полезные ссылки
09.04-12.04
#385 [17.03-01.04]
#174 [17.03-01.04]
[ haze: mountain breathing ]

эврика-спрингс, арканзас, наше время, городская мистика, легенды
[ILLYON]

Твоя антуражная ролевая
[hp: nocturne]

министерство магии теряет контроль. пожиратели набирают силу.

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока: антуражка, фэнтези, м, гет, он шёл долиной теней


ищу игрока: антуражка, фэнтези, м, гет, он шёл долиной теней

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: Кельмора
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: François Civil
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

https://64.media.tumblr.com/15c13b18f5ce62aebdf3949ce69c2358/3dfd60567d104d3b-47/s400x600/a016d58ff51aa1d8e521fe6195455ba40ab03bba.gifv https://64.media.tumblr.com/ba0faea1b22bb71c61be261fc46c7670/3dfd60567d104d3b-8e/s400x600/8735206b64044523a7c8e8809e9da850520f674c.gifv
François Civil

ROLAND MONTAGNIER // РОЛАНД МОНТАНЬЕ, 37
страж-человек // страж, в прошлом подполковник и рыцарь // бывший любовник и будущий муж

» Вместе с обветшалым поместьем и безземельным титулом, Роланд Монтанье получил в наследство долги и клеймо позора. Когда его двоюродного дядю Теофиля повесили в 1216 году по обвинению в шпионаже, и так шаткое положение Монтанье оказалось под серьёзным ударом. Многовековые долги, перешедшие к Роланду от его отца, отцу — от его отца, а его отцу — от отца, и так далее, нависли над Монтанье уже не дамокловым, а вполне ощутимым мечом. Под угрозой оказались не только честь и безопасность семьи, но и шанс младшей сестры Мадлен на удачное замужество. С детских лет Роланд знал: свою жизнь он положит на служение короне в попытках вымолить прощения за чужие грехи.

Алендор, земля вин, театров и учёных, всё-таки смогла подарить Роланду благодатное детство в окружении бескрайних зелёных полей и лазурной глади Восточного моря. Он рос заядлым авантюристом в мечтах о подвигах и сражениях, что принесут его роду славу и уважение, а вот Мадлен была отпетой хулиганкой. Это было счастливое время, навсегда оставшееся в памяти Роланда игрой солнечных зайчиков и негой виноградников.

Вскоре он отправился Ардуейн и присягнул королю. В 1236 году, дослужившийся до звания командира эскадрона, уже рыцарь Монтанье принял участие в подавлении восстания Краоб Хейвена. Тогда же Роланд завёл дружбу с аргийским воином, Зейном аш-Шарифом, привёзшим отменные арбалеты. После успешного пресечения бунта, король наградил Роланда званием подполковника. Два года спустя он принял приглашение агрского друга и навестил таинственный Джалесар. В тот самый год невеста оставила Монтанье ради его лучшего друга, и ему смертельно требовалось развеяться. Окутанные легендами Южные земли превзошли все ожидание Роланда, сражённого Югом в самое сердце. Отец Зейна, некогда уроженец Алендара, с удовольствием вёл с земляком долгие беседы и вспоминал родину.

режь меня без ножа, белая госпожа
я не могу дышать, лунная госпожа

Старшая дочь Мориса аш-Шафира, Сабина, поразила Роланда в сердце не меньше, но не ослепительной красотой или изысканными манерами. Если чародеев Роланд уже встречал (и выражал открытое недовольство их гордыней и богохульством); если женщины ещё могли служить магией Братству Истины, то женщина, чародейка и инженер в одном предложении никак не могли уложиться у него в голове. Первое время он отказывался верить, что именно Сабина сконструировала те чудесные арбалеты и измерительные приборы для картографии. В Сабине не было решительно ничего из тех качеств, что Роланд ценил в женщинах.

Месяцы в Агре пролетели незаметно. Роланд учился ездить по-джалесарски и держать меч как южанин, тренируясь с Зейном. Успел он поисследовать и некоторые другие регионы Агры, отправившись помогать Сабине в установке башенных мельниц по просьбе её отца. Беседовать с госпожой аш-Шариф, до неприличия прямолинейной и удручающе сухой, поначалу было попросту невозможно; она с трудом воспринимала бесконечные шутки и авантюры Роланда. Это короткое время протянуло между ними призрачную нить. Расстались они друзьями — и вновь столкнулись полгода спустя в Ланфе.

Тогда-то между ними и завязался роман. Всё это больше походило на сон, мираж, увиденный Роландом в пустыне — они с Сабиной решительно друг другу не подходили, но он, отчаянный и решительный по натуре, отказывался признавать обречённость их связи. Всё расставила по местам фортуна — когда в Дамани у Роланда проснулся дар, Сабина завела разговор первой. Она не могла дать ему ни семьи, ни очага, ни стать послушной женой эйсгартского рыцаря. А его путь теперь лежал в крепость Нентхолл, где Роланду предстояло постигать науку стражей.

Следующие пять лет обучения проходили тяжело, но весело — Роланд стал частью чего-то большего. Обрывками он нет-да-нет, а слышал о Сабине — о мельницах агрской чародейки, которые в изменённой форме успели прийти и в Эйсгарт; о том, что нордхеймские вельможи теперь моются в ваннах и вода в их доме течёт всякий раз, как они того пожелают; о нелепых мостах, возвышающихся в Лианфире, и странных часах, отсчитывающих ход Луны на главной площади.   

Напряжение между Эйсгартом и Нордхеймом росло. Роланд больше не мог наследовать обнищавшие отцовские земли, но теперь он исполнял другой долг, высший, перед королём и богами. Всё, что ему оставалось — идти долиной теней, сжимать кинжал и не оступаться.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

Роланд, что называется, хороший парень. В детстве он серьёзно относился к песням о рыцарских подвигах, и даже будучи взрослым продолжал верить, что рыцарь должен оставаться воином без страха и упрёка, дорожить собственными честью и доблестью. Прекрасный стратег и фехтовальщик, он зубами выгрызал себе путь — к почестям и уважению, в попытках искупить вину за чужой грех. Предательство дяди наложило отпечаток на всех Монтанье — Роланд выслугой поднялся с низов, но относиться к нему продолжали с подозрением и опаской. Сестра же, ослиная упрямица, недовольная несправедливым положением женщин в Эйсгарте, собиралась выбить удачный брак хитростью и красотой.

Несмотря на все прекрасные качества, которых у Роланда, вне всяких сомнений, много, он остаётся азартным приключенцем, и постоянно влипает в передряги — просто как-то само собой получается. Что касается женщин, эйсгартское воспитание своё дело сделало — и невеста Роланда, по его мнению, была именно что идеальной женщиной: чуткой, доброй, кроткой, хозяйственной. Прекрасная партия для жены и матери будущих детей (пятеро — минимум!). Предательство любимой и друга Роланд воспринял достойно — не стал вставать между любовниками (пускай предварительно и сломал другу нос).

С Сабиной их история развивалась непросто. Роланд, всегда недолюбливавший чародеев, но приученный уважать чужие порядки, внутри разрывался. Он так до конца и не смог определиться, считает ли магию наказанием богов — или всё-таки благом. Сейчас, семь лет спустя после разлуки, Роланд уже два года как путешествует по землям Кельморы и уничтожает тёмные души; Сабина же вот-вот представит общественности своё новое изобретение. Случайная их встреча на фоне назревающего крупного конфликта пошатнёт обоих — чувства не прошли, а ситуация в мире поменялась мало.

P. S. Во время пребывания в Агре, бродяжка в обносках нагадала Роланду, что он станет великим воином и спасёт множество жизней. Сам Роланд в предсказания не верит и считает их происками шарлатанов, а вот Сабина восприняла пророчество очень серьёзно. Выкрутить всё это можно по вашему желанию.

P. S. 2. Заявка в пару, я готова всё обсуждать и подкручивать, состыковать и что-то подправлять; имя менябельно, внешность — ну вы посмотрите на Франсуа, ну он же идеален. Пишу я в прошедшем времени без птицы-тройки, спидпостером себя не назову, с постами не тороплю, в игре стабильна. Очень жду, приходите!

P. S. 3. И я — не тот, ничуть не лучше всякого, и вы — не та, есть краше в десять раз; мы только одиноки одинаково, и это всё, что связывает нас.

P. S. 4. А ещё Роланд — талантливый поэт, пишет стихи и поэмы.

P. S. 5. Вполне вероятно, что выиграл парочку рыцарских турниров. (После одного из турниров графиня Алендора подарила Роланду роскошный презент, которым он не преминовал хвастаться при удобном моменте).

P. S. 6. Есть также опция вписаться в эйсгартские власти и поддержать беглую виконтессу Алендора. Мы тут обсудили, что Мадлен, как деятельная барышня, вполне могла влезть в заварушку, а брату придётся разгребать. (На самом деле, мы с виконтессой уже много всего наобсуждали, вы, главное, приходите, заиграем).

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Сабина аш-Шариф — инженер-изобретатель, архитектор, чародейка, член Лианфирского ордена, математический гений, немножко аутист.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

Смердило от неё жидкой кровью, гниющей землёй, сукровицей. Так пахли леймерсбергские улицы, истязанные любовницы лорда-маршала, трупы шлюх в выгребных ямах.

Лина так никогда не пахла и не должна была. По службе не было положено.

Половину растущей луны тому назад план казался чуть ли не идеальным: выверенным, продуманным, с отступными путями и возможностями для манёвров. В начале месяца Лина ещё была убеждена, что поспеет в Некрополис к началу Симпозиума Тринадцати и сможет передохнуть в Кварцевых горах. Теперь же на голову ей мочился беззубый жирдяй, охранник, так любивший стучать ржавыми набойками сапог по решётке — Лину сбросили в колодец, вместе с двумя наёмниками и одним полуэльфом. Воду им спускали в грязных глиняных мисках, в корзине с едой было больше дохлых крыс и обожравшихся тараканов, чем хлеба. Когда остроухий ринулся к заляпанной следами от рвоты миске, к воде, Лина скривилась в отвращении и в него плюнула.

Эльфы. Что с них взять. Она бы лично перерезала мальцу горло, если бы рёбра не были сломаны.

Или просто ныли. Горечь постигшей их неудачи затуманила Лине разум. Раймонд пытался связаться с ней по сети, и тогда татуировка на левой руке нагрелась — прямо в допросной комнате. Лине пришлось закрыться от них всех — камбрилльским магам не хватило бы ни ума, ни сноровки проникнуть в ментальную сеть между имперскими агентами, но оставался риск. Что, если они поймут, что она не просто воровка.

Если решат, что она связана с убийством наследника престола.

План складывался медленно и скрипуче. Запекшаяся кровь слепляла волосы, страх и отчаяние пленников опьяняли. Тени копошились в углах отсыревшего колодца, шипели и клубились сгустками: всё, что тебе нужно — лишь помочь принять нам форму. Лина отгоняла соблазнительную мысль с большим трудом: слишком опасно. Сбежавший преступник — одно дело, преступник, сбежавший на четырёхголовом гарме из тьмы — приговор для операции.

Но и сил терпеть эту вонючую помойку у Лины не осталось. Пора было выбираться. Она не могла воспользоваться порталом, но могла пробраться по катакомбам к порту. Там спрятаться на торговой барже или грузовом судне, доплыть до Халь-Мукаллы, украсть лошадь и уже от Песочных Столбов добраться до Голых Пустошей. Оттуда пойти налегке, до самой границы Саламандровых Гор, туда, где земля бурлит и трескается, где завывают у красного озера сьёры. Дальше её будет ждать Айзенхам, и там она сможет связаться с Раймондом. Не раньше — Конклав наверняка разослал магов по близлежащим землям, следить за происходящим, «вернуть баланс, сохранить равновесие». Лживые твари, так некстати стоящие на пути к её возвращению домой — и шансу добраться до Симпозиума.

Просто так выбраться из камбрилльской тюрьмы, в одиночку, Лина не могла. Провернуть план побега — лишь начало, а вот оказаться в Голых Пустошах без сумки с зельями, без любимых кинжалов, без карты... Обессиленной, обезвоженной, усталой и голодной. На открытых склонах Пустоши тени ей не помощники — беспокойная земля, мёртвая земля, пропащая земля, проклятая. Нужно было найти пушечное мясо, закуску для обитателей Пустоши — кого-то недостаточно поворотливого, проворного и смекалистого. Чья смерть отнимет время, и Лина успеет сбежать.

Дохлый полуэльфик не подходил. Высокий наёмник отпадал — Лина подслушала их разговор, и он что-то увлечённо объяснял горе-напарнику про строение лабиринтов. Мозговитый. Оставался тихий толстяк, сторонившийся сокамерников — Лина слышала, что его обвиняли в людоедстве. Сожрал жену, тёщу, двоих дочек и зятя. Сойдёт.

Половину растущей луны назад, Раймонд сразу объявил, что скручивать шею наследника, мальчика восьми зим, будет Мадалина.

— Почему она? — возмутился Эйдан, и Раймонд закончил разговор рывком.

— У неё рука на ребёнка не дрогнет.

Как-то, изрядно налакавшись, Раймонд признался ей, что за то и презирает. «В тебе нет ни жалости, ни сострадания, ни границ. У каждого из нас, тут, есть хотя бы что-то святое. Неприкасаемое. Что-то, что застанет нас на задании врасплох. А в тебе, Лина... что есть в тебе, кроме глаз зверя?».

Раймонду тогда повезло, что Лина его не сожгла заживо.

— Эй, — пнула она сальный бок предполагаемого людоеда, целясь в темноту, и перешла на анголийский, — поможешь мне отвлечь охрану?

Из колодца её забрали час спустя. Сказали, переведут в другую камеру. Проходя мимо решёток, Лина сцепила зубы — нельзя было показывать, как жжёт и горит у неё в груди. Рёбра заживали, но недостаточно быстро — ей нужен был человек. Нужно было насытиться.

Дело принимало иные обороты. Камбрилльцы что-то подозревали. Вылупившиеся, закатившиеся рыбьи глаза наследника внимательно наблюдали за Линой с каменной настенной плиты.

***

Камера, к которой её привели, лучше охранялась. Была просторнее. Чище. И с решёткой из серебра.

Серебро для Лины не было проблемой — её пугала только латунь, закалённая в лаве. Но латунные мастера, кующие пластичный металл в вулкане, жили только у Сейрамских болот, на востоке.

А убийства альвов, как и пытки безымянных имперских шпионок, обычно не заказывали.

Кого же они здесь держали? Только вонючего лохматого волчары ей не хватало.

Волчара оказался замызганным эльфом с глубокими бороздами ран на лице. Лина моментально скривилась — от полукровки хотя бы не так разило. Нежные черты лица юноши сточила скорбь, в уголках глаз залегло отчаяние. Они не разговаривали два дня — Лина устроилась в противоположном углу камеры, подстелив под себя соломку. Её на заказ сшитая из кожи виверны куртка прохудилась и затёрлась, сапоги стоптались. По ночам, Лина ощупывала тени: мрак послушно складывался и принимал обличья, и всё же Лине не хватало сил, чтобы его контролировать. Чудовища из её снов и фантазий оставались абстрактными сгустками ничего, и побег откладывался.

На третье утро, Лина приняла решение с эльфом поговорить. Ей нужно было добраться до Айзенхама.

Нужно было найти Раймонда и своих.

Присягнуть Его Императорскому Величию.

Преклонить колено в Тронной Зале.

Объявить, что она выполнила его волю. Доказать преданность.

Всё чаще Лина заходилась в кашле — влажный камень, мох и плесень не помогали ей идти на поправку. Когда пришло время обеда и стражник у самих прутьев отлучился за сгнившими пайками, Лина перекатилась на бок и оказалась у эльфийской подстилки.

— Смерти не будет, — объявила она без ненужных прелюдий, — в Камбриллии пытают. Заживо сдирают кожу. Выставляют на угол крепостной стены, на потеху — любой прохожий может выпустить кишки. Я так подыхать не собираюсь. Если ты со мной — выдвигаемся сегодня ночью.

Лина вскинула подбородок и прищурилась: из узкого оконца лился тусклый свет. В неволе свет всегда был приглушённым.

— Взойдёт полная луна. Хорошая видимость.

Обернувшись к пленнику, Лина расплылась в грубой ухмылке. Её лицо наполовину скрывала затхлая чернь, и глаза вспыхнули фиолетовым.

Ублюдок слишком долго умирал, и это стоило ей заботы. Восемь зим — слишком, достаточно, многие в его стране столько и не живут.

Но это больше не его страна. Уж Лина-то постаралась.

+1

2

муд, когда вернулся в родной эйсгарт, а там опять какая-то трэшанина, и сестра влезла в эпицентр:


https://i.ibb.co/vvbV204/IMG-4088.jpg

Отредактировано inanna (20.03.2024 02:27:26)

+1


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока: антуражка, фэнтези, м, гет, он шёл долиной теней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно