ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://yellowcrossover.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: sophie turner
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

A SONG OF ICE AND FIRE

https://64.media.tumblr.com/b95a5242236630a5b63b10a45be673ac/cc83d922e9ddcbfe-fe/s500x750/ed7af31b01f3039935dc0aae779d0cd5f18ca458.gif

SANSA STARK санса старк


у сансы ярко-рыжие волосы цвета огня и иногда кажется, что она способна растопить локонами-языками пламени все льды севера.
у сансы голубые глаза, в которых можно увидеть истинный цвет неба, которое над винтерфеллом всегда затянуто густыми облаками.
у сансы манеры леди, красивые расшитые бисером платья и убранные в косы волосы, прямо как у южан из королевской гавани или хайгардена.
но в ее взгляде вся боль винтерфелла и разбитое сердце, чтобы не распасться на части, покрыто толстой коркой северного льда.

она мечтала о доблестных рыцарях и прекрасных леди.
но увидела лишь насилие, кровь и смерть собственного отца.

она мечтала о прекрасном принце.
но увидела лишь малолетнего тирана.

она мечтала о большой замке под палящем солнцем.
но увидела лишь то, что стало для нее темницей.

их жизнь стала не той, о которой грезили они и их родители.
но север помнит.
долго помнит.


приходи быть лучшей из нас. спасать винтерфелл и отстаивать права севера. радоваться тому, что я не умер, и злиться, что связался с матерью драконов. приходи еще молодой и наивной девочкой с мечтами стать однажды королевой или мудрой женщиной, которая прошла через ужасы войны, но не сломалась. приходи любой – такой, какой видишь сансу сама. без ограничений. буду любить любой!

еще у меня был смешной мем со сравнением сансы и дени

ВАШ ПЕРСОНАЖ: робб старк
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пока от другого персонажа

у мердока в груди сердце билось так, будто безумный ученый приделал к нему сильнейший магнит и второй его частью пытался вырвать. как будто сумасшедший хирург на живую пытался залезть внутрь его грудной клетки и раз за разом вкалывал адреналин внутривенно, чтобы четырехкамерный механизм не прекратил своего движения. а он и не планировал. сердце неслось куда вперед, оборот за оборотом, даже не думая замедлиться.

у мердока за ребрами легкие работали так, будто кто-то в истерике и панике накачивал воздушные шары или футбольные мячи воздухом. а он предательски уходил и уходил через мелкие повсеместные дыры. он набирал полные легкие снова и снова. с шумом и хрипом, который колом стоял в ушах. сорвиголова ускорялся. делал каждый новый вздох быстрее и быстрее, но кислорода все равно не хватало.

у мердока колени потряхивало и руки были окованы тремором. тело дрожало еще до того, как ванда предупредила, что процедура болезненна. а после – так вообще пустилось в пляс. волосы дыбом вставали выше запястья. холодный пот выступал волнами цунами и стекал по вискам, как бы он ни старался его незаметно вытирать рукавом. ком в горле никуда не девался и только рос, рос, рос до небывалых масштабов, мешая говорить. да и мысли в голове путались так, что сказать было уже и нечего.

и перед глазами у него, наверное, все помутнело бы и мир потерял бы цвета, если бы только мердок мог ими видеть.

//

сорвиголова держался из последних сил, убеждая слепо себя в том, что это последний выход. он же – единственный способ вернуть воспоминания наташе.

сорвиголова держался из последних сил, убеждая слепо себя в том, что романова знала, на что идет. и что она сама дала свое согласие на то, чтобы ванда слегка покопалась в ее мозгах.

сорвиголова держался из последних сил, убеждая слепо себя в том, что у максимофф всегда были слишком теплые отношения к черной вдове и она не навредит ей. намеренно. не навредит. а там – как пойдет.

сорвиголова держался из последних сил, убеждая слепо себя в том, что он поступал правильно.

но убеждения не работали.

//

– молю тебя, – обращался он тихо-тихо к ванде. на большее сил уже не хватало. молю тебя, будь аккуратна. но та лишь отнекивалась, уверенная в своих силах. алая ведьма знала лучше. алая ведьма понимала в идеале, что она делала. алая ведьма совершала и не такое. и мердоку не оставалось ничего, кроме как довериться ей. она его больше всех на свете понимала. понимала, как тяжело дался ему этот год жизни. и он послушно отходил.

шаг назад.

руки ванды, должно быть, плавно приближались к вискам наташи. и он слышал уверенные дыхание и сердцебиение ведьмы и напуганные – они принадлежали романовой.

два назад.

и он чувствовал, как атмосферное давление резко и без объяснимых всеми известными законами природы падало вниз. как в воздухе поднимался ветер. не легкий бриз, но не ураган. как магнитное поле буквально сходило с ума. и мердок тоже сходил с ума. ему хотелось с места сорваться. подлететь к наташе вплотную. взять за руку ее и вцепиться крепкой мертвой хваткой в ее плечи. быть рядом, когда / если к ней вернутся все воспоминания. но тело дьявола адской кухни словно из чугуна вылито было. ноги его будто оковами скованы были намертво. и адский плющ, казалось, пророс сквозь бетон здания, из самой преисподней проложив себе путь, и вцепился в его щиколотки так сильно, что не пошевелиться было. мердок не мог ни одного движения совершить и так и оставался стоять смирно. и даже грудная клетка его как будто подниматься боялась с каждым новым вздохом.

сорвиголова понятия не имел, что происходило. молча ждал, когда что-то случится. когда произойдет долгожданное чудо. он и подойти не мог, и слова сказать не смел и не осмеливался. и это ожидание было смертельным. внутри все зудело от нетерпения. и дрожало от страха. мердок несколько раз порывался остановить все. прекратить к чертям. отказаться от счастья и риска, лишь бы наташа страданий не испытывала. но говорить не мог. ком в горле продолжал расти, парализуя голосовые связки. язык становился таким же вялым, как ноги. как и все тело. и мэттью снова ждал.

ждал чуда.

//

сорвиголова слышал, как наташа словно в приступе невыносимой боли вскакивала и хваталась своими тонкими и длинными пальцами за плотные ткани. слышал, как тяжело она дышала, словно после изнурительной тренировки или боя с целой армией врагов. эти звуки мердоку были болезненны. болезненнее всего ему было осознавать, что он причить ей боль. пусть неосознанно. пусть ненамеренно. внутри него в страхе все замирало. и сердце, и дыхание, и будто жизнь тоже. внутри него в ужасе все замерзало и покрывалось толстой и болезненной коркой льда. но мердок, перебарывая все на своем пути, как и прежде, делал шаг навстречу наташе.

шаг вперед.

и он чувствовал, как на глазах его наворачивались слезы. он сопротивлялся, но сопротивление здесь было бесполезным. слезы наворачивались под самыми веками, концентрируясь во внутренних и внешних уголках глаз, а он и не понимал – от счастья ли или от ужаса.

два вперед.

мердок подлетал к романовой, тут же хватая ее руку. оборачивая ее ладонь своими, такими холодными и все еще дрожащими от страха. темно-красные очки с круглыми линзами уже не в силах были прятать за собой слезы, что ручьем принялись скользить по щека, падая куда-то вниз. не то на одежду, не то на диван, не то на пол.

– прости меня, – шептал он ей. прося прощения за то, что ей пришлось вытерпеть эти две недели неведания. прося прощения за две недели бесполезных экспериментов, которые перепробовали ради того, чтобы вернуть романовой память. и, наконец, прося прощения за то, что ей пришлось пережить, перенести на себе и вытерпеть со всей стойкостью сегодня.

– прости меня, – продолжал как молитву шептать он одними лишь губами, пока она его не перебила.

//

– что ты имеешь в виду? что ты такое говоришь? – голос испуганно дрожал. руки немели и сила из них стремительно уходила, ослабевая хватку. силы уходили из всего его тела всего за считанные доли секунды: нет... нет-нет-нет, – мердоку сдаваться было не свойственно. что ты вспомнила? что ты такое вспомнила? не молчи!

Отредактировано ramirez (19.08.2022 22:21:22)