ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://crossfeeling.online
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Flemeth original apperance
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Flemeth | Asha'bellanar | Mythal
Флемет | Аша'белланар | Митал

Нет пути темнее, чем путь с закрытыми глазами.
https://78.media.tumblr.com/e9e49fec6fb96c7e24603d02ef43ce14/tumblr_pcfd5mMrJ01rpd9dfo3_500.gif

Могущественная ведьма из сказок или легенд, в ответственные моменты влияющая на мировую историю с доселе неизвестной целью, оборотень и провидица, заключившая в себе душу древней и преданной своими же детьми богини Митал, союзница и подруга Ужасного Волка, согласно долийскому обращению, женщина многих лет или женщина, которая много болтает.

По легендам Флемет жила в Век Башен, однако доподлинно никаких свидетельств и упоминаний о ней не было найдено. Если же говорить о Митал, душа которой в ней живет с тех пор, как Флемет, согласно легенде, призвала ее после того, как банн Конобар убил ее возлюбленного, то ее происхождение уходит далеко во времена древней эльфийской империи Элвенан, то есть, доподлинно установить время рождения невозможно.

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Alistair Theirin

Впервые Алистер и Герой Ферелдена встречают Флемет в Диких Землях Коркари, когда ищут документы Серых Стражей. Осторожное отношение к отступнице и ее дочери, которые выглядят куда реальнее, чем их образы в передающихся из уст в уста мифах о Ведьме Диких Земель, сменяется удивлением, когда становится известно, что Флемет годами сохраняла документы ордена, очевидно, зная куда больше, чем любой Серый Страж. Алистера готовили стать храмовником, и его отношение к отступникам ничем не отличалось от традиционных взглядов Церкви на тех, кто скрывает свой дар и взращивает его вдали от андрастианских защитников. Внутренние инстинкты диктовали обратное — она не просто отступница и не просто ведьма из легенд, но существо, которое знает и видит многое. Она смотрела на него, и Алистер мог поклясться, что считала в нем все то, что он и сам не мог в себе понять. А потом, когда его мир разрушился в Остагаре, угрожая забрать и его жизнь, она "обратилась птицей" и спасла их. Алистер гадал — зачем?

Они с Морриган точно кошка с собакой, но из перешептываний в лагере Алистер узнает куда больше, чем слышал до этого. Кажется, будто дочь Флемет и сама многого не знает — тогда Алистер заполняет эти пробелы собственными предположениями, давая разгуляться фантазии, и в какой-то момент перед ним открывается страшная и одновременно прекрасная правда. Все знают, что она одержимая, но едва ли всякий смертный способен предположить — кем. Когда Морриган предложила Серому Стражу совершить ритуал, сказав, что это породит дитя с душой древнего бога, Алистер осторожно предположил, что это будет не первая возможность породить нечто большее, нежели просто магического ребенка. Душа древнего бога не может погибнуть — она способна переселяться из тела в тело, продлевая свое существование без возможности его завершить. Разве не было нечто похожее в том гримуаре, из которого Морриган вычитала, что Флемет вселяется в своих дочерей?

Несмотря на то, что Мор окончен, Алистер только начинает познавать сокрытое от многих глаз в тех болотах, которые когда-то приютили его после Остагара. Они сталкиваются с Авернусом, Архитектором и старыми документами, перевернувшими мировоззрение Алистера с ног на голову. В попытках отыскать своего отца, он находит еще одну нить, ведущую к ней — Ведьме Диких Земель. В какой-то момент он чувствует, что сам Создатель его толкает разыскать ее, как будто знает, что та пережила все возможные попытки ее убить, — если во Флемет живет душа древнего бога, она будет перерождаться подобно Архидемону.

Алистер временно передает свои дела Командора в руки Натаниэлю Хоу — сначала, чтобы найти Явану, затем — саму Флемет. Первая использует его драконью кровь, напоминая, что годы назад он мог пойти по другому пути и стать королем. Вторая, когда он возвращается в Ферелден, делает еще одно пророчество — похожее она делала для Мэрика, и Алистеру от этого не по себе, — и когда он слышит Зов, велит идти против своих собратьев. В какой-то момент он и сам не осознает, что все решения принимает только после того, как они оба бросают кости — словно жизнь стала игрой, и теперь нужно сделать ставку. Алистер перестает понимать, где заканчивается он и начинается Ведьма, поработившая его сознание ради неведомого ему высшего блага, и даже боится называть Флемет, в глубине души сомневаясь, что это и правда ее имя. Загадка без решения, она выбирает землю у Алистера из под ног, заставляя сомневаться во всем, что его окружает — в правильности и реальности этого мира, в происхождении порождений тьмы, в боге, который все это сотворил. И когда она наконец исчезает в его голове, мир становится доской для шахмат, в которые уже никто не играет.

Я знаю, что это звучит как безумие, но это заявка в пару. Такая шикарная женщина не должна оставаться одна: ее образ сильной, независимой, могущественной и до ужаса обаятельной возрастной дамы, подчиняющей себе весь мир, так и хочется дополнить увлеченностью милыми и наивными юношами, которых она может соблазнять и использовать в своих целях. Алистер же для нее может быть привлекательным еще и тем, что он является 1) потомком короля Каленхада, в жилах которого текла драконья кровь, 2) сыном Серого Стража Фионы, которой первой удалось полностью избавиться от скверны, 3) близким другом Героя Ферелдена и живым свидетелем всего процесса войны с порождениями тьмы во время Пятого Мора. Разумеется, у меня есть идеи на то, как это все можно обыграть и даже больше, но мыслей так много, что едва ли я смогу уместить их в эту заявку. По размеру, стилю, оформлению постов предпочтений не имею, сам всеяден, в случае чего подстраиваюсь под игрока. От вас только прошу любви к драгонаге и готовности к экспериментам.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост за Алистера

[indent] Зевран, не дожидаясь приглашения, занял место напротив, — сольное самоспаивание превратилось в вечеринку на двоих, и пока трудно было сказать, хорошо это или плохо. Алистер шел сюда с мыслью, что может получить удовольствие от пьянки в компании лишь тараканов в собственной голове, изначально не претендуя на какие-либо возможность скрасить свое одиночество. Он даже внутренне возмутился такому вмешательству, но потом напомнил себе, что друзей сейчас можно пересчитать на пальцах одной руки — руки какого-нибудь карманника, которого лишили всех пальцев, кроме безымянного и мизинца.
[indent]  — В отличие от нашей общей знакомой, моя мать — не могущественная ведьма с болот, способная предсказывать будущее, так что вряд ли у меня есть провидческие способности. — После злополучной встречи с Голданной прошло достаточно времени, чтобы его сиротская травма причиняла ровно столько беспокойства, сколько бывает достаточно, чтобы по этому поводу иронизировать. — Я где-то слышал, что если пить от горя или скуки, можно плохо закончить, так что мне пришлось придумать причину.
[indent] Каждого человека можно заподозрить в странной потребности везде находить смысл, чтобы ощущать собственную полезность. Алистер не был исключением, но, в отличие от других, еще со времен своего обучения в Борншире, научился этого не скрывать. Если он кому-то кажется идиотом, это исключительно проблема наблюдателя, который просто не научился мыслить шире. За время борьбы с Мором они с Эвларом видели столько всего, что не научиться этому принципу было просто невозможно.
[indent]  — Видишь, за тем столиком сидит парень с жидкими усами? Это младший сын банна Радольфа, — Алистер старался не слишком заметно глазеть, но юноше, которого обсели пышногрудые дамы, было совершенно не до этого. Зайдя в таверну, он открыл, что с первой растительностью на лице, какой бы убогой та не была, теперь пользуется популярностью у противоположного — и не только, — пола. — Я решил, что буду делать глоток каждый раз, когда он смотрит в складки корсетов этих женщин. Проблема заключается в том, что он делает это слишком часто.
[indent] Алистер вовсе не насмехался и не злорадствовал. В его-то положении он должен понимать беднягу, ведь и у самого опыт общения с женщинами заключался в обмене "любезностями" с Морриган, осторожным любопытством в адрес странноватой сестры Лелианы и смущением, которыми всегда заканчивались попытки пошутить над возрастом Винн. Странным мог бы показаться тот факт, что он не пытался рассматривать грудь ни одной из этих женщин — в силу отсутствия какой-либо физической близости Алистер не был этим искушен, за что регулярно получал свою порцию шуточек от того же Зеврана. Наверное, в его глазах выбранное развлечение кажется настолько же странным, насколько нелепым.
[indent] Покончив со своей пинтой, Алистер не стал сопротивляться желанию нового собутыльника перейти на более крепкий алкоголь. К тому же следить за сыном банна Радольфа с каждой минутой было все скучнее — в какой-то момент тот опустил голову на стол и мерно уснул, пока окружившие его женщины продолжали заказывать все самое дорогое, чтобы потом пьяный молодой аристократ это оплатил.
[indent]  — Зачем Аноре коронация, если она уже была королевой до всего этого? — вопрос был риторическим, но Алистер предпочел все равно его задать, чтобы не показаться незаинтересованным. Не то что у него было желание обсуждать ту, которая могла бы стать его супругой — дикой была сама мысль, что Анора была не только дочерью предателя, но и вдовой погибшего брата Алистера, — скорее, он просто пытался поддержать диалог. — Зато покрасуюсь в парадных доспехах в очередной раз — перед теми, кто непременно будет шушукаться о моем происхождении. Всегда мечтал.
[indent] Он отсалютовал бокалом и отпил немного бренди — с таким лицом, будто пытается запить свой горестный сарказм.