, Цисси». Кто-то с укором, кто-то с нескрываемым восторгом, кто-то – смеясь, а кто-то – закатывая глаза. И никто бы из них ко мне так и не решился подойти.
[indent] Редко я ощущала на себе равнодушие.
Мои дорогие сёстры говорили, что в меня невозможно не влюбиться. Но любовь бывает разной – это я, правда, поняла не сразу. С самого детства я кружилась одна вокруг благоухающих розами садов, увесистых книжных полок, сдержанных семейных встреч и любых других собраний, на которых меня никто не брал за руку. Одна в центре внимания, одна вне чьих-либо объятий. Мне порой казалось, что между мной и миром стояла прозрачная стена из непробиваемого стекла. Родители меня искренне любили, но крепко за плечи не обнимали, вели себя аккуратно, как подобало нашей особенной фамилии. Правда, мне повезло больше – по сравнению со старшими сестрами, я словно купалась в их чувствах, теплых взглядах и даже похвалах.
[indent] «О, Цисси, как ты играешь на рояле!»
[indent] «О, Цисси, ты прекрасно говоришь по-французски»
[indent] «О, Цисси, твой учитель танцев крайне доволен твоими успехами»

На мне как будто бы восполняли то, что недодали Меде и Белле. Это я тоже поняла не сразу.
И я любила черный цвет – как и все мы. В нём считывалось всё про семью, любовь, поступки и этот запах домашних роз, что цвели только в поместье у Блэков. Увы, мне так и не удалось их вырастить у себя в новом доме.
[indent]Когда Меда «исчезла», я замолчала на пару дней. Почему-то по глупости винила себя в том, что случилось. Казалось, скажи я родителям раньше или найди правильные слова, чтобы остановить её от опрометчивого, на вгляд-всего-общества и, наверное, на мой тоже, поступка. Я ведь всё видела. Мне было достаточно повернуться в сторону того, кто, кажется, надкусил её огромное сердце. Жалеет ли она теперь? Скучает ли по мне?...
Ведь такая любовь всегда отметалась в сторону. Мне хотелось крикнуть ей в спину: «Меда, это не то, чему нас учили!». Ведь учили же не просто так. Да? Здесь я снова всё поняла не сразу. Помню, как после двухдневного молчания прикладывала сухие лепестки маминых цветов к своим горючим слезами, нервно смеялась над собой, представляя, как жалко я смотрелась со стороны, и думая, что хоть что-то могла исправить.
[indent] На несколько лет я вцепилась ногтями-зубами-словами в Беллу, но со старшей из нас творилось страшное. Она себя теряла. Этот черный цвет, горящий в её глазах, с каждым днем пугал меня всё больше. Случалось, что мне не хватало духу ей что-то сказать, а потом я так долго жалела, что не смогла. Корила себя, как за прощание с Медой. Я старалась быть ближе, но каждый мой шаг навстречу увеличивал между нами расстояние ещё на два.
[indent] Беллы «не стало» ночью. И я осталась совсем одна. Сама с собой.
Тогда-то звонкое «одна» звучало эхом в коридорах, по которым я гордо шла, неся за плечами историю фамилии Блэк. Со временем я привыкла и к одиночеству, и к противному эху, и к этим многолюдным, но одновременно пустым бальным залам, любопытным взглядам, тянущимся ко мне рукам и давящей на плечи огромной утрате. Слёзы сменились светской холодной улыбкой, неудобные вопросы опускались легкой колючей ухмылкой, а морозное одиночество стало моим новым лучшим другом.
И даже когда я вышла замуж, оно не оставило меня. Мы продолжили непринужденно вальсировать вместе, играючи отталкиваясь от ядовито-сладкого: «О, Цисси».

Отредактировано doitforme (08.01.2024 01:03:08)

+2

2


0

3

жду!

Отредактировано doitforme (07.01.2024 19:47:33)

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока | кросс, 1 поколение гп, антонин долохов к нарциссе блэк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно