ТЕМАТИКА РОЛЕВОЙ: мистика, хоррор, ужасы
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: если рисовки, то подберу подходящую, если реальные - Миккельсен.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: зависит от того, что за форум.
ОСОБЫЕ ПОЖЕЛАНИЯ: Ищу хорошую хоррорку или мистичку (современность, наше время или около того), где можно поиграть персонажа типичного фильма ужасов. В подобном жанре предпочитаю брать на себя антагонистов - монстров (рогатых, хвостатых, с когтями, длинными языками и т.д), маньяков, психопатов, странных личностей за соседским забором, которые будут смотреть на вас и точить ножи или зубами щелкать. Опыт в игре подобными личностями довольно большой. Короче Nightmare mod on. Это должен быть небольшой или около того город и территория ограниченная в размерах. Хожу со своими персонажами и акции не беру, потому ищу просто место. Какой именно будет персонаж зависит от форума. Есть одна идея, но нужно смотреть на концепт игры. Пока никак не получается закрыть гештальт связанный с хоррором.
Постоянно прихожу с гетными сторис (м+ж) и больше по игре тет-на-тет, но если кому-то нужен будет мой персонаж - не откажусь поиграть. Соигрока сам найду. Не найду - моя проблема. Рейтинг люблю высокий, чтобы кровькишкимясо Ем людей и храню их головы в банке с нафталином. Пишу от 3 лица, раз-два в неделю (может и чаще), посты не ниже 4к. Рисовкам отдам приоритет, хотя реальные внешности тоже подходят. Но здесь сложнее, я невероятно привередлив в них, и мне нужна конкретная внешность, без нее не пойду и не соглашусь.
Главное чтобы к персонажам подобного склада относились на форуме нормально, без хи-хи, ха-ха, фи-фи и прочего за спиной.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пост

Запуганные люди молчали, боялись даже смотреть на своих мучителей, не решаясь ничего отвечать. Снова повисла гнетущая тишина, прерываемая лишь посторонними звуками за стеной и тихими всхлипами какого-то в куче людей. Вдруг раздался нежный, но громкий, голосок со стороны дивана и все присутствующие в помещении обратили взгляды на звук. Эндрю не сдержал откровенный смешок, слышимый даже под маской.
- Вы посмотрите, наша нежная нимфа решила заговорить. - восторженно изрек Коллинсон -  Чего? Чего, красотуля? Повтори еще разок, а то как-то слабо слышно.
Демонстративно мужчина приложил к уху ладонь, сложив пальцы трубочкой, словно импровизированный рупор. Одно ухо у  Эндрю плохо слышало после удара по голове во время ожесточенной драки, случившиеся во время прошлого рейда.
- А что можно, радость моя? - в голосе Коллинсона звучали странные нотки какого-то веселья, словно вся ситуация с  возвращением долга его откровенно забавляла. Настораживало то, как обращались к девушке, и это слово "моя", как будто указывало на нечто большее, что от нее, скорей всего, потребуют совсем скоро.
- Его погубила не радость, а страсть. Один из семи смертных грехов - алчность, жадность.
Обычный передоз, раз помер спустя какое-то время, а не сразу. Эндрю не был химиком, у него не было познаний в медицине, он даже не умел писать, но он разбирался более менее в наркотиках, которые тем более производила группировка, в коей он состоял в качества солдата. Были и дефектные партии, но люди страдали сначала симптомами острого отравления и их можно было спасти. Просто нужно было действовать как при обычной интоксикации. Коллинсон хоть и не знал как умер Эрик, не собирался делать антирекламу товару и решил выставить все так, словно фурри тут не причём. Они же не заставляли его покупать радость с ножом у горла. Он приобрёл её сам.
- К радости надо относится почтительно. Употребление в непомерном количестве этого блага способно не только развратить душу, но и тело. Господь Всемогущий накажет за непослушание своих сыновей и дочерей, которых безмерно любит, раз дает возможность ощутить истинное блаженство.
Фраза была произнесена наставническим тоном, словно Коллинсон вещал с амвона или трибуны, и его никто не перебивал.
- В этом ты точно неправа - покачал головой Эндрю, смотря на девушку издалека, чуть склонив голову. Повезло незнакомке в том, что он находится сейчас под радостью, в противном случае за любое неаккуратное слово ей бы отрезали язык. А она ведь успела наговорить достаточно для этого. За меньшее убивают или калечат в Дыре. Но Коллинсон был в хорошем настроении, он не чувствовал злобы по отношению к девушке. В его глазах она была глупой малышкой, совсем не понимающей о чем она пытается говорить.
- Ты же покупая товары на местном рынке и не просишь у продавцов отдать тебе их бесплатно. Максимум тебе позволят взять в долг. Тебе придется его отдать как ни крути в один прекрасный момент. В тот же день или через неделю, неважно даже когда, но однажды с тебя в полной мере спросят. Если тебе будет нечем отдавать, тебя могут избить. Впрочем, тебе могут что-то подарить, за красивые глаза.. - Эндрю тихо хохотнул, поглядев мельком на своих парней, рассредоточившихся по помещению. Солдаты молчали, когда он говорил.
- Или ты можешь предложить не только их
В дыре можно расплатиться не только фишками группировок и кредитами, но и чем-то более древним и постоянным, то есть плотью.
- Может ты думаешь, что мы подсадили вашего главаря сами? Нет, это он пришел к нам, попросил, расплатился и уже после потребовал еще. Гораздо больше. - Не зря говорят в народе, будешь есть много сладкого - лопнешь. Вот Эрик и "лопнул" от сладости. Эндрю недовольно нахмурился, но из-за маски этого движения не было заметно. Вообще никакой мимики или эмоций, а глаза оставались каким-то стеклянными, только иногда перемещались по тому направлению куда Коллинсон смотрел. Он не даже не оскорбления со стороны незнакомки никак не отреагировал, оставался таким же спокойным и даже кажется счастливым. По расширенным зрачкам было ясно, что он находится под наркотиком.
- Твоя семья? - переспросил Эндрю, пытаясь понять что имеет ввиду под этой фразой его пленница. Для Коллинсона группировка его тоже была семьей. Ради нее он был готов сделать все, даже убить того, кто посмеет пойти против Фури. Пощады никакой не будет. В этом смысле он даже не хотел спорить с девушкой, она же права. Эндрю отошел от стола и, перехватив дубинку в правую руку, направился к наглой даме, смеющей еще открывать рот, когда не спрашивают. Остановившись напротив нее Коллинсон медленно наклонился и его ртутно-голубые глаза уставились на незнакомку очередной раз. Веяло угрозой, мощью, скрытой, но агрессией. Эндрю мог просто с размаха проломить девушке голову и забыть о том, что она вообще существует, но у него были иные планы.
- А какая мне будет выгода от твоей смерти? - поинтересовался сначала Коллинсон, наклоняя голову в сторону, укладывая верхнюю сторону дубинки на свою вторую ладонь.
- Поверь, это очень просто. Боль накроет, словно волной, а потом наступит темнота.
Как не Эндрю знать какого это, когда тебя бьют, режут, колют, выламывают конечности. В юности ему пришлось много пережить, прежде чем с ним стали считаться как с тем, кому не стоит даже на глаза попадаться. Когда-то и его били, причем жестоко, он терпел унижения от более сильных соперников. Фурии пришли договариваться и с радостью рассмотрят любые предложения. Эндрю хотелось оказаться еще ближе к девушке. Он смотрел на нее и видел испуганного, нежного оленёнка с большими, выразительными глазами. Волосы ухоженные, личико без шрамов и пигментных пятен. Мужчина протянул руку и коснулся щеки девушки на удивление бережно и нежно, запустив пальцы в ее волосы. И правда мягкие, словно шелк. Это приятное ощущение привело его в неописуемый восторг, и даже пульс участился. У Эндрю были горячие пальцы, твердые, но совсем не грубые. Правда на костяшках виднелись еле видные белые шрамы. Сбитые руки это ерунда.
- Ну что же, ты меня убедила пойти на мировую. Взамен их жизней, - Коллинсон кивнул в сторону кучки людей - Я хочу тебя. Станешь моей женщиной. Я буду о тебе заботиться, обеспечу всем необходимым, в том числе и защитой.
Одному несолидно уже. Все косятся, родители то и дело спрашивают, так и хотят женить. Скоро без всякого спроса может и поставят кого к нему в пару. Естественно, уродину небось. И ведь ослушаться нельзя. Может если Эндрю приведёт эту девушку в свою семью, они отстанут. Она им понравиться, хоть и чужачка. К группировке присоединялись совершенно разные люди. Главное договорится с отцом по поводу оплаты. Своему сыну он не откажет, особенно если Эндрю обзаведётся красивой женщиной.
- Не переживай, у тебя очередь не выстроится - издевательским тоном молвил он, стараясь вести себя пропорционально статусу жестокого командира. Он видел, что девушка плачет, и ему хотелось чтобы из ее глаз не текли непрошенные слезы. В голове складывалась картинка. Значит эта красотка знает про Эрика. Может она и есть Адамс? Так это еще лучше. Но уже не имеет значения, Ангелы перестали интересовать Эндрю.
- Заберем у вас все, что посчитаем полезным, и отпустим пленных гулять по своим делам. Никто больше не пострадает, если не будет делать глупости.
Надо же что-то принести из рейда, то возвращаться с голыми руками несолидно и глупо. Обыщут тут все, соберут провизии, вещи какие-нибудь, что может пригодится дома. Это смягчит недовольство отца, если таковое будет вообще. Еще скажет, что Эндрю обменял навар с товара на вагину. Впрочем, нет, отец спит и видит как его сын приведет на семейный ужин какую-нибудь дамочку. На самом деле радости уже не было, а платить Ангелам нечем так и так.
- Восемь - ждите здесь, и сторожите этот скот. Остальные осмотрите помещение и берите то, что считаете полезным. Коллинсон крепко вцепился в плечо девушки и заставил ее подняться с места.
- Дам тебе возможность собраться в дорогу. - прошептал он ей на ухо, наклонившись совсем близко, отчего она могла ощутить прикосновение теплого пластика. - Развяжу тебе руки. Но ты только веди себя прилично, душа моя, и не пытайся бежать.
Последнее словно прозвучало с налетом угрозы. Коллинсону достаточно сделать одно движение и эта милашка упадет к его ногам, словно птичка со свернутой шеей. Пальцы мужчины вцепились в веревку сзади ее спины и как-то через чур быстро ее развязали. Раз, раз, раз и пояс спал, но Эндрю успел его подхватить, толкая в спину незнакомку по направлению того помещения откуда они недавно вышли.
- Веди давай, куда тебе нужно
Попутно Эндрю осматривался, прикидывая что взять. По пути он нашел спортивную сумку. Вещи изнутри вытряхнул чужие прямо на полу, а сумку взял с собой, так, на всякий случай. Коллинсон вел себя так словно он тут хозяин, как захватчик, имеющий право на все, что плохо лежит. Он шел сзади, оставаясь на стороже и готовый предотвратить побег, если потребуется.