ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://deadend.rolfor.me/viewtopic.php?id=43
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Manny Montana

ТЕКСТ ЗАЯВКИ: ДИЕГО ДИАЗ, 34

https://forumupload.ru/uploads/001b/a4/4b/17/811048.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/a4/4b/17/317889.gif

ВАШ ПЕРСОНАЖ:
Группа и/или локация: приют при церкви «Св. Себастьена», Квинс, Нью-Йорк
Связь: старший брат
Деятельность: бывших уголовников не бывает, ещё пацаном связался с картелем

«моя семья — моя опора» — без этой фразы наш отец не заканчивал молитву перед едой. мы всегда молились, потому что так нас воспитывали — с верой во что-то лучшее, с благодарностью за всё, что мы имели. только всегда хотели большего.
наша семья мигрировала из мексики в сша ещё до нашего рождения за лучшей жизнью, однако не сказать, что именно такого нам желали когда-то родители. кто знает, может как раз там всё было бы гораздо хуже и сложнее. нас в семье было четверо: ты, я, мигель и хорхе. сестра среди кучи братьев... мне было с вами весело.
отец работал всю свою жизнь сутками на пролёт, как и мать, чтобы мы имели хоть что-то: дом в неблагополучном районе нью-йорка, возможность получить образование и реализоваться хоть как-то. воспитывали нас бабушка и дедушка. дедуля скончался, когда мы были ещё детьми, зато бабуля жива до сих пор (может, всех нас переживёт, что думаешь? ей довелось пережить самое дерьмовое время в истории мексики, и даже в самый кромешный пиздец она по-прежнему с нами). нас приучали к работе с юный лет, то тут, то там, мы крутились как могли, выживали и много мечтали. а затем.... в какой момент что-то пошло не так?
ты же всегда говорил, что не хочешь такой жизни, хочешь стать кем-то лучше. однако тебя всё равно втянуло во всё это дерьмо. ты связался с картелем ещё пацаном и тебя втянуло с головой. зато деньги в дом приносил, но никогда не рассказывал правду.
ты научился лгать.
бабуля, конечно, подозревала, но никогда не влезала в твои дела. я тоже была в курсе, сестру тебе точно не обмануть. не знаю, почему ещё тогда я не сумела тебя вразумить... наш отец серьёзно заболел, лекарства нам были не по карману, но ты ведь нашёл способ как решить эту проблему. мы не могли его вылечить, но могли хотя бы оттянуть момент худшего. последние годы он провёл прикованный к постели и за ним ухаживала мать. тогда тебя рядом не было. игра вышла из-под контроля, когда тебя впервые посадили, ненадолго, а затем снова и снова. последний раз я никак не помешала тому, чтобы тебя закрыли за решетку, более того, я этому посодействовала. последней каплей стала ваша стычка с Мигелем, когда он назвал тебя ублюдком и уголовником и тем самым попал под горячую руку. ты бы убил его, если бы я вовремя не вмешалась. да какого чёрта с тобой происходит, Диего?!  так ты испарился из нашей жизни и мне пришлось буквально заменить тебя, только я выбрала другой путь, поступила в академию полиции и зарабатывала деньги честным путём (правда всё равно проебалась), всячески помогая семье. отец умер незадолго до конца этого грёбанного мира.
Мигель взял с тебя пример. да уж... вы оба друг друга стоите.
когда-то мы были с тобой братом и сестрой, семьёй, но твоя новая «семья» отобрала тебя у меня. ты сильно изменился, и кажется ничего уже не осталось от того мечтающего мальчишки.
во время начала всего этого пиздеца меня не оказалось рядом. что ты думал тогда? никакой связи и возможности, найти. впоследствии мама и Хорхе погибли, а сами вы с Мигелем сколотили небольшую группу людей, нашли своё безопасное место в приюте для пожилых людей при церкви св. Себасьбена, которой и раньше оказывали помощь. лидер из тебя никчёмный, будем смотреть правде в глаза. ты никогда не добиваешься поставленных целей и всегда ломаешься на половине пути. за это я хотела бы тебя ненавидеть. мы не похожи. в отличие от тебя мне удалось вылезти из всего этого и начать другую жизнь.
ты вышел из тюряги как раз за несколько дней до начала всего. насколько сильно тебя ебануло по голове всё происходящее? не обещай мне в очередной раз, что ты изменился.
возможно, именно это наш шанс наконец стать семьёй....

Это заявка от имени нашей сестренки. Найдись уже  -засранец!

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пост  сестренки

Мутно, как-будто совсем далеко, слышался знакомый мотив, вытягивающий сознание из омута сна. Звук становится всё громче и громче, до того самого момента, пока разум окончательно не вынырнул из тумана, и вот уже слышался отчётливо с правой стороны, практически у самого уха. Наконец, пока ещё в полудрёме, Марлена понимает, что это мобильный. Какое-то время ей ещё удавалось упорно его игнорировать, перевернувшись на другой бок, зарывшись поглубже под одеяло, но назойливый звон не прекращался, вынуждая вытянуть руку к тумбочке и, не открывая глаз, нащупать телефон.
    — Алло... — Хриплым сонным голосом она заговорила в трубку. Если это Марко, то сейчас она выскажет ему всё, что думает о нём. Она ещё вчера сказала, что не возьмётся за эту работу.
    — Доброго утра. Мисс Наполи? — Послышался незнакомый мужской голос. По крайней мере, потирая кое-как открывшиеся глаза, Марлена не могла признать в нём кого-то знакомого. — Я Еписком Лоренцо Ринарио. Ваш друг рассказывал вам обо мне.
    Друг это, конечно, громко сказано. С образом жизни Марлены, друзей у неё нет вовсе. С Марко они несколько лет уже слаженно работали. Марко много понимал в искусстве. Он искал ей клиентов, договаривался о сделке, а Марлена выполняла работу. Впрочем, имя человека по ту сторону трубки, она припоминала, смутно, но ещё на «епископе» она уже всё поняла.
    — Да... Я... Помню. Простите, но сейчас только... — Девушка обернулась к тумбочке. Ярко зелёные цифры будильника говорили о том, что сейчас ровно 6:20 утра. Кто вообще звонит в такую рань? Рекламная вывеска за окном в полумраке по прежнему раздражающе мигала. — Сейчас слишком рано.
    — Я понимаю, прошу меня извинить, за то, что я разбудил вас, но этот вопрос очень срочный и не терпит отлагательства. Марко говорил вам о фреске, но вы отказались с ней работать. Мисс Наполи, я заплачу сумму больше указанной. Поймите, эта фреска очень важна для церкви.
    Марлена вздохнула. Епископ ещё некоторое время красивыми словами описывал ей всю ситуацию, что сроки поджимают, никто не берётся за столь тонкую работу. Сама не понимая как, но Марлена согласилась, наверное, просто желая скорее отделаться от господина Ринарио. Потому что просто устала, что центр всего мира последние несколько дней сводился на этой треклятой фреске. Марко, конечно же, будет счастлив, изрядно потрепав нервы за последние дни. Он знал, что Марлена не работает с церковным антиквариатом, но всё равно упорно продолжал приводить кучу причин, почему её принципы не обоснованы, и что эта фреска даже не является иконой.
    В девять часов она уже сидела в машине такси, загруженной необходимыми для её работы инструментами. По окну била мелкая морось, а серое небо говорило о том, что солнца сегодня не предвещается.
    Всю дорогу она пыталась понять, почему эта фреска так важна, от чего такая спешка. Странно, что ещё какое-то время назад, она находилась в Станца делла Сеньятура, и вот некий епископ Ринарио озабочен скорой реставрацией. Впрочем, её не должно это волновать, но и особого удовольствия от работы она вряд ли получит, ей совсем не хотелось заниматься этим. Это неспокойное ощущение тревожило с самого момента, как она её увидела на фото, которое несколько дней назад ей прислал Марко. Тревожное ощущение доносилось из самой глубины, напоминая ей о матери. По пути Марлена ещё раз взглянула на фото. Было в этой фреске что-то, чего она не могла объяснить, приковывающее её взгляд и в то же время отторгающее своей мерзостью.
    ///

    Грехопадение.
    Когда-то человек мог ступать по райским садам и наслаждаться любовью Бога, пока собственными руками не обманул доверие своего создателя. Ева вкусила запретный плод с Древа Познания, на этом бессмертие людей закончилось. Яркий пример того, как легко человеческое сознание поддаётся соблазнам. Ей хорошо знакома эта история, мама множество раз напоминала о ней. Всю жизнь мать старательно оберегала Марлену от любых помыслов, которые могли бы подтолкнуть её на греховный путь. Она думала, что оберегает, Марлена же сейчас вспоминает об этом исключительно с мерзким холодком. Это стало тем, что решило её судьбу, вселило страх к доверию и неуверенность в себе. Она не носит короткие юбки, не красится и практически не использует духи, потому что мама внушила ей, что так выглядят шлюхи, от них воняет грехом. За этим следовали очередные синяки.
    Перед ней стояла эта фреска, внушительная по своим размерам, но в то же время лишь малая часть всего того, о чём на ней изображено. Марлена обошла вдоль изображения, всматриваясь в каждую мелкую деталь, которую ей предстояло очистить и восстановить. Хрупкие пальцы позволяли себе легонько касаться поверхности вдоль силуэтов Адама и Евы. Что-то из самой глубины дёргало по струнам и заставляло отдёргивать руку всякий раз. Не то в просторном зале церкви действительно было так холодно, не то по её коже пробегал холодок.
    Хотелось как можно скорее выйти отсюда, как будто ей действительно здесь не место. На долю секунды ей показалось, что взгляд Евы обратился к ней, полный осуждения. Марлена отдёрнула руку, закрыла глаза и снова посмотрела на изображение. Ничего подобного, что ей показалось секундой ранее уже не было. Вот почему ей так не хотелось соглашаться на эту сделку.
    Марко заплатит ей больше, чем должен.
    Работы предстоит немало, фреску несколько веков никто практически не трогал, о чём говорит въевшаяся пыль и отсутствие элементов. Епископ Ринарио говорил ей о том, что работу нужно закончить как можно скорее, но как справиться с таким фронтом работ в сжатые сроки, Марлена не имела никакого понятия. Впрочем, торопиться особо она не собиралась, поскольку спешка в её работе могла обернуться не самыми лучшими последствиями. Наполи потерялась в моменте, как обычно и происходит. С головой ушла в работу, не ощущая холода, но это чувство время от времени будто взывало к ней из недр до боли знакомым голосом.
    Тем голосом, который она услышала буквально за своей спиной.
    Тем горячим еле ощутимым касанием. Её будто пронзило лёгким зарядом тока в самый затылок. Марлена вздрагивает, чуть не обронив кисть из своих рук. Отойдя в сторону, она оборачивается к тому, кто бесцеремонно выдернул её в реальность.
    — Что, простите? — Хрипловато она спрашивает у него. Хоть Марлена и слышала его, но не понимала его слов. Этот голос... Лицо... Она видела его уже когда-то? Марлена подозрительно окидывает мужчину взглядом. Нет, имени его она не знала и вспомнить не могла, и едва ли они вообще были знакомы.  — То, о чём Вы говорите принято считать ересью.
    Марлена ещё некоторое время растерянно смотрела на молодого человека, после чего вернула своё внимание к изображению за своей спиной.
    — И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. — Монотонно она повторила слова, которые когда-то отлично запомнила. — И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. — Её тонкая рука аккуратно провела кистью вдоль волос Евы, после чего замерла в невесомом положении. — Всем известно, что Ева была создана из ребра Адама и являлась его женой. Ни о чём другом Библия не говорит. — Марлена говорила эти заученные слова без ноты эмоций, какие слышала ранее от матери и от святого отца в церкви, которую они посещали каждое воскресенье. Слова, которые слышала всю свою жизнь.
    — Мою?... — Она обернулась к нему, рассчитывая на то, что ослышалась. — Все мы их дети, не так ли?