полезные ссылки
22.02-25.02
#43 [05.02-19.02]
#43 [05.02-19.02]
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Партнерство » no stress cross


no stress cross

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/7AhHJXp.png

Отредактировано fire ember (24.02.2024 18:38:45)

+1

2

● BAGHRA MOROZOVA ●
● the grishaverse ● матушка ●
https://i.imgur.com/cShVxqF.gif https://i.imgur.com/lnhGU8w.gif
Janet Montgomery

● о тебе мне нашептали звёзды ●
Know that I loved you. Know that it was not enough.
Багра Морозова. Черная Ведьма. Мадрая. Некогда самый близкий и единственный близкий человек на протяжении столетий. Александр - целиком и полностью "продукт" и воплощение ее амбиций и гордости, которые она вкладывала в его образ мыслей, душу и сердце с самого детства, и с плодами которых в конечном итоге не смогла примириться, но было уже поздно.
Думаю, будет лишним пересказывать здесь всю витиеватую биографию Багры, ведь если вы заинтересовались заявкой, наверняка все это вам и так известно и вызвало интерес. Хочу сказать лишь, что вижу ее не дряхлой старухой, как может показаться из некоторых книжных описаний, или в сериале из-за выбора достаточно пожилой актрисы на ее роль. Багра не утратила прежней красоты, время лишь заострило ее черты, ожесточило взгляд пронзительных, пробирающих до костей, беззвездных черных глаз. Бледность ее кожи придает ей зачастую нездоровый вид, несколько потусторонний и пугающий. Губы чаще сжаты в строгую, непримиримую линию, выдавая непоколебимое упрямство и волю. Длинные черные волосы не потеряли своей угольной черноты, но более не блестят на солнце, как раньше, напоминая вороново крыло. Она выглядит как сама вечность, закованная в тело женщины в расцвете лет. Стоит ей посмотреть на вас, заглядывая в душу, и это чувствуется кожей.
Ей всегда холодно, словно солнечный свет и какое бы то ни было тепло не может растопить заледеневшую вечность. Смотря на нее, легко можно усмотреть внешнее сходство между ней и Александром - те же глаза, те же волосы, та же надменность и уверенность. В ней с легкостью можно узнать ту притягательную, яркую женщину, которой она была столетия назад, сводя мужчин с ума, используя их расположение в собственных целях. Ради себя и главное - ради сына она была готова выжечь целые деревни, пожертвовать сотнями невинных душ.
И в этом я вижу всю эту многогранную сложность их отношений. Багра давно не поддерживает сына в его начинаниях и стремлениях, но уже поздно пытаться его переубедить. Все тщетно. Она не оставляет борьбу, но она не та мать, которая пожертвует жизнью сына ради спасения мира, даже если в глазах маленькой святой она в какой-то момент кажется именно такой. Ее предательство было продиктовано вовсе не состраданием к сироте из Керамзина, хотя, надо сказать, она испытывает к ней тень светлых чувств. Она помогает ей сбежать, потому что верит, что в Заклинательнице Солнца - погибель ее сына, и готова сделать все, чтобы та оказалась как можно дальше, даже ценой предательства.
По нашей версии Александр не лишил мать зрения (хотя это обговариваемо), а оставил над материнским сердцем росчерк ничегои - незаживающую рану как вечное напоминание о ее предательстве.

● нужнее воздуха ●
Если возьмете этого персонажа, пожалуйста, будьте в самом деле увлечены историей Багрой, стеклом ее взаимоотношений с сыном. Буду очень рад вашим хэдканонам, обсуждениям, вовлеченности. Окружу навязчивым вниманием и графикой. Алина тоже будет очень рада с вами поиграть! Жду от вас среднюю скорость игры - пост в неделю было бы отлично, в более медленном темпе играть уже несколько проблематично - теряется некий игровой драйв и вдохновение.
Хотя в одном из видео для вдохновения есть Ева Грин, все же настаиваю на внешности Джанет Монтгомери - она же прекрасна, и какое внешнее сходство!

видео для вдохновения


графика для вдохновения

https://i.imgur.com/XOTyzNs.png

узнай мою историю на этих страницах

Дарклингу нравилось думать, что он впервые явился к Алине не по собственной инициативе, а просто решил откликнуться на ее зов. На самом деле, причинно-следственные связи их первой встречи выглядели весьма туманно, на тот момент даже он не понимал механизм ее работы, и почему он неожиданно очутился подле упрямой девчонки. Не то, чтобы он этого не хотел… Однако Морозов был уверен, что хотел он этого не так рьяно, чтобы первым спровоцировать их подобную встречу.
— Конечно, — наслаждаясь ее легким замешательством, спокойно произнес Александр, едва заметно горделиво вскидывая голову, словно существующей разницы в росте ему было недостаточно. – Ты взывала ко мне и раньше, поэтому я приходил, — он по-прежнему был в этом не уверен, но в голосе не прозвучало и нотки сомнения, что инициатива всегда принадлежала Старковой, а он всего лишь соглашался ей поддаться. – Так что, я ждал, когда ты сама осмелишься прийти. Это был всего лишь вопрос времени, — пожал плечами Дарклинг, по-прежнему смотря на Алину изучающе, с легким любопытством и непременной толикой триумфа. Так или иначе она скучала по нему. Возможно, не так, как ему бы того хотелось – как ему бы это польстило, но она тянулась к нему даже сейчас, через сотни километров и с десяток невысказанных упреков, вереницу отнятых жизней и целую пелену обмана и предательства.
Морозов презирал в людях слабость, но главным образом – в себе. Она представлялась ему болезнью, которой он переболел когда-то очень давно, еще в детстве, и уже долгое время имел к ней устойчивый иммунитет, но нет. Он ощущал ее где-то в груди, слишком отчетливо замечая, как сердце замерло и внезапно пустилось галопом наверстать упущенное за эти краткие доли секунды, пока кварцевые глаза с жадностью всматривались в знакомые черты. Она не изменилась, и в то же время перед ним стояла вовсе не та девочка из Керамзина, с благоговейным ужасом и страхом, смотрящая на него снизу-вверх в его шатре. Чувствовала ли Алина эту слабость, смотря на него? Было ли ей страшно от того, что ее глупое, горячее сердце может биться по монстру, коим она его считала, а их связь – противоестественной и навязанной против воли? Он впервые не мог прочесть ответ в чужих глазах.
— Не ожидал от тебя столь наивных вопросов, — мягко и снисходительно улыбается Дарклинг, лениво осматриваясь по сторонам. – Ты могла бы попробовать догадаться? Например, по пейзажу за окном, — словно бы говоря совершенно очевидные вещи, почти со скучающим видом предлагает Александр, прекрасно зная, что теперь она не может увидеть, что у него за спиной, как ни старайся, покуда он стоит достаточно далеко, чтобы для Старковой все выглядело разноцветным, мутным пятном. Генерал Второй Арамии не питал иллюзий, что это простое знание на долгое время останется его маленькой тайной – Алина была крайне смышленой, наблюдательной девушкой с незаурядным умом, чего Дарклинг изначально вовсе не ожидал от сироты из Керамзина. За свою долгую жизнь он уже успел понять, что какими бы ни были природные данные, любому камню нужна верная огранка, будто то знания, или предел силы. Он не ожидал многого от Старковой, не считая ее чем-то большим, чем сосуд для света, предавший забвению столь великий дар, однако она умела удивлять, день за днем заставляя его принять мысль, что он мог ошибаться и определенно ошибся на ее счет.
— Твой вкус вызывает сомнения, — с пренебрежением хмыкнул Морозов. Он изначально не мог понять, что такая, как Алина, делает рядом с этим отказником. Более того, ему казалось странным, что на него охотно обращали внимания и другие девушки – Дарклинг оказался случайным свидетелем встречи Зои с этим следопытом; та всячески улыбалась ему своей самой очаровательной улыбкой в явной попытке привлечь внимание. А вот Штурмхонд… Было в нем что-то, что заставляло людей сплотиться вокруг него, слушать, выполнять приказы, и вовсе не потому, что так было должно по статусу, а потому что они искренне считали его своим лидером. Это редкое качество. Опасное.
Разумеется, Старкова язвила, с легкостью отбивая его выпады, говоря ровно то, что способно вывести его из некогда непоколебимого равновесия. Александр не верил, что свое свободное время она скрашивает тем, что водит за нос двух мужчин, забываясь в объятиях одного из своих кавалеров темной непроглядной ночью. Он не питал иллюзий о ее трепетной невинности или излишней скромности – в конце концов, Алина не была чопорной дворянкой, или кисейной барышней. Она состояла в Первой Армии, одна из тех немногих девушек-картографов в окружении большого количества молодых людей. Морозов давно перестал видеть в плотском искушении нечто запретное и порочное – изначально это был просто интерес, познание себя, желание ощутить вкус вожделения, не более того. Было бы странно, если бы Старковой это было незнакомо, и все же он не видел в ней легкомысленную особу, крутившую романы с любым, кто окажет ей внимание.
— Ты могла бы составить мне компанию, но предпочла вонзить нож в спину своим предательством и оставить умирать в Каньоне, так что, — Александр развел руки в стороны, безмолвно говоря «имеем, что имеем». В его голосе не чувствовалось сожаления, лишь взвешенный сарказм, призванный скрыть шрамы, куда более глубокие, чем те белесые полосы, нарушившие безупречность его бледной кожи. То, что было на тех чертежах, едва ли стало бы предметом совместного обсуждения, будь Заклинательница Солнца подле него – доверие надо заслужить, если это вообще возможно.
— Я ищу следопыта, который ищет третий усилитель, — поправил Старкову Александр, в свою очередь наслаждаясь ее мимолетной растерянностью и потаенным страхом за судьбу близкого ей человека. Признаться, он не ожидал, что Алина так быстро догадается, что было третьим усилителем, даже обнаружив пропажу своей книги. На его лице на мгновенье проскользнуло искреннее изумление, затерявшись на дне темных глаз – тьма быстро поглотила его, и Дарклинг вновь напустил на себя собранный, невозмутимый вид, прикрываясь маской скучающей заинтересованности.
— А ты способная ученица, Алина, — его губы медленно расплылись в прохладной улыбке. – Но вернемся к следопыту. Я уверен, даже если ты не отправила его на поиски сейчас, то сделаешь это в ближайшее время, прикрываясь тем, что тебе нужна вся доступная тебе сила, чтобы одолеть тирана в лице меня, — он демонстративно делает шаг ей навстречу, с нескрываемым удовольствием впившись взглядом в карие глаза с высоты собственного роста. – Как удобно, не так ли? – улыбка становится шире, ярче. – Ты же ничуть не лучше меня, и ты это знаешь. Используешь близких тебе людей ради достижения собственных целей, и тебя ничуть не заботит, кто пострадает в процессе. Как насчет людей с того скифа? – об этом было так хорошо не вспоминать, не мучить собственную совесть, но Морозов был рад «помочь». От его внимания не укрылась новая окова, украсившая тонкое и изящное запястье маленькой святой – браслет из чешуек русалье. Не столь искусный, каким он мог бы стать, если бы за дело взялся Давид, но вполне достойная работа фабрикатора.
— Твои руки уже в крови, Алина? – потянувшись к ее руке – той, что лишь жаждала почувствовать мощь третьего усилителя, спрашивает Александр. Как жаль, что он пропустил этот момент. Попытается ли она ему солгать или скажет правду?
Его пальцы почти с нежностью сомкнулись вокруг ее запястья, поглаживая подушечкой большого пальца выступающие костяшки.
— Чувствуешь пустоту здесь, — и это был не вопрос. В этом своеобразном видении она могла ощутить лишь отголоски силы, вспыхивающее всякий раз, стоило ему к ней прикоснуться, заставляя солнечный свет с новой силой заструиться по венам.

Отредактировано fire ember (26.08.2023 00:03:52)

+1

3

● ILYA MOROZOV / THE APPARAT ●
● the grishaverse ● мы с вами родственники (я - ваш внук, да) ●
https://i.imgur.com/UaSvmIW.gif https://i.imgur.com/sVzg3fW.gif
charlie vickers

● о тебе мне нашептали звёзды ●
Об Илье Морозове известно многое, и в то же время совсем ничего.
Отец Багры Морозовой и дедушка Александра Морозова, Костяной кузнец, «Илья в цепях». Тот великий фабрикатор, которому мы обязаны тремя мощнейшими усилителями: Олень, Русалье и Жар-птица. А еще сталью гришей, небъющимся стеклом и изобретением люмии.
В нашей интерпретации ветка его дочери-отказницы, ставшей живым усилителем, прервалась, и Мал к роду Морозовых никакого отношения не имеет. Отсюда следует, что жар-птица была изначально неким четвертым усилителем, но теперь их осталось лишь три.
Нам пришла в голову мысль, что Илья, который был первым из рода Морозовых, просто не может быть только талантливым ученым и завершить свою жизнь на страницах «Жития святых». Подобно своей дочери и внуку, он пережил сотни фальшивых смертей, сменил множество новых личин, и на данный момент занимает должность Апрата в Ос Альте. Да, того самого Апрата, почему нет? Может, мы немного и надругались над каноном, но противоречий как таковых нет, и должно выйти очень интересно.
Как и все Морозовы, он амбициозен и тоже стремится к власти, просто выстраивает стратегию совсем иначе, в отличие от своего внука. Вера – великая вещь в сердцах простых смертных, а тут так удачно появилась Заклинательница Солнца. Разумеется, у Ильи есть своя сеть доверенных людей, свой портной, изменивший его облик. Скорее всего, Багра почувствовала его, узнала, но договорилась с отцом, чтобы тот не вмешивался в дела ее сына – и он не вмешивается; вмешивается маленькая святая. В общем, это один из вариантов, возможно, у вас немного другое виденье – приходите и обсудите это с родственниками напрямую, мы вас ждем!

● нужнее воздуха ●
Ищем заинтересованного человека в фандоме и непосредственно в этой роли. Пожалуйста, будьте инициативны, не пропадайте и очень бы хотелось, чтобы у вас было желание взаимодействовать с кастом, у деда столько потенциала!

узнай мою историю на этих страницах

Дарклингу нравилось думать, что он впервые явился к Алине не по собственной инициативе, а просто решил откликнуться на ее зов. На самом деле, причинно-следственные связи их первой встречи выглядели весьма туманно, на тот момент даже он не понимал механизм ее работы, и почему он неожиданно очутился подле упрямой девчонки. Не то, чтобы он этого не хотел… Однако Морозов был уверен, что хотел он этого не так рьяно, чтобы первым спровоцировать их подобную встречу.
— Конечно, — наслаждаясь ее легким замешательством, спокойно произнес Александр, едва заметно горделиво вскидывая голову, словно существующей разницы в росте ему было недостаточно. – Ты взывала ко мне и раньше, поэтому я приходил, — он по-прежнему был в этом не уверен, но в голосе не прозвучало и нотки сомнения, что инициатива всегда принадлежала Старковой, а он всего лишь соглашался ей поддаться. – Так что, я ждал, когда ты сама осмелишься прийти. Это был всего лишь вопрос времени, — пожал плечами Дарклинг, по-прежнему смотря на Алину изучающе, с легким любопытством и непременной толикой триумфа. Так или иначе она скучала по нему. Возможно, не так, как ему бы того хотелось – как ему бы это польстило, но она тянулась к нему даже сейчас, через сотни километров и с десяток невысказанных упреков, вереницу отнятых жизней и целую пелену обмана и предательства.
Морозов презирал в людях слабость, но главным образом – в себе. Она представлялась ему болезнью, которой он переболел когда-то очень давно, еще в детстве, и уже долгое время имел к ней устойчивый иммунитет, но нет. Он ощущал ее где-то в груди, слишком отчетливо замечая, как сердце замерло и внезапно пустилось галопом наверстать упущенное за эти краткие доли секунды, пока кварцевые глаза с жадностью всматривались в знакомые черты. Она не изменилась, и в то же время перед ним стояла вовсе не та девочка из Керамзина, с благоговейным ужасом и страхом, смотрящая на него снизу-вверх в его шатре. Чувствовала ли Алина эту слабость, смотря на него? Было ли ей страшно от того, что ее глупое, горячее сердце может биться по монстру, коим она его считала, а их связь – противоестественной и навязанной против воли? Он впервые не мог прочесть ответ в чужих глазах.
— Не ожидал от тебя столь наивных вопросов, — мягко и снисходительно улыбается Дарклинг, лениво осматриваясь по сторонам. – Ты могла бы попробовать догадаться? Например, по пейзажу за окном, — словно бы говоря совершенно очевидные вещи, почти со скучающим видом предлагает Александр, прекрасно зная, что теперь она не может увидеть, что у него за спиной, как ни старайся, покуда он стоит достаточно далеко, чтобы для Старковой все выглядело разноцветным, мутным пятном. Генерал Второй Арамии не питал иллюзий, что это простое знание на долгое время останется его маленькой тайной – Алина была крайне смышленой, наблюдательной девушкой с незаурядным умом, чего Дарклинг изначально вовсе не ожидал от сироты из Керамзина. За свою долгую жизнь он уже успел понять, что какими бы ни были природные данные, любому камню нужна верная огранка, будто то знания, или предел силы. Он не ожидал многого от Старковой, не считая ее чем-то большим, чем сосуд для света, предавший забвению столь великий дар, однако она умела удивлять, день за днем заставляя его принять мысль, что он мог ошибаться и определенно ошибся на ее счет.
— Твой вкус вызывает сомнения, — с пренебрежением хмыкнул Морозов. Он изначально не мог понять, что такая, как Алина, делает рядом с этим отказником. Более того, ему казалось странным, что на него охотно обращали внимания и другие девушки – Дарклинг оказался случайным свидетелем встречи Зои с этим следопытом; та всячески улыбалась ему своей самой очаровательной улыбкой в явной попытке привлечь внимание. А вот Штурмхонд… Было в нем что-то, что заставляло людей сплотиться вокруг него, слушать, выполнять приказы, и вовсе не потому, что так было должно по статусу, а потому что они искренне считали его своим лидером. Это редкое качество. Опасное.
Разумеется, Старкова язвила, с легкостью отбивая его выпады, говоря ровно то, что способно вывести его из некогда непоколебимого равновесия. Александр не верил, что свое свободное время она скрашивает тем, что водит за нос двух мужчин, забываясь в объятиях одного из своих кавалеров темной непроглядной ночью. Он не питал иллюзий о ее трепетной невинности или излишней скромности – в конце концов, Алина не была чопорной дворянкой, или кисейной барышней. Она состояла в Первой Армии, одна из тех немногих девушек-картографов в окружении большого количества молодых людей. Морозов давно перестал видеть в плотском искушении нечто запретное и порочное – изначально это был просто интерес, познание себя, желание ощутить вкус вожделения, не более того. Было бы странно, если бы Старковой это было незнакомо, и все же он не видел в ней легкомысленную особу, крутившую романы с любым, кто окажет ей внимание.
— Ты могла бы составить мне компанию, но предпочла вонзить нож в спину своим предательством и оставить умирать в Каньоне, так что, — Александр развел руки в стороны, безмолвно говоря «имеем, что имеем». В его голосе не чувствовалось сожаления, лишь взвешенный сарказм, призванный скрыть шрамы, куда более глубокие, чем те белесые полосы, нарушившие безупречность его бледной кожи. То, что было на тех чертежах, едва ли стало бы предметом совместного обсуждения, будь Заклинательница Солнца подле него – доверие надо заслужить, если это вообще возможно.
— Я ищу следопыта, который ищет третий усилитель, — поправил Старкову Александр, в свою очередь наслаждаясь ее мимолетной растерянностью и потаенным страхом за судьбу близкого ей человека. Признаться, он не ожидал, что Алина так быстро догадается, что было третьим усилителем, даже обнаружив пропажу своей книги. На его лице на мгновенье проскользнуло искреннее изумление, затерявшись на дне темных глаз – тьма быстро поглотила его, и Дарклинг вновь напустил на себя собранный, невозмутимый вид, прикрываясь маской скучающей заинтересованности.
— А ты способная ученица, Алина, — его губы медленно расплылись в прохладной улыбке. – Но вернемся к следопыту. Я уверен, даже если ты не отправила его на поиски сейчас, то сделаешь это в ближайшее время, прикрываясь тем, что тебе нужна вся доступная тебе сила, чтобы одолеть тирана в лице меня, — он демонстративно делает шаг ей навстречу, с нескрываемым удовольствием впившись взглядом в карие глаза с высоты собственного роста. – Как удобно, не так ли? – улыбка становится шире, ярче. – Ты же ничуть не лучше меня, и ты это знаешь. Используешь близких тебе людей ради достижения собственных целей, и тебя ничуть не заботит, кто пострадает в процессе. Как насчет людей с того скифа? – об этом было так хорошо не вспоминать, не мучить собственную совесть, но Морозов был рад «помочь». От его внимания не укрылась новая окова, украсившая тонкое и изящное запястье маленькой святой – браслет из чешуек русалье. Не столь искусный, каким он мог бы стать, если бы за дело взялся Давид, но вполне достойная работа фабрикатора.
— Твои руки уже в крови, Алина? – потянувшись к ее руке – той, что лишь жаждала почувствовать мощь третьего усилителя, спрашивает Александр. Как жаль, что он пропустил этот момент. Попытается ли она ему солгать или скажет правду?
Его пальцы почти с нежностью сомкнулись вокруг ее запястья, поглаживая подушечкой большого пальца выступающие костяшки.
— Чувствуешь пустоту здесь, — и это был не вопрос. В этом своеобразном видении она могла ощутить лишь отголоски силы, вспыхивающее всякий раз, стоило ему к ней прикоснуться, заставляя солнечный свет с новой силой заструиться по венам.

для вдохновения ♥

Отредактировано fire ember (29.08.2023 03:00:52)

+1

4

● Thor ●
● norse mythology ● старший сын, повелитель грома и молний, защитник богов ●
https://i.ibb.co/hFzpWR3/1.gif  https://i.ibb.co/TBrrvRQ/2.gif
https://i.ibb.co/Bgw2NZS/3.gif  https://i.ibb.co/r0q2TMX/4.gif
karl urban

● о тебе мне нашептали звёзды ●
[indent]Не найти божества преданнее Асгарду, чем Громовержца Тора. И если на кого Всеотец и мог положиться, то только на своего старшего сына.
[indent]Тор не был сыном ни первой жены Одина, ни второй. Трижды рождённый богиней земли, он стал величайшим защитником Асгарда и правой рукой Всеотца – это всем известно. Потому что, когда тело великана Имира, павшего от рук братьев Борсонов, ещё только остывало, и его начала заселять первая жизнь, Один вернулся в Асгард, который был ещё бесконечно далёк от того величия, которое навеки сохранилось в памяти асов, с младенцем на руках и объявил, что дитя это – от его семени и чрева Земли, ни у кого не возникло сомнений, что матерью Тора является богиня Ёрд. 
[indent]И никто не спрашивал, через какие миры пролегал путь Всеотца и кого он повстречал в своём путешествии, ибо правда бы навсегда пошатнула мироздание и разорвала ткань реальности, что так заботливо ткали высшие боги. Истину Вотан скрывал долгое время и столько же прикрывался удобной правдой. Тор же рос подле своего отца и никогда не стремился узнать свою мать, ибо матерью ему сначала стала богиня Фригг, а после и дочь ванов Фрейя, которую Один привёл в Асгард в знак заключения мира с Ванахеймом.
Hands up, better watch your back hear the lightning crash
Oh Black Thunder
Rise up to the beating song and the beating drum
Of Black Thunder

[indent]Тор суров и свиреп, быстр и могуч. Оружие его – молот, а имя – Громовержец, и подвластна ему сама безжалостная стихия. Именно его пророчили в наследники Всеотца, именно его боялись и почитали в равной степени.
[indent]Но Тора мало интересовали дворцовые интриги. Он не воспринимал любовь своего отца как должное, но и не противился ей; и уж точно не конкурировал за неё с другими своими братьями. Если надо было бить – он бил, если вести войско в бой – он вёл. Тор не задавал лишних вопросов и всегда исполнял любые приказы Всеотца. И пил он столько же, сколько мог сокрушить врагов за один удар.
[indent]Заметил ли он, что после визита провидицы Вёльвы, отец изменился? Может быть. Действительно, приказы Одина стали всё более нелогичны и жестоки: вчера он приказал истребить в Асгарде всех волков, а сегодня бросил великого кузнеца Ивальди в темницу. Настроение Всеотца отражалось и на самом Громовержце: беспрекословно выполняя всю грязную работу, Тор всё меньше разговаривал со своей любимой женой и всё больше пил. Он больше не видел различий в том, что правильно, а что нет.
[indent]Но на самом деле, Один так яростно старался избежать гибель всех богов, что едва сам не загубил своё царство и девять миров. На самом деле, Один любил своего старшего сына, пусть последние его слова о любви были произнесены бессчётное количество зим назад. На самом деле, Один не хотел ссориться с Тором и насмехаться над ним, называя пустоголовым пьяницей – пусть, стоит признать, замечания Всеотца были справедливы, ибо его старший сын был совершенно лишён той гибкости ума, которую он хотел бы в нём видеть.
[indent]И на самом деле, Одину подарила старшего сына не богиня земли Ёрд, а богиня земли Гея – совершенно иное, бесконечно далёкое существо, не принадлежащее ни одному из девяти миров, но явившееся Всеотцу из другого пантеона.
[indent]Но все эти откровения, таившиеся глубоко в сердце правителя, не суждено было достичь Громовержца. Ужасный волк Фенрир вырвался из своих оков, и его дети, Сколль и Хати, схватили Солнце и Луну, а вместе с огромным змеем Йормунгандом, море вышло из берегов. В последней битве Громовержец пал вместе со своими братьями и отцом, но ни о чём не жалел.
[indent]А после, как от страшного сна, пробудился вновь.
[indent]Воспоминания о былой жизни вернулись к нему, как гром среди ясного неба. Больше он не был простым человеком, отныне он – Тор, сын Одина, и теперь пробудившийся бог намерен найти Всеотца и, наконец, выпытать у него всю правду.

● нужнее воздуха ●
· Немного сумбурная заявка вышла, но что поделать. Из того, что нужно знать: по обоюдному согласию и договору, матерью Тора является богиня земли Гея. Почему так – не спрашивайте, захотелось. Второе: первой женой Одина была богиня Фригга, а после, ради мира между двумя враждующими царствами, Одину пришлось расстаться с одной, чтобы взять в жены другую. Третье: Рагнарёк таки случился, но Один поколдовал с Мировым Древом, поэтому спустя какое-то время все павшие в тот день божества смогли вернуться.
· Внешность обсуждаема, но давайте признаем, что Карл Урбан идеально подходит для образа побитого жизнью алкоголика, который с удовольствием втащит и сам.
· Приходите в гостевую, стучитесь в лс, пишите в тг. Не могу уверенно говорить за свой актив, потому что график моей работы ну слишком нестабильный, но раз или два в неделю пост обещаю.

узнай мою историю на этих страницах

Ее лицо было таким спокойным и безмятежным, что если бы не бледность, можно было запросто решить, что она просто спит. Заботливо расчесанные локоны водопадом рассыпались по ее плечам и подушке - даже после смерти они не утратили своего богатого блеска. Что и говорить, при жизни она была воистину прекрасна.

Но смерть шла ей к лицу больше.

Он стоял над ней, задумчиво сложив руки. Скорее всего, подумалось ему, она спустится в свой Ад, когда могла найти свое место в Вальгалле. И пусть она не была ни достаточно воинственна для этого права, ни тем более благородна, он бы смог устроить ей лучшую загробную жизнь. Если бы только она до самого конца не оставалась фанатичной до своего Христа сукой. 

Джейн не была хорошим человеком. Боги, да что сейчас, что тогда - не найдется существа, за которым не числился хотя бы один грешок. Но Джейн бы позавидовали даже самые отпетые, отвратительные грешники. И как она умудрялась при этом взывать к своему Богу каждое воскресенье, уповая на прощение? Джейн, как и многие смертные этого века, оказалась удивительно лицемерна. Но, тем не менее, она была его супругой, пусть между ними и не было любви - только очередной холодный расчет. Она была нужна Хави, как и он оказался для нее удобен - ни больше, ни меньше. "Это всего лишь бизнес, Хави", - говорила она, прыгая на своем телохранителе прямо на диване в их доме. Ей нужны были его деньги, ему - ее титул. Поэтому ему было глубоко плевать, с кем и когда она трахалась - главное, чтобы ей хватило ума не таскать их в его спальню.

Они даже не спали вместе: ее комната находилась на другом конце коридора. Что и говорить, Хави даже практически не ночевал дома, полностью занятый своей работой в городе. "Это всего лишь бизнес, Джейн", - говорил он ей, когда она поздней ночью закатывала истерики только потому, что папарацци успели заснять его в компании с какой-нибудь моделью или актрисой, с которыми просто здоровался или же перекидывался парой дружеских фраз. Может быть, она и позволяла себя застукать со своими любовниками только потому, что хотела вызвать ревность? Женщины - сложные существа.

Теперь она навсегда ушла и унесла с собой чьего-то ребенка, которого носила под сердцем. Хави прекрасно знал, что ребенок ему не принадлежал, но ему было удобно, чтобы пресса думала иначе. Несмотря на свой несносный характер, на публике она являлась самим воплощением слов "благородие" и "достоинство", а потому ни у кого даже не возникло подозрений, что их любимая Джейн, которую ее покойные любящие родители назвали в честь своей любимой писательницы, могла за одну только неделю по два круга собрать сразу все семь смертных грехов.

Но для той Джейн, которая периодически занималась благотворительностью (бездумно тратя его, Хави, деньги), требовались соответствующие похороны. Для людей она была едва ли не святой, а потому и проводить ее следовало со всем размахом. На ее счастье Хави знал, кто мог ему с этим помочь.

Из всех богов другого пантеона Аида он, пожалуй, уважал больше других. "Нашел родственную душу, да?" - с ехидством спрашивал его Хугин. "Вам, старикам, иногда полезно собраться вместе," - вторил ему Мунин. Один устало отгонял надоедливых птиц прочь. С владыкой Подземного царства Аидом у него не было ничего общего, куда легче было смешать воду и масло. Но он мог понять его, а для поддержания связи этого было вполне достаточно.

Милая девушка в коридоре предприняла честные, похвальные попытки его остановить:
- Простите, сэр, но вы не по записи... сэр!

Один лишь только рассмеялся - дружелюбно и с легкой хрипотцой, - потому что его очевидно рассмешила попытка девицы остановить его руками, когда он не только не остановился, но даже не шелохнулся. Право слово, лишь только пиджак смяла.

- Перестань, дорогая. Он всегда меня ждет. - И толкнул тяжелую дубовую дверь кабинета.

Ну только поглядите на него, даже по телефону не разговаривает. Один замер на пороге лишь только на долю секунды, позволив ему оценить ситуацию, пока секретарша за спиной пыталась толи протиснуться мимо него в кабинет, толи объясниться. Ну что за дела. Один слабо покачал головой, растянув губы в слабой полуулыбке.

- Совсем их не жалеешь, а? - поинтересовался он.

Его не приглашали - это так. О его приходе даже не оповестили заранее. Но правила смертных не имели веса, когда дело касалось имени Всеотца.

Один прошел в кабинет, плюхнулся в кресло напротив и поставил на стол запечатанную бутылку медовухи - продукт, чей рецепт не смогла повторить еще ни одна пивоварня. Удобно иметь в руках легальный бизнес.

- Давно не виделись, мой старый друг. - Произнес он. - Как дела? Работа? Еще не надумал взять долгосрочный отпуск?

0

5

персонаж занят;

● BABAI ●
● slavic folklore ● дружочек-пирожочек ●
https://i.imgur.com/M1M4TVB.jpg
тихон жизневский only (!!!)

● о тебе мне нашептали звёзды ●
[indent] Бабай по каноническим описаниям вроде как совсем недобрый дед, которым пугают непослушных детишек. На самом-то деле многие его подлинное описание и не знают, а просто придумывают страшные небылицы, чтобы запугать детишек с живым и подвижным воображением. На самом деле Бабай вовсе не дед никакой, а вполне себе приятный парень - беззаботный, веселый, умеет ладить с детишками. Досадно ему, что ходит о нем такая молва несправедливая: он бы и рад уму-разуму детишек учить, но вовсе не страшилками всякими, а забавными песнями, интересными рассказами - он для всех мог бы стать тем самым старшим братом, с которым весело, который возьмет на себя вину за детские шалости, зная, что его уже не накажут, и который мудрости житейской научит.
[indent] Как Бабай с Иваном познакомились история умалчивает, но на долю Ваньки столько приключений выпало, что как-то где-то пересеклись, Ваня-то и подумать не мог, что этот весельчак и есть тот самый Бабай, которым и его самого в детстве пугали. Бабай, конечно, личность свою скрывать и не думал, но когда пили "мед-пиво" или как там это все в сказках чудесных называется, рассказы его больше походили на шуточки-прибауточки, в которые Иван не сразу поверил. С тех пор дружба между ними крепкая, часто друг другу помогали, из передряг друг друга вытаскивали, мед-пиво пили, девиц красных обсуждали. Ванька-то все про Василису свою, а Бабай - натура свободная, смелая, романтическая. Впрочем, в Нави это все.
[indent] В Яви Бабай носит простое и звучное имя Федора и работает в логистической компании "Зарница" вместе с Иваном. Пьют они периодически не мед-пиво, а что поинтереснее, но в общем и целом отношения их те же самые: Бабай - единственный Ванькин друг, последний оплот разума и тот самый солнечный пиздадуй весельчак, который своими шуточками скрасит любой день. Когда Ваня с Федей с компанией выбираются на посиделки, то вечно эти двое на своей волне. Чего-то ржут там, локальные мемасики, приколы - это вот все про них.
Позвони Феде, пьяный в щи, и он тебя с другого конца Питера заберет хоть в четыре утра, да и Ванька в любой час дня и ночи готов прийти другу на помощь. Федя - тот человек, который покрутит пальцем у виска, слушая очередные бредовые идеи Царева, как ему Василису, занобушку свою, вернуть, и в то же время душа у него романтичная, чистая - он верит в любовь, и верит, что эти двое дебилушек рано или поздно снова вместе будут.

● нужнее воздуха ●
● Собственно, портрет в основном вдохновлен образом Тихона Жизневского, его чувством юмора, харизмой и их динамикой с Ваней Янковским - классные они, слов нет! 9 минут крутоты без всякого подтекста.
● У Василисы тут есть подруга, Жар-птица с Любой Аксеновой, так вот мы хэдали, что может Бабай и Жар-птица потом со временем друг к другу проникнутся? Ну классные же они вместе, а Бабаю явно не хватает проблем на пятую точку, плюс двойные неловкие свидания сможем устраивать, круто же.

немножко потырил из заявки Васеньки о том, как мир наш в Яви и Нави работает

Мы пока не дошли до кастовой темы, но дойдём, поэтому кратко обрисую устройство нашей «славянской богодельни».
Мы играем в Нави (мире сказок) и Яви (мире реальном, где место действия — современный Санкт-Петербург). Время в Нави и Яви течёт параллельно, так что можно играть и там, и там. Скакать из одного мира в другой можем только мы — товарищи из сказок, да и то при помощи «порталов» (условно зашёл в определённой подъезд в Питере, вывалился уже в Нави, в тридесятом государстве или в Заповедном лесу Бабы Яги); простые люди переместиться туда не могут и зайдя в такой «портал», попадут в самый обыкновенный подъезд.
В Яви сила тех, кто владеет магией, сильно ограничена. Бытовая магия доступна, но если нужно устроить что-то масштабное: взрыв, убить кого-то или свалить на голову «рояль», то это только ручками, магия в Яви это не вытянет. Артефакты работают вполсилы: например, скатерть-самобранка в мире сказок могла пир горой накрыть, здесь в лучшем случай скромный обед на одну персону или с натягом на две.
Крайне важный момент устройства мира: житель Нави не может переносить с собой из Яви в Навь людей и предметы, которые не относятся к Нави; даже такие банальные, как ключи, они просто останутся в современном мире, а ты перенесешься без них (поэтому перед переходом следует подготовиться, возможно, обзавестись тайником, сложить всё в надёжном месте и т.п., с собой можно «пронести» только одежду).

● В примере поста фрагмент из одного графоманского поста с зарисовкой про Федю.

узнай мою историю на этих страницах

В тот вечер он в самом деле не дал Васе ни единого повода усомниться в искренности своих слов про дружбу. Идя вместе до «Спортивной» они всего лишь мило болтали – никаких «случайных» прикосновений или попыток сократить дистанцию, все в рамках приличия. Между ними все еще витала легкая неловкость – поцелуй не мог пройти совершенно бесследно, тем более, раз она на этот поцелуй ответила, но больше никто из них его не обсуждал.
Перспектива последующих встреч казалась как никогда туманной, учитывая появление мужа во всем этом уравнении. Ваня понятия не имел, кем тот работает, как рано возвращается домой, как они с Васей проводят свободное время. Их отношения могли и правда превратиться в знакомую многим привычку, но могли и быть чем-то ровно противоположным. Узнать, как дела обстояли на самом деле, учитывая практически отсутствие активности Василисы в социальных сетях едва ли представлялось возможным. Все, что оставалось Ване – хотя бы изредка напоминать о себе. Писать в телеграм «привет, как дела?» выглядело бы банально и глупо, присылать смешные видосики из тиктока или контакта – и того хуже, слать песни – удел подростков, чем он уже давно не страдал.
— Пришли ей видео про собачек. Девушки такое любят, — как-то предложил Федя на работе, наблюдая за мыслительным процессом Вани, уставившегося в монитор своего моноблока. Конечно, он далеко не все рассказал приятелю, но общую ситуацию обрисовал.
— Она – взрослая, серьезная женщина, — возразил Царев. Хотя в чем-то идея была неплохая. Как-то толком к слову не пришлось подробнее рассказать про приют, в котором он выступал в роли спонсора.
— У тебя же там приют или что? Типа ты добрый и благородный, — продолжил Федя, усаживаясь в кресло напротив.
— Я не «типа». Я, может, реально добрый, — мрачно продолжил Иван, открывая телеграм. В скором времени приют устраивал что-то вроде дня открытых дверей, можно переслать Василисе пост. Дескать, если захочет подарить собакам немного внимания и ласки, то может приехать к ним в приют. Что-то подсказывало, что в этот раз вряд ли она сможет прийти, но попытка – не пытка, да и дни открытых дверей они устраивали регулярно. Не сейчас, так в следующий раз, кто знает?
И она правда не смогла. Ваня был готов услышать какую-нибудь вежливую отговорку, но Вася ответила, что на днях уезжает в командировку в Карелию, и на выходных ее уже не будет в Питере. «Так и я уезжаю в отпуск в Карелию» — тут же быстро напечатал Ваня. Действительно, какое интересное совпадение! Пришлось наврать, что он собирался туда с другом, но друг в последний момент не смог, и было бы здорово, если бы они хотя бы пару раз смогли там пересечься.
— Федя, а чо там по Карелии? – откидываясь на спинку кресла, спросил Ваня.
— Какая еще Карелия? Ты перегрелся там? О чем ты вообще, — выпрямляясь в своем кресле, ответил Федя.
— Да я не про работу. Хотел в отпуск съездить, ты ж там вроде был?
— Был как-то, но на дворе сентябрь почти! Вань, какой нахрен отпуск в Карелии? Ты кофе перепил? Обещал же завязать с эспрессо по утрам, — отшутился приятель, встречая упрямый взгляд горящих карих глаз. Между прочим, они смотрели на него с осуждением.
— Да пофигу, мне туда надо, и все, — всклокочивая волосы, вздохнул Царев. – Ты там где жил? А, нет, стой, она ответила! – Иван ткнул пальцем в экран, где в окне телеграма появилось сообщение от Васи. Он спрашивал ее, где она будет жить, чтобы понять, насколько они там вообще близко окажутся. Вдруг, пересечься и вовсе не судьба (конечно, нет)?
— «А я как раз тоже в этих домиках буду жить», — проговорив ответ вслух, быстро напечатал Ваня.
— Какие домики? Ты пугаешь меня, Царев! – нахмурился Федя.
— Да вот эти. Найди мне эти домики и попроси Катю забронировать мне билеты на пятницу и проживание в этом…короче в домике вот таком. У меня уже бошка пухнет, надо к совещанию еще подготовиться по Зуму, — рассеянно сообщил он, поворачивая монитор к своему приятелю, демонстрируя фотографию тех самых домиков.
— Я их искать еще должен?!
— Федь, ну давай по-братски, а, — взмолился Иван. К счастью, Федя, может, и был человеком местами рассеянным и безответственным, но друзей он не подводил.
Не подвел и тут. В пятницу Царев уже оказался где-то неподалеку от Петрозаводска, с первых минут осознав, почему Федя посчитал его сумасшедшим: Карелия и так не славилась теплым климатом, а в августе тут и вовсе был дубак. К счастью, Ваня предусмотрительно взял и теплую стеганную жилетку, которая пришлась как нельзя кстати. Именно в ней он и встретил Васю возле места, где у них проводились конференции или что-то там по работе. Найти его было несложно – не считая этого крупного здания и импровизированной деревни с теми деревянными домиками вроде современной базы отдыха, здесь особо ничего и не было.

Отредактировано fire ember (14.02.2024 14:13:06)

0

6

● MATTHIAS HELVAR ●
● the grishaverse ● from enemies to lovers ●
https://forumupload.ru/uploads/001b/67/7a/399/743638.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/67/7a/399/954037.gif
calahan skogman

● о тебе мне нашептали звёзды ●
дрюскель, ты ужасный человек. настолько ужасный, даже стоишь того, чтобы раз за разом лезть за тобой в самую ужасную тюрьму. или, например, отправиться на твою родину, полную предубеждений против гришей. честно говоря, мне для этого не понадобилось бы и сотой доли из обещанных крюге и отказалась бы от всех разом за возможность донести до тебя, почему мне пришлось тебя предать.

ты упертый, просто ужасно упертый! но мне искренне жаль, когда твои убеждения, которые закладывались с юности, проходят такую непосильную проверку. все-таки меняешься под гнетом обстоятельств, сопротивляешься, но находишь, что наконец правильно для тебя. а наши друзья всегда в этом помогут.

матиас, давай пообещаем друг другу не ввязываться в новые неприятности, а после ввяжемся в авантюру, еще не успеет наступить новый день?

матиас, обещай, что я увижу тебя, когда он все-таки наступит.

● нужнее воздуха ●
если в копилке просмотра есть первый сезон сериала и пара фандомных вики - уже отлично. это все плюс книги про воронов - великолепно! главное любовь непосредственно к персонажу и отношениям с ниной. матиас очень нужен и у меня есть ему ворох идей и умирать запрещается.

связь через гостевую или лс, там же могу выдать тг. посты стараюсь выдавать регулярно, в ответ не трясу, но буду рада внеигровой активности. а еще если тебе стало интересно попробовать, но пока нет до конца уверенности, можем просто попробовать начать с альтернативы. очень жду!

узнай мою историю на этих страницах

Нина нервничала. Сильно. И как каждый порядочный человек с ворохом переживаний, она судорожно перебирала, на что именно направить собственное переживание. И, к сожалению для окружающих, выбрала достаточно раздражающий для способ. Во время поездки отвлекает и увлекает на себя внимание разговорами, то и дело расправляет юбку, а еще вертится на месте в нетерпении. Одновременно и страшно и предвкушающе, каждый раз так.

Распределение это... Зеник старательно пытается думать о том, что правильно и как нужно, но получается какая-то каша в голове. Не то. Поэтому лучше уж так, спрашивать пока у остальных, что да как да почему думают. Бездумно следовать чужому примеру она конечно же не станет, но так приятно мысли забиваются фоновым шумом. Это почти как возможность читать чужие мысли, если бы она вообще существовала на свете; сейчас это несложно. У многих на лице почти зеркально отражаются собственные мысли, только успевай поглядывать. А она и смотрит.

Задевает случайно локтем своего соседа и следом ему же улыбается, очаровательно и с легко считываемым чувством вины. Она конечно же не специально и очень-очень стыдно отвлекать кого-то еще, но они не во дворе в огромных помещениях, а еще она такая не очень-то ловкая. Просто спонтанно захотелось совсем капельку чужого внимания. Так, вынырнуть дабы из своих мыслей.

А еще самую малость морозно. Меховая накидка худо-бедно спасает, но хочется чего-то еще весомого. Но лучше уж так как сейчас, чем если бы их едва ли не друг на друга бы поскладывали, как дрова в поленнице. Нина бы не удивилась, если так.

— Интересно, нас хотя бы накормят сегодня до всего официального? Нет?

Как там, надо учиться и уметь сносить лишения? Ну да ладно.

Зеник то и дело норовит выглянуть в окно, когда карета замедляет ход. «— Уже почти приехали», говорит кто-то рядом и внезапно всю ее сковывает усталость. Вроде за всю дорогу даже не сделала ничего, а даже это вот ничегонеделание ее утомило. Осторожно пытается размяться на месте, чтобы в последствии ловко вскочить на ноги и выскочить на свежий воздух в числе первых. И почти бьет себя по рукам, чтобы не начать махать Ивану, как только его заприметила, но улыбаться все равно не перестает. И пусть, что в строй нужно встать немедленно; Нина успевает почти по кругу обойти периметр и подмигнуть ему.

Целая охапка мыслей в голове сходит на нет, но к вечеру постепенно возвращается. Столько всего; она не уверена, что поспевает, только и вскакивает периодически на ноги, шурша юбкой. В отведенных им комнатах все так же людно и это даже в плюс. А еще, если отсюда выскочить, никто особо не хватится.

А до ужина ждать и ждать. А есть-то хочется уже сейчас.

Хотя бы прогуляться рядом, чтобы отвлечься от чувства голода-то можно? Хотя, оказывается, ей сегодня все-таки больше везет.

— Я здесь! — Машет приветственно Ивану рукой и теперь по коридору идет куда спокойней. Зеник — настоящая стихия, даром что корпориал. — Мне уже сказали про ужин, но я как знала, знала что встречу! — Легко переводит дух, словно бежала к нему целый день.

Всегда отрадно увидеть знакомое лицо, очень. Нина хватает его за рукав, не зная куда направить энергию.

— Хотя до него долго так еще, ужасно. Но ничего. Может, покажешь мне здесь еще чего? — Не хватает Федора, довольно ощутимо. Вот уж кто ее энергию умеет перенаправлять, да и вообще... Ничего, главное не раскиснуть.

0

7

jackson briggs & sonya blade
mortal kombat 1 ● соратник; жена в прошлом таймлайне1;

Код:
<!--HTML--><center><img onmouseover="this.src='https://i.ibb.co/tq7MtsV/image.png';" onmouseout="this.src='https://i.ibb.co/KG6cFjq/image.png';" src="https://i.ibb.co/KG6cFjq/image.png"></center>

y'lan noel & olivia holt // навести курсор на эп

о тебе мне нашептали звёзды

Код:
<!--HTML--><center><div style="background: linear-gradient(to right, #0e0e0e 10%, #5a5c67 40%, #0e0e0e 90%); background-clip: text!important; color: transparent; display: inline-block; font-family: oswald; font-size: 7px; font-style: normal; letter-spacing: 1px; text-align: center; text-transform: lowercase; -webkit-background-clip: text!important; -moz-background-clip: text!important; -o-background-clip: text!important;">прикосновение Бога — союз восторга и испуга. следит, улыбаясь, за нами, сквозь глаза наших воспоминаний.<br><span style="font-size: 18px;">мы друг друга на этой спирали, обретали и снова теряли;</span><br><span style="font-size: 8px;">всё останется в этой вселенной. всё вращается в этой вселенной, 
возвращается к нам, запуская круги на воде.</span></div></center>

бриггс, 29: ла, калифорния; агент o.i.a.; хладнокровный; кикбоксер; бионические руки;

этот джакс, с которым ты работаешь, он хороший человек?

хриплый, и без того низкий, голос кейджа оседает под тяжестью раздражения. лишь под конец «очной ставки» удаётся обогнуть собственные эмоции (спросить в контексте заботы, а не ревности). разминуться с ними минут на пять, чтобы успеть спрятаться и включить наконец голову. не съезжать по серпантину со скоростью 427,6 км/ч, словно гонка заведомо проигрышная. но они не оставляют шанса, когда резко теряют сцепление со здравым смыслом и устремляются лавиной вниз. ну конечно, джакс — настоящий герой. он ведь не зиял колото-резаной в первый же день облавы на могущественный клан.

как напарнику такахаши, ему нужны ответы на смелые в безумии вопросы, – и уже на следующий день кейдж сыплет ими, кадр за кадром. нет ни минуты для соблазна на то, чтобы воспринять отснятый голливудским режиссёром материал за жалкую бутафорию или величайшую фальсификацию. зелёное пламя слишком отчётливо нагревало чёрную ткань костюма. чужой меч слишком осознанно пускал на лоскуты кожный покров.

блейд, 26: остин, техас; агент o.i.a.; вспыльчивый характер; в-технологичное оружие;

она не даёт крику дикому вырваться, и он застревает внутри черепной коробки то ли редуцированным звуком, то ли сумасводящим шумом. бьёт интенцией – её сгустком материализованным – в сосредоточение гнева, ужаса, обиды и, конечно же, стыда невыносимого. она подвела его. она бросила его у подножия опрокинутого храма, на растерзание чёрному дракону, а тот глубоко запустил свои когти; начиная от голосовых связок и заканчивая на шестом позвонке. сначала из надреза вытекает буро-красная и вязкая ложь о повинной. ей не место там – среди связок и хрящей, среди гласных и согласных, среди воздуха и чувство голода. затем «дракон» разъединяет голову и туловище жертвы, после чего снова ничего не чувствует. послевкусия нет. оно есть у сони.

джакс проделывает дыру на лице убийцы, едва ли соразмерную той, что ширится в сердце подопечной и снедает разум. она всегда была своенравной, но сейчас… проходится алмазным резаком по крупицам здравомыслия. он хладнокровнее (словно копит температуру для плавки металла). вручает ей эрзацы ненависти и мести – цель и борьбу. если не за себя, то за страну. если сложится – за весь мир.

мне не нужен эскорт.

двоякая издёвка вместо настоящей причины всплеска_витка раздражения, которую соня зачем-то держит за зубами. боится того, что испытывает тогда, когда обещала не чувствовать. ей необязательно ему об этом говорить, она не должна говорить – он понимает и сам. кейдж видел дыру на непредназначенном лице, забитую проводами; видел, как сфокусированный красный свет метил в его лобную кость; наконец видел стремление к смерти того, кого любят, а значит, того, кто заведомо мёртв. себя. в своих самых ужасных кошмарах она носит атрибут убийцы, этот искусственный сенсорный орган, который выжигает в других несовместимость с жизнью. её кошмар был его явью неисчислимое множество раз. временные линии странно дребезжат.

им не быть вместе снова, хотя бы потому, что джакс честно отстаивал очередь за всеми реальностями. потому что кейдж научился жертвовать без того, чтобы подводить одному ему вверенного ребёнка. уродливое счастье, однако, до сих пор теплится в фантомных воспоминаниях. стереть бы с них кровь собственноручно пролитую, но не всё зависит от них.

точнее, почти ничего.

нужнее воздуха
1 джакс, джонни, кано, кенши, соня (весь каст мк) — души одной сейв-группы, назовём это так. их судьбы тесно переплетаются практически в любой временной линии_любом таймлайне. отсюда эти неудобные хождения по кругу и раскуривания трубки. вышеописанное — моё вам предложение, не указание. пусть, по большей части, это канон. бонусом кидаю список ссылок с разным контентом: открыть. от соигроков ничего кроме грамотности и отсутствия плагиата не требую. но есть нюанс: мне важнее онлайн на форуме, чем его отсутствие неделями, даже если будем тесно общаться в мессенджерах. сам я долгоиграющий. если очень надо, то подстроюсь. после регистрации можете заглянуть ко мне в лс. get over here https://i.ibb.co/dbJwztZ/1.png https://i.ibb.co/0swD9VF/2.png

узнай мою историю на этих страницах

от лица джонни добавлю позже.

когда ночь становится длиннее в водовороте грёз, [indent]
наши безумные сновидения придумывают нас вдалеке от остального мира.
[indent]

[indent]
на слуху десятки-сотни имён студентов, но одно из них добивается внимания немногим настойчивее. лукреция нуньер. о ней говорят так часто и так неприкрыто удушливо, что я начинаю винить себя внеурегулировании. знать бы ещё, чего. знать бы, ради чего. моё давимое желание одёрнуть (пресечь гонения, чей срок давности истёк) просачивается даже в формальную беседу о прогулах. ким единственная, кто доносит ключевую мысль в чистом виде. она делится опасением насчёт того, что не видела сегодня на своей паре нуньер, которой − в большей степени, чем остальным, − стоит учиться контролю способностей. как по мановению студентка, находящаяся рядом, бьёт тревогу. лукреция нуньер не просыпается.

шестое чувство люминесцирует тревогу; подсвечивает её ровно там, где она зарождается — и в голове происходит двухсекундный взрыв. это что-то связанное с разряжаемыми нейронами и чуть-чуть с моими бесконтрольными эмоциями. с теми из них, что обращаются к спящей. льнут к ней, утешая. казалось бы, бестолковый внутренний порыв (она не здесь). но я знаю её, помню, что она сделала для меня.

я не хочу дать ей выбыть из жизни.

я протягиваю руку, пока стою на ногах.

в эти минуты комендант женского общежития становится не то понятым, не то повинным. открывает дверь комнаты, выпуская магические миазмы. спускает их, словно цепных псов, на тех из нас, кто умеет чувствовать и различать филигранно сокрытое. похожие сценарии проигрывались в стенах академии бесконечное множество раз. и всё же. синдром дженовезе набрасывает на близстоящих аллегорическое лассо, чтобы после освидетельствования затянуть его вплоть до коллективного хруста плоских костей и моральных принципов. образовавшийся «единый организм» в исступлении наблюдает за чужой миоклонией. мой же взгляд – заинтересованный в том, чтобы найти − падает на блистерную упаковку с несколькими пустыми ячейками. сейчас все теории могут разбиться о “взялась за старое” и “бывших наркоманов не бывает”, ведь зависимость от бензодиазепинов есть неправильная полумера. могут, но, на удивление, не разбиваются. следы чёрной магии отстаются на коже сажей от растёртой таблетки. прежняя тревога обрамляется в неутешительный ответ: лукреция нуньер заперта внутри себя. её комната — усыпальница.

так вышло, что она сделала для меня то единственное, что едва ли когда-нибудь окупится/чем-нибудь способно окупиться. самое безусловное, необходимое, освобождающее. я навсегда обязан ей. я вызываюсь первым и единственным, аргументируя тем, что нужен тот, кто не вызовет в лу эмоции, способные привести к защите и, следовательно, к проваливанию в бессознательное; и в то же время тот, кто знает её достаточно, чтобы не быть сбитым с толку. не быть вытесненным, изъятым, обруганным.

понять, чья помощь нужна, понять, хватит ли умений, выбрать ведьму с магией снов или изгоя с онейрокинезом — долго, но всё же лучше, чем нацеплять нейромедиаторы и вкрадчиво нашёптывать призывы к действию. понимать, что при промедлении есть вероятность застрять в чужом бессознательном и быть_оставаться в нём, пока из спящей не выйдут последние жизненные силы; а после умереть и покинуть даже не собственное тело — страшно, но не настолько, насколько стоило бы. не зря синдром спасателя порой сложно отличить от пагубной привычки, а то и патологии.

моё переселение и погружение напоминают инвазивную процедуру (где-то мало-, где-то много-). я ощущаю это так, словно меня впрыскивают мгновенным уколом, словно растворяюсь и словно бы безвозвратно. привычный мир исчезает, сменяясь всеобъемлющей звенящей тишиной.

я вновь сотворён. пересочинён. переведён на единоличный язык. однако застреваю на самой первой, верхней точке соприкосновения, контролируемой жёстким цензором — сознанием лу, чьей частью я пытаюсь притвориться. здесь нет ничего, кроме мысли-архитектора. мне остаётся только брести в темноте по наитию, решая, как быть дальше: звать на помощь или заставить оттиск уже своего сознания внедрить хоть что-нибудь. например, дверь. ту самую дверь, ведущую в реальном мире к нам двоим.

передо мной появляется скорее абрис, чем полная копия. не чувствую ни текстуры, ни плотности, ни даже полости. нет смысла внутри сна задаваться привычными вопросами. но есть смысл в том, чтобы отпустить всё и пустить себя. в итоге дверь ведёт к новой двери. все следующие двери ведут к комнатам. комнаты ведут к дверям. мне либо везёт, либо нет. одни двери оказываются бутафорскими, тогда как другие — детализированными, причём неравномерно, если начать вдруг сравнивать. за теми, которые труднее всего открыть — прячутся образы людей; бережно запомненные, практически стёртые, искажённые, разные. яго повторяется чаще всех. я не знаком с ним, но знаю его, потому что его знает лу. потому что я по-прежнему в её сознании или уже на подуровень ниже. вижу джеймса. вижу хансоля. вижу целый калейдоскоп людей и связей. не знаю, почему, но я немногим дольше задерживаюсь возле некой оливии барроу. её эмоции бьют наотмашь. бьют так больно, что не сразу замечаю резкую смену пространственных иллюзий. возникает сбой сна из-за того, что в его матрицу внедряются мои воспоминания о той, кого здесь быть никак не должно. по крайней мере, я не вижу причин для этого. не успеваю отыскать их, связать, в результате списываю всё на чувства лу и на резонанс от них. мы не хозяева того, что происходит в нашем мозге. лишний раз понимаю это, когда попадаю под дождь из таблеток. таблетки — последнее обработанное впечатление, наверное, поэтому их много. поэтому искомая мной держит их в руке с чётким намерением.

лукреция?

первоначальная цель моего «визита» состоит в том, чтобы не дать провалиться в бессознательное. но последнее само идёт на всё, чтобы затянуть. оно манит, обещает, что выход спрятан именно в нём. за ширмой анализа. за защитным барьером. на той нижней точке, где мы с лу становимся разночитаемыми. почти наверняка нас начнёт отбрасывать друг от друга. в свою очередь, сон начнёт помещать нас в разные хаотично проектируемые места; запретит говорить, заставит изъясняться посредством целых сюжетов.

таково действие чёрной магии.

уже поняла, где находишься?

я понимаю, что лу опускается на ступень ниже, зарываясь в бессознательное ровно по щиколотки. старается заменить меня на меня же, но из больничных воспоминаний. мы с ним неприятно сливаемся. он говорит… Я говорю всё то же самое, что и в свой бывший визит. со стороны выглядит как подборка ярких моментов и фраз, которые вьюнами проросли внутри избирательной памяти. не иметь контроля над собой — страшно, но, вероятно, лу живёт в подобном состоянии очень давно. не мне судить. вместе с тем мне сложно внедрить что-то своё (за исключением призрака марии), что оформит меня как самостоятельный объект, т.е. подскажет, что я не плод воображения. кое-как оставляю маленькую подсказку в намеренном местоимении:

нам надо проснуться как можно скорее.

мой голос звучит из радиоприёмника.

doit retrouver le chemin de retour1.


1 фр.: предстоит найти способ вернуться обратно

Код:
<!--HTML--><style>.post-content .highlight-text {background-color: #5a5c67!important;color: #b6b9c6!important;}</style>

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Партнерство » no stress cross


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно