полезные ссылки
06.12-09.12
# [29.11-13.12]
[29.11-13.12]
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Нестандарт; » De other side: crossover


De other side: crossover

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/Q2jVOCj.png•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
De other side: crossover
ОПИСАНИЕ

"Очередной кроссовер"? Но мы "просто кросс", а тот, кто отринул все старые правила. Без "активистов и постописцев", расстрельных списков "за посты", полотна новостей. Мы общаемся и играем в свое удовольствие. Добро пожаловать на Другую сторону, путник.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: PG-NC-17; ЖАНР: кроссовер; ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: эпизодическая;

0

2

GENSHIN IMPACT
https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/5/105137.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/5/49604.gif
original

NAHIDA (Rukkhadevata, Kusanali)
НАХИДА (Рукхадевата, Кусанали)

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Самопожертвование должно преследоваться по закону. Оно деморализует тех, ради кого идут на жертвы!
Как и Моракс, Рукхадевата не могла видеть страданий обычных смертных. Ее самопожертвование спасло множество жизней. но так уж повелось в этом безумном мире, что люди обычно не помнят подобных жертв и чужой доброты. Развращенные праздной жизнью, когда за них думает божество, не привыкшие жить своим умом, ученые Сумеру оплакивали не сам факт гибели своего архонта, а то, что без нее все их труды уйдут в регрессию. Маленькая девочка, найденная на пепелище битвы, им была не нужна. Какой от нее толк? Не видящие дальше своего носа, они отвергли ту, что отдала за них больше, чем собственные силы и по факту жизнь. Но сердце Дендро Архонта, несмотря на маленькое тело, продолжало любить свой народ. Не помнящая прошлого, знающая, что еще слишком слаба, она, как маленькая птичка, зорко следила за всем и оберегала сон всех, даже тех, кто отвергал маленькую Кусанали, как богиню.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
А тут и говорить нечего. У тебя, Нахида, есть маленький и безумный отряд, который ради тебя готов на все. В первую очередь готовы забрать малышку к себе, защищать от всех невзгод, особенно от Дотторе и мудаков из Академии. Приходи, мы очень тебя ждем)

0

3

DISNEY: TWISTED-WONDERLAND
https://mementovitadesign.files.wordpress.com/2020/07/a2764e45-3c4f-492b-8250-47fb5f062738.jpeg?w=1024
original + arts

ACE TRAPPOLA
ЭЙС ТРАППОЛА

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
- 16-летний (по постканону форумному - 17-летний) студент Колледжа Ночного Ворона.
- Общежитие - Хартслабьюл; с самого начала учебы в колледже профессионально вляпывается в масштабные передряги (то люстру с магическими кристаллами разобьет и окажется под угрозой отчисления, то старосту до "почернения" доведет, то еще в чем-то окажется замешан).
- Несмотря на свой эгоизм, легкомысленность и лень, смог обрести друзей. Первым таким другом стал Дьюс, которого изначально на дух переносить не мог из-за его катастрофической правильности. Ну, и Юу, попаданец из другого мира, с "тануки" по имени Грим, но это немного другая история. Одно точно можно сказать - за друзей кого угодно сотрет с порошок, а затем развеет по ветру.
- Катастрофически не везет в свиданиях и в списываниях, посему остается только страдать и превозмогать, как в случае с учебой, или стараться избегать по максимуму, как в случае со свиданиями.
- Увлекается баскетболом, пробовал себя в шоу-бизнесе и в целом ищет свое место в этом мире.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
У нас (точнее у меня) тут постканон, где не без посторонней помощи (Азул и Маллеус) мы на втором курсе отважной пятеркой отправились в другой мир - а точнее миры - на поиски Юу. Так что мы сможем поиграть как фандомные истории, так и устроить кроссоверы с другими фандомами, ребята тут дружелюбные и не против подобного поворота событий. Так что очень жду шутника Эйса!

пример поста

Оказавшись в незнакомом месте, Джек прежде всего доверился своим инстинктам, которые его никогда не подводили. И он понял, что что-то в окружающей обстановке его напрягает. Что-то было не так, но что именно, понять не мог.
Эйс и Дьюс в свое время рассказали о походе в заброшенную за магическими кристаллами для люстры в Колледже, которую умудрились разбить в первый же день обучения. Рассказали в том числе и о том, какая атмосфера была в этой шахте, где столкнулись с чудовищем, когда-то бывшим человеком с магическими способностями, потерявшим в итоге контроль над собой и своими силами. Там даже дышать было тяжело.
Что-то похожее было и здесь. Только вот тут еще были странные мохнатые существа с масками, скрывающими то, что у них должно быть вместо лиц. И ожившие доспехи (?).
Долго находиться в облике зверя было опасно, но всё же именно в этой форме предпочитал находиться Хаул, когда покидал своё убежище и отправлялся на поиск выхода из этого странного места. В этой форме он вызывал, конечно, вопросы у тех, кто здесь обитал, но не вызывал агрессии, как это сделала пара людей, пробравшихся в это место и очень быстро унесших ноги, придя к выводу, что их просто-напросто прибьют по доброте душевной.
"Не прибили бы, но погоняли бы точно".
Его даже один раз к огню подпустили, что говорило о том, что эти существа разумны, просто не говорят по-человечески. Хотя и говорить порой не нужно для того, чтобы понять друг друга. И молодой волк пришел к выводу, что, к сожалению, эти существа ему ничем не помогут - они не хотят возвращаться туда, откуда пришли.
Придется, как обычно, полагаться на себя.
Или?..
Почуяв какой-то новый запах, зверь, стараясь передвигаться как можно тише, чтобы не привлечь к себе внимание "гостя" до тех пор, пока не выяснит, кто он, чего хочет и насколько опасен для окружающих, уверенно двинулся в сторону источника, которым оказался молодой мужчина. Внешне вроде бы совершенно обыкновенный, но, глядя на него, почему-то вспоминал ребят из Диасомнии - они тоже в большинстве своем выглядели, как простые люди (если не брать в расчет Маллеуса и Лилию, потому что они, будучи чистокровными фейри, вписывались в человеческое общество с большим трудом, несмотря на все старания), однако их сила подавляла. И от незнакомца тоже исходила сила. Она на плечи ложилась, подобно каменным глыбам, и к земле придавливала, но не настолько, чтобы согнуться в три погибели и не сдвинуться с места. Хотя, возможно, общение с Диасомнией помогло выработать определенный иммунитет к подобным воздействиям.
И всё же не надо было отвлекаться, потому что камень под лапой раскрошился, а чужой взгляд оказался направлен на его персону, не успевшую полноценно скрыться за очередным валуном.
Белый волк тихо зарычал, как бы предупреждая, что при первом же признаке агрессии бросится, однако не сдвинулся с места, не собираясь ни прыгать на человека, ни бежать от него прочь.
"Впервые вижу человека, который бы так спокойно здесь расхаживал. Кто ты такой?.."

0

4

MARVEL
https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/51/850064.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/51/257255.gif
aaron taylor-johnson

PIETRO MAXIMOFF
ПЬЕТРО МАКСИМОФФ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Пьетро - ты часть меня, часть моего сердца, так было всегда до тех пор, пока ты не умер. Умер за чью-то жизнь, оставив меня одну, хотя клялся всегда быть рядом. Ты помнишь, как мы, едва дыша, лежали под завалами дома, разрушенного ракетой Старка? Ты помнишь, как мы чувствовали друг друга там, в разных камерах под экспериментами Штуркера? А помнишь ли ты, как крепко ты сжимал мою руку там, в полуразрушенной церкви? Мы всегда были рядом, мне казалось, что мы - будем вечно и ни тебе и не мне никто больше во всем свете не нужен был, но тебя забрала смерть. Она вырвала сердце из моей груди, унеся его вместе с твоей душой, туда, куда я еще пока не могу пойти. А потом все завертелось... Мстители, эти попытки Вижена проявить ко мне внимание и Танос... Зачем мне помогать этому миру, если внутри я пуста, если в нем нет главного - Т Е Б Я ?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Заявка в пару, очень жажду отыграть твинцест Максимофф, есть идеи, от чего оттолкнемся - уже решим с тобой) Я лишь прошу не пропадать, не уходить в закат)

пример поста

Здание стонет и скрипит, словно бы старый, несмазанный паркет, или плохо настроенный рояль. Где-то слева она слышит стон человека, придавленного балкой и резко останавливается. Время, кажется, застыло, словно муха, попавшая в расплавленный янтарь. Сердце Ведьмы грохотом отдает в ушах, пальцы нервно перебирают воздух, когда она смотрит на человека, что лежит под балкой, пронзенный металлическим штырем прямо рядом с сердцем, насквозь. На его губах пенится кровь и он, удивительным образом, еще жив, но Ванда понимает - ненадолго. Секунды утекают сквозь пальцы и несчастный затихает. Он мертв, а девушка словно бы застыла на месте, примерзнув к полу. В голове вновь проносится воспоминание о Зоковии, о попытке поймать Кроссбоунса и взрыве, причиной которого стала она сама. Ведьма пятится, и только треск сверху приводит ее в чувство. Резко вскинув голову, она видит как от потолка отламывается крупный кусок и падает на нее. Резво вскинув руки, она отбрасывает кусок от себя и тот со скрежетом прокатывается по полу. Если не поторопиться - все рухнет и те, кто не успел выбраться, разделят судьбу несчастного мужчины, умершего парой минут ранее.

Пробираться по первому этажу, частично заваленному, сложно. Страшно - видеть несколько тел, и чувствовать запах дыма, который тянется по этажу и чувствовать как невыносимо тут жарко. Но что-то не давало зданию сложиться дальше, словно бы карточный домик удержали умелые руки. Впереди у нее еще одна балка, с нагромождением мусора, а слева куча ошметков бетона. Ванда уже было поднимает руки, чтобы двигаться дальше и магией расчистить путь, как слышит стон и плач из-под кучи слева. Ни секунды не раздумывая, она поднимает все это в воздух, аккуратно, словно фишки домино, раскладывая в разные стороны и видит женищину. На ее счастье, она цела, на запачканных пылью щеках видны дорожки слез. Ванда не мешкает, тянет руку, помогая подняться, пока незнакомка бормочет что-то про Томми, и, магией подняв балку, помогает пройти вперед и уже после - легонько подталкивает к выходу, видя как по относительно свободному пространству женщина бежит стремглав. И только потом понимает - в голосе слышалось... Материнское отчаяние. Остаток выловленных мыслей - Томми ее сын, остался снаружи. Ванда слабо улыбается - сегодня Томми дождется свою маму, он не пройдет через все, что прошли они с Пьетро. Нужно идти дальше...

Резво выскочив из-за угла, Ванда, уже в который раз за день, ошарашенно замирает. Ее взору предстает женщина, что удерживает здание от разрушения... Магией. Сила Хаоса, что бурлит внутри девушки словно бы эхом откликается на чужие силы, и на миг ей становится тепло и спокойно, словно бы она никогда не меняла реальность, словно бы она сама не была магом, не была чертовым экспериментом Гидры. Алые искорки на пальцах гаснут, и, чуть встряхнув головой, словно бы очнувшись от наваждения, Ванда видит, как тянутся к выходу люди, перепачканные, хромающие, а ото входа бегут медики и оперативники. Они целятся в незнакомку, еще миг - и грянут выстрелы. Ванда понимает, что тогда умрут они все, и те люди, которых еще не спасли, которых еще можно найти.

- Стойте! Не стреляйте! Это приказ. - он выбегает на свет, становясь рядом с женщиной-магом и все видят, что мэр города, Ванда Максимофф, только что открыто защитила человека со сверхспособностями. - Спасите тех, кого можно спасти. У нас очень мало времени!

0

5

https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/56/915035.gif

THE WINCHESTERS
ВИНЧЕСТЕРЫ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
— Когда я сказал отцу, что меня напугало существо в моем шкафу, он дал мне пистолет 45-ого калибра.
— А что он должен был сделать?
— Мне было 9 лет. Он мог просто сказать «Не бойся темноты».
— Шутишь? Её надо бояться!

Не буду тут сильно распаляться, ищу всех представителей каста. Предлагаю тряхнуть стариной по СПН, упороться новыми идеями и поиграть что-то веселое и мозгодробительное для себя и для души  https://i.imgur.com/QhHs3Lg.gif

0

6

GENSHIN IMPACT
https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/5/967348.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/bc/dd/5/462878.gif
original

DAINSLEIF
ДАЙНСЛЕЙФ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Все мы уже знаем, что в офис "Хуеверсов" случайно попала книга с мифами и легендами скандинавов, поэтому я не буду тут писать о тебе пафосные строки - свою биографию ты итак прекрасно знаешь. Так вот, в перевод с арабского имя "Хайтам" означает "орел". С учетом того, что Сумеру вообще большой такой оммаж на Ближний восток и Египет, кажется, что в таком значении имени нет ничего странного. Но давай мы с тобой вернемся к классическому устройству Ирминсуля (Иггдрасиля). "Старшая Эдда" рассказывает о том, что Мировое Древо было населено всякого рода зверями. Так на вершине Древа сидел его хранитель Орел, а ветви защищали божественные Олени, имя одного из них Дайн. Наверное, не зря у тебя титул "Хранитель Ветви"? Мне кажется, нам самой судьбой написано защитить, как Дендро Архонта, так и Ирминсуль.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Как видишь, я тоже немножко упоролся мифологией. И у нас вроде как вся движуха как раз будет вокруг Сумеру. Я предлагаю тебе не гоняться за Принцем (Принцессой) Бездны, как бывший игрок на Дайне понимаю, как надоедает этот сюжетный ход на ролочках. Почему бы нам не поприключаться вместе в Сумеру и руинах Каэнрии, раскрыть парочку заговоров и тайн?

пример поста

Еще пару месяцев назад Сет радовался, что жизнь вернулась в привычную колею. Да, грабить банки и богатеньких толстосумов, которые зарабатывают состояние на отмывании денег - не развлечение, но больше ничегошеньки братья Гекко в своей жизни делать не умели. Раз Эль-Рея не существовало, Сет словно поставил для себя задачу накопить как можно больше бабок и рвануть со своей "семьей" куда-нибудь туда, где не спрашивают имен, есть белы теплый песочек, пенное море и такие забавные коктейли с разноцветными зонтиками. Это лучшее, о чем можно было бы мечтать. Да, Сета периодически грызла совесть, что он втянул во все это Кейт, но он бросал ее уже раз и все еще помнил, чем это закончилось. Сета грызла та маленькая коварная совесть с острыми зубками, которая то и дело твердила, что он ломал девушке жизнь. Но уж лучше Кейт будет рядом, чем в очередной раз пересечется на жизненном пути с древними богинями. Сет знал, что, накопив денег, он сможет дать Кейт все, что она пожелает, если это касалось материальных благ, потому что идти за какими-то дарами в ад он в очередной раз не собирался.

Громкие имена братьев Гекко прокатились не только по территории США, но и по всей границе между Америкой и Мексикой. Кажется, даже ходили слухи, что их объявили в международный розыск. но кому нужна парочка домушников, которые словно растворились в ночи? Жизнь для них завертелась своим чередом из путешествий, пьянок, хорошей жизни и грабежа, который добавлял адреналина в кровь. И Сет верил в то, что все хорошо. Но Ричи все равно оставался другим. Его брат всегда был особенным парнем со своими тараканами в голове. Ричи был особенным даже для их алкаша папашки. У Ричи всегда была свое судьба. Очень давно Сет заметил, что брат словно медленно отдалялся от него маленькими такими шажочками. С тех самых пор, как они ограбили тот банк и зарулили в бар в приграничье, Ричи словно растворился на горизонте жизни Сета. И виной тому уже была не Сантанико. Сет и сам уходил к женщинам в своеобразный загул, забывая о семье, общем деле и брате. Ричи не жаловался. Так чего же жаловаться на то, что брат влюбился в вампиршу-стриптизершу? Сет был уверен, что, когда их жизнь наладится и вернется "дуэт Гекко", все наладится. Но Ричи остался другим. Он все еще был мозгом команды, но слишком часто отлучался по своим делам. иногда его не было пару дней, иногда и неделю. Один раз он пропал почти на месяц, а, когда вернулся, ни о чем не желал говорить.
А сейчас пошел уже второй месяц, как Ричи пропал. Сначала Сет думал, что брат где-то сгинул, пока в дороге его не нагнала смска с неизвестного номера, где было написано "Все в порядке. Я в Перу по срочному делу". Кейт, которая с Ричи была более на короткой ноге, как-то обмолвилась, что тот искал какие-то артефакты, на которую тратил баснословные суммы денег, которые Сет честно пытался копить. Но, как Ричи сам заявлял, это его часть, он имеет право распоряжаться ею, как пожелает. На два месяца Сет остался в компании Кейт, которая когда-то уже пыталась скрасить его одиночество. Сет прекрасно понимал, что без Ричи он уже не "один из знаменитых Гекко". Он просто Сет Гекко, у которого нет таких гениальных мозгов, чтобы уметь планировать все наперед. Их папаша был прав - Сет бесполезен, все, что умеет, это махать кулаками и стрелять. На долгих два месяца они застряли на границе, то и дела меняя мотели, чтобы не нарваться на добропорядочных граждан, которые узнали бы их лица с листовок "Разыскиваются". Накопленные деньги таяли, уходя на естественные нужды и потребности, а дело, которое сдвинуло бы их тухлое существование с места, не подворачивалось.

К концу второго месяца, когда сам Сет уже был на грани, он решил, что надо двигаться вперед и, возможно, взяться за какое-нибудь дело в крупном городе, чтобы не зачахнуть в этом болоте. Покупая вечером бургеры в забегаловке небольшого городка, он увидел букмекерскую контору, которая, судя по вывеске, принимала на этой неделе очень большие ставки. Сет понял, что это был их шанс. Пару дней он и Кейт охаживали контору, проверяли наличие камер, считали охрану, прежде чем рискнуть перед отъездом из этого захолустья взять свой небольшой куш. Когда дело было сделано, оставалось только забрать из номера вещи, деньги и оружие и делать ноги. Несмотря на рану в плече, которую то и дело рвалась перевязать Кейт, Сет спешил, не желая иметь дел с местной полицией. Он буквально бежал до номера и, когда достал ключи, понял, что дверь была открыта. Некоторое время Сет, доставший оружие, еще сомневался, стоит ли сражаться с полицией за их пожитки или лучше делать ноги сразу. Но нигде не было и намека на стражей правопорядке. Мотель, что они выбрали, был почти пустым, видимо, из-за обилия клопов и грязного постельного белья, что приходилось спать, не снимая покрывал и верхней одежды.  Сет толкнул ногой двери и отошел в сторону, ожидая стрельбы. Но была тишина. Сет помедлил и осторожно заглянул в помещение. Он был готов увидеть кого угодно, даже Ричи, который "внезапно" вернулся из своей очередной тупой поездки. Но запах духов, витавший в воздухе, явно не принадлежал Кейт - слишком вульгарный для нее. В маленьком номере мотеля их ждала та, о которой Сет уже достаточно долгое время не вспоминал, потому что они оба сказали друг другу долгожданное прощай, надеясь, что никогда не пересекутся.

- Ричи? Мне казалось, вы вместе путешествуете в Перу... или где он у нас там? - Сет кивком приказал Кейт зайти, а потом закрыл двери.  - Что ты здесь забыла, Сантанико? Только не говори, что в тебе проснулись старые чувства к моему брату, и ты решила наладить отношения... ну там типа любовь не прошла и все такое. Ты ведь просто так не ходишь в гости, - Сет подошел к своей постели и достал из-под нее сумку, в которую начал складывать вещи. - Я был бы рад поболтать и выпить чая с медом, но мы немного спешим.

0

7

ГНЕВИОН ИЩЕТ АНДУИНА


WORLD OF WARCRAFT
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/2961/t343618.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/2961/t713297.gif
original, chris hemsworth, your choice

ANDUIN LLANE WRYNN
АНДУИН ЛЛЭЙН РИНН

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мой друг не пьет и не курит,
Лучше бы пил и курил,
Держал бы дома что-нибудь такое –
Я бы чаще к нему заходил.

— Один звонок — это «Немедленно прилетай!», два звонка — «Ни в коем случае не прилетай!», а три звонка значит — «Какое счастье, что на свете есть такой красивый, умный, в меру упитанный и храбрый человечек, как ты, лучший в мире Карлсон!».
— А зачем мне для этого звонить? — удивился Малыш.
— А затем, что друзьям надо говорить приятные и ободряющие вещи примерно каждые пять минут, а ты сам понимаешь, что я не могу прилетать к тебе так часто. ©

[indent] Ты начал свою войну очень давно, мой король. Войну против жестокости, ненависти, предубеждения. Ты один из немногих в Альянсе готов был видеть в Орде не вечных врагов, а возможных союзников, и делал все, чтобы примирить враждующие расы. Даже своего отца, эту воинствующую непримиримость, ты смог склонить на свою сторону, разрушив мой столь продуманный и красивый план... по крайней мере, тогда он казался мне таковым.
[indent] Теперь ты король. Пожалуй, единственный король, что не рад натирающей лоб короне. Впрочем, у тебя и короны-то нет, только бесконечные отчеты о жертвах, павших на этой войне. Легко ли в двадцать с небольшим отдавать приказы, что будут оплачены чужой кровью? Принимать решения, когда каждый неверный шаг ложится клеймом на совесть? Я не хотел бы становиться тобой, друг мой, но если потребуется моя помощь... твои агенты знают, где меня искать.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
[indent] Гневион и Андуин — как две стороны одной монеты, их судьбы крепко связаны и добавлять что-то я считаю излишним. Играть пейринг или остановиться на сложном бромансе — вам на откуп, мне совершенно не принципиально. Хочу всего и сразу, и ламповых эпизодов с побегом из-под бдительного ока Шоу, и похрустеть стеклом, и, разумеется, еще разок-другой спасти Азерот.
[indent] В душе не ебу, что было в ШЛ, но, полагаю, нужно будет связаться с Сильваной, чтобы наверняка обсудить все детали.
[indent] Объем постов и скорость отписи не принципиальна, но учтите, что сам я игрок неторопливый. Еще должен предупредить, что попрошу пример игры перед тем, как начать обсуждать детали.

пример поста

Запустение Эльдре'Таласа было… умиротворяющим. Агрессия населяющих полуразрушенный храм духов была понятна — даже после смерти они продолжали защищать свой дом, в который Орда ворвалась с огнем и железом.
То, что не сгорело в огне, уступило плесени и разложению, но своды белого, с малахитовыми прожилками мрамора ждали возвращения хозяев, тосковали по жизни — разумной жизни, — став пристанищем для сатиров, сов и барсуков. У Фераласа еще была надежда однажды вновь стать жемчужиной в ожерелье городов эльфийской цивилизации.
У Каражана этой надежды не было. Перевал Мертвого Ветра, край вечного сумрака, угрюмо нависал серыми утесами, угнетая, подавляя волю, вселяя тревогу и острое чувство недоброго взгляда в спину. Тени, населяющие башню, жаждали освободиться так отчаянно, что с жадностью набрасывались на любого, кто рискнет переступить порог; так долго страдали от своего заточения в древних стенах, что начали испытывать ненависть к каждому, кто был волен уйти, и делали все, чтобы этого не допустить.
Они не были повинны в том, что Каражан, словно обломок магнетитовой руды — железную стружку, притягивал их, так что Гневион, влетев в окно, выбитое то ли кем-то из искателей приключений, то ли энергетическим выбросом, высвобожденным в момент смерти хозяина башни, просто миновал этажи, ставшие домом призракам. Видения, насылаемые тенями, мгновения прошлого и проблески будущего были не властны над его разумом: в восприятии мира драконы не ограничивались пятью чувствами и никогда не теряли ощущения реальности, хотя лучше всего это удавалось бронзовым хранителям времени. Древним богам, правда, удалось смутить разум его отца и всей черной стаи, но у них было достаточный для того срок.
Сапоги с загнутыми мысками на мягкой подошве почти бесшумно тревожили толстый слой пыли, оставляли четкие следы, поднимая в воздух невесомые былинки, пляшущие в тусклых столпах света, проникавшего сквозь стрельчатые окна. Гневион взбежал на верхние этажи легко, не сбив дыхания, задержавшись возле хода, ведущего, судя по летописям, к библиотеке, но все-таки не удержался и поднялся под самую крышу — туда, где располагалась прославленная обсерватория.
Зрелище несколько разочаровало его: та же пыль, заброшенность и неупокоенность. Стекла в крыше, через которые когда-то можно было наблюдать ночное небо, были частично выбиты, частично покрыты таким слоем пыли и грязи, что лишь делали мрак, в который был погружен кабинет, еще гуще.
Дракон, разочарованно скривив губы, в задумчивости покрутил в руках тяжелую астролябию, провел когтем по разбитому стеклу хронометра.
— Эти вещи были дороги мне, — раздался за спиной глубокий ироничный голос, — пожалуйста, не трогай их.
Гневион не сдержал довольной ухмылки, наклоняя голову, но не спеша оборачиваться. Он знал, кого — что — увидит.
— Раз таково твое желание… Хранитель.

Дракон раздраженно вздохнул и поднял книгу, открытую на странице со схемой космогонии Азерота на уровень глаз. Перевернул вверх ногами и тут же услышал сбоку сухой смешок.
— Возможно, прежде чем приходить сюда, стоило научиться читать.
— Возможно, тебе стоило бы быть не таким мертвым, чтобы давать советы, — сквозь зубы процедил Гневион, недобро сощурив алые глаза.
— Ты не знаешь, что ищешь.
— Я знаю, что я ищу. Я не знаю, как это найти. Мне нужно… мне нужен знак.
Он устало отбросил на стол книгу с иллюстрацией, которую видел за последний год раз пятьдесят. Чуда не свершилось, озарение в пятьдесят первый его не настигло.
— У меня нет времени на то, чтобы запереться в твоей библиотеке на ближайший десяток лет. Должно быть средство обратить силу Н'Зота против него самого. Способ очистить мир от порчи.
— Оно есть.
— Должно быть другое средство, — рыкнул дракон, подтягивая к себе очередной том из стопки.
— Тебе придется воспользоваться Кузней Созидания, если ты хочешь покончить Древними.
— Я не хочу уничтожать этот мир. Он мне, видишь ли, по душе, — с сарказмом в голосе отозвался Гневион. — Эти маленькие радости жизни: пирожные со взбитым кремом, утка в остром кисло-сладком соусе и эти… у пандаренов… пель-ме-ни.
— Октябрьский эль… — с мечтательным вздохом охотно поддержал Медив, точнее, его призрачное отражение, с комфортном раскинувшееся в соседнем кресле.
— Хм… возможно, — буркнул нахмурившийся Гневион, вновь сосредотачиваясь на книге и переворачивая страницу, отчего в воздух взметнулось облачко пыли. — Возможно... перенастроить? Это уже делали однажды. Или улучшить.
— А если у тебя не получится?
— Должен быть способ, — упрямо возразил дракон, закусывая губу.
— Ну а если все-таки нет? — продолжал наседать на него призрак, которого, похоже, происходящее только забавляло, но вдруг подался вперед, другим, вкралчивым, пробирающим до мурашек по спине голосом озвучив вопрос, который Гневион сам себе задавать боялся. — Если нет? Готов ли ты пойти на эту жертву ради спасения души этого мира, Аспект?
Дракон медлил, прикрыв полыхающие в темноте глаза и бездумно оглаживая костяной оклад древнего тома. Он может не отвечать. Он может даже не спрашивать — время еще есть. Немного, но есть, а видения слишком отрывочны и бесформенны, чтобы делать какие-то выводы…
— Аспектов больше не существует, — Гневион предпочел проигнорировать неудобную часть вопроса, — они лишились своих сил.
— Но не ты. Ты был создан — как первые из них, пусть несколько иначе.
— Ты слишком много знаешь для бесплотного духа, — скосил на собеседника полный подозрения взгляд Гневион, которому очень не нравилось то, в каком тоне говорила с ним проекция Медива, а еще больше — что говорила.
— У моего существования есть свои плюсы. В тебе сила Титанов. Дарованная и взятая. Я чувствую ее.
— Еще бы. Еще бы ты не чувствовал! Напомни, как долго один из них сидел в тебе? — дракон стремительно встал, отбросив тяжелый стул, глаза полыхнули злобой, на скулах начала проступать чешуя. — Тоскуешь по тем временам, желаешь получить себе хотя бы частицу былой мощи?! Для этого он тебя здесь оставил? Отвечай мне!
Призрак откинулся в кресле, наблюдая за Гневионом со странным удовлетворением, но все-таки примирительно поднял руки.
— То был не я.
— Конечно. А мой отец — доблестный хранитель, не разрушал и не испепелял городов. То был кто-то другой.
Медив хотел было что-то возразить, но с нижних этажей донесся вибрирующий, торжествующий вой — призраки башни настигли добычу.
— Твои друзья? — заинтересованно поднял брови Медив, как будто уже забыл про вспышку Гневиона.
— У меня нет друзей, — легко признался дракон, пытаясь уловить чуткими, чуть заостренными ушами звуки разыгравшейся внизу трагедии.
— Тогда позволим теням взять свое.
— Что с ними будет? — чуть обеспокоенно обернулся Гневион к Отражению.
— Их разум будут терзать, пока он не окажется достаточно слаб, чтобы его было легко захватить. Кому-то повезет.
Гневион, вспомнив о полученной не так давно записке, начертанной знакомым почерком и наполненной еще куда более знакомым сарказмом, запрокинул голову, страдальчески закатив глаза и протяжно выдохнув со стоном досады, при этом из носа вырвалось облачко черного дыма и несколько искорок.
— Ну за что мне это?!
Развернувшись на пятках, дракон выбежал из библиотеки и, перепрыгивая через ступеньки, устремился вниз по лестнице. Уловил знакомый запах на этаже, где располагался некогда величественный пиршественный зал, теперь затянутый паутиной с изъеденной древоточцем мебелью.
Перехватил тонкую руку за запястье, едва увернувшись от магической стрелы, встряхнул хорошенько, даже не удивившись.
— Очнись! Все это ложь! — он не был уверен но надеялся, что его аура поможет сохранить Кендре относительную ясность рассудка. — Ты одна? Нет? Где второй?
Он ринулся обратно, таща за собой чародейку, не рискуя разорвать физический контакт. Замер в коридоре, вбирая воздух раздувающимися, трепещущими ноздрями. Зарычал, что-то учуяв.
— Я его убью!
Выбрав направление, уверенно размашистым шагом, едва ли не бегом, двинулся вдоль галереи. Принц, точнее уже король, обнаружился в большом пустом зале, в котором можно было легко устраивать балы, но скорее всего вызывали всякую нечисть. Над головой Андуина волнами плескался Свет, вынуждая теней жаться по углам, но темное кольцо вокруг человека сжималось на глазах.
— Андуин! — какой-то призрак дернул Гневиона за рукав кафтана, и дракон выдохнул небольшой клин белесого, почти прозрачного огня. — Что б тебя, Андуин!
Свет обжигал, руку неприятно припекало, но он все-таки смог ухватить Ринна за плечо и тоже хорошенько встряхнуть.
— За каким бесом вас сюда понесло?

0

8

GENSHIN IMPACT
https://i.pinimg.com/originals/57/a1/8c/57a18c5cba456bf4e88ea1959054b3fe.gif
original

ALBEDO
АЛЬБЕДО

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
вместо обилия всем известных слов я скажу лишь, что иногда зарываюсь глубоко. и в этом "глубоко" полно задротов теорий, лора и, особенно, мифологии, коей разрабы щедро напичкали игру (даже переборщили). альбедо и кэйя в этом смысле - очень вкусный элемент: по-отдельности, вместе, по сути, в прошлом, для настоящего, в будущем. моё вдохновение шло отсюда, можешь ещё на твиттор (англ) глянуть (тож самое). теорий много, противоречий - тоже, но тем и прекрасно. давай рыться, изучать и искать дно вместе? скажу только, что по моим предположениям альбедо где-то между 200-100 годами: он не застал падение империи, как и не был первым разумным детищем голд, но стал последним, на что потребовалось время. однако с создательницей общался исключительно на языке каэнри, как и вместе с не обращался к обильным знаниям почившей цивилизации. и хотя бы из-за этого, чёрт подери, альбедо обязан быть в игре: одно оно даёт пожар-бомбу-пушку для взаимодействия и обгладывания (я голодная на вкусное псина, мне нужна ещё одна такая же).
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
скажу сразу, что мне исключительно нравится эстетика kaebedo и я более чем не против, если мы сыграемся (с этим труднее). однако все мои акценты и интересы лежат в плоскости каэнри'ах, бездны, технологий (затерянная атлантида + horizon zero dawn) и грядущего мордобоя между вторым и четвертым тронами (лучше глядеть за этим откуда-то издалека с биноклем, бездна сойдёт?). потому хотелось бы отыграть возрождение опыта прошлого в настоящем, эксперименты, познание мира и себя. и кэйя, и альбедо - два эмоциональных инвалида, только с разных концов (один - перегорел и опустел из-за пошлого, второй - создан из ничто, не имея даже рождения и детства, как всякое иное существо, однако желающий наполниться). совершенно разные повадки, презентация, цели - динамика может выйти замечательной и... сбалансированной. так-то я смотрю на обилие артом и мне жарко от красоты, что по ним рисуют, как жыть. давай во всём капаться, писать друг другу классные стабильные посты, что будут стилистически нам обоим заходить (третье лицо; тройка или капс - плевать). по штуке-две в неделю, скажем.
важно: я не флудер, не люблю общаться ни на форуме, ни за его пределами (только на тему игры), потому если общение и прочие шаровары тебе важны для поддержания интереса, вдохновения и отписи - пожалуйста, проходи мимо. у меня слишком мало времени и социальной энергии, чтобы тратить это на что-то, кроме игры (нонсенс: я прихожу на ролевые... играть). будет честны с порога, такие дела. если сойдёмся и сыграемся: ты не пожалеешь, я умею быть благодарным игроком и горю игрой долго, если меня кормить вкусными постами. эстетическими (картинка-графичность в голове), с умеренной дозировкой психологизма, задротства и красотой чумного увядания. сам внешний контраст героев велит на изи таскать альбедо на руках заместо котика. зачем вообще котики, когда есть гомункул, ну ♥
p.s. языковая практика в подарок.
p.p.s. я активный и изношу тебя игрой, это не шутка. потому без серьёзных намерений не приходи, я не ищу однодневок! (именно так написано у меня в био на тиндере)
p.p.p.s. ты катастрофически не нравишься дилюку, и это буквально верещит о том, что должен нравиться мне. пускай он со своего близнеца-блондина тащится, у меня блондин лучше (мы в империи зла все классные).
p.p.p.p.s если ты тоже тащишься с "родители-дети" психологии, вот это всё давление долга, тяги, принадлежности и так далее, то давай плакать о незакрытых гештальтах вместе: ты о мамке-голд, я о недо-папке-пьеро. можно прямо в дыре, т.е. заполненной чёрной материей воронке на месте подземной империи.
p.p.p.p.p.s. если ты тоже наяриваешь на всякие черные миазмические подтеки, скверну и вот это всё, то... НЕ ДУМАЙ И ПРОСТО ИДИ СЮДА. у меня безвиз с бездной, го крашиться.

пример поста

Скепсис, боль и становившееся всё более выразительным желание использовать бутылку не по назначению (в качестве розочки для расправы над собой, но и то, о чём подумалось, тоже вполне сойдёт). Очередное завершившееся культурное мероприятие, сопутствующая торговля, иностранные гости, куча отчетов, отсутствие крупных инцидентов, но необходимость узнать мнения, замечания, предложения — это всё обещало зарыть Кэйю в бумагах даже при условии, что значительную часть он делегировал на плечи других рыцарей и Джинн, предпочтя взамен взять часть её дел в иных областях. Недостача кадров ощущалась всё более критично, а решение Варки Альберих находил всё более и более хитрым, безрассудным, отчасти даже жестоким: все без исключения работали на износ, прилагая невероятные усилия для того, чтобы Монд был безопасен достаточно. Чтобы все считали рыцарей ничего не делавшими оболтусами — это значит, что у людей имелось на подобные мысли время, как и отсутствовала тревога за собственную безопасность; они же в основном тупватые и простые, этим мнение проще простого манипулировать. Оттого в том числе так много пьяниц: тут спокойно достаточно, чтобы разгуливать в нетрезвом состоянии и знать, что доползёшься до дома в целости и сохранности, если только не отберут кошелек, в чём вина исключительно жертвы, как ни крути.

Так вот: потолок казался интересным, мысли в голове множились, вопросы вселенского масштаба — о себе, о Бездне, о Селестии, о существах, о предсказаниях павшей родины — крутились всё там же. Пить не хотелось, но предложи кто сейчас и Кэйя бы согласился, по факту заочно согласный почти на что угодно, лишь бы только не бумаги. От которых, увы, не сбежать, ведь сами себя они не напишут, не заполнят, не отсортируют. И дело не в том, что работа сложная, ибо это не так. Она лишь... бессмысленная, бестолковая и невыносимо нудная. Сегодня войти в режим автопилота, чтобы раскидать всё механически, не выходило: мероприятия, так или иначе связанные с верой Тейвата и традиционными празднествами, что крутились вокруг этого, Альберих не любил, не участвовал, старался обойти стороной и напрямую даже не присутствовать. Однако и бумажная волокита после них не вызывала и капли энтузиазма, раз за разом повторяя одни и те же мантры о свободе, благодарности, величии ветров, архонтах, бла-бла-бла.

В какой-то момент капитан упер лоб о руки, запустив пальцы в челку и непроизвольно перебирая пряди, пока глаз без фокуса уставился в очередную бумажку. Несколько часов, с такой скоростью — до полуночи, а дальше будет свободен. Надо после выспаться и выписать себе самому миссию к хиличурлам, чтобы посидеть с ними у костра под примитивные боевые песни да жаря фрукты. Лишь только пережить этот вечер, а может даже совсем нагло воспользоваться положением в который раз и сдать это на...

— Сэр рыцарь!

Открывшаяся дверь заставила отвлечься от стратегического планирования и оторвать взгляд от бумаг, переведя его на незваного посетителя, заодно убрав одну руку от лица. Заявившийся человек оказался... совсем неожиданным. Брови поползли вверх, уставившись на фигуру вошедшего барда. Шумного, активного, яркого — короче, полная противоположность бумагам на столе (впрочем, в требовательности внимания конкуренция была посильна и очевидна).

Если честно, от подобного "вихря" даже голова немного закружилась: тишина, спокойствие, скука и трудовой настрой ярко контрастировали с появившейся персоной, и мозгу потребовалось около полуминуты на то, чтобы, ну, вникнуть и переключиться. Ибо ни тормозить, ни ждать Венти не намеревался, начав атаку активностью буквально сразу же. Удивительно, что от самого входа не стал кричать и тарабанить.

Впрочем, если совсем честно: что-то внутри сработало отторжением и неприязнью незадолго уже до того, как дверь открылась. Альберих трезв, а потому ему внутренней "чупакабре" ничто не мешало быть собой. "Ему" Венти откровенно не нравился, вызывая едва ли не шипение. Да, даже несмотря на то, что бард изначально не успел буквально сделать ничего. Природа чего Альбериху не очень понятна, однако в качестве причин можно было использовать наличие амено глаза бога, нелюбовь к этим безделушкам в целом и так себе сочетаемость холода с ветром в частности. С вином на причину вполне так потянет. Хотя, посмотрите, милейший же симпатяжка, а глаза-то какие яркие, ну, что с ним не так-то?

— Лучший бард Мондштадта, да здесь, да ко мне? Умеешь удивлять, — капитан усмехнулся, убрав и вторую руку от лица. Тот факт, что Венти сюда дошел, что его пропустили и подобное, не вызывал вопросов: Ордо не являлось закрытым от публики местом, а Кэйя, как второй после Джинн человек, вообще-то принимал значительную часть удара на себя, в первую очередь в вопросах связи с этой самой общественностью. Потому что безопасность, доносы, беспокойства — его непосредственная сфера, коли коней осталось меньше четверти, спасибо Варке. Люди = кони, справедливо, не поспорить, подобный подход капитану даже нравился (даже если люди — не очень). Удивительно скорее то, что Венти в принципе решился прийти, ещё и к нему, ещё и, эм... с делом. Без дела бы не пришёл в любом случае, и всё же. Этот тип мало ассоциировался с тем, кто способен донести об угрозе, написать запрос на её разрешение и тому подобное — не тот характер и уровень гражданского участия. И тем не менее, вот он тут и, исходя из слов барда, здесь как раз вот за этим.

— Я весь внимание, — сцепив в замок руки на столе перед собой, с невесомой улыбкой, мотивы которой не считать, но что сама по себе приятная и располагающая, капитан приготовился слушать. Не то чтобы слишком хотелось, но если это означало не заниматься бумагами ещё хотя бы какое-то время, то Альберих набросится на это подобно голодной собаке. Гротеск, конечно, но... в общем-то, да. Едва ли Венти пришёл с серьёзным делом, однако выслушать — долг и обязанность, люди важнее бумажек, вы же понимаете, п — приоритеты.

И бард, разумеется, долго себя ждать не заставил, буквально сразу всё вывалив:

— Рад, что застал тебя на месте, а то волновался, что послали на какое-нибудь задание, у меня как раз важное дело, которое я не могу поручить никому другому! Как ты знаешь, в последнее время были сообщения, что наш архонт Барбатос вернулся! Но можно ли верить подобным слухам? Когда я спросил это в церкви, то они были весьма мною недовольны и выгнали, представляешь?! Мы должны предоставить им доказательства обратного, Кэйя.

Капитан кавалерии моргнул, так и застыв с лицом, казалось, неподвижным совершенно какое-то время.

"Прошу прощения?" — кажется, ни то не расслышал, ни то опешил, ни то, эм... Эм?
"Он ведь издевается, да?" — однако пьяным Венти не был, а трезвым — был. Обычно клетки мозга прибавлялись вместе с трезвостью, но сейчас на несколько моментов создалось уникальное, аномальное впечатление обратного.

Если бы выражение "смотреть как на идиота" или понятие "скепсис" имели свое материальное воплощение, что за его основу можно было бы взять взгляд Кэйи. Потому что...

— ... а, собственно, зачем? — так, между делом, спокойно и налегке, с неизменной улыбкой. Ладно, если для скепсиса нужна озвучка, то сейчас Альберих породил и её, воссоздав так, что оно буквально повисло в воздухе. Ни то снисходительно, как к не очень умным и душевнобольным, ни то как тот, кто откровенно не догонял, ни то как тот, над кем пошутили, но шутка дошла не очень (нужна пояснительная бригада). Потому что, ну, правда: зачем?

Капитан плевать хотел на местного архонта. На других архонтов, собственно, тоже. Был в курсе слухов даже лучше, чем Венти мог думать, но что с того? В Барбатоса люди верили независимо от того, жив ли тот или пропащий (что, кстати, было лучшим поступком, что архонт только способен был совершить, почти достойно уважения). Кто-то ждал возвращения, кто-то нет, кому-то глубоко всё равно. Разве это не личное дело каждого — во что верить? Разве не совпадало с девизом страны свободы? Кроме того, возвращение архонта к жизни — это не то, что можно как-то доказать или отрицать. Есть тело — жив, глаза видят. Нет тела — не жив, глаза не видят, а сердце может верить во что угодно. Это аналогично спорам с атеистами-безбожниками, к числу которых Кэйя и относился, пускай не выражал это явно, проявляя терпение и снисходительность к верованиям Монда. Чем бы дите не тешилось, страна всё равно примитивная, так вера хотя бы спокойствие поддерживать помогала.

И тем не менее: чего Венти хотел? Зачем? Почему это вообще было чем-то важным? Главное, как он представлял себе соучастие в этом сэра Альбериха? Вот чисто технически: к а к ? И, наконец: причем здесь Венти, с чего бы ему-то подобным заниматься и браться доказывать? Кэйя вот ожидал скорой войны с Селестией, если появившийся Путешественник был тем_самым_из книжек детства, и если так, то концепт возвращения блудного архонта очень даже своевременен (хотя лучше не надо, конечно).

Фантазия схлопнулась.
Бумаги по-прежнему не улыбались и призывали на каторгу, но хотя бы не выглядели хаотично.

0

9

GENSHIN IMPACT
https://i.ytimg.com/vi/01nQ1b5hya4/maxresdefault.jpg
original

TSARITSA
ЦАРИЦА

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
25/17 - Зима-мама
Нам ничего точно неизвестно, однако судя по игровым сюжетам, движухе и намёкам: Царица, будучи архонтом, питает презрение как минимум к Селестии, отличаясь ото всех "собратьев" своими планами и амбициями, что благодаря талантливым рукам её инструментов уже растеклись по всему Тейвату, став той самой затычкой, от которой не избавиться. Чего, помимо власти, она хочет? К чему стремится? За что мстит? Каким видит свой мир после того, как разочаровалась в нём? Теорий существует множество: напишем свою; и не одну, ведь общего сюжета нет, а потому каждый волен отыгрывать тысяча и одну интерпретацию персонажа и развития событий.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Он складывал из льдин и целые слова, но никак не мог сложить того, что ему особенно хотелось, — слова «вечность». А Снежная королева сказала ему: "Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков в придачу».

Холодно, пустынно, мертво. Северное сияние вспыхивало и горело так правильно, что можно было с точностью рассчитать, в какую минуту свет усилится и в какую ослабеет. Посреди самой большой пустынней снежной залы находилось замёрзшее озеро. Лёд треснул на нём на тысячи кусков, ровных и правильных на диво. Посреди озера стоял трон Снежной королевы; на нём она восседала, когда бывала дома, говоря, что сидит на зеркале разума; по её мнению, это было единственное и лучшее зеркало в мире.

Кай совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого, – поцелуи Снежной королевы сделали его нечувствительным к холоду, да и самое сердце его стало куском льда. Кай возился с плоскими остроконечными льдинами, укладывая их на всевозможные лады. Есть ведь такая игра – складывание фигур из деревянных дощечек, которая называется «китайскою головоломкою». Кай тоже складывал разные затейливые фигуры из льдин, и это называлось «ледяной игрой разума».

В его глазах эти фигуры были чудом искусства, а складывание их – занятием первой важности. Это происходило оттого, что в глазу у него сидел осколок волшебного зеркала! Он складывал из льдин и целые слова, но никак не мог сложить того, что ему особенно хотелось, – слово «вечность». Снежная королева сказала ему: «Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков».

Царица - это тот самый уникальный архонт, умудрившийся собрать вокруг себя лучших из людей; лучший из людей, часть которых ей подобных ни во что не ставит или вовсе ненавидит, мечтая сбросить Селестию с небес (во имя мести ли или просто эксперимента ради). Мне было бы интересно пнуть Кэйю в её сторону, чтобы посмотреть, что из этого может выйти. В конце-то концов, он просто запутавшийся мальчик, застрявший во времени, его впечатляющие силы и привязанность к Ирминсулю могут быть полезны, а внутренний ресурс направлен на что-то конкретное, если с этим поработать. Есть ведь в нём те качества, на которые обратила внимание сама стихия крио, признав; даже несмотря на проклятье и бытие существом Бездны. Почему бы не кинуть этим в Селестию, приятно ведь, хах?

Игрок нужен много кому: как минимум каждому из Предвестников в теории может найтись игра, а там ещё и другие архонты. Лично мне бы хотелось видеть стабильного игрока с +- 1 постом в неделю (за других не отвечаю) и желанием в первую очередь играть, а не общаться. Если ваше вдохновение и желание играть держатся на флуде и вне-игровоом общении, разговорах за ирл и прочем мусоре - пожалуйста, проходите мира. Лично я этого не дам, мне интересна только игра и обсуждения по теме. За остальных не отвечаю, но у взрослый людей, полагаю, уже достаточно как дел, так и друзей.

3 лицо, любой капс-не-капс, птица или без неё. просто пускай будет вкусно, красиво и стабильно. накормлю в ответ охотно и с пристрастием.

пример поста

Прежде чем отправиться в путешествие для познания дикого Сумеру, что обещало стать концентратом информации, не фильтрованной и наглядной, Кэйя решил в первую очередь добраться до одного из местных городов, дабы понять общую ситуацию, правила и понятия, а там и до столицы. Просто чтобы знать, каковы тут проблемы, кто основные сумасшедшие, что есть легально и, конечно же, во имя ознакомления с основными действующими группами: по обе стороны как закона, так и власти. Что, с учётом социальных навыков, ума и способностей  бывшего капитана в целом не заняло много времени. При условии же, что на местных своей внешностью Альберих походил куда больше, чем в Монде — это стало ни то намёком о том, куда копать, ни то знаком, мол, не зря приехал.

Что Академики — типы мутные, понятно стало почти сразу, и дело даже не в прежнем опыте собственного бытия в системе управления (т.е. её подноготной, везде одинаковой). Потому что ценность информации — вполне себе в духе Кэйи, он этого не оспаривал, вот только местный подход... сомнителен. Ограничен. Не слишком рационален. Полный иерархии и ограничений, которые не преодолеть. А ещё походило на сохранение власти с фильтрацией информации, а не простор, полноценное развитие и работу с наслаждением. Впрочем, иного не ожидалось: народы, в каком угодно виде следовавшие за архонтами, их творениями и наследием, по определению обречены на заблуждения и неуспех. Обратно просто не бывало. И тем не менее, сие являлось реальностью Тейвата и тем, с чем Кэйе приходилось неизменно иметь дело и, собственно, жить-уживаться. Иного более просто не осталось. Настоящее величие и свобода мысли похоронены и разрушены за успех.

Задумка Акаши могла показаться самой по себе полезной и, вроде бы как, подразумевавшей некое равноправие и развитие людского ума, но... Разумеется, ничем подобным не оказалась. Очень масштабная и интересная идея, ведущая к столь сокровенному и абсолютному знанию — звучало величественно. Но ведь абсолютное знание — это то, за что Селестия карала и показывала своё истинное лицо. Значит, даже если речь шла об Ирминсуле, на всё это наложены ограничения и некий градус конкретного взгляда, ведь ни один архонт — из семи точно — не являлся единственно-всесильным, способным принять в себя и взвалить Ирминсул на плечи. Даже если речь шла о столь огромном и когда-то могущественном месте, как Сумеру. Или Кэйя всё-таки ошибался? Что же, не стоило винить его в однобокости: исправить ситуацию и попытаться изменить своё мнение об Акаши он правда пытался. Просто так получилось, что не получилось.

У местных ведь тоже имелось некое заболевание, приводившее к постепенной деградации. Кэйя встретил несколько подобных людей, однако информация от них всех разнилась: ответы, поговаривали, мелись в джунглях, в то время как города, информационное поле которых в основном контролировалось Академией, в этом смысле не очень полезны, если только не уметь налаживать контакты (Альберих умел, спасибо). Что-то не то с Древом или около того — запомнит, проверит, подумает, а важно ли данное знание для его дела в принципе. Однако может ли быть так, что Акаша не сработала потому, что Кэйя тоже болен? Не тем, чем местные, но тоже вполне себе проклятьем от чего-то извне. Неподконтрольного Семерым и-или Селестии, а оттого с ходу "схлопывающимся", сталкиваясь с тем, что потенциально опасно или непонятно? Ведь его "болезнь" — это не проклятие Селестии и не болезнь самой системы или Ирминсуля, но нечто иного порядка, дарованное не ими. Или дело в том, что за всеми следила Академия, вручную ограничив доступ для Кэйи? Или Акаша улавливала неверие? Что-то ещё? Альберих не имел достаточно информации, чтобы быть способным делать выводы или точные предположения; что раздражало, но было как было. По факту, к примеру, те же капсулы знаний его в самом деле заинтересовали, от них могла бы быть польза и всё такое. Но если Акаша отказалась работать, не вызывая ничего, кроме подташнивания и гула в голове, словно Кэйя выпил дешевого некачественного вина — так тому и быть. Приходилось обходиться без неё, в каком-то смысле имитируя бытие пустынным человеком, где Акаши также не использовали, насколько мужчина понял по разговорам. И ничего, что до пустыни ещё не добрался и даже там не бывал ни разу: туда надо в последнюю очередь, ведь вся самая древность и, кажется, наиболее продвинутые цивилизации пошлого, возможно даже со следами Родины, скрывалась в песках. Кэйя ещё не дорос; ему стресса и вызовов хватало и здесь.

Отсутствие Акаши давало свободу, но и требовало изворотливости, ведь информацию получать-добывать всё равно надо было, как и взаимодействовать с окружающими. Но, в первую очередь, двигаться по намеченным потребностям, раз цель как таковую Кэйя, увы, пока не сформулировал. Доступ если не к данным Академии, оберегаемым от людей простых, недостойных, то к чему-то общественному, может даже не материальному, подсознанию, в конце-то концов, к Ирминсулю или его частям, раз на том держался дендро архонт — иметься должен. Приоткрытая дверь, что здесь ближе, чем в других местах, но не находившаяся во владении кого бы то ни было, как само Древо — или так. И если альтернативным способом приближения — с одной стороны — и обхода не работавших для Кэйи по неизвестным причинам механизмов — с другой — была необходимость, скажем, что-то выпить, покурить, наесться грибов или сделать всё и сразу — да будет так. В джунглях имелись спецы по этому делу, как выяснил, однако они же — выходцы оттуда и носители видоизмененных, но все-таки около практик — мелись и в городах, куда периодически возвращались, не отрывая себя от мира полностью. И даже на этом зарабатывая. Разумеется, вне стороны закона, что для Альбериха хорошо, ибо сбивать в подобном "плату" и быть убедительным — его талант, к коему ни Бездна, ни Глаз Бога не причастны.

Возможность приобщиться к альтернативному способу не нашлась сразу и потребовала некоторого времени и поисков, но кто ищет и старается, тот всегда найдёт и получит. Потому несколько интересных визитов, немного теории там же, пропущенной через внутренние фильтры скептицизма и аналитики, грибы в сомнительной пропорции с чем-то ещё более сомнительными, и вот в пригороде Сумеру Сити, в одном из арендованных окраинных домишек, развернулась целая процессия ни то на часы, ни то на сутки.

Настрой у Кэйи был серьезный, потому что он знал, чего искал и более не мог жить в вечных вопросах, мучивших его, что скапливались и стали грузом невыносимым, сколько бы много "поводов жить" и людей кругом он не приобретал. Потому скепсис, неверие — что угодно — могло остаться в голове, но вовсе не вело каэнрийца. В конце-то концов, его народ сосуществовал с Имрминсулеми тысячи лет, взаимодействовал, имел некое партнерство, черпал знания и оберегал. Туда возможно достучаться, точно ведь в курсе, и если информации о Кэйе не было у людей, у самой истории, как не имелось более и его Родины, то у Древа должно было иметься хоть что-то. Даже если и от него тоже Альберих был сокрыт на долгие пятьсот лет небытия (капитан полагал, что это могло стать одной из причин отказа Акаши работать: возможно, та попросту отказывалась воспринимать Кэйю, не зная, что он за часть системы, некая ошибка и сбой, и это подразумевало перекрытие и ограждение от системы).

В конце-то концов, сие не первая подобная "сессия" Кэйи, что прежде выходили очень короткими, едва ли запоминавшимся.

Он не считал, сколько прошло времени, да и если верить тем практикам, что теперь испытывал на себе, оно очень быстро переставало иметь всякую ценность или важность. Что оказалось правдой: даже если дело в токсичных свойствах настойки, они имели место быть и по факту работали над тем, чтобы очистить голову от лишнего; т.е. почти от всего, даже от части когнитивных и пространственно-воспринятийных функций, видимо. В какой-то момент ощущения начали проявляться более интенсивно и становиться странными, в самом деле напоминая ни то транс, ни то глубокое опьянение, ни то некий выход из тела, при том что от него не отрывался. Та_другая часть Кэйи в этом всём затаилась, замерла и крепко вцепилась когтями, однако не сопротивлялась и проявляла голодное любопытство, страстно желая добраться и зайти дальше. И когда сначала запахло каменными цветами, после сырой землей, а затем и холодом совершенно пустой пещеры, словно бы воплощавшей зарождение ветра — непонятно (прежние несколько медитаций где-то на этом моменте и обрывались). Кэйя разве что обнаружил себя в странном, но величественном месте, так похожем отчасти на Сумеру, но во многом — на Родину.

Корни, коим разве что полагалось быть сверху вниз, шикарная крона — это казалось безумно знакомым, хотя и сильно отличным от той исконности, которую сейчас словно бы вытрясла память, заработавшая судорожно, подобно самой быстрой из имевшихся технологий. Как было в памяти и что оказалось сейчас — мылось, размывалось, путалось. Однако ощущения, исходившие тогда, как и те, имевшиеся сейчас — они такие схожие, что каэнриец словно нырнул в собственное прошлое. Наголову ледяная вода, куча мыслей, за которые не схватиться, и... совершенное отсутствие паники. Словно ты там, где и должен быть, куда приходил время от времени, и вот снова. Словно тебя ждут каждый раз, и ты знаешь, зачем ждут и зачем ты приходишь. Вот только Кэйя не знал. И вообще-то здесь прежде не был. Он просто искал ответов, вот как раз об этом самом, потому и...

Взгляд спустя целую вечность смог оторваться от величественных корней, забрасывающих в ностальгию того, что запомнил детский мозг, и отдаления этих самых корней, когда всё кругом провалилось в бесконечные звезды, куда более яркие, чем в Тейвате, в темноту куда более выразительную, чем ночное небо. Лишь только спустя какое-то время бывший капитан кавалерии обнаружил себя на том, что испытывал ощущение чьего-то (чуждого) присутствия. Что заставило его всё-таки отвлечься от немого, вызывавшего некоторое онемение лицезрения, и отвести взгляд одного лишь неприкрытого глаза на то, что здесь также было. Как оказалось — это "кого", не "то".

— За тобой недосмотрели взрослые? — обратился с некоторым удивлением к босой девочке, также оказавшейся здесь. Что-то внутри отозвалось на неё настороженностью и отторжением, но... в подобном месте, вернее, в галлюцинации, сне или чем бы оно там являлось, просто так не оказаться. В смысле... откуда-то же этот образ Кэйе надумался, да? Практика говорила, что это место, в котором лишь счастливчик сумеет оказаться, будет весьма конкретно, а значит в какой-то из перспектив там можно повстречать кого-то ещё, наверное. Но... ребёнок? В это время? Вот так? Здесь?

Альберих присел на корточки (в Монде, да и не только, дети его обожали, а с Кли провёл достаточно времени, чтобы адаптироваться к обращению и общению с мелкими), дабы оказаться "видным-равным", а не длиннющей недосягаемой фигурой на фоне девчонки, пускай между ними и имелась некоторая дистанция.

— Ты тоже ждёшь, когда проснёшься? — едва уловимая приятная улыбка.

На самом деле, Альберих без понятия, сон ли это или что. Но если ребёнок практикующих родителей случайно чего-то надышалась, то она вполне могла оказаться в панике или около того. Тогда стоило убедить её в том, что это скоро закончится (в принципе или пробуждением), успокоить и расположить к себе. Кэйя ведь без понятия, как это место-но-не-место способно отреагировать на негатив и панику, выбросить ли тогда отсюда; его нутро и без того ощущало сейчас слишком много иррационального, особенно та его часть, что скрывалась в глазу под повязкой.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Нестандарт; » De other side: crossover


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно