полезные ссылки
01.10-05.10
#6 [19.09-26.09]
#6 [19.09-26.09]
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся
[ ролевая сезона ]

мы скоро вернемся

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » Ищу ролевую: кросс, два игрока, the raven cycle


Ищу ролевую: кросс, два игрока, the raven cycle

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ТЕМАТИКА РОЛЕВОЙ: кросс
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: арты
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Ронан Линч и Адам Пэрриш
ОСОБЫЕ ПОЖЕЛАНИЯ:
Всем добра и любви.
Нас два игрока и мы ищем кроссовер (каст?) по замечательной серии книг The Raven Cycle. Планируем взять роли Адама Пэрриша и Ронана Линча. Так вот, хоть и идём вдвоём, затусить или создать сами заявки на остальных героев будем не против. А ещё играть!
Будет замечательно если на форуме действует упрощенный приём анкет, но переживем и без этого. А вот приятный спокойный дизайн очень важен, так же возможность увеличивать шрифт. Желательно, чтобы амс гоняли из-за постов раз в месяц, не снимали с ролей если за неделю не оставил 150 сообщений во флудовых темах.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пробный случайный пост

Скайхолд.
Создатель, молю тебя, дай Инквизиции сил, умений и людей, чтобы удержать хотя бы небо над нашими грешными головами.
Я так часто стал вглядываться в небо, порой самому кажется, стоит этой чертовой дыре увеличиться хоть на пару миллиметров и это тут же замечу без всякой магии нашего эльфа-отступника.
Мне нравится прогуливаться по стене крепости. Откровенно говорю, как любой воину, человеку действа, мне невыносимо было сидеть в кабине, перебитая бесконечные доклады Лелианы и Жозефины. Часто я стал ловить себя на мысли, что и от резкого, стремительно почерка сестры Соловья, похожего на следы хищной птицы на песке; и от писем нашего дипломата, где каждая буква имела свою собственную, неповторимую завитушку, а сами слова напоминали танец двух влюблённых, у меня невыносимо болит голова, и ярость, которую я столь часто заглушаю в себе, наполняло моё сердце. Хотелось выхватить меч и разрубить им пополам проклятый стол вместе с чернилами и свитками пергамента...
Когда тьма этих мыслей овладевала мной, я спешил на свежий воздух, пройтись, успокоится. Поворчать, наблюдая со стен за тренировками войск нашей славной инквизиции. Как сейчас. Только в стенах Скайхолда можно увидеть тренировки магов и храмовников, банд наемников и городских стражников. Мы брали всех в свои ряды — Инквизитор полагал, что только так можно выстраять против общего врага.
Маги, не стесняясь своих умений, красуясь, метали заклинания, хоть и ослабленные, чтобы не навредить сопернику, но все равно болезненные, неприятные и, стыдно признать, прекрасные. В отличие от Кругов Магов, мы их не учим подавлять способности, перенаправляя умения в целительскую и лечебную магию, а поддерживаем и боевые навыки вроде огненного шара, прямой удар которого не всяких шит храмовника выдержит.
— Время в Круге течёт так медленно, взращивая героя. Архидемон погибает от рук Стража, а душа впечатана в сердце невинного младенца. Человек без имени, но с именем у всех на устах, ищет спасения от скверны, а должен искать своих проклятых братьев иначе лечить будет уже некого.
— Коул! — голос мальчишки подобен шелесту листвы на ветру, а в своём, с ужасом, улавливаю отцовские ноты. Это меня сведёт с ума, ведь я все-таки храмовник, а на стене, не боясь высоты, а тем более моего гнева, сидит мальчишка с душой демона. Извините, духа.
Ненавижу я эти его штучки, они пугают. То, как он читает мысли, желания и прошлое – больше, чем ненормально. Шелестит страницами моей памяти назад, в то начало начал, о которых не позволительно помнить даже мне.
Раздосадованный, спускаюсь во внутренний двор. Можно было спросить, конечно, почему Коул вообще вспомнил об ЭТОМ ЧЕЛОВЕКЕ, но юный разбойник уже исчез, а бегать и искать по крепости своих сопартийцев – задача исключительно Инквизитора.
Тяжелые ворота замка открылись, впуская во двор повозку. Я нахмурился, не помню, чтобы в это время суток кто-то должен быть прибыть. Детишки, до этого наблюдавшие за тренировками моих подопечных, бросились к телеге, наивно полагая, что внутри продовольствие, а добрый дядя-возница привез им конфет. Но угощений тут не было, как и добрых дядей, лишь мрачные шпионы Лелианы.
Что происходит?
— Докладывай, — приказал, пытаясь одним лишь взглядом разогнать детей подальше. Не хорошее у меня предчувствие, отвратительное.
— Командор Каллер, мы, по приказу Инквизитора пытались призвать Серых Стражей. Нам доложи, что один из них должен был оказаться в таверне Рэдклиффа сегодня днем, но все закончилось дракой. Городская стража предоставила Инквизиции виновников беспорядка для...
Договорить он не успел. Меня окликнул по имени смельчак, посмевший просто так выбраться из повозки. Глупец или сумасшедший, раз не боится гнева Инквизиции. Но что-то в этой голосе было мне знакомо, добавить бы сюда еще щепотку заигрывающих нот и вспомнится мне...
Одновременно с этим я чувствовал огромные запасы магии в этом человеке. Мое тело, разум, изголодавшись без лириума, потянулись к нему, желая коснуться, высушить, напитаться...
— Отойдите, это отступник! – успел крикнуть я. В своем помешательстве, не разбирая больше слов этого мага – они стали не важны. Передо мной был враг, и я смело шагнул ему навстречу, держа руку на рукояти своего меча. Ближе, мне не было страшно, каждый шаг сокращал нашу дистанцию, давая преимущество в бою перед магией. Человек, каким могущественным магом он не был, колдует всегда хуже с острым клинком в брюхе...
А потом маг снял капюшон. Шепот Коула мгновенно обрел краски смысла. Передо мной стоял Серый Страд, Герой Ферелдена, победивший Пятый Мор. Тот, кого месяцы искала Лелиана, не жалея себя и своих людей. Тот, кого искала Инквизиция. Тот, кого искал весь мир, когда в небе появилась дыра. Мертвец, зарывшийся в Глубинные Тропы, казалось, навыка, снова среди живых. Только я не испытывал трепета перед Спасителем. Мой гнев никуда не ушел, обретя теперь лишь четкую форму.
Встревоженный ропот услышал я за своей спиной. Те, кто догадались, кто перед ними, опустились на колени, их ладони были прижаты к груди – в знак высшего уважения и почтения. Моя же ладонь, сжатая в кулак, огрела мага по лицу.
— Как смеешь ты здесь появиться и мне... нам что-то предъявлять? Ты ушел, уходи. Отправляйся же на свои Глубинные тропы к Порождениям Тьмы и стань, наконец, одним из них.
Андрасте, спасение, что Лелиана сейчас лично отбыла на важные переговоры. Что почувствует наша словная мастер шпионажа, увидев мужчину, которого она считала...? Зря я не пронзил этого человека мечом до того как он успел скинуть капюшон плаща, следовало убить его и списать все на глупую ошибку.
-Стража, арестуйте этого человека до... выяснения обстоятельств. И других тоже, всех по отдельным камерам, не хочу больше драк. – увидев, что мои воины, люди, которых лично отбирал и обучал, медлят, словно я вдруг сразу потерял для них весь авторитет перед ликом Героя, рявкнул, — Немедленно!

Пробный пост 2

Если бы Каллен был уверен, что Вороны свяжутся с ним сегодня, то поручил бы им избавить Райлена от мучений. Но пришлось это сделать самому… Теперь он не представлял, как тело будут относить обратно, где бы его не содержали; как будут маскировать все под самоубийство и будут ли вообще… Он только надеялся, что серьезных неприятностей им это не принесет в будущем - Если придется он сам готов потащить мертвое тело обратно в камеру. Забросаться сеном? Повесить под потолком, инсценируя самоубийство?
Лириумная ломка накрывает безудержно – Каллена резко прошибает болью, так что едва удается удержаться на ногах. Слуга, сопровождающий бывшего советника, напряженно бросается помочь, но Каллен выставляет руку вперед и, с шумным выдохом, выпрямляется. Ему просто нужно прилечь и переждать несколько часов.
Чертов красный лириум! Даже проросшие кристаллы в теле его бывшего соратника, поют сладкую зовущую песнь. Манят, обещая освобождение от страданий.
- Постарайтесь не касаться кристаллов, - бросает он прислуге, а затем закрывает за собой дверь в отведенной ему комнате. Не сняв доспеха, мужчина склоняется вперед. Ждёт пока хоть чуть-чуть отпустит. Цепляясь за мебель и каменные стены, со сдавленным рыком добирается до кресла, в которое заваливается едва ли не скуля от боли. Слабак! Побитый мабари! Лоб покрыт испариной, а все тело горит в агонии, которая ослабляется только для возможности вдохнуть и выдохнуть.
Так он мучается тридцать минут, затем боль начинает отступать, но сил все еще нет на то, чтобы снять с себя ненавистный доспех и перебраться в кровать.
Плечо что-то подталкивает и Каллен хмурится в то время, как голова безвольно склоняется к плечу. Движение заставляет мышцы напрячься, боль снова нарастает в теле, и бывший храмовник болезненно стонет, хмурясь сильнее. Веки чуть подрагивают, пока Дориан старательно избавляет его от доспехов, расстегивая ремни и защелки. Грудь перестает сдавливать доспехом и Каллен вдыхает с одной стороны свободнее, а с другой тяжелее.
- Уйди, - за начавшемся бормотанием это первое слово, которое удается разобрать отчетливо. Голос Каллена хриплый, дрожащий и рычащий одновременно. А затем он вырубается.
Ему снится лириум и, кажется, будто красные кристаллы начинают коркой покрывать тело, вспарывая кожу и внутренности, пробираясь наружу через поры. Они лишают его человеческого облика и сострадания, но даруют силу и могущество. Легкие колит, и он начинает дышать мелко и прерывисто, дергая головой в сторону противоположного плеча.
- Оставь меня!
Тело подрагивает, по позвоночнику проходит холодок. Каллен чувствует, что что-то перед ним наполнено лириумом. Он слабо приоткрывает глаза и видит сперва очертание лица, а затем более четко – Дориана.
- Демон… - он опускает полуприкрытые глаза и видит на себе храмовничий доспех. Это сон? Он точно помнит, что оставил Орден, что давно не принимает лириум. Он уже давно не в Круге магов, а значит демон тянется к нему сам.
Демоны уже являлись ему, Резенфорд противостоял их сладким обещанием. Готов выстоять и теперь.
- Ты не Дориан. Прочь, - упрямо Каллен отворачивается и пытается сбросить с себя чужую руку, касание монстра ему неприятны. Он отталкивается от подлокотников и встает – расстегнутый нагрудник падает на пол, а мужчина едва держится на ногах, перехватываясь за спинку кресла.
Ноги плохо слушаются, а резкий подъем бьет в голову. Снова мутит, снова предательски трясет все тело – внутренняя дрожь это самое ужасное. Из-за полутемноты Дориан расплывается перед глазами и сознание уже пририсовывает ему полуоблик демона Желания. Как тонко, использовать именно внешность Павуса. Точно уж тайное влечение, скрытое даже от собственных мыслей.
Едва заметно Каллен сжимает губы в кривой и одновременно горькой ухмылке. Полусон-полуявь продолжается, переплетаясь без конца в усталом сознании, главной путаницей для которого становится храмовничий доспех. Возможно не будь он на мужчине, тот скорее бы пришел в себя, очнувшись от кошмара. Как в Скайхлоде. Только там ему помогал солнечный свет, льющийся через дыру в крыше, и морозный воздух, гуляющий по башне командора. Здесь же нет сквозняков, все вокруг манит теплом и усталостью. Бывший советник так вымотался за последние сутки, что забылся беспокойной иллюзией, как только боль чуть отступила. И теперь расплачивался за это.
Демон действительно похож на Дориана, даже острыми шуточками. Только Каллена смущает одно –  он слишком медлит. «Дориан» вряд ли стал шутить, а уж скорее бы начал проявлять свое особое внимание. Как было с демонической копией Амелл из захваченного Круга. Или же видя, что храмовник не сдается, принял бы другое обличие. Амелл… Амелл... Моя прекрасная и мертвая Амелл... Мужичина старательно думает о своей первой и долгой влюбленности в магессу, желая проверить демона, который должен был бы уловить изменение его мыслей и плавно преобразиться. Это ловля на живца, выманивание в настоящую сущность, чтобы быть уверенным для ответного удара.
Но ничего не происходит, и Дориан по-прежнему тянет его наверх, а щека слегка саднит от отрезвляющих хлопков. Слишком слабых, стоило бить сильнее.
- Прочь, - демоны хитры, Каллен знает это. Он слишком хорошо знаком с их воплощениями, чтобы ошибаться. Рывки рук становятся сильнее и упрямее, тело через ломку все-таки поддается контролю и воле.
Резенфорд не замечает, как упал до этого и как поднялся теперь: помещение не переставала качаться, как при лихорадке, а свет свечей делает углы темнее. Взгляд упорно блуждает по сторонам – смотреть в глаза демону, значит пропустить его в свою душу и разум, показать страхи и желания.
- Ты... не демон, - заключает он в конце концов и расслабляет руки, прикрывая глаза на мгновение, чтобы уже не удерживать Дориана, а придерживаться за него самому, пока, встряхнув головой, пытается прийти в себя окончательно. Осознание правды забирает последние капли оставшихся сил. Бывший храмовник действительно уже с трудом держится на подкашивающихся ногах. А потому следом делает шаг и действительно наваливается на плечо Павуса, принимая недавнее предложение помощи, ведь и сам понимает, что не дойдет до постели, как бы жалко он сейчас не выглядел.
Дрожь усиливается и раскатывается под рубахой, грудь пронизывает болезненный вдох.
- Прошу извинить меня. Я… - он сглатывает, передвигая ногами в сторону постели, - не разобрался... где заканчивается кошмар. Должно быть жалкое зрелище. Мне очень жаль, что вы стали свидетелем этого, Дориан.
В голосе какая-то горечь и одновременно облегчение от того, что Павус все же оказался рядом. Сам Каллен сейчас не может размышлять о причинах и следствиях, ему нельзя оказываться слабым перед имперским магистром. Это может стать непростительной ошибкой доверия. Но неосознанно ему все же хочется верить в то, что Дориан действительно не причинит ему никакого вреда сейчас. И в будущем.

0

2

Nintendo,
Добра вам :3 Посмотрите нас? Шрифт увеличивается, раз в месяц постовые списки, на написание коих потом дается еще время. Удаления только по заходам, да и то надо очень постараться: амс обо всем предупреждает каждого в лс, и еще дается время после.
Будем рады ~

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » Ищу ролевую: кросс, два игрока, the raven cycle


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно