полезные ссылки
20.07-23.07
#401 [08.07-22.07]
#190 [08.07-22.07]
[BOLOTO CROSSOVER]

болото оно и в африке болото : cross nc21 fun’n chic
[Amantes Amentes]

мистика, авторские расы // румыния
[no stress cross]

кроссовер \\ chill & relax

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищем игрока: ГП, муж (в пару), отец / сыновья, братья, 1 поколение


ищем игрока: ГП, муж (в пару), отец / сыновья, братья, 1 поколение

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://prophecy.rolbb.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Jeffrey Dean Morgan (неменябельно)

МАРКУС ВАНИТИ | MARCUS VANITY
https://forumupload.ru/uploads/001b/e6/91/204/t953161.gif


53-57, чистокровный,  имеет какой-нибудь бизнес, нейтралитет


Общая информация:
- Говорят, брак по расчёту - это несчастный брак. У нас с тобой всё совершенно иначе. В первую очередь, потому, что мы оба принимаем реальность и умеем радоваться ей.
Я вышла замуж в девятнадцать. Ты был старше лишь на пару лет. В принципе, ты устраивал меня по всем параметрам: молодой, красивый, обеспеченный, обаятельный. А уж как была счастлива за нас моя семья - Гамп - не передать.
Когда мы поженились, ты стал моим первым мужчиной. Годы идут, к счастью, ты останешься единственным. Потому что у нас всё с тобой хорошо. Когда мы только поженились, я высказала единственное пожелание - не иметь какое-то время детей. Хотела, чтобы мы лучше узнали друг друга, каждый сам себя и этот мир. Я боялась, что это предложение ты отвергнешь - чистокровным семьям всегда нужна свежая кровь, нужен наследник. Но ты его, к счастью, принял. Как и моё желание путешествовать. Мы побывали во многих странах Европы, влюбились в Америку и с тех пор часто бываем там. Это нас здорово сплотило и значительно укрепило наши отношения. В общем-то, я с радостью поняла, что ты, человек, выбранный для брака моими родителями, и есть мой прекрасный принц.

- Первенец у нас родился спустя пару лет, когда мы насытились друг другом и путешествиями и поняли, что готовы к следующему, более серьёзному, шагу. Ты назвал наследника Маркусом II, и был страшно горд тем, что у тебя появился сын. Через пять лет вслед за Маркусом II у нас родился ещё один мальчик - Мартин. А я упрямо желала девочку. Разве ты мог проигнорировать моё желание? Эмма появилась у нас ещё шесть лет спустя. И... стала твоей главной любимицей, выросла абсолютно папиной дочкой. Как там говорят? "Мужчины нуждаются в наследниках, но сильнее всего всегда любят дочек"? Вот это именно про тебя.

- Мой принц, ты настолько прекрасен, что подарил мне целый бал только затем, чтобы я могла танцевать. Вот уже двадцать лет ежегодно в нашем поместье для отдыха проходит тематический бал. Всё это благодаря тебе, твой огромный для меня подарок. А на семейных ужинах, проходящих по традиции каждую неделю, ты обычно спокоен и весел.

- Вроде бы, не жизнь, а настоящая сказка. Но кто сказал, что грустных страниц у этой сказки не может быть? Приведу некоторые выдержки из моей анкеты:

Когда пришло время идти в школу, Распределяющая Шляпа отправила её на Слизерин. Франсин этому не особенно обрадовалась — она предпочла бы учиться на Рейвенкло, или на Хаффлпаффе, на худой конец, чем попасть на змеиный факультет, оказавшись на котором ты как будто попадаешь на войну против всех вокруг. Но и проблемы из этого Франсин раздувать не стала, в конце концов, почти все волшебники попадают на Слизерин, так что, она была готова к тому, что место на этом факультете предназначено и ей тоже.

Франсин прекрасно понимала, что её выдадут замуж за чистокровного волшебника, и надеялась лишь на то, что родителям хватит любви к ней, чтобы он не был жестоким или отвратительным внешне человеком. Не хотела она идти замуж и за того, кто значительно её старше. Причём, "значительно" в её понимании — это на восемь и более лет. Отправляясь учиться магии, она буквально приказала себе ни в кого не влюбляться — не хотела мучиться после от запретной любви, когда будет строить семью с выбранным для неё супругом. Она знала о строгих правилах на этот счёт в магическом мире: выберешь не того человека в спутники жизни или не тот путь — того и гляди поддашься гонениям или вообще будешь выжжена из семейного древа.  Франсин не хотела для себя такой жизни.

Чтобы не влюбляться, не дай Мерлин, она выбрала для себя довольно оригинальную тактику: старалась не находиться с парнями один на один дольше нескольких минут. За это одноклассники даже прозвали её "Приведение".

Однако она привыкла подавлять свои настоящие желания, делает так практически всю свою жизнь.

Как видишь, я - такой человек, что живёт по принципу: "Не можешь изменить реальность - подстройся под неё". Но кто может быть уверен, что эта тактика - верная? И на тебя, как на чистокровного волшебника, тоже многое давят, над тобой давлеют правила, установки, обстоятельства. Что будет, если однажды ты поймёшь, что всё это - ужасно надоело? Как мы преодолеем это препятствие, что для себя решим? Нет, я не призываю громко ссориться, бежать из светского общества и разводиться - но какой-то мини-кризис хотя бы на эту тему однажды мне хотелось бы сыграть. В целом, мы хорошая, дружная, любящая семья, но ведь у каждого когда-нибудь случаются проблемы, верно? Как они решатся, в итоге, покажет только игра.


Дополнительно:

- Внешность неменябельна. Я - огромный фанат сериала "Холм одного дерева", очень люблю Хиллари Бёртон, и Джеффри для меня был просто её муж ещё до того, как я узнала, что он - актёр и увидела его в работе. Прекрасная реальная пара - зачем их в игре разлучать?

- На проекте, помимо меня, есть ещё наша дочь, Эмма. Мы с ней решили, что у тебя может быть много успешных акций и какой-то бизнес, связанный с квиддичем. Любовь к нему Эмма взяла от тебя. Ты её очень любишь (и это абсолютно взаимно), но постоянно стараешься контролировать. В принципе, тебя можно понять: у Эммы сложный характер и бунтарский нрав, а квиддич, который она выбрала в качестве своего пути в жизни, игра довольно травмоопасная (тем более, сложная травма у Эммы уже была). Да и от излишне навязчивых ухажёров, которых интересует только толщина семейного кошелька, девочку тоже надо оберегать - ты не хочешь для неё несчастливого брака.

- Ванити публично довольно лояльны к магглорожденным волшебникам. Даже очень лояльны, скажем так. Но поддерживают они их не по зову сердца - я исхожу из того, что это как раз тот случай, когда сытый голодному не товарищ - а потому, что так модно, такие сейчас актуальные веяния, которые мы смогли уловить и стали следовать им. Ненависти у нас к магглорожденным, конечно, нет, но и истинной любви в сердцах и сочувствия мы не ощущаем.

- Возможно, у тебя может быть тайный бизнес в мире магглов - почему нет? Мы все очень любим деньги, а они, как известно, не пахнут.

- !!! Этот пункт очень важен для меня, да и для дочери тоже !!! Маркус ни в коем случае, ни в коем виде, не поддерживает Пожирателей Смерти и их взгляды! Ванити - чистокровная, богатая семья, довольно влиятельная, Маркус - её глава, так что, Пожиратели Смерти явно хотели бы заполучить себе такую "добычу". Вероятно, Маркус вынужден публично от них дистанцироваться. Может быть, он откупается от них деньгами, средствами. Возможно, они его шантажируют, и придётся думать, как эту проблему решить. Но открытая и откровенная поддержка - ни в коем случае не должна случиться.

- Я играю в среднем темпе (посты плюс-минус раз в две недели), дочь побыстрее. Мы обе понимающие люди. Я открыта к общению, люблю хэды, люблю обсуждать сюжет, планировать его на будущее. Заяка - по сути, каркас, сюжет детальнее я готова обсудить. Принимаю любой стиль и вид постов, только попрошу не игнорировать заглавные буквы - у меня плохое зрение, и мне тяжело лапслок воспринимать. Я не стою с ножом у горла, требуя постов постоянно, понимаю, какой жестокий бывает иногда реал, но прошу не пропадать надолго и без предупреждения. Для связи доступна в личке форума и в Телеграм.

- Приходите играть, я и дочь вас очень ждём!

Пост супруги.

Леди Франсин Ванити (в девичестве — принцесса семейства Гамп) сегодня выглядела воистину как настоящая леди, дама эпохи поэтичного и мрачного Среднивековья. Ничего удивительного в этом не было, учитывая, что прямо сейчас не просто проходил ежегодный летний бал, которым славилась семья Ванити, — особенно сама Франсин -, но и был его юбилей. Вот уже двадцать лет к ряду в летнем поместье Ванити на юге Англии проходило столь замечательное событие. То, что было задумано Маркусом как подарок для своей супруги — как истинный рыцарь он посвятил своей прекрасной даме целый бал — превратилась в, во всех смыслах, знаменитое и замечательное событие, готовиться к которому принято было практически без перерывов — едва стихали радостные звуки бала предыдущего, как почти сразу же начиналась подготовка в балу следующему. В общем, подготовкой к торжеству вся семья Ванити, и, в особенности, Франсин, были заняты, почитай что, круглый год.

Но в этом году подготовка была уж совершенно особенной — всё таки близилась столь знаменательная дата. Событие, что держит марку вот уже двадцать лет, однозначно должно быть вписано в ранг достойных и, в случае с балом, так и было. Миссис Ванити едва ли могла вспомнить такой день за прошедший год, когда она бы не занималась подготовкой к балу или, по крайней мере, не думала об этом. Она помнила одно — на грядущем празднике всё обязано быть особенно прекрасно. Без изъянов или даже тени повода придраться к чему-либо.

Итак, леди Франсин сегодня блистала, выглядя при этом как настоящая дама эпохи, когда великий Мерлин был ещё жив, творил свою магию, и был просто величайшим волшебником, но в ходячую легенду ещё не превратился. Выбрав на сей раз платье в багровых тонах, сделав красивую причёску, которую опоясала лаконичным обручем из крохотных живых роз, срезанных специально для этого в её саду, она не выпускала из рук платка из тончайшего шёлка, на котором красовался герб семьи Ванити, вышитый специально для бала собственноручно ею. Платок она, как и подобало среднивековым обычаям, подарила своему храброму рыцарю — Маркус был занят тем, что, как и подобает радушному хозяину, встречал гостей. А после, обменявшись комплиментами, лично сопровождал каждого гостя в общество прекрасных леди. Среди которых, как заметила Франсин, сейчас не было Эммы.

Выполняя свои обязанности хозяйки поместья и распорядительницы бала, миссис Ванити не забывала при этом следить и за своим младшим чадом. Эмма, естественно, выполняла правила приличия и заветы хорошего тона по отношению к гостям, улыбалась им, старалась не оставлять их без доброго слова и всем своим видом показывала, что всё хорошо, хотя и не была пока ещё излишне искушена в притворстве. Однако, зная характер и увлечения дочери, Франсин понимала, что, к сожалению, всё не так просто, и обязанности светской дамы, как и нахождение на балу, собственно говоря, ей претит. Поэтому, когда она исчезла, очевидно пользуясь представившимся случаем раствориться в толпе, Франсин выждала время, что не противоречит правилам хорошего тона, и, поскольку дочь так и не появилась, сообщила супругу, что скоро вернётся с самой милой улыбкой на губах, на какую она только была способна, что не дала бы заподозрить никому из присутствующих о наличии проблемы прямо сейчас, отправилась на поиски дочери.

Они, впрочем, продлились не слишком долго — как и предполагала, Франсин обнаружила Эмму в саду. Юная, нежная красавица в светлом платье среди кустов бежевых роз — настоящая услада для глаз.

— Эмма, — с улыбкой окликнула она дочь, — ты удалилась из зала. Всё в порядке?

Пост дочери.

Эмма чувствовала себя нелепо в платье, которое ей пришлось на себя надеть ради сегодняшнего бала — почему, ну почему в этом году нельзя было выбрать что-нибудь, что не вынудило бы ее выглядеть как та отвратительно толстая женщина с картины на седьмом этаже, за рамкой которой скрывалась гостиная гриффиндорцев. Конечно, Эмма не была столь же недопустимо полной и платье на ней было на порядок приличнее — и дороже — но в целом все это не добавляло девушки никакого энтузиазма. Не добавляло его также и понимание, что в этом году праздник должен быть особенно пышным и запомниться всем непременно только с самой лучшей стороны. Он ведь юбилейный — даже старше, чем сама Эмма. Кажется — хотя Эмма не была в этом слишком уверенна, потому что всегда всячески избегала подготовки к балу, в прошлом году масштабы происходящего были несколько скромнее. По крайней мере ей не приходилось лично встречать гостей — всех этих одновременно хорошо и плохо знакомых ей людей.
Но, конечно, Эмма не нашла бы способа отвертеться от этой повинны, которую почему-то считали приятным правом, и спустилась в зал до появления первого гостя. Предполагалось, что на то, чтобы прибыли все отведено будет почти три часа — и только потом начнется сам праздник, со всеми положенными развлечениями, угощениями и традициями.
Возможно, не будь она собой, Эмма занималась бы тем, что рассматривала оценивающе платья других девушек, оставляя в памяти мысленные зарубки — у кого спросить контакты швеи, чтобы потом заказать себе что-нибудь особенное. Или наоборот — чью швею лучше обходить стороной, чтобы не стать случайно нелепым посмешищем. Примерно так себя Эмма сегодня и чувствовала, хотя прекрасно знала, что это не так. Ее платье пошили специально для этого вечера, всего на один раз (что впрочем было не такой уж и редкостью, далеко не все свои наряды Эмма надевала значительно чаще) и оно, по задумке, должно было притягивать к ней все внимание гостей. Только вот задумала это не Эмма. Сама Эмма предпочла бы провести вечер как угодно, но не в окружении многочисленных гостей, каждого из которых требовалось знать по имени.
И в какой-то момент — проходит, наверно, около часу, когда гостей в бальном зале уже достаточно, чтобы каждый нашел себе собеседника, а главное — достаточно, чтобы ее не хватились сразу же, Эмма решает удалиться. Конечно, не уйти на совсем — кто бы ей подобное позволил? Но хотя бы получасовой перерыв ей просто жизненно необходим.

Где-то поблизости ошивалась Кикси, но Эмма приказала домовушке скрыться из виду и не появляться больше — обычно верная спутница не раздражала Эмму, она была совершенно естественной частью интерьера, словно приклеенная таскалась за ней, знала, кажется, куда больше секретов и душевных переживаний хозяйки, чем все остальные вместе взятые. Но стоило отдать Кикси должное — она довольно редко ее закладывала и всегда слушалась. Конечно, если у нее не было приказа от родителей Эммы действовать с точностью наоборот, что бывало совсем не редко.
Сейчас же Эмма удалилась подальше от поместья, в ту часть сада, которая была намеренно скрыта от гостей — никто посторонних никогда здесь не появлялся, если только в сопровождении кого-нибудь из Ванити лично. Лучшего места, чтобы спрятаться хотя бы не на долго от праздника жизни, отголоски которого слабо доносились из открытых окон большого бального зала, и найти было нельзя. Кусты роз шевелятся и Эмма собирается было сказать, чтобы Кикси вела себя потише, но, к ее удивлению, в беседке появляется совсем не домовушка.
Признаться, Эмма не ожидала, что ее обнаружат, да и вообще кинутся искать, так скоро. Или может быть это она плохо следит за временем?
— Меня раздражают все эти люди, от необходимости постоянно улыбаться уж сводит сводит скулы и я тридцать шесть раз ответила, какие баллы получила за ЖАБА, — Эмме хочется добавить "а твой праздник еще даже не начался", но она сдерживается. — Мне нужно побыть оной, иначе я скажу кому-нибудь в лицо, что не стоит на меня так пялится, и что мои планы на будущее — не их дело. — разве не всем будет лучше, если она просто удалится на некоторое время, чем кто-то удалится оскорбленным еще до того, как бал наберет обороты? Конечно, Эмма знала, что едва ли плюнула бы кому-то в лицо или стала открыто грубить — все же сдерживать такие порывы она научилась довольно давно. Другое дело — сдерживать собственные желания, и я зачем же было отказывать себе в возможности простой уйти, когда это кажется таким необходимым.

Всякие хэды про семью, но не все они игрались и многое можно обусдить.

В настоящее время глава семьи — Маркус Ванити, есть два младших брата, одна старшая и одна младшая сестра. Двое сыновей.

Чистокровность в семье Ванити занимает центральное место и является одной из ключевых ценностей, которые передаются из поколения в поколение. Несмотря на то, что семья не входит в знаменитый список 28-ми — Ванити давно не имеют связей с не чистокровными представителями магического сообщества, а если такое и случалось, что бывало крайне редко, официальных отношений с вероотступником не поддерживается. Чистота крови для Ванити — не просто вопрос гордости за род и его историю, но и факт, который глубоко влияет на их общественное положение, идентичность и семейную культуру.
Члены семьи Ванити обязаны соблюдать честь и репутацию во всех своих действиях. Это касается как личной, так и общественной жизни. Любое поведение, которое может опорочить имя семьи, жестко осуждается. Каждый член семьи несет ответственность за благополучие и процветание семейного рода. Это включает в себя поддержку друг друга, помощь в бизнесе и соблюдение семейных традиций.
Все Ванити придают большое значение образованию и личному развитию. Все члены семьи получают качественное образование еще до Хогвартса (или другой магической школы, всячески поощряется стремление к постоянному самосовершенствованию.
Все члены семьи активно участвуют в благотворительности и общественной деятельности. Они считают своим долгом помогать менее удачливым и способствовать развитию магического сообщества.

Некоторые традиции семьи Ванити:

Каждое лето семья Ванити устраивает тематический бал в своем поместье на юге Англии. Это мероприятие собирает представителей магической элиты, и на него съезжаются гости со всей страны и из-за рубежа. Бал включает в себя танцы, званый ужин и разнообразные развлечения для гостей всех возрастов.

Ритуал наследования, проводится внутри семьи и в нем не участвуют люди из вне. В день 21-летия каждого члена семьи проводится ритуал передачи фамильного артефакта, который символизирует их вступление во взрослую жизнь и принятие ответственности за будущее семьи. Артефакт может нести в себе разные волшебные свойства, для каждого представителя семьи — свои. Замужество, если оно случается до наступления 21-го года, не влияет на проведение (или не) ритуала, представительница даже в браке остается членом семьи.

Благотворительность. Как минимум один день в месяц вся без исключения семья посвящает только благотворительности. Они посещают больницы, приюты, общества и другие учреждения или организации, оказывая помощь и поддержку тем, кто в ней нуждается.

По воскресеньям вся семья собирается на ужин. Это важное время для общения и укрепления семейных связей. Здесь обсуждаются события недели и планы на будущее. Обычно присутствуют все.

Рождественские праздники: Рождество у Ванити празднуется с особой пышностью. Дом украшается магическими украшениями, и вся семья принимает участие в различных праздничных мероприятиях, включая обмен подарками и совместные магические игры.

Герб семьи Ванити:

Герб семьи Ванити представляет собой щит, разделенный на четыре части. В верхней левой части изображен золотой лев, символизирующий силу и благородство. В верхней правой части – серебряный дракон, символизирующий мудрость и защиту. В нижней левой части – красная роза, олицетворяющая любовь и красоту. В нижней правой части – зеленый дуб, символизирующий стойкость и долговечность. Под щитом – лента с девизом семьи: "Fortitudine et Honore" (Силой и честью).

+1

2

МАРКУС И МАРТИН ВАНИТИ | MARCUS and MARTIN VANITY
https://forumupload.ru/uploads/001b/e6/91/193/t581771.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/e6/91/193/t654730.gif

Brant Daugherty & Paul Wesley


29 и 24 лет соотсветственно, чистокровны, лояльность, наследники, прочая деятельность на выбор игрока


Общая информация:
Маркус и Мартин - старший и средний из детей чистокровного семейства Ванити. Получили соответствующее воспитание и образование.
Маркус - старший из братьев, возможно поэтому он является более серьезным, жестким, строгим по натуре - он первый, с него несколько больший спрос. Он уже сейчас взял на себя много ответственности в семье и семейном бизнесе. Стремится поддерживать репутацию семьи и её благосостояние. И приумножать его. Проявялет отличны организаторские и управленческие способности, в общм - является примерным сыном и братом, честным и надежным, с глубоким уважением к родителям и традициям своего рода. Возможно, он женат на женщине из семьи с аналогичным социальным статусом, их брак олицетворяет союз двух влиятельных домов.
Мартин - средний сын семьи, более живой и общительный, чем его старший брат. Мартин может быть тем, кто поддерживает связи с внешним миром, обеспечивает коммуникацию с другими семьями и кругом общества. В школе был старостой, поэтому он тоже явно довольно амбициозен. Возможно, занимается дипломатией или работает в общественной сфере, умело использует обаяние, талант налаживать отношения, чем тоже приносят пользу семье. Наверняка он любит устраивать обеды и вечеринки, на которые приглашает влиятельных гостей, что способствует престижу семьи.
Оба могут быть женаты, могут быть вдовцами, отцами, завидным жнихами - главно, чтобы просто были)
Мартин был старостой факультета в свое время, оба окончили Слизерин.
На самом деле, у вас — почти полная свобода в написании персонажа, творите и вытворяйте, делайте его таким, каким хотелось бы отыграть.
Мне бы хотелось, чтобы вы учли: они из хорошей, очень обеспеченной семьи, сыновья, наследники, радость, гордость и надежда. Насколько они всему этому соответствуют — решать вам, но мне представлялось, что они оба довольно правильные, традиционные и может быть даже чуточку консервативных взглядов. Не бывали замечены и замешаны в политических, светских, экономических и прочих скандалах — может быть, они просто педанты и честь имеют, может быть гениально, очень  хорошо скрываются, может быть просто “сын маминой подруги” - это про них.
Я не прописывала наши отношения, но было бы здорово, если бы они были хорошими — насколько — решим уже вместе. Если хочется, можно бесконечно осуждать Эмму, она же двочка и младшая, за все грозить пальчиком.
В целом у них не принято выносить напоказ внутрисемейные проблемы, да и внутри семьи никто ни на кого злость никогда не спускал.

Дополнительно:

Внешности можно поменять, в целом имена тоже, я поправлю везде, где надо. Возраст подбирался исходя из того, каких пресонажей на форуме больше. Чуть больше о семье можно почитать из заявки на родителей.

+1

3

https://forumupload.ru/uploads/001b/e6/91/6/737709.png
МАРКУС ВАНИТИ. БИЗНЕСМЕН. МУЖ И ОТЕЦ. МЫ ЖДЕМ ТЕБЯ!

+1

4

Мы все еще очень ждем - и в сюжет, и в личную игру.

Свеженькие посты.

Когда ты чистокровный волшебник, уже одно только это заставляет гордиться собой. Когда входишь в семейство Ванити, неофициально считается нормой поведения гордиться едва ли не каждым своим шагом. Эти чувства, как правило, далеки от искренности. Но одним обстоятельством собственной жизни леди Франсин гордилась абсолютно точно искренне и по-настоящему — своим характером. Который очень рано помог ей понять, как можно быть счастливой, исходя из своего положения и всего того, что имеешь, а также — что можешь иметь.

Именно потому она так сильно переживала за дочь. Чем взрослее становилась Эмма, тем больше её матери было понятно, что она, по видимому, не будет счастлива никогда. Во всяком случае, не в полной мере. Всё потому, что дочь была влюблена в чувство некоторой сказки, свободы, отрешённости. Невозможно быть по-настоящему счастливым человеком, когда всю жизнь преданно любишь всего лишь иллюзию.

— Не всегда любишь деньги, квиддич, отсутствие каких-либо проблем? — леди Франсин внимательно посмотрела на дочь и улыбнулась лукаво. — Ах, кажется, я поняла, милая. На тебя сегодня нахлынул внезапный приступ меланхолии, — она ласково погладила дочь по руке, — но он обязательно пройдёт. Уверяю.

Как ещё эту драму в стиле "Богатые тоже плачут" возможно объяснить? Старшая Ванити прекрасно понимала, о чём говорит дочь, что именно пытается ей сейчас донести, но даже из чувства материнской солидарности не могла её поддержать. Эмма вновь покорялась чувствам. А они человеку (особенно имеющему статус и положение в обществе) никакой не советчик. Что бы там не писали в романтических книгах.

— А что же ты сама, Эмма? — спросила женщина, очень внимательно посмотрев на дочь, — как много у тебя друзей? Когда ты в последний раз общалась с теми, с кем отлично ладила в школе? Мы с отцом тебе этого никогда не запрещали. Когда ты думала о своих соперниках на квиддичном поле как о простых людях — что у них на душе, как прошёл их день, что они любят на завтрак? Подумай над этим очень хорошо. И дай себе ответ. Возможно, тогда тебе проще будет не обвинять других людей в том, что делаешь ты сама. Потому что ты — не уникальна в этом, как видимо, думаешь, детка. Так, в большей или меньшей степени, делают все. Таков закон.

Леди Франсин не ругала свою девочку, не была с ней строга. Она просто вела совершенно спокойный разговор о важном. Хотя важности его, вероятнее всего, Эмма ещё не поняла. В её интересах понять как можно раньше, тем самым, облегчив себе жизнь.

Проблема с Эммой заключалась, главным образом, в том, что она полагала, будто она — не часть этого общества. Что она — лучше этих людей, пришедших на бал. Что она отличается от них. Что она — другая. Леди Франсин была способна понять такой подростковый максимализм (а Эмма, в какой-то степени, всё ещё была тепличным ребёнком), но это не значит, что она позволила бы дочери жить в подобных иллюзиях слишком долго. Эмме было плевать, что происходит за окном, её не интересовали заботы и проблемы внешнего мира, и, попробуй она прожить жизнь, которую, видимо, считала искренней, по-настоящему сблизиться с людьми, которые её представляют, вряд ли бы она продержалась хотя бы полсуток. Ничего дурного или катастрофического в этом не было, хотя, должно быть, Эмма считала именно так.

Последнее предложение в её откровениях всё таки больно ударило по самолюбию леди Франсин. Прозвучало оно более чем обидно.

— Я горжусь возможностью стоять всюду рядом с твоим отцом и держать за руки вас с братьями — своих детей, — Эмма, — оставаясь по прежнему спокойной, однако с ледяными нотками в голосе, парировала она, — двенадцать лет назад я также стояла в этом зале, рядом с мужем, держа за руку Маркуса и тебя. Мартин приветствовал гостей на входе. К нам прибыла одна из дальних родственниц нашей семьи. Я не стану называть её имя, потому что это стало практически запретом с тех пор, как она пропала. Она была несчастна, страдала о невозможном, о том, как здорово было бы полететь к звёздам. И очень завидовала нам с отцом, всё спрашивала — как это у нас получается быть такими счастливыми? Знаешь, чем, в итоге, обернулась её мечта полететь к звёздам? Она бросила мужа, разорвала все связи с семьёй, уехала в другую страну, где стала дешёвой кабацкой певичкой, работающей за гроши, — с этими словами леди Франсин особенно пристально взглянула на Эмму, — так всегда бывает с теми, кто не видит ценности в своей жизни, в том, что он имеет, и гонится за призрачной мечтой.

Она помолчала некоторое время, а затем добавила, уже не глядя на дочь:

— У меня в голове каждый день есть сотни и тысячи мыслей, кроме той, подходит ли к мантии моя губная помада, милая, — к примеру, о том, что былая травма дочери всё ещё даёт о себе знать, значит, вскоре её придётся показывать очередному целителю; о том, что к Маркусу вновь приходили люди, связанные с, как поговаривают, тёмным Лордом, и лавировать между положением семьи, формальной поддержкой магглорожденных волшебников и неподдержкой новых идей (во всяком случае, непублично), становится с каждым днём всё сложнее; о том, что совершенно не оправдал себя подвид златокрылых птиц, покупатели разочарованы и неизвестно, насколько негативно это в будущем скажется на её бизнесе; о том, что супруга всё чаще беспокоит спина, и много каких ещё, — но, если ты об этом не догадываешься, не утруждаешь себя хотя бы иногда об этом подумать, значит, я всё делаю правильно в твоём воспитании.

И еще.

— Ну да. Конечно, — Эмма убирает руку, отдернув ее, возможно, чуть быстрее и резче, чем следовало бы. Конечно, все это пройдет — она и сама знала, что как бы не хотелось поступить иначе — ей придется вернуться в зал. И разговаривать, и танцевать, и быть как всегда очаровательной и милой с другими тоже придется. Эмма вернулась бы в зал и сама, даже если бы этот разговор не состоялся — может быть и пора было уже жалеть о том, что она выбрала такой неподходящий момент, чтобы сбежать? Или просто выбрала не то место.

— Когда я выхожу, выходила, — поправляется Эмма, — на поле, то думала о том, как выиграть матч, а не о том, что ели мои соперники, — а еще — о том, как продержаться на метле до конца, если станет больно, как не подставить команду, как принести побольше очков и забить побольше мечей, как не обращать внимания на кричалки чужих болельщиков, на слова комментатора. О том, как ей хочется, чтобы очередной матч не стал последним. Конечно, в череде этих мыслей никогда не возникало у Эммы желания подумать о том, чем завтракает команда соперников.
Эмма слышала об этой родственнице — когда-то давно, мельком, как досадную и поучительную историю, которые между собой обсуждали взрослые. Наверное, она и слышать-то ее не должна была. Историю о том, как поступать нельзя. Эмма тогда, кажется, никак не могла взять с толк, что значит "пропала". Разве может пропасть человек, который совершенно точно где-то существует, что-то делает, точно также, как все — живет? Оказалось, что может — что совы не всегда приносят поздравительные открытки и даже простые письма, что имена забываются, словно их и не было.
— Ну, с ней ведь никто не общается, чтобы узнать, насколько она счастлива теперь, — а может и стоило бы. Тогда Эмма не задавалась вопросом о том, как это работает. Зато сейчас Эмма -задавалась, и сразу множеством вопросов. О том, например, счастлива ли сейчас ее дальняя родственница? Может быть хоть чуть-чуть больше, чем была? Был ли ее муж тем человеком, с кем вообще стоит проводить всю свою жизнь? Что-то же случилось, если красивому дому, уюту и всему остальному эта женщина предпочла песни в кабаре? Эмма думает о том, смогла бы она сам сбежать или нет. Наверное, это принесло бы ее близким достаточно горя, но так ли уж сильно горюют люди, если предпочитают забыть даже имя человека, которого считали близким? Эмма, как не старается, имени дальней родственницы вспомнит не может — не выходит ли, что их родственные связи ничего особенного и не стоят?
— Но я ведь не ты. Что, если я не смогу этим гордиться, — гордиться по-настоящему, конечно, а не делать всю жизнь вид, что все в порядке. Смирение — отличная добродеятель, но Эмму сводит с ума уже и сама мысль о том, что стоит просто смириться — и пусть все будет так, как у других. Если ей даже сейчас не хочется находиться в этом зале — сколько лет уйдет на то, чтобы захотелось? Находиться или притворяться. Наверное, можно приучить себя кого-то любить, и заставить себя делать то, чего делать не хочется — но насколько хватит ее, ее, а не кого-то еще? — Или вообще никогда не захочу иметь детей, — Эмма спрашивает — и жалеет об этом. Но разве так не бывает? Она никогда не мечтала об этом, даже когда была маленькой — не играла в кукол, у которых были мужья и тети, не смотрела на мальчиков в школе, представляя себе, что однажды сможет выйти замуж. Конечно, она нравилась кому-то из мальчиков и кто-то нравился ей, но это всегда казалось Эмме чем-то, от чего хотелось убежать.
— Неужели ты вообще никогда не жалеешь о том, что все сложилось так, как оно есть? — Эмма привыкла думать, что все так, как надо. Она и сама отчаянно старалась ослеплять всегда и всегда своей целеустремленностью, самоуверенностью, с утра до ночи. Но ведь это — только картинка, а не суть.

Отредактировано laimand (29.06.2024 11:52:29)

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищем игрока: ГП, муж (в пару), отец / сыновья, братья, 1 поколение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно