ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: D O P I N G
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: JOHN KRASINSKI
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

[indent]
JOHN KRASINSKI*
https://i.imgur.com/nBx6S3y.gif https://imgur.com/lhCiDQ7.gif
всё будет плохо - 40-45 - психиатр/психолог


[indent]
Desire // Violet Orlandi

я умру. я обязательно умру под твоими руками. я обязательно закричу, потому что ты сдавишь широкой ладонью мои голосовые связки. ты из тех святых, на кого опасно молиться. ты из тех джентльменов, кто промолчит, оставив тебя дрожать под дождем. ты стремишься к совершенству и любые несовершенства сводят тебя с ума. я несовершенна, но стану совершенством в твоих руках. ты научишь меня быть податливой и хрупкой, женственной и слабой. ты первый положишь на мой язык таблетку снотворного. ты же заменишь ее на экстези. я_хочу_дышать
Honey, I wanna break you. I wanna throw you to the hounds
I gotta hurt you____________I gotta hear it from your mouth

I wanna feel you

всё будет очень плохо.

Валери - военный корреспондент, побывавшая в Сирии. Группу, в которой она находилась, взяли в плен и продержали в ужасных условиях и постоянных пытках почти целый год. Когда спасение наконец-то прибыло, от Валери почти не осталось ничего - только оболочка. Пустая, гниющая. Ей до сих пор снится кровь на ладонях. Она до сих пор помнит запах густой темноты, обволакивающей ее все это время и наполняющей изнутри. Она плохо спит, принимает успокоительные, чтобы перестать заикаться, чтобы не тряслись руки... Но бесполезно. Ничего не помогает. Ни таблетки, ни алкоголь, ни попытки резать свои вены. Он психиатр, в котором она надеется найти спасение. Он дает ей таблетку снотворного. Раз за разом смотрит, как она спит. Потирает свои руки. Насилует ее во сне. Но она возвращается.
Позже - седативные заменяются на наркоту. Она становится зависимой, но не только от химии, но и от него. Пока он ломал ее - она была ему интересна. Как только сломал - вышвырнул. А она не может уже больше жить иначе. Она ищет его. Следит за ним. Приходит на работу. Приходит к его дому. Приходит в его дом. Выслеживает его жену, его сына. И пока… пока… не делает им ничего плохого.

* — внешность обсуждаема.

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Велери Кириган - военный журналист, пробывший год в плену террористов
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост от лица другого персонажа

всё, что тебе светит - только лампочка
https://i.imgur.com/Az72SRS.jpg https://i.imgur.com/BC91XJq.gif

[indent] нет ничего хорошего в телефонном звонке, который будит тебя после полуночи. нет чего хорошего в том, когда ты слышишь сухой незнакомый дрожащий голос, обращающийся к тебе по фамилии. нет ничего хорошего в том, когда тебя просят приехать и называют адрес центральной больницы. нет ничего хорошего, когда не твоя смена.
[indent] ты привыкаешь ко многому, когда служишь в полиции. привыкаешь срываться, бежать, видеть слезы и слышать стоны. у тебя не падает в пятки сердце, даже при взгляде на бездыханные тела... тела чужих людей. но снимая форму, ты становишься обычной женщиной. нет, даже не так. ты девочка. та, что была всю свою жизнь влюблена в своего лучшего друга. та, что играла в куклы и примеряла мамины туфли, неумело подводила глаза и красила губы. та, которой разбивали сердце, вырывали душу, которой изменяли, которая изменяла. ты девочка, которая нашла свое счастье, которая мечтала о свадьбе и выбирала вкус лучшего бисквитного торта. в твоем шкафу уже висело белое платье - простое, прямое, без кучи блеска, лент и кружева - пусть ты не была принцессой, но были девочкой, что готова стать лучшей женой. такой же преданной, как твоя мать. такой же нежной, заботливой. ты выбрала лучшего из мужчин, а сегодня выбирала запомни для его синего костюма. серебряные запонки с зеленой эмалью, такой же зеленой, как его светлые глаза.
[indent] нет ничего хорошего телефонного звонка, раздающегося после полуночи.
[indent]— мисс о'нил, офицер купер. произошла авария в центре города, прошу вас подъехать к больнице имени джона строгера.
[indent]
сколько ж ты натерпелась, моя лапочка
[indent] ты даже не одеваешься, лишь набрасываешь куртку на плечи байковой пижамы и вставляешь босые ноги во все еще влажные кроссовки после вечерней пробежки. на улице не чувствуешь прохлады. не чувствуешь вообще ничего, даже собственного дыхания или сердцебиения. ты не знаешь как течет время - оно будто замерло. такси подъезжает слишком долго. затем вы слишком медленно выезжаете с саутсайда, встаете в долбанную полуночную пробку, чтобы пересечь реку, полную припозднившихся гуляк.
[indent] — прошу вас, сэр, вы можете ехать быстрее?, — таксист отказывает и говорит, что везде ограничения, камеры и копы. ты засовываешь руку в правый карман куртки и облегченно выдыхаешь, чувствуя прохладу полицейского удостоверения, — надеюсь, это немного поможет вам двигаться быстрее, сэр.
[indent] и ему помогло. и ты бы улыбнулась. если бы могла.
[indent]
[indent] в больнице вроде бы все обычно. но навстречу мне выходят два офицера одного из участков центрального чикаго. я представляюсь им зачем-то по официальной форме, хотя и не нахожусь на службе, но понимаю - что так они будут разговаривать со мной совершенно иначе. их взгляд то и дело соскальзывает за мою спину. первые несколько раз я проигнорировала, но на третий обернулась. в приемном сидел мужчина, кажется он все еще был пьян, но уже недостаточно, чтобы не чувствовать боли от полученных ушибов и ссадин. холодный компресс и стальной взгляд, упирающийся в мое лицо. вокруг него нервно отирался другой мужчина - солидный дорогой костюм, аккуратная стрижка, дорогие туфли и часы. но первый отпихивал его от себя и продолжал на меня таращиться.
[indent] — мисс о'нил, ваш муж...
[indent] — жених.
[indent] — да, вам лучше переговорить с врачами.
[indent] — что с ним? что с итаном?
[indent] — мисс о'нил, переговорите с врачами.
[indent] последний раз обернувшись, я уже не увидела того мужчину в ссадинах. но его лицо. его лицо я запомнила навсегда.
[indent]
однажды развеются тучи над головой
но, а пока что на своём стой

[indent] со дня смерти итана прошло почти два года. это были невыносимо долгие два года. пустые. заполненные исключительно работой. внутри меня что-то оборвалось и сердце стало сухим, чёрствым, безжизненным. даже когда несколько месяцев назад моя родная сестра попала в перестрелку и до сих пор находится в коме, я не могла плакать. слез просто не было. они все вытекли и высохли в день аварии, на похоронах и в дату, когда мы планировали свадьбу. всего две недели. две недели. и я перестала существовать. да, карьере это шло на пользу, но никто не мог дать прогнозов на то, сколько меня хватит.
[indent] те, кто знали меня чуть хуже, говорили, что я "пережила и справилась с болью", те же, кто знали меня лучше... боялись. но им не стоило бояться. бояться должен был лишь один человек. тот, чье лицо не выходило у меня из головы. и черт возьми, я была бы рада вытолкнуть тебя из моего сознания, вольф, но твои плакаты, рекламные щиты, твое громкое имя в спортивных новостях. ты не знал меня, но преследовал все эти два очень очень долгих года.
[indent] настало мое время.
[float=left]https://i.imgur.com/puRXQ5S.gif[/float] тихий район. почти идеальный. небольшой дом, светлый. почти идеальный. потертая табличка "автомастерская". я сижу за рулем совершенно целой машины, перебирая пальцами по кожаной оплетке руля. главное выжать газ чуть сильнее. главное, не отпустить в последний момент. держать руль прямо.
— добрый вечер, я поверить не могу, что мне так повезло обнаружить здесь автомастерскую! моя машина... я кажется не справилась с управлением... боюсь, света в вашем доме в ближайшие пару часов тоже не будет. я заплачу!, — и ты заплатишь.

Отредактировано петь голосами (04.02.2023 16:11:53)