полезные ссылки
19.02-22.02
#43 [05.02-19.02]
#43 [05.02-19.02]
[dog teeth]

Мистика, свободные расы // Великобритания // 18+
[ warning! ]

крепкие жернова вечности мелют нескончаемую бумагу иллюзии.
[Alluvio maris]

ГП, 1981: драма, активное противостояние сторон, кровь, пожары | NC-21

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока: плио, эйгон завоеватель и рейнис таргариен


ищу игрока: плио, эйгон завоеватель и рейнис таргариен

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://exlibrisforlife.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: callum turner & morfydd clark (обсуждаемо и то и то)
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
AEGON THE CONQUEROR [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: валириец
возраст: родился в 27 г. до З.Э.

деятельность: первый король Семи Королевств
место обитания: Драконий Камень, Эйгонфорт

https://i.imgur.com/7NWzcLU.png
callum turner*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ну вы знаете руса. визионер и сын маленького, но гордого дома, который однажды встал и решил, что на маленьком островке ему сидеть тесно, и пора творить историю, взял своих сестер и драконов подмышку и полетел строить светлое будущее в Вестерос. the rest is history.
у меня тут существует уже некоторая база, как то:
- между Висеньей и Эйгоном действительно довольно унылый брак, слухи не врут
- она действительно колдунья, тут слухи тоже не врут
- слухи вообще ни о чем не врут, Мейгор родился не от Эйгона
- и Эйнис тоже не своей смертью помер
- кстати, пророческий сон про белых ходоков и обещанного принца тоже не Эйгон увидел.


*внешность обсуждаема, помимо кэллума есть еще какой-то турецкий мужик на него похожий, только давайте без генри кавиллов

что играть будем?
завоевание от начала и до конца, 500 походов на Дорн, придворные приколы и семейные драмы. мне интересно играть про то, как они строили государство, как начали за здравие и кончили за упокой, как разваливался их тройной брак и как он развалился под самый конец, когда Рейнис уже давно не было в живых. мне интересен таргариенский дарк, уникальная магия мира плио, кровавые подробности, драконья жуть, короче всё что угодно, кроме сахарного счастливого фанона. помимо этого, я люблю аушки про "а что если" и игрища в "засунуть персонажей в другую вселенную и посмотреть че будет".

почему вам не стоит проходить мимо?
своих соигроков я катаю как сыр в масле, люблю строить сюжеты на 20 лет вперед, делать графон, плейлисты, мемы, тиктоки, фанфики, you name it. можем общаться 24/7, а можем просто постами перекидываться, мне так и так норм. а еще я точно никуда не денусь.

Рейнис есть

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Висенья, Кэтрин Уинник
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Раз

На следующий вечер после разговора с Балерионом, вернувшись в свою лабораторию, Висенья обнаружила на своем письменном столе резной ларь. Внутри — две склянки, о которых она его просила.

Материалом она распоряжалась аккуратно, и первое время склянки вообще не трогала. Пошли долгие недели экспериментов, на другой, ненужной крови и ненужном семени. Висенья никого не впускала в свои кабинеты и строго-настрого запретила прислуге даже пересекать порог. За тяжелыми дубовыми дверями кладовых, в тусклом свете колдовских свеч таились в закупоренных сосудах результаты её трудов и наблюдений — неописуемые, первые в своем роде слепые, глухие, безрукие и безногие существа, которых на свете не было и быть не должно.

Белый червь с беззубым ртом, которому она скармливала пауков и сколопендр, наблюдая за реакцией и убеждаясь, что он все-таки живой.
Голова с единственным белым глазом на лице, который следил за каждым движением Висеньи, когда она заходила в кладовую с подсвечником в руке.
Кальмар с тремя щупальцами и длинной антенной, растущей из головы, который не признавал никакой другой еды, кроме сон-травы.
Много их было, одни посложнее, другие попроще. Агрессивные и амебные. Чудовищные и милые.

Порой у Висеньи холодели руки, держащие подсвечник, когда она наблюдала, как червь пожирает очередного паука. Холод разливался там, где должна быть её утроба, и слезы копились в уголках глаз — перед глазами мелькали её мертвые дети и светящаяся Рейнис, и рука Эйгона на её животе. Как счастливы все они были, когда Рейнис родила, каким волшебством всё это было, сколько было в этом... Сколько. Почему, почему такой её удел, почему не выпало ей счастливой беременности, а только уродцы эти в склянках...

С востока лаборатория её не имела стены — только черные колонны, держащие свод, и она любила вечерами сидеть у самых перил, глядя на Узкое море и темнеющее закатное небо. Порой уснет, наблюдая за новым образцом, и не заметит тени драконьих крыльев, накрывшей весь её кабинет. Просыпается под драконий крик — Вхагар или Балерион кружат над замком, согревают её кости своим драконьим жаром, разливающимся на километры вокруг.

Ни на день она не забывала, как стояла тогда ночью на лысом холме и глядела на Балериона в небесах. Только поэтому, может быть, не бросила это всё до сих пор. Потому что верит, что это не зря, потому что сын её томится в резном ларе и ждет, когда приведет она его в мир. Она ему должна. Она Балериону обещала. Она себе обещала.

Начали получаться у неё уродцы посложнее. У них появились рты, руки и носы. Всё больше и больше стали они напоминать что-то живое, и всё труднее становилось на них смотреть, но Висенья запрещала себе отворачиваться. Нет у нее ни ассистентов, ни подмастерьев, поэтому и кормила, и дразнила она их своими руками, записывая все свои наблюдения, чтобы ничего не забыть и не запутаться. Потом соберет их все в один короб и сожжет в пламени Вхагар, когда будут они ей уже не нужны. Запомнят ли они что-то из своей короткой жизни? Будет ли им страшно гореть и умирать?..

Потом она перешла к экспериментам посерьезнее.
Начала пускать себе кровь, смешивать её с кровью Балериона и оплодотворять. Алхимики Староместа описывали что-то подобное, и в их экспериментах использовались птичьи яйца и иногда — половоззрелые женщины. Тексты Висеньи диктовали другое — она не в полной мере понимала, как работает этот метод, но доверилась именно ему, потому что в отличии от мейстеров Староместа, у восточных магов эксперименты давали весомые результаты.
Несколько сосудов так ничего и не дали — раствор так и оставался пустым, а кровь оседала на дне. В других что-то зарождалось, но настолько маленькое и бесформенное, что Висенья даже не могла разглядеть, что именно это такое.
Они стояли на полках неделями, месяцами. К ним добавлялись новые. Королева продолжала пускать себе кровь и пристрастилась к красному мясу, чтобы не слабеть.

В одном из сосудов образовался непонятный плод — она все пыталась разглядеть в нем какие-то черты, части тела, отростки, пока однажды не поняла, что это яйцо.

Оно росло — яйцо идеальной формы, постепенно покрывающееся чешуей. Тогда-то Висенья догадалась, что нельзя держать его в воде.
Она ночевать стала в лаборатории, расставив по ней дополнительные жаровни и вынув яйцо из сосуда. Полки в кладовой уже опустели — вместо того, чтобы сжечь их всех разом, Висенья метала сосуды в океан, гадая, выродятся ли они во что-то в морских водах или так и подохнут, неприспособленные для жизни и спроектированные волей случая. Это стало её маленьким развлечением — как далеко улетит очередная банка? Бесчисленные её мертвые дети оставляли за собой круги на воде.

А яйцо она всегда держала рядом. Брала его с собой в постель и засыпала, поглаживая его, замечая, что чешуя на нем чернеет и становится похожей на чешую Балериона.

Два

Над океаном занимался лиловый рассвет, и на одиноком островке, слишком тесном для трех драконов, Висенью уже ждал Эйгон с Балерионом. Королева сжала бедрами седло под собой, будто и впрямь может обхватить ими гигантские бока Вхагар, и мягко повела поводьями, велев драконице снижаться. На рассвете они должны были встретиться здесь втроём, но Висенья уже знала, что этому уже не бывать. За её спиной полыхали на заре берега Дорна красным и черным огнем. Крик Вхагар раздирал небеса на части, и Висенье показалось, что это плач. По Мераксес.

Драконица приземлилась на берегу, заставив остров задрожать, и Висенья спустилась на землю по веревочной лестнице вдоль её бока. Едва оказавшись на земле, она стащила с головы сверкающий шлем, украшенный серебряными зубьями и десятком тонких цепей — шлем служил ей одновременно элементом доспеха и короной, и этот жест для неё был более чем говорящим — она не имела привычки снимать шлема перед братом.

— Разведчики донесли мне плохие новости, — сказала она вместо приветствия. Голос её не дрожал и не выдавал ничего из того, что происходило у неё внутри. — Рейнис больше нет.

Эйгон шагнул к ней и положил тяжелую руку ей на плечо, перед тем как холодно поцеловать её в лоб. Он уже знает.

— Мы не задерживаемся здесь надолго, — сказал он. — Я только затем тебя и ждал, чтобы велеть тебе седлать снова Вхагар и лететь за мной. Мы летим в Пекло.

— Эйгон...

— Что сказали тебе твои разведчики? — рука снова упала ей на плечо, и пальцы крепко, неласково сжались. — М? Они принесли тебе её растерзанное тело? Они видели, как она умирает? Что они сказали тебе, Висенья?

— Что Мераксес погибла от выстрела скорпиона, — она смахнула руку брата с себя. — Рейнис выпала с седла, а Мераксес упала на замок и разрушила собой несколько башен. Если Рейнис не погибла от падения, то её раздавило телом Мераксес. Посмотри правде в глаза.

Эйгон очень недобро сверкнул зубами и отступил от неё на шаг. Потом, недолго думая, развернулся и потопал к Балериону, пока алый плащ развевался за его плечами, перепачканный мокрым песком.

— У них есть еще скорпионы! — рявкнула Висенья, чуть было не бросившись за ним следом. А потом и впрямь бросилась — набрала скорость, нагнала его и схватила за руку. — Думаешь, Балерион неуязвим? Ты зря так думаешь. Что ты собрался делать? Ты хочешь штурмовать Пекло один, без войска, с одним только Балерионом? Им не страшен драконий огонь, пойми, ты там погибнешь! Что ты будешь делать? Зальешь замок огнем? Похоронишь под обломками Рейнис, если она еще жива? Будь благоразумнее!

— По крайней мере я не буду хоронить её раньше времени, — он вырвал руку из её хватки и спешно закарабкался вверх по крылу Балериона, чтобы оставить её на этом острове одну.

Волосы Висеньи взметнулись вверх, когда Балерион впервые взмахнул крыльями; поднялись высокие волны, и её обрызгало неестественным прибоем, пока дракон поднимался в небеса. Если она сейчас не заберется следом на Вхагар и не последует за ним, она может лишиться и своего брата тоже.

Или они оба погибнут.

Эйгон не мог поступить иначе. Они оба любили Рейнис, но его любовь была совершенно неукротимой — той, которая толкает к безумию.
Висенья осталась стоять одна. Она смотрела на поднимающееся из-за Узкого моря солнце и сама того не осознавая давила подступающие к горлу слезы, вызванные теми картинами, которые сами собой родились в её голове. Как Эйгон погибает в Пекле в один день с Рейнис. Как Висенья остается одна, одна-единственная вместе с их любимым Эйнисом, которого она не переносила на дух, к своему стыду.

Она ведь тоже потеряла сегодня сестру. Эйгон почему-то очень быстро об этом забыл.
Смахнув влагу с глаз, она как во сне прошла обратно до Вхагар, грустно опустившей голову над самой землей. Шлем свисал с локтя Висеньи, когда она встала к драконице вплотную и коснулась лбом чешуйки на её носу, обхватив её морду раскинутыми руками. От Вхагар исходил удушающий жар, и вблизи неё привычно трудно было дышать. Но в этом жарком мареве к Висенье возвращались чувства.
Вокруг них поднялся ветер — Висенья чувствовала его, не открывая глаз. Земля задрожала под ногами, а когда все утихло, вместо драконицы стояла в её руках уже женщина — жилистая, немолодая, молчаливая, лицом и похожая на дракона. Висенья повела головой, потираясь лбом о её лоб. Вхагар не умела обнимать, но если бы попробовала, Висенья сравнила бы это с объятиями матери.

Ей не нравилось быть такой, не нравилось находить себя в таком положении — нуждающейся в чем-то. Смерть родителей Висенья приняла стоически, зная, что рано или поздно они должны были уйти в огонь, но Рейнис должна была еще жить и жить. Рейнис должна была пережить и Эйгона, и Висенью. Её милая нежная девочка. Жемчужина их триады.

— Мартеллы угрожали ей, — сказала Висенья, не отрываясь от Вхагар и не открывая глаз. — Предупреждали, что убьют её, если она еще раз покажется в Дорне.

Когда заныла шея, она разомкнула их лбы и посмотрела на Вхагар сухими, красноватыми глазами, погладив её по щеке узловатым большим пальцем, и сказала одними губами:

— Мне очень жаль. По поводу Мераксес.

Непреклонные, несгибаемые, несломленные.
Преклонить, согнуть, сломить.

— Они думают, что победили, — Висенья отступила на шаг и снова загрохотала своим шлемом, водружая его обратно на голову и щелкая цепочками. — Для них это триумф, представляешь? Они построили арбалет-переросток и решили с его помощью убить трехглавого дракона.

Они должны были убить меня, — пронеслось вдруг в голове.

— Ты нужна мне, — она взяла её за руку. — Спалить их земли. Сделать так, чтобы каждый рыбак в Дорне пожалел о том, какую ошибку совершил его лорд.

Отредактировано ядерный взрыд (21.02.2024 01:36:15)

+3

2

ВУД ЭЙГОН Я НАШЛА ВАМ ЛОВЦА РЕЙНИС
НАЙДИСБ!!!!!!

0

3

Рождение младшего сына Эйгон встретил равнодушно, как Висенья и предсказывала. Они больше времени проводили теперь вместе - освободившись от необходимости делить друг с другом постель, они охотнее оставались наедине, когда король прилетал на Драконий Камень из Эйгонфорта и делился с Висеньей новостями с материка. Как когда-то делала Рейнис, Висенья прямо в зале Расписного Стола кормила сына, и один вид этого действа будто бы вызывал в памяти призрак их любимой сестры, напоминая Эйгону о том, что было когда-то и потеряно теперь безвозвратно. Оба они смягчились, и Висенье это не нравилось; брат её впал в страшную меланхолию, пропал со временем энтузиазм в его голосе, не горели больше его глаза, и ничего, будто бы, не заботило его целиком, и каждая щепотка внимания и вовлеченности в дела государственные будто бы вымолена у него была на коленях. Висенья же материнством смягчилась настолько, что начала подобное улавливать.

- Тебе нужно собраться, - говорила она сухо и твердо, строго глядя на него снизу вверх. - Ты рассеян настолько, что не заметишь дорнийца, который залез бы тебе прямо в окно.
Кровавая вражда все не прекращалась - даже на Драконьем Камне ловили по несколько убийц за неделю, в Эйгонфорте дела обстояли и то хуже.
- Тебе кажется, - Эйгон утер лицо ладонью и отвернулся, чтобы не смотреть. - Это здесь я такой.
Мейгор вырастет, зная, что его никчемного старшего брата отец любит тысячекратно сильнее. И Мейгор всю жизнь будет выше, сильнее, решительнее и жестче; он будет лучшим во всем, но только не для своего отца. Ерунда, казалось бы. Мать способна любить его и за двоих, и за троих, и за всю страну вместе взятую, но глухое это осознание все равно отдавало горечью.

Эйгону не обязательно его любить. А Мейгору не так уж нужна его любовь. Висенье - и подавно.
Она любит его как своего младшего брата и как самого старого своего друга, она не может его не любить ни не переживать о нем. Висенья еще не осознавала себя, когда он появился на свет, он с ней всю её жизнь, и она не представляет себя без него, и без государства, неразрывно с ним связанного. Но иногда, исподтишка, глядя на него в те моменты, когда он погружен в думы, Висенья преисполняется презрением к нему.
Ты просто человек. Ты просто один смертный мужчина. Ни моя жизнь, ни его не должны сводиться к тому, кого ты любишь, а кого просто терпишь. Нет в тебе ничего особенного.

Потом она ругала себя за эти мысли. Они - единственная оставшаяся друг у друга семья, и ближе у них никого нет. Они окружены врагами. Так нельзя.

Всякая другая любовь, кроме братской и материнской, сильно переоценена, и нет в ней ничего хорошего. Эйгон и Рейнис любили друг друга так, как пишут об этом в песнях, и что стало с того? Потеряв её, он уменьшился, тень его стала короче, лоб - смурнее, а плечи будто бы уже. Даже когда он улыбался и источал будто бы живость, над ним чернела эта проклятая меланхолия, которая, кажется, не оставит его до самой его смерти. Что в этом хорошего? Чем эта великая любовь, которая всем зачем-то так нужна, им с Рейнис помогла в итоге? Убила сначала её, теперь медленно убивает его.

+1


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока: плио, эйгон завоеватель и рейнис таргариен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно