нашелся~

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: onlinecross
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: wang zhuocheng, original
ТЕКСТ ЗАЯВКИ: « mo dao zu shi »
jiang cheng
https://forumupload.ru/uploads/001b/6e/f6/2/40031.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/6e/f6/2/522961.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/6e/f6/2/418318.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/6e/f6/2/384606.jpg
[wang zhuocheng, original]

«...в ордене гусу лань есть два нефрита, а у нас в юньмэне есть два героя... »


цзян чэн, ты уже набрал побольше лотосов? ни за что не поверю, что ты не захочешь отведать их вместе со мной. поторопись, а то шицзе нас уже заждалась!

цзян чэн, не будь таким занудой. все в облачных глубинах такие скучные, надо же добавить хоть немного веселья. пойдем, выпьем вместе «улыбку императора». и не хуайсана позови! надо же как-то отблагодарить его за прекрасные книжки с картинками.

цзян чэн, можешь не переживать. ничто никогда нас не сможет разлучить — мы же два героя из юньмэна, как ни крути! вместе мы непобедимы. и даже орден цишань вэнь падет ниц перед нами, стоит только пожелать, вот увидишь!

цзян чэн, мне так же больно от гибели госпожи юй и дяди цзян, как и тебе. мы втроем — все, что у нас осталось. нам нужно держаться вместе, и вот увидишь, клан вэнь еще заплатит за это. если не ты, то я сам своими руками отомщу каждому из них. мы отвоюем пристань лотоса, и она станет еще прекрасней, чем прежней, цзян чэн, вот увидишь.

цзян чэн, ты для меня — самый близкий человек на всем белом свете. я знаю тебя наизусть. и понимаю, как много для тебя значит потеря золотого ядра. ты слишком горд, тебе нельзя никогда узнать правду. для тебя я готов не только золотым ядром, но и собственной жизнью пожертвовать. но знаю, что ты «спасибо» мне за это не скажешь. а мне и не нужно.

цзян чэн, я вижу твой осуждающий взгляд. я пошел против всего мира заклинателей, и мало того, что вступился за остатки клана вэнь, так еще и пошел по темному пути. я знаю, что для тебя мнение других куда важнее. тем более сейчас, когда тебе приходится в одиночку поднимать орден юньмэн цзян с колен. я обещал, что буду с тобой рядом в эти моменты. прости, что не смог сдержать свое слово.

цзян чэн, я не знаю, смогу ли еще когда-нибудь смотреть тебе в глаза без чувства сожаления. гибель шицзе и цзинь цзысюаня стала последней каплей не только для тебя. я потерял контроль. это моя вина. их кровь на моих руках. не пройдет ни секунды, чтобы я об этом сожалел. но ты теперь об этом никогда не узнаешь.

цзян чэн, прошло целых тринадцать лет, а ты не изменился. разве что, стал еще более хмурым, ха! неудивительно, что цзинь лин вырос таким несносным. цзян чэн, ты знал, что ты совершенно не умеешь воспитывать детей? теперь мне придется исправлять твои косяки.

цзян чэн, я знаю, что ты, вероятно, никогда не сможешь меня простить за все то, что случилось когда-то в прошлом. но я надеюсь, что теперь, когда вся правда выплыла наружу, ты сможешь меня хотя бы понять. возможно, где-то в другой жизни мы по-прежнему с тобой в пристани лотоса: ты — глава ордена, и я — твой слуга. два героя юньмэна.


заявка не в пару. очень хочется отыграть тяжелые братские отношения, много стекла и драмы, но я все же мечтаю об их примирении в конце. в новелле/дунхуа/дораме мне этого очень не хватило, поэтому первым делом потащу вас играть момент, когда они наконец-то сядут и нормально поговорят. а там, возможно, вэй усянь наконец-то вернется в пристань лотоса не в качестве гостя?
также многое поиграл бы из детства и юношества, какие-нибудь приключения или проказы в перерывах от учебы. на крайний случай, всегда можно отправиться на ночную охоту! еще поиграл бы уже после перерождения в теле мо сюаньюя многое, от очередного столкновения и ругани, до какой-нибудь внешней опасности, которая заставит действовать сообща.
еще бы в альтернативу вас утащил. поиграть что-то наподобие: а если бы цзян чэн меньше слушал окружающих и встал на сторону вэй усяня, когда тот ушел на гору луаньцзан? а если бы вэй усянь вернулся до того, как цзян чэна схватил орден цишань вэнь и лишил золотого ядра, как бы все развивалось дальше? также выше я указал, что ищу не в пару, но эпизодик в альте отыграть был бы не против с пейрингом. очень стеклянным, разумеется, куда без этого! но это если будет желание и если сыграемся.
посты пишу в третьем лице, скорость варьируется, но дольше 3-4 недель стараюсь не тянуть. по размеру от 3к символов и там как пойдет.
приходите, заиграю вас до смерти, а потом воскрешу и заиграю еще раз <3

ВАШ ПЕРСОНАЖ: вэй усянь
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пример поста

одиночество смотрит тебе вслед,
обнимая,
провожая,
но отчего-то не отпуская.

На горе Луаньцзан посторонний.

Сообщение дошло до Вэй Усяня мгновенно — чтобы обеспечить безопасность места, которое он теперь называл «домом», по всему периметру круглосуточно находились мертвецы, которые передавали всю информацию, стоило кому-то появиться на горизонте. Когда весь мир заклинателей отвернулся от него и тех людей, что теперь стали Вэй Усяню второй семьей, у него не осталось выбора, кроме как озаботиться их безопасностью. Кто посмеет пойти против Старейшины Илин? Кто на всем белом свете сможет противостоять ему? Никто бы не смог. Но он не всегда может быть рядом. Не всегда может вовремя среагировать.

В ночных кошмарах Вэй Ин видел не только близких людей из прошлого, которое теперь казалось совсем другой жизнью. Он видел, как чужой холодный меч пронзает тело Вэнь Цин. Он видел, как окончательно гаснет свет в глазах Вэнь Нина. Он видел, как плачет А-Юань, напуганный, одинокий. И никто не может прийти к нему на помощь. Он видел, как все их посевы оказываются истоптанными, а постройки — разрушенными до основания. Весь их быт, жизнь, все, за что они держались, просто оказывается уничтожено. Вэй Ин не мог этого допустить.

Посторонний... Кто это мог быть?

Цзян Чэн? Вэй Усянь был бы рад, будь это он. Их проблема была в том, что один был упрямее другого, и ни разу они не нашли время, чтобы спокойно сесть и поговорить. Цзян Чэн слишком зависим от чужого мнения, он никогда не сможет пойти против всех, как это сделал Вэй Усянь. Но, возможно, он мог бы хотя бы понять его? Если бы он пришел с миром, если бы они просто спокойно во всем разобрались... Сердцем он хотел, чтобы брат пришел к нему. Но умом понимал, что вряд ли это будет он.

Шицзе? Нет, глупый вариант. Она ни за что бы не явилась сюда, в это место. Да и Цзян Чэн бы не позволил. Вэй Ин не хотел, чтобы она видела его здесь. Ее нужно было оберегать от подобных мест, и Вэй Ин собственноручно увел бы ее куда подальше, стоило бы ей даже показаться на горизонте. Но это не она, совершенно точно не она.

А больше у Вэй Усяня никого и не осталось. Никто не стал бы заботиться о том, как он. Уж тем более никто не зашел бы к нему «в гости».

На горе Луаньцзан было шумно — люди были заняты бытовыми делами; где-то бегал, заливисто смеясь, А-Юань. Этот ребенок отчего-то особенно грел душу. Вэй Ину нравилось с ним возиться, и со временем А-Юань стал ему почти как родной. Его хотелось баловать, воспитывать, позволять познавать мир. Вот только в глубине души он понимал, что гора Луаньцзан — не лучшее место для ребенка, и сожалел, что не мог предложить ему, да и всем этим людям, ничего иного.

Чтобы не теряться в догадках и не тратить время зря, Вэй Усянь, крутанув Чэньцин в ладони, засунул ее за пояс и ровной поступью направился к спуску с горы. Он остановился возле деревьев, на которых никогда не росла листва, и всмотрелся вдаль. Человек в белом с невозмутимым видом неумолимо приближался.

Траурные одежды.

Вэй Ин узнал этого человека сразу. Вот только не сказать, что он был сильно рад его появлению здесь. Вряд ли Лань Ванцзи явился бы на гору Луаньцзан без веской на то причины. В голове сразу мелькнули все события последних недель, но Вэй Ин упорно не находил за собой никаких проступков, за которые Лань Ванцзи мог бы его отчитать, как он любил думать. На губах невольно возникла ухмылка. Осмелится ли он отчитать Старейшину Илин?

— Вот уж кого не ожидал увидеть. Сам Ханьгуан-цзюнь решил почтить нас своим присутствием, — холодно произнес Вэй Усянь, и с губ его не сходила усмешка. Все время, с самого их знакомства, они не ладили. Вэй Усянь то и дело слышал «убожество» в свой адрес; Лань Ванцзи неоднократно подчеркивал, что они не то что не друзья — даже не приятели. Любой костер рано или поздно догорает. Вэй Усянь считал, что, видимо, у них такая судьба — быть по разные стороны баррикад. Поэтому от этой встречи он не ожидал ничего хорошего.

Однако через мгновение все равно улыбка его стала более теплой, взгляд смягчился. Даже если Вэй Ин знал, что это плохая идея, он все равно не намеревался подать виду. И уж точно не собирался первым вступать в открытый конфликт. По правде говоря, он вообще ни с кем не желал конфликтов. Ему просто хотелось спокойно жить свою жизнь, да только пройти мимо несправедливости или терпеть чужое пренебрежительное отношение в свой адрес он не мог. Благими намерениями вымощена дорога в ад? Что ж, Вэй Ин познал его сполна, когда лишился золотого ядра и оказался здесь, на горе Луаньцзан.

Вряд ли ты когда-либо сможешь меня понять, Лань Чжань.

— Проходи, чувствуй себя, как дома, — Вэй Усянь еле сдержал смешок, ведь это место меньше всего на свете походило на Облачные Глубины. Наверняка Лань Ванцзи чувствовал себя максимально неуютно, но его никто сюда и не звал. — Заварить тебе чаю? — предложил он, как истинный гостеприимный хозяин, и положил ладонь на чужую спину, ненавязчиво ведя Лань Ванцзи к их небольшому поселению. Окружающие с любопытством вперемешку с удивлением поглядывали в их сторону; некоторые, напротив, напряглись, ведь вряд ли от ордена Гусу Лань можно ожидать чего-то хорошего для них. Но Вэй Усянь жестом показал им, что беспокоиться не о чем. Пока он здесь, никто их не тронет. Даже Лань Ванцзи.

Ему не нужно было прилагать никаких лишних усилий. Поднеся вторую руку ко рту, Вэй Ин коротко свистнул. Через минуту в пещере возникло какое-то движение. Вэй Ин провел Лань Ванцзи именно туда, где ходячий мертвец поставил на самодельный столик горячий чайник. Разливать напиток по чашкам он не стал, чтобы никто не брезговал, и после жеста хозяина — Старейшины Илин — тут же удалился куда подальше. Вэй Ин сам взял чайник и разлил напиток по чашкам. Неидеально, и наверняка в какой-нибудь чайной в Илине можно было провести время получше. Однако у Вэй Ина не было денег, да и он понятия не имел, зачем Лань Ванцзи вообще пришел сюда. Сперва нужно было выяснить это.

Вэй Усяня не покидали мысли о том, что они с Лань Ванцзи жили в разных мирах. Никогда Второй Нефрит Гусу Лань не сможет понять, через что пришлось пройти Вэй Усяню. Никогда он не сможет постигнуть всей степени отчаяния, что накрывает его периодически. Никогда он не поймет, каково это, когда все, кого ты любишь, либо боятся тебя, либо презирают. Никогда он не поймет, каково это, когда все осуждают тебя за то, что ты пошел по Темному Пути, не зная, что у тебя не было другого выбора. Светлая широкая дорога закрыта для Вэй Усяня, и все, что ему оставалось, — кривая узкая тропинка.

— Ханьгуан-цзюнь, не боишься, что люди начнут пускать сплетни, завидев тебя здесь? Решат, что ты тайно поддерживаешь Старейшину Илин. Или же тайно бегаешь к нему на свидания. Одно из двух, — Вэй Ин подмигнул ему, явно подшучивая, однако, несмотря на озорные нотки в голосе, все же, в глазах его больше не было того блеска, что был заметен раньше, стоило ему начать поддразнивать Лань Ванцзи или же просто дурачиться в привычной манере. Все это — напускное, лишь маска, чтобы скрыть то, что на самом деле происходило у него в душе.

В душе, до которой нет никакого дела посторонним людям. А близких у него и не осталось.

Отредактировано lonelissa (13.02.2024 01:23:18)