ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://wrng.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: ANA DE ARMAS
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Послушная и скромная Клэр со временем вырастает из своих любимых ситцевых платьев с аккуратными бантиками на поясе, мягко и дипломатично выходит из-под строгой опеки своего отца — священника и спешит окунуться с головой во взрослую жизнь. За спиной остается отчий дом в Луисвилле штата Кентукки, большая и дружная семья, состоящая из родителей, двух братьев и младшей сестры, первая влюбленность, друзья и большая часть жизни в целом. Она обещает отцу молиться каждый вечер перед сном, не употреблять алкоголь и держать свое сердце открытым для добрых дел. Цели перед ней стоят грандиозные, а мечты и того необъятные. Все, кто знал когда-то Клэр и знает, говорят о ней только все самое положительное, этакая приторно сладкая девочка, которая не знает слова "нет". Так воспитывал ее отец, говоря о том, что Иисус Христос ради всего человечества пожертвовал собственной жизнью, и Клэр должна быть не только благодарна ему за это, но и брать с него пример. Религия в жизнь Клэр вшита красной нитью. В ее широко открытых и все еще по-детски наивных глазах так и читается: пользуйтесь мной, меня на всех хватит. Таких, как она окружающие любят, хвалят и любезно улыбаются в лицо, не забывая при этом что-то от них безвозмездно требовать. Клэр никому не отказывает в просьбах, практически каждый день задерживается на работе до полуночи, потому что не знает, что такое личные границы. Отец говорил ей в детстве, что добрые поступки — это как золотые монетки, которыми Клэр должна пополнять свою копилку, и после смерти она обязательно попадет в рай, если керамическое пузо розовой хрюшки будет прочно забито. Но есть ли этот Рай на самом деле?

Когда ты девушка, и тебе уже немного за тридцать, начинаешь невольно задумываться о детях, муже и совместной с ним ипотеке на дом мечты. И если на работе у Клэр все складывается более менее ладно, то в личной жизни полный штиль. Мимолетные свидания из тиндера не приводят по итогу ни к чему серьезному, а директор галереи, который добивается ее расположения вот уже четвертый год, не вызывает у Клэр ничего, кроме отвращения. Клэр научилась игнорировать звонки матери, потому что уже заранее знает, о чем та будет спрашивать ее в первую очередь. Перспектива остаться в будущем старой и никому не нужной дамой, порой пугает Клэр, но она искренне верит в то, что нужный человек её рано или поздно найдет сам. Впрочем, так и случилось. Гаррет Хармон повстречался на пути Клэр совсем неожиданно: они встретились в театре. Роман между ними закрутился довольно быстро, и вот уже Рождество Клэр встречала не одна, а в компании любимого мужчины и его детей. К слову, о своих детях Гаррет рассказывал Клэр всегда с неохотой, поэтому она даже толком не знала сколько им лет. Рождество, что они провели все вместе два года назад запустило целую цепочку любопытных событий.

Ох, заявка не такая простая, как может показаться на первый взгляд. Что мы имеем? Есть некий мужчина по имени Гаррет Хармон, ему 45 лет, он музыкальный продюсер, а еще у него имеется двое детей: старший сын Джеймс от первой женщины, и младшая дочь Бьянка от второй. Гаррет никогда не отличался верностью своим женам, а уж тем более многочисленным любовницам. Он любит женщин, а особенно молоденьких и эффектных девушек. Какая Клэр у него по счету никто не знает, возможно, даже он сам. Уставшие от его вечных похождений Джеймс и Бьянка, решили заключить между собой спор: сможет ли Джеймс "отбить" новую пассию отца. Крепко пожав друг другу руки, брат с сестрой стали в предвкушении выжидать подходящего момента. И такой момент наконец-то настал. Два года назад, буквально, сразу после развода с матерью Бьянки, Гаррет приводит в дом Клэр. Милая, вежливая и улыбчивая Клэр даже принесла подарки: куклу-барби и футбольный мяч. Она думала, что детям Гаррета по двенадцать лет. Весь вечер Бьянка кривила недовольное лицо, давая понять всем, что Клэр ей абсолютно не нравится, а вот Джеймс изучал ее с интересом. Спор есть спор, как говорится. И так, втайне от отца Джеймс начал ухаживать за своей потенциальной мачехой, дарил мелкие подарки, встречал после работы на мотоцикле. Клэр, конечно же, этому сопротивлялась, ведь она же не такая, она верная, да и вообще Джеймс для нее слишком молод. Но Джеймс не сдавался, и в конце концов, Клэр оказалась у него в постели. Однако, Джеймс неожиданно для самого себя стал испытывать к Клэр более глубокие чувства, а она в свою очередь поняла, что может быть совершенно другой. Она может быть дерзкой, она наконец-то может быть неудобной для кого-то и за это ей совершенно не стыдно, и все это благодаря Джеймсу.

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Джеймс, 25 лет, хоккеист. Он далеко не доблестный рыцарь, и порой совершает такие поступки, которые идут вразрез с общепринятыми нормами морали. Балуется лёгкими наркотиками, в последнее время за ним наблюдаются вспышки агрессии.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

[indent] - С каких пор Курт стал приглашать на вечеринки малолеток? - поинтересовался Джеймс у знатно подпитого вратаря команды Джерри Хадсона - здоровенного парня под два метра ростом с еле заметным бледно-фиолетовым синяком под левым глазом. Все в команде знают про вспыльчивый характер Джерри, и про его умение создавать конфликты там, где для них не было никакой почвы. Например, однажды, он вступил в словесную перепалку с сотрудником аэропорта, когда тот попросил его убрать из багажа дезодорант и бутылку с питьевой водой. Тогда вся команда из-за этого чуть не опоздала на самолёт, но Джерри, кажется, даже не почувствовал свою вину за принесенные окружающим неудобства. Он не тот парень, который будет переживать за чьи-то уязвленные чувства. Никто даже не удивлялся, когда Хадсон порой приходил на очередную тренировку с разукрашенным лицом, будто детская расскраска. На все это тренер лишь раздражённо рычал: Хадсон, твою мать, когда уже из тебя наконец-то выбьют все дерьмо? Джерри в ответ лишь молча усмехался, а в глазах читалось: не дождётесь. На вопрос Джеймса вратарь лишь неопределённо пожал плечами, чуть качнулся в противоположную от Хармона сторону, смачно рыгнул и бездумно уставился на ту, о которой шла речь.Она не должна находиться здесь. Худощавая фигурка, острые плечики и глаза...напуганного олененка, потерявшего маму в лесной глуши, все это предательски выделяло Эми Харрис на фоне более взрослых и раскрепощенных девиц. Она какое-то время в нерешительности мялась у входа в дом, слишком часто поправляла свою кричаще короткую юбку, словно проверяла её наличие на своём теле. Но никто, кроме пожалуй, Джеймса так и не заметил её появления в центре дорого украшенной гостиной капитана хоккейной команды Спрингфилда. По крайней мере, пока. Все были увлечены друг другом, алкоголем и кое-чем покрепче. Кому какое дело до семнадцатилетней дурочки, которая решила этой ночью почувствовать себя взрослой? Хармону, в принципе, тоже было все равно, он не её брат, а тем более, не отец, чтобы следить за каждым её шагом и оберегать от неправильных решений. И все же в душе Джеймса зародилось небольшое беспокойство, даже несмотря на количество уже выпитого алкоголя. Ведь каждый дурак знает, что наличие несовершеннолетней в компании пьяных парней - это дело настолько тонкое, что каждое задействованное лицо в сей пьесе имеет все шансы провалиться под лёд. Из тягучих и вязких размышлений Джеймса вытащил влажный девичьий шёпот на ухо. Как её звали? Катрина? Марина? Не важно, пусть у неё и была пышная грудь, она все же не настолько хороша, чтобы Хармон запомнил её имя.

[indent] - Победителям все самое лучшее, - прошептала она и обхватила своими пальчиками запястье Джеймса. Её длинные и острые ноготочки, аккуратно накрашенные красным лаком, оставили на его коже бледно-розовую полосу. Она приятно пахла сладкими алкогольными коктейлями, а духи добавляли к этому карамельные нотки. То, что она говорила дальше расслышать уже было сложно из-за шума, что давил на Хармона со всех сторон. Да и честно говоря, мнение и мысли какой-то девицы у него не вызвали никакого интереса. Единственное, что он все-таки смог различить сквозь богатое разнообразие звуков - это её предложение уединиться наверху. Хармон не особо любил пользоваться слабостью девушек из-за алкогольного опьянения, но сейчас ему хотелось отвлечься хотя бы в объятиях этой грудастой особы. Перед его глазами все ещё стояла нелепая в своём наряде Эми Харрис, которая, к слову, уже давно затерялась в толпе.

[indent] Из-за громкой музыки в доме тяжелел воздух. Курт Брайен - один из закадычных друзей Джеймса и хозяин коттеджа, где и происходила тусовка, не особо заботился о музыкальных вкусах своих гостей. Поэтому практически на протяжении всего вечера всем приходилось слушать электронное техно. Ощущение складывалось такое, будто здесь проходит не элитная вечеринка хоккейной команды, а слёт наркоманов. Звуки, что доносились из больших колонок, резали слух до тошноты. Джеймс стоял в ванной комнате и тщательно смывал с шеи и груди следы от губной помады, а рядом с ним на туалете сидела та самая девушка. Допустим, её все же зовут Катрина.
[indent] - Кажется вечеринка уже подходит к концу, - с наигранной грустью в голосе произносит она, кончиком пальца возвращая на плечо лямку от топика. Джеймс в ответ что-то невнятно гундит, включает кран и опускает руки под холодную струю воды. Его пальцы ещё пахнут ей. Девушка с минуту молчит, смотрит на его широкую спину, но так и не дождавшись более вразумительного ответа, резко встаёт и открывает дверь.
[indent] - Я оставила номер своего телефона на бумажке, проверь задний карман, позвони, если будет скучно, - уже на выходе из ванны бросает она. Дождавшись, когда Катрина покинет его поле зрения, Джеймс достаёт из заднего кармана джинс помятый клочок бумажки и кидает в урну.

[indent] На первом этаже слышался странный гул. Он напомнил Джеймсу крики болельщиков с трибун, когда шайба в самые последние минуты игры со свистом залетела в ворота противника, тем самым изменив счёт в пользу Спрингфилда. Однако то, что он увидел, наконец спустившись вниз, заставило его резко остановиться на последних ступенях лестницы. На кухне, что плавно переходила в гостиную, собралась небольшая кучка ребят, состоящая преимущественно из хоккеистов, все они громко смеялись, допивали остатки алкоголя и подбадривали действия капитана команды. Курт тем временем, повалив на диван ту самую Эми, пытался бесцеремонно забраться под её юбку. Девочка беспомощно брыкалась под ним, напуганно озираясь по сторонам в поисках помощи, но никто не спешил сыграть роль благородного рыцаря. На лицах некоторых девушек застыла гримаса отвращения и испуга. На мгновенье взгляды Джеймса и Эми встретились. В её широко распахнутых глазах застыл ужас, но Хармон поспешил отвернуться, впрочем, как и все здесь. Нет, сначала, его тело, конечно же, инстинктивно дёрнулось вперёд, но чья-то сильная рука сжала его плечо.
[indent] - Не лезь, Хармон, наш капитан заслужил, пусть развлекается  - пробасил Чак - один из защитников команды. Видимо, защитником он был только на льду. Сквозь смех было слышно и ещё кое-что: слова осуждения в адрес Эми. Девушки шептались: ты видела во что она оделась? всем понятно, зачем она сюда припёрлась, сама виновата. Джеймс догадывался, что каждая из них все бы отдала лишь за то, чтобы сейчас оказаться на месте Эми. Курт - местная звезда, и быть им облапанной равноценно комплименту. А ещё Курт терпеть не мог, когда ему мешали. В этот момент Тони- тоже хоккеист, отличающийся от всех своей скоростью во время игр, начал блевать в раковину, чем привлек все внимание на себя. Курт на некоторое время отвлёкся от своего увлекательного занятия и раздражённо зыркнул на сгорбленную фигуру товарища, который все никак не мог унять свои рвотные позывы.
[indent] - Блять, Тони, - проорал Брайен, сжимая запястье девочки мёртвой хваткой, - Умеешь же ты создать романтический настрой. Все загоготали. Этого было достаточно для того, чтобы Эми собрала все остатки своей смелости, и насколько позволяло ей её положение, укусила Курта в плечо. Это была её единственная возможность выбраться из-под тяжелого и пьяного тела. Курт взревел, как подстреленный медведь, и не долго думая, отвесил девчонке звонкую пощёчину.
[indent] - Вот шлюха, я выбью твои зубы, чтобы в следующий раз даже не вздумала меня кусать. Он полностью уселся на неё сверху, выбил из неё все остатки воздуха. А Джеймс, не в силах что-то изменить, крепко зажмурился и сжал кулаки, чтобы спрятать от чужих глаз дрожь в своих пальцах.