полезные ссылки
06.12-09.12
# [29.11-13.12]
[29.11-13.12]
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM


MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/ZkrZwI5.gif•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM
ОПИСАНИЕ

Первая Магическая война вопреки мнению многих почти закончилась победой Пожирателей смерти. Становление нового режима занимает время; покуда происходит переходный этап, льётся кровь. Орден Феникса и сочувствующие продолжают сопротивляться. Пожиратели смерти - отвечают и усиливают натиск. Любые идеи о выборах во власть отвергают в связи с шатким положением в стране. Над Британией окончательно нависает Тёмная метка. Осень 1979 года будет тяжелой.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: nc-21; ЖАНР: фэнтези, ангст, DARK!AU; ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: эпизодическая;

+2

2


IRMA
● 25+ ● условно чистокровная (в трех поколениях) ● сотрудница Отдела магического правопорядка ● mm ● любовница ●
https://i.imgur.com/pW3k78X.gif https://i.imgur.com/2brSgAR.gif
copy ♥
— crystal reed —

[indent]
❛❛
Ирма не родилась с серебряной ложечкой во рту, как принято говорить про наследников богатых семей с солидным счетом в Гринготтсе и судьбой, расписанной с первых дней жизни. У Ирмы есть свобода, только она ее не ценит. Она амбициозна, втайне завидуя всем этим богатым папеньким сынкам и холеным принцессам, которым и палец о палец не пришлось ударить, чтобы чего-то добиться. Ее родители - скромные клерки, работающие в Министерстве Магии, вполне довольные своей жизнью и собственным положением, но ей-то всегда хотелось большего.
Ирма очень рано покидает отчий дом, едва окончив Хогвартс и устроившись на работу, наконец-то заручившись собственным источником дохода. Поближе к Министерству, в Лондоне. Большой город с, казалось бы, тысячей возможностей. Она прекрасно училась, великолепно выполняет и свои обязанности на работе. Умна и проницательна, но самое главное - ее целеустремленность, она помогает и горы свернуть, только вот женщине в их закостенелом обществе куда сложнее. Повышения получают ее коллеги, кто делает вдвое меньше, даже получает выговоры, но они - представители сильной половины человечества. И все же, ей удается медленно, но уверенно продвигаться вверх по карьерной лестнице.
С Кираном они знакомы уже три года, и ровно столько длится их роман. Он ценит ее ум и профессионализм и то, как она уважает его границы. Они не демонстрирует свои отношения на публике, на работе они - всего лишь коллеги, ничего больше. В остальном - партнеры. Он редко остается ночевать у нее дома, редко приглашает ее к себе. Каждый из них получает желаемое: физическое удовольствие и приятное времяпрепровождение. Во всяком случае, Мальсибер видит в их отношениях именно это, а вот что видит Ирма - оставляю на ваш выбор. Возможно, он - часть ее далеко идущего плана подняться по карьерной лестнице, тем более, теперь Киран - помощник заместителя Министра. Может быть, она хочет изыскать способ каким-то образом стать вхожей в такую влиятельную семью? Шансы не так велики, но и Ирма хороша собой, хитра и предприимчива. А, может, в этой связи для нее присутствуют токсичные нотки? Или для нее это всего лишь развлечение, не более? Оставляю выбор вам.

❜❜

Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О
Вы вольны выбрать для Ирмы совершенно любую фамилию, но она точно не должна относиться к священным 28. Описанная выше история может стать лишь одной из ваших линий, у Ирмы вполне может быть истинная любовь на всю жизнь, другие отношения и все, что вы захотите.
Киран испытывает весьма запретные, болезненные чувства к своей сестре, что, разумеется, приведет к не менее запретным отношениям. Скорее всего, Ирма так или иначе об этом узнает. Очень вероятно, что она захочет использовать эту деликатную информацию в своих целях.
Указанная в заявке внешность является лишь рекомендацией, мы можем вместе выбрать и другую - смело предлагайте свои варианты!
В общем, приходите! Графикой, игрой и лучами вдохновения обеспечим  https://i.imgur.com/VjcXG.png

Пробный пост

[indent] Ничего удивительного, что Аделин не могла долго уснуть. Киран знал, что даже сама мысль о ненавистной тренировке отравляла ее сознание, мучая и будоража чересчур живыми кошмарами из воспоминаний. Пока понимание, что перед ней будет стоять вовсе не отец, едва ли хоть сколько-нибудь могло ее успокоить. Он это понимал, стараясь относиться с терпением. Стоило проявить своего рода стойкость, чтобы тут же не сдать назад, увидев ее бледное лицо и огромные изумрудные глаза, а это, надо сказать, дорогого стоило.
- Сегодня лучше бы лечь спать пораньше, - постарался сдержанно ответить волшебник, надеясь, что не пойдет на поводу у собственных эмоций, отказываясь от данного отцу обещания. Справедливости ради, Киран и сам придерживался мнения, что боевая магия нужна Аделин, что бы она об этом ни думала. Он повторял это тысячу раз и повторит снова, если потребуется – защита нужна ей как никому другому в их семье.
- И думаю, что первая тренировка будет не такой долгой. И не каждую субботу. Я понимаю, что тебе не хочется отравлять выходные неприятными мыслями и…просто хочется отдохнуть, - возможно, изначальный настрой на компромиссы сможет хоть немного смягчить скептицизм Адель? Слова о пауках явно этому не способствовали, хотя Киран примерно представлял, что так все и будет, учитывая, как сестра ценила любую форму жизни во всех ее проявлениях. Ужасно хотелось съязвить, но Мальсибер взял себя в руки, старательно сдерживаясь от едких фраз не в пример Аделин.
- Они в принципе не обладают никаким разумом, не то, что соразмерным с человеческим, - не выдержал Киран. Хотя слова и были произнесены абсолютно спокойным тоном, в них улавливались легкие, совсем невесомые нотки поднимающегося раздражения. Порой он в принципе не понимал, как можно быть такой… Наивной, и с такой добротой открыто смотреть на мир? Может, ей еще и комара жалко убить, который испил ее крови?
- Твои сравнения не уместны. Ты прекрасно понимаешь, чем кошки и собаки отличаются от насекомых, так что не надо делать из меня монстра, - строго ответил Мальсибер. Он умел быть едким как весьма опасный яд, что непременно разъест кожу и кости, от такого слепнут и умирают в муках, захлебываясь пеной из собственной слюны. Аделин не знала эту его сторону, так похожую на отца, а может, и на деда, и Киран вовсе не горел желанием являть ее сестре. Сейчас он лишь необъяснимо злился на ее упрямство, что, по крайней мере, удавалось спрятать хотя бы внешне – он привык скрывать эмоции под нарощенным годами спокойствием, равно как и червоточины собственной слабости, ведь Адель сама по себе и была его слабостью и самым уязвимым местом в сердце.
Она явно вздрагивает от его неожиданной близости, хотя они по-прежнему балансируют в рамках приличия – он всего лишь учит ее правильно держать волшебную палочку, но, когда они рядом, это всегда «нечто большее». Во всяком случае, Мальсибер не мог отделаться от этого клейкого ярлыка в собственных мыслях – не менее навязчивого, чем тот липкий жар, пробиравшийся под ворот рубашки.
- И для чего же? Исцелять? Они созданы много для чего, дорогая Адель, ты просто это не признаешь, - фраза не несет в себе никакой двусмысленности и все же… все же Кирану становится почти забавно от такого словесного каламбура. Он улыбается. О, он улыбается почти по-кошачьи мягко, но улыбка вспарывает вены, наматывая их на кулак, только Адель стоит к нему спиной и не может этого видеть. Перед мысленным взором проносятся все те воспоминания, которые спровоцировали всю двусмысленность слов в его собственном предложении, но дальше Киран продолжает на удивление спокойно и деловито:
- Боевая магия – это не всегда разрушение, - хотя и к этому мы тоже придем.Это и защита. Если бы я лежал без сознания, или просто был бы не в силах справиться с врагом, ты бы – что? Пожалела бедолагу? Не попыталась бы его обездвижить? – в такие моменты он вел себя как «невыносимый, проклятый манипулятор», и хуже было даже не это, а то, что Мальсибер это понимал, как и понимал, что без этого, увы, никак. – И тебя бы не мучила совесть, что ты даже не попыталась когда-то в прошлом освоить «Петрификус тоталус», а теперь это могло бы стоить мне жизни. Откуда такая уверенность, что мы не окажемся в подобной ситуации? – и лучше бы не оказались, но жизнь была крайне непредсказуема, а учитывая давние счеты их семьи с теми же Ноттами, которые по всем правилам входили в категорию их союзников, нечто подобное можно было ждать, когда угодно и от кого угодно.
Она пятится назад, оказываясь к нему почти безрассудно близко. Вот до чего доводит упрямство.  Киран подталкивает ее вперед, подавшись всем корпусом, заставляя принять прежнее положение, вновь выпрямив спину.
- Сегодня ты потренируешься просто обездвижить противника. Это не так сложно, - отстраняясь, волшебник достает собственную волшебную палочку, уверенным взмахом открывая дверцы шкафа ровно напротив них. Там был видавший лучшие дни, несколько потрепанный деревянный манекен с нарисованным сердцем слева на груди. На ногах у него были колесики. Взмах палочки заставил его с тихим скрипом выехать из шкафа и остановиться напротив.
- Сделай глубокий вдох, лучше даже три. Когда почувствуешь, что сердце бьется тише, более размеренно, сделай выпад и произнеси заклинание. Целься в сердце, - Киран изящно вскинул руку, невербально посылая заклинание в мишень. Синяя вспышка угодила ровно в красное нарисованное сердце, заставив манекена пошатнуться. – Как тот, кто испытал на себе это заклинание, могу сказать, что человек не чувствует боли. Ты просто не можешь пошевелиться, не чувствуешь собственное тело. Эффект временный, но это ты и так знаешь, - на его взгляд это заклинание было самым безобидным, по своей природе исключительно защитным, с него и стоило начать.
- Попробуй, - он смотрит на нее задумчиво, разглядывая почти отстраненно и в ту же секунду – препарируя, вспарывая каждую черту на предмет хотя бы толики уверенности и решительности. Что ж, пока он не видит ни того, ни другого, но с чего-то стоит начинать.

+1

3


RODERICK MACDOUGAL
● 27 ● чистокровный ● (занятость выберите сами) ● de ● старший брат ●
https://i.imgur.com/wZ32595.gif https://i.imgur.com/wXPFX7f.gif
— Ewan Mitchell —

[indent]
❛❛
Брат. Некогда гордость и надежда отца. Ты всегда был для меня защитником, другом и опорой. Ты первым встречался с гневом и строгим нравом отца. Ты зачастую принимал на себя его первую и самую жестокую волну гнева. Ты долгое время нес на своих плечах груз его ожиданий, которые не собирался оправдывать. Твои амбиции вели тебя куда дальше, чем границы нашего заповедника. Ты любил драконов, как и все в нашей семье, но не собирался посвящать им всю свою жизнь. У тебя были планы и стремления, у тебя были мечты и тяга к приключениям, тяга к знаниям, желание испытать себя, отыскать свои границы. Отыскать, чтобы сломать их и пойти дальше. Под гнетом отца это было невозможно. Но с помощью Пожирателей смерти, которые ценили пыл, азарт и бесстрашие, коими ты обладал, это становилось вполне реализуемым. Я не знаю, что они тебе наобещали. Силу, богатства, тайные знания, которые позволят тебе стать великим. Я знаю лишь то, что, когда отец узнал о твоем пособничестве Темному Лорду и его псам, он выжег тебя с семейного древа и выгнал из дома, запретив когда-либо впредь появляться на острове. Ты принял его решение с ухмылкой на лице. Потрепал по волосам Агнесс, которая всегда принимала сторону отца в любом конфликте, поцеловал руки матери, стиснул меня в объятиях и покинул наш дом навсегда. Я думала, что больше никогда тебя не увижу. Я была так несчастна из-за этого, ведь мы — родственные души, мы всегда понимали и поддерживали друг друга, всегда находили друг в друге утешение и покой. Я молчала неделями, оплакивая свою потерю, пока ты, наконец, со мной не связался. Я — единственная из семьи, с кем ты сейчас поддерживаешь общение. Наши встречи не так часты, как мне бы хотелось, они проходят тайно и похожи на обмен информацией между двумя шпионами, но они есть и я крайне ими дорожу. Ты не оставляешь попыток убедить меня покинуть дом и поддержать грядущий режим, в который веришь всей душой, но не давишь слишком сильно, понимая, что сломать куда проще, чем согнуть, а этого ты не желаешь.

❜❜

Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О
Люблю - не могу! Внешность меняется со скрипом. Имя - легко. Чем занимается персонаж сейчас, как связался с ПС - оставляю на ваш откуп. Могу предложить работать вместе с моим твинком Batsheba Thurkell в магазине "У Морибанда", быть участником подпольного дуэльного клуба, шпионить вместе для ПС. Вариант с тем, что Батшеба тебя же и завербовала, тоже вполне обсуждаем. Особенного ничего не требую. Мне важно сохранить то, что связывало и связывает вас с Никки сейчас. Пишите, не пропадайте без предупреждения, развивайте парня, он же прекрасен. Жду <3

Пробный пост

Попасть в его дом нетрудно. Просто даже. В какой-то момент ей кажется, что слишком. Это настораживает, но, когда оказывается, что все действительно именно так и никак иначе, Батшеба удивленно фыркает. Настолько самоуверен или же попросту глуп? Последнего хотелось бы избежать. Глупый противник — такая скука. А она не любит скучать. Дайте женщине заскучать и в ее голове начинают появляться мысли. В голове Батшебы мыслей хватает и без того. Одна краше другой. И каждая до безобразия смертоносна. Ей нормально, она привыкла, окружающим обычно не нравится. Рудольфус потратил не один год, чтобы обуздать ее нрав и острое стремление к мести. Убийство Кайи помогло, но ненадолго. Добившись возмездия, Батшеба некоторое время действительно жила почти спокойно. Обзавелась подругой даже. Это был удивительный и необычный опыт. Раньше она не представляла, что ей нужен кто-то еще, кроме нее самой. Затем в ее жизни появился Рудольфус. Его семья. Темный Лорд. И Пожиратели смерти. Все они заняли свои места в ее пространстве, которое раньше было шириной с ореол света вокруг робко горящей свечи. Теперь вот среди них была и Эспера Булстроуд. Девушка, которая ставила работу выше собственной жизни. Девушка, которая не понимала, что есть места, в которые таким, как она, не стоит соваться. Во всяком случае, без компании таких, как Батшеба. Можно и не вернуться. Девушка, которая, кажется, имела какое-то значение не только для Батшебы, но и для хозяина этого скромного жилища  Что ж, это интересно. А интересно — это не скучно, это хорошо.

Батшеба медленно бредет по самой обычной гостиной, озираясь по сторонам. Вглядываясь в детали интерьера, стараясь зацепиться взглядом хоть за что-то. Но здесь все слишком пресно. Блекло. Убого. Батшеба морщит нос, заглядывая в столовую, но, не находя ничего, что могло бы оказаться полезным, начинает подниматься по лестнице. На стене вдоль висят колдографии. С колдографий на нее глядят противно улыбающиеся представители семейства Шеклболт. Кензи Юэн и Гвеннит Глэдис. Какая милая пара, аж блевать охота. А вот и сынок... Кингсли. Кингсли Коннал Шеклболт. Тот, кто упорно и не слишком осторожно пытался разузнать о ней на протяжение последних недель, чем вызвал обратный интерес, о котором еще не подозревал.

— Ну, здравствуй, — говорит она, останавливаясь напротив портрета молодого темнокожего мужчины, который смотрит на нее исподлобья, — ну, не хмурься, котик, ты звал и я пришла, — она смеется в ответ на злобные ругательства колдографии, а затем переворачивает ту лицом к стене, словно ставит непослушного мальчишку в угол — пусть подумает о своем поведении.

Первая комната на втором этаже оказывается спальней четы Шеклболтов. Здесь пахнет травами и лекарствами. Как в чертовом лазарете. Целители, чтоб их. И сынок хит-визард, что за прелесть — прямо рисуй на афишу об идеальном семействе. А главное, все настолько просто, без малейшего налета на чистокровность, положение и состоятельность, что хочется здесь все перевернуть вверх дном и выяснить — где вы все это прячете. Зачем. И для чего? Ей этого не понять, ведь сама она из обнищавшего рода, с самого детства не видевшая ничего, кроме вечного голода и тяжелой руки дяди, которому была в тягость. Впрочем, этот ублюдок уже поплатился за все, что с ней делал. Пускай теперь черви пируют, пока его кости не рассыплются, превратившись в мел. Она помнит их с дядей дом — обветшалый, скрипящий, полупустой. Затем вспоминает поместье Лестрейнджев — роскошное, благородное, внушающее трепет. И теперь глядит на это жилище — пресное, скучное, вызывающее желание разнести здесь все по кирпичику, оставив после одно лишь пепелище. Но еще слишком рано. Нельзя торопиться. И Батшеба перемещается в другую комнату — комнату Кингсли.

Она не знает, что хочет в ней найти. Но хоть что-то, что могло бы сказать ей о том, что сын чуть веселее своих родителей. Но и здесь все слишком организованно. Почти стерильно. Каждая вещь на своем месте. Нет ничего лишнего. И даже намека на беспорядок здесь тоже нет. Будто казарма, а не комната в отчем доме. Она разглядывает книги на полках, ведет кончиком пальца по их корешкам. Читает слова благодарственных писем — «За отличную службу» и  вот это вот все. Хмыкает вслед улетающему с плаката капитану любимой квиддичной команды Шеклболта прежде, чем услышать его шаги. Сердце в груди подпрыгивает. Не от страха. От предвкушения. Наконец-то. Она садится на стул у рабочего стола, не включая свет, забрасывает ногу на ногу и ждет. Когда он поднимется и войдет внутрь. Когда «Люмос» заставит лампы светиться. Когда он увидит ее. Тогда она улыбнется широкой акульей улыбкой, вскинет руками и произнесет:

— Сюрприииз!

+1

4


LIANNA CAMILLA ROWLE
● 21 ● чистокровная волшебница ● меценат, светская алкогольвица, художница, модель ● ne ● дочь и та еще головная боль ●
https://i.imgur.com/Ha8tJZ9.gif https://i.imgur.com/czsykAX.gif
— adelaide kane —

[indent]
❛❛
Кто не знает Лианну Роули?

Ты на обложках «Ведьмополитена» и рекламах в Косом переулке. Лицо самых дорогих брендов, самая ожидаемая гостья на молодежных (мерлин, какое дедовское слово) вечеринках, законодательница моды и та, что вечно живёт для себя.

У тебя всё было хорошо – так мне кажется. Ты была обеспечена всем, получила прекрасное образование, была окружена друзьями и никогда ни в чём не нуждалась. Какие у тебя вообще могли быть проблемы?

Смешная шутка.

Я ничего о тебе не знаю. О том, как спазм сжимал горло в очередной раз после еды, когда ты запиралась в уборной подальше от всех. Ты всегда казалась себе ужасной. Ужасно толстой, некрасивой, неправильной. Как мы с Камиллой смогли воспитать в тебе это? Ты справлялась сама. С анорексией, с неразделёнными чувствами и попытками намешать огневиски с успокоительным зельем. Я лишь подливал масла в огонь, подкидывая тебе на «подумать» варианты потенциальных мужей.

Страшно представить, как сильно ты меня ненавидишь.

В школе ты играла в квиддич и была прекрасным ловцом, но после неудачного падения и травмы вернуться в команду ты не смогла. Страх высоты оказался сильнее, дополнив твой и без того внушительный список проблем.

Стоит ли говорить, что у нас с тобой не самые доверительные отношения? Особенно после того, как твоя мать неожиданно умерла, оставив всё наследство не тебе, единственной и любимой дочери, а мне, сделав главным подозреваемым в непростом деле о её смерти.

У тебя точно проблемы. С алкоголем, с этим престарелым ублюдком, который старше меня на пять лет, и в объятиях которого ты упрямо позируешь для очередной обложки. Я улыбаюсь и говорю знакомым, что твое счастье – главное для меня.

На самом деле, мне хочется его убить. Вывернуть наизнанку, причинять боль, слушать крики, потому что я знаю, что ничего хорошего он в твою жизнь не принесет.

Но не мне его обвинять.
❜❜

Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О
Все подвижно и менябельно. Внешность при желании тоже можем подобрать другую, имя тоже. Возраст можно немного подвинуть до 24-25.
У Лианны мать пакистанского происхождения, умерла тут не так давно.
Огастус живет отдельно в семейном поместье; у Лианны, полагаю, подаренный на совершеннолетие небольшой роскошный дом в другой части Лондона.
У нас слегка анекдотическая ситуация: мужик Лианны старше Огастуса, а мужик Огастуса больше годится в женихи самой Лианне. Вот такие семейные приколы.

Пробный пост

У Гаса из шестнадцати любимых пластинок есть две, подходящие случаю, когда он не в духе. Одна - с жизнерадостными фортепианными переливами, вполне способными отвлечь его от тревог. Вторая же - скрипка. Тревожная, мрачная, запускающая цепочку новых переживаний и возможность упиваться ими снова и снова.

Из этих двух он выбирает последнюю. Качает пальцем в такт, читая последние исследования французских журналистов. Ему передали их на днях со стандартной совой вежливости - от нашего дома вашему, так сказать. Их газета в последние годы очень стремится укрепить дружбу с Пророком, и Гас не смеет мешать им в этих попытках. По крайней мере, материал интересный.

Когда музыка переходит в шипение, Гас отвлекается, чтобы убрать пластинку. Русо даже не пытается сделать это самостоятельно: трогать пластинки Гас строго-настрого запретил. Они только его. И только Камилла всегда игнорировала все просьбы, оставляя как минимум с десяток следов на виниле.

Она парила над бытом, сама не замечая своей рассеянности. Была добра к эльфам-домовикам, и сама же заваливала их работой, в очередной раз пролив какао на обивку их дорогого дивана. Вечно все забывала, роняла и отмахивалась: это пустое. Всего лишь вещи.

Гас устал спорить с ней ещё лет десять назад. Его коробило от следов пальцев на зеркалах и пластинках, от испорченных по чистой случайности вещей, от заклинаний, срабатывавших не так и не там. Он любил порядок и системность, уважал аккуратность и трепетно относился к некоторым вещам.

Теперь он свободен от этого. Он один: Лианна живет отдельно, а больше у Гаса нет никого. И всё равно усталость от бесконечного чувства вины накрывает его удушливым одеялом, на пару лет забытым в кладовке.

Он идёт в душ и долго стоит под струями тёплой воды. Ему кажется, он сходит с ума. Он устал от Камиллы - насколько сильно? Настолько, чтобы быть довольным, почти счастливым. Его тревожит страшная мысль, что с ее смертью ему в собственном доме дышится гораздо спокойнее.

- Господин, - голос Русо, жалобно скребущегося в душевую, выбивает его из размышлений. - К вам посетитель.

Крайне настойчивый посетитель, стоило бы добавить домовику. Два полноценных допроса на четыре встречи в общей сложности - Гас думает, что для такого нужно обладать неслабым упорством. Или мотивацией. Ни того, ни другого он в офицере Олдридже заметить не смог, как ни старался. Он смотрел на него пристально, долго, смотрел изучающе и даже отчасти нагло. Но так и не смог получить ответ на своё молчаливое «для чего?». Для него Лоран стал загадкой, неразгаданной и оттого ещё более желанной. А Гас всегда был чертовски азартным.

Когда он выключает воду, Русо снова появляется под дверью и громко дышит, не решаясь задать вопрос. Наконец, он тактично уточняет:

- Подать вашу одежду, господин?

Гасу хочется рассмеяться: его эльф подал ему идею, близкую к гениальности.

- Не нужно. Я у себя дома.

Обмотав полотенце вокруг бёдер, он вышагивает из ванной и направляется прямиком в гостиную. Капли воды на коже поблескивают тысячью искр, а прохладный воздух вызывает россыпь мурашек.

За порогом его ждёт мягкий свет, и хотя музыка давно стихла, Гасу мерещатся тревожные стоны скрипки. Отчего-то он явственно ощущает себя глупцом, добровольно шагающим на заклание.

У этого хит-визарда ледяной взгляд, крадущий самую душу, и Гас делает шаг в перед. В адскую бездну.

- Добрый вечер.

Он устраивается в кресле вальяжно, с видом хозяина. Сегодня у него очень непростое свидание.

- Желаете выпить?

+1

5


MR. CORNFOOT/DAVIES OR SOMEONE ELSE
● 27-30 ● чистота крови не имеет значения ● целитель в Св. Мунго ● лучше op ● друг и наставник ●
https://i.imgur.com/SXUIkYW.gif https://i.imgur.com/BSYk6Yt.gif
— will tudor —

[indent]
❛❛
[indent] С Аделин они познакомились около трёх лет назад, когда она впервые пришла на стажировку в больницу Святого Мунго, будучи студенткой Академии целителей, и ты тут же взял её под свое крыло. Почему ты сделал такой выбор и что именно привлекло тебя в юной Мальсибер - решать тебе. Возможно, её рвение и прилежность, жажда знаний и неуёмное желание стать целителем. А, возможно, ты однажды выручил её и спас от какой-нибудь рядовой ошибки новичка (вспомним, небезызвестный сериал "Клиника"), и тебя буквально сбило с ног от её благодарности и признательности. Ты уже был целителем (или возможно, на тот момент всё ещё младшим целителем, в зависимости от возраста персонажа), а ей - предстояло многому научиться, и ты стал её ментором. Её интересовало абсолютно все, включая маггловскую медицину, так что, если ты был сведущ в этом, то вполне мог бы стать именно тем, кто показал Адель, как накладывать швы с помощью зажима и иглы и многое другое. И это стало вашим большим секретом. Одним из многих.
[indent] Предположим, со временем от наставничества ты перешёл к другим эмоциям. Вы проводили вместе слишком много времени, и порой даже вне работы.
[indent] Ты следил за тем, чтобы Аделин не забывала поесть или поспать, когда оставалась на ночные дежурства, а она каждое утро приносила тебе свежий кофе и искренне смеялась над всеми твоими шутками. Вы стали близки. Вы стали... друзьями?
[indent] Предположим, ты симпатизировал идеям Ордена Феникса, а то и вовсе состоял в нём (этот момент нужно уточнить по матчасти).
[indent] Предположим, ты захотел воспользоваться моментом (или нет). Милая, отчасти наивная Аделин, - шанс отомстить сторонникам Лорда или же шанс для девушки, так непохожей на свою семью, вырваться из порочного круга? Ответ предстоит найти - эта история может развиваться в нескольких направлениях.

❜❜

Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О
Это не заявка в пару, но что-то около романтическое поиграть можем, если не боитесь расстаться с причинными местами хд А вообще шлите сову, всё обсудим, идей много.

Пробный пост

Возвращение Кирана внесло сумятицу в привычный уклад жизни Мальсиберов. За 5 лет каждый из них успел отвыкнуть от его общества, и теперь приходилось учиться заново с ним взаимодействовать. Отец был счастлив, что сын теперь был рядом, и при любом удобном случае хвастался друзьям и знакомым, дескать о лучшем наследнике невозможно было и мечтать. Он постарался донести до всех знакомых волшебников, которые работали в Министерстве Магии, что Киран Мальсибер, помощник судьи в Визенгамоте - его сын и наследник, отцовская гордость. Без зазрения совести он рассказывал о его заслугах, к которым он приложил руку, как отец и родитель. Аннабель в этот момент вежливо улыбалась и кивала в ответ на слова супруга, не очень обрадованная перспективой, что её положение в семье теперь было ниже, чем до этого. Гарнет негласно дал понять, что именно старший сын обладает властью в этом доме после него, а никак не дражайшая супруга, которая провела подле него больше двадцати лет. Аннабель знала, что так будет, и единственное, что её утешало, что Киран не стал жить в их доме, да и в целом появлялся на семейных ужинах не так часто, как мог бы. У него была своя квартира в Лондоне, свой круг общения, свои занятия, и миссис Мальсибер это вполне устраивало, чего не скажешь по грустным глазам Аделин, когда в ответ на вопрос, будет ли сегодня Киран, она получала отрицательный ответ.
Аннабель очень не нравилось, что дочь так сильно привязана к старшему брату. Она думала, что после пяти лет разлуки эта привязанность пройдёт, что брошенный в детстве ребёнок воспримет это как предательство высшей степени и не сможет простить. Но Аделин смогла, и более того, её злости хватило на пару недель в лучшем случае. Гарнет в братско-сестринской любви видел резон и выгоду: сколько раз он говорил о том, что Киран сможет повлиять на Адель, сможет изменить её мнение на многие вещи и, возможно, однажды, она будет мыслить и действовать, как истинная Мальсибер. Аннабель лишь скептически хмыкала: она в таком исходе очень сомневалась. Аделин было восемнадцать, и хотя жизненного опыта у неё было мало, если не сказать, что он отсутствовал вовсе, но стержень в этой девочке всё же был. Она была упрямой, твёрдой, решительной и не боялась идти наперекор отцу, даже осознавая, что её ждут побои. В глубине души мать это восхищало - она так и не смогла сказать Гарнету и слова поперёк. Как бы там ни было, начиная с августа 1981 года, все их жизни изменились.
Адель теперь редко бывала дома: стажировка в больнице Св. Мунго занимала практически всё её время, возвращалась она довольно поздно, что у Гарнета даже возникали сомнения в том, что не гуляет ли дочь по ночному Лондону? Но наведя справки через знакомых, он удостоверился в том, что в больнице в действительности был очень плотный график, а стажёрам иногда приходилось трудиться больше полноправных целителей, ведь помимо работы, они учились, познавали всё на практике, ошибались, исправляли свои ошибки, начинали всё заново, и так до бесконечности, пока та или иная задача не была отработана. Аделин возвращалась домой совершенно измотанной, но абсолютно счастливой, а ещё она практически перестала говорить о Киране. Аннабель задумчиво наблюдала за дочерью, уплетавшей за завтраком овсянку со свежими ягодами - уж не видится ли она с братом в Лондоне чаще, чем ей бы хотелось?
— Папа, ты ведь помнишь, что завтра у меня первое ночное дежурство? - волшебница пыталась скрыть в голосе нотки воодушевления. Ещё бы, ночёвка вне дома была беспрецедентным событием, не считая того времени, когда она была студенткой Хогвартса. Гарнет поднял взгляд от свежего выпуска газеты и посмотрел на дочь.
— Помню, но мне это по-прежнему не нравится. Почему ты не можешь вернуться домой, а не оставаться в Лондоне? - Аделин несколько недель обхаживала отца, чтобы он разрешил эту авантюру, в обмен даже пообещала снова тренироваться с боевыми заклинаниями, которые тщетно пытался вбить ей в голову отец. К слову сказать, решающим стало то, что Адель добилась кое-каких успехов в одном единственном заклинании. Не то, чтобы оно вышло идеальным, но в отличие от всех предыдущих попыток, она хотя бы не выронила палочку, рассыпав снов разноцветных искр вокруг, а практически довела дело до конца. Мистера Мальсибера это удовлетворило.
— Работать целые сутки очень тяжело, папочка, - защебетала волшебница, хлопая огромными глазами и пушистыми тёмными ресницами. «Папочкой» она называла отца в детстве, когда ластилась, и как ни странно Гарнет не мог устоять перед этим обращением. По-своему, но он всё же любил дочь. Мистер Мальсибер что-то пробурчал, дескать, продолжай. — И это моё первое ночное дежурство. На сборы и трансгрессию из дома тратится достаточно много времени, и гораздо проще остаться в Лондоне, сэкономить время и мои силы, папочка, которые понадобятся мне в работе, - Аделин улыбнулась, выдерживая взгляд отца. — Я останусь у Мортиши, ты с ней знаком, она живёт вместе с бабушкой недалеко от больницы, всё будет хорошо, - Аннабель усмехнулась. А говорили, что Аделин совсем не похожа на других Мальсиберов! Вон, как манипулирует отцом, чертовка. С минуту Гарнет молчал, потом кивнул.
— Надень кольцо. Я хочу быть уверен, что ты всегда сможешь быстро вернуться домой, если потребуется, - фамильное кольцо с раухтопазом, служившее портключом в Карлайл, в дом Мальсиберов, большую часть времени лежало в небольшой шкатулочке с другими немногочисленными драгоценностями. Все Мальсиберы носили украшения с камнями, которые добывали и обрабатывали, но Адель делала это лишь по особой необходимости и ещё реже - по собственному желанию. Но сегодня был особенный случай. Словно заранее догадываясь, о чём попросит отец, волшебница продемонстрировала левую руку - на пальце красовалось кольцо с дымчатым, тёмно-коричневым, переливающимся камнем. Гарнет одобрительно кивнул и уткнулся в газету. Аннабель усмехнулась шире. Быть может, они зря переживали за будущее дочери, и было не всё потеряно?
[indent]В самый последний момент, запинаясь и извиняясь, Мортиша объявила, что, к сожалению, не сможет пригласить Мальсибер переночевать - к ней приезжали родственники, а гостевая спальня в доме была всего одна, ко всему прочему её семья не очень жаловала посторонних. Аделин выслушала сбивчивые объяснения приятельницы и улыбнулась - разумеется, она всё понимала, ничего страшного не произошло, она попросту вернётся домой, Мортише не стоило переживать. Но возвращаться домой Аделин, конечно же, не собиралась.
Ей таких трудов стоило уговорить отца разрешить остаться в Лондоне, что она не собиралась отступать и возвращаться домой, понурив голову. Ещё чего доброго Гарнет потом её вообще никогда не отпустит в Лондон с ночёвкой, с него станется уверовать в то, что люди там необязательные, раз они с такой лёгкостью могут отказаться от своих слов. Мальсиберы от своих слов никогда не отказывались.
Закончив стандартную дневную смену и покинув стены больницы, рыжеволосая так и не смогла придумать, у кого она могла бы переночевать. Она зашла в небольшое кафе рядом с больницей, чтобы поужинать, а заодно подумать, могла ли она напроситься к кому-то ещё на постой, но притом так, чтобы родители не узнали? Все её знакомые, не считая коллег по работе, и проживавшие в Лондоне, были так или иначе связаны дружбой с её семьёй. Эти варианты отпадали: если Гарнет узнает, что дочь его обманула, ей несдобровать. Других коллег по работе, к которым она могла обратиться с такой просьбой, пожалуй, не было, по крайней мере, женского пола. Был один целитель, с которым у неё сложились хорошие, даже дружеские взаимоотношения, он всегда был рад ей помочь, но Адель с трудом представляла, что может остаться у него ночевать. Неприлично.
Допивая свой чай с ароматным печеньем, которые она заказала после плотного ужина, Аделин неожиданно подумала о Киране. У старшего брата была своя квартира в Лондоне, и по словам матери - весьма просторная. Насколько она знала, жил он один, но адреса волшебница не знала. Адель посмотрела на часы - рабочий день должен был уже закончиться, и, вполне возможно, что Киран уже покинул Министерство.
Расплатившись по счёту, Мальсибер всё же решила попытать счастье и отправилась к зданию Министерства Магии - оно находилось неподалёку.
Спустя некоторое время волшебница стояла на улице Уайтхолл, в самом центре Лондона. Вход в Министерство был замаскирован под подземный общественный туалет, но Адель не стала спускаться вниз, а остановилась на улице, заняв удобное место, с которого хорошо просматривалась эта часть улицы. Она смотрела на дорогу в надежде, что Киран ещё не ушёл домой, иначе она не представляла, как его найти в этом большом и пока что незнакомом ей городе. Так не хотелось возвращаться в Карлайл...
Волшебница теребила полы тёмно-синего твидового пальто, переминаясь с ноги на ногу в аккуратных, лакированных ботильонах. Наверное, это было плохой идеей. Аделин уже собиралась уйти, воспользоваться кольцом-потрключом или, на крайний случай, снять комнату в «Дырявом Котле», как неожиданно заметила брата. Впрочем, это ей вовсе не помешало испугаться и в последний момент передумать. Волшебница развернулась и, ускорив шаг, пошла в обратную сторону.
Быть может, Киран её не заметил? На этой части улицы было довольно многолюдно даже в это время суток.

+1


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно