ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: Marauders: Aftershocks
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ:
https://i.imgur.com/CWa6f00.png
anton pampushnyy
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Askold Urusov  |  Аскольд Урусов
полукровка, 34 года, драконолог


ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


[indent]Уравнивание в правах в начале 20 века в ССМР и княжеский род Урусовых не обходит стороной. Большая часть семьи бежит в Париж, в то время как в стране остается только магическая его ветка. Через десять лет Рюрик Урусов женится на чистокровной волшебнице, которая ему детей нарожает, а после третьего сбежит, пылая ненавистью к ССМР. Мир же замрет на долгие годы Второй Мировой войны, в стороне от которой и Урусов-старший не останется, вернувшись оттуда со второй женой, чьи любящие руки его в госпитале спасли. Полукровная волшебница с русским именем Алена, именно она родит Рюрику последнего и любимого сына - Аскольда.
[indent]У него сложные отношения со старшими братьями и сестрами, но независимости хватает с детства, а как школа подходит - и того становится больше. Он попадает на Сварог, чувствуя себя витязем из былин, там же находит друга на все будущее, что их ждет - вместе с Вестером Балажем они мечтают о том, как драконов укрощать будут. Хотя первым испытание для Урусова становится Фалька Балаж, младшая сестра Вестера. Он зовет ее венгерской хвосторогой, они не сходятся в слишком многих вещах, но чем старше становятся, тем слаще поцелуи. Они ссорятся, мирятся, Фалька говорит, что драконы это кошмар, Аскольд уверяет, что кошмар - это Фалька. Она оставляет на щеке Аскольда яркий след своей ладони, а он целует ее, приговаривая, что такая драконица и самому нужна.
[indent]Он исчезает на целый год, который проходит от его выпуска до выпуска Фальки, а потом похищает ее нахально, обещая ей весь мир взамен на ее любовь.
[indent]Они переезжают в Киев, пока Аскольд драконов спасает, Фалька в Отделе тайн работает. Несколько лет безоблачного счастья, наполненного страстью и огнем, а потом одна-единственная охота на браконьеров в попытке спасти раненого дракона заканчивается тяжелым ранением на грани смерти. Для всех Урусов погибает, сам же в беспамятстве валяется в какой-то глухомани, которой нет ни на маггловских, ни на магических картах. Ему кажется, что он мертв, обожжённый, как никогда ранее, что в нем ничего живого не осталось. Чтобы вернуться, уходит время, а на плече белеет руна, парная к той, что у Фальки есть. Но приходит момент, когда он выясняет, что попытка его убийства была не случайна, что к этому приложил руку Валериус Драгой, отец Фальки, недовольный неподходящим браком дочери с полукровкой.
[indent]Он возвращается, чтобы узнать, что у него ничего не осталось. И что все придется начинать заново. Аскольд выясняет, где искать Фальку, и едет в Лондон, попадая в круговорот войны, легко выбирая сторону, хотя и без особого желания вступая в противостояние. Но пунктом первым в его списке стоит возвращение Фальки.
[indent]От Вестера:
[indent]У Вестера множество знакомых, с десяток приятелей и всего пара друзей. В эту пару входил и Аскольд. Оба сварожичи, нас так и называли. Еще: ”Два сапога пара, и оба на левую ногу”,- потому что вынести концентрацию твоей решимости и моего упорства было испытанием как для преподавателей, так и для сверстников. Ты смелый и умный, я смелый и упрямый. Я красивый, ты - местный. Где пускал Бомбарду ты, я пёрся под обороткой и наоборот. Я Настенька, ты Урус. Все по Шекспиру.
[indent]Нам было весело. Стоит признать, что с первого дня, когда мы начистили друг другу лица и ты выбил мне два последних молочных зуба. Это было посвящение в братство, побратимство на крови для семилеток.
[indent]На самом деле расти с единомышленником-сокурсником - очень ценно. Ты был близок мне по духу, но методы и подходы к решению проблем у тебя были другие. Вместе мы могли и делов наворотить, и последствия ликвидировать, и новое познавать без отрыва от процесса выдумывания нового плана по поиску молодильных яблок  в условиях ограниченных возможностей. Я ревновал тебя к Фальке, потому что она моя сестра. А ты - друг. И лет до 16 два этих факта существенно конфликтовали в моей голове. Но ни то, ни другое я не мог бы предать.
[indent]Решение взяться серьезно за изучение драконов укрепил во мне ты. Вообще, многие из решений, которые я принял, проходили и через сито твоего мнения тоже. Отец не одобрял мою дружбу с полукровкой, но он же вещал мне о достоинстве, и второе всегда перевешивало первое. И как во всякие годы, проходить практику мы так же отправились вместе. Фактически, ты был мне старшим братом, которого вживую у меня никогда не было.
Потом мы породнились. Отец был  в ярости. Я был за вас счастлив. Ждал племянников и каждый четверг донимал вопросами, когда уже наконец? Был нещадно бит и разок стрелян из арбалета в мягкое.
[indent]Мы были семьей.
[indent]А потом ты погиб. Пропал, не найден, растерзан драконом, которых мог приручать, точно верных псов. Я искал как мог долго, во имя слез и крови Фальки, во имя всех проведенных вместе лет и простой одержимости: я не мог в это поверить. Но мне пришлось.
[indent]И все же, многие годы меня точило неясное, гадкое, темное ощущение неправильности твоей смерти. Будто меня обвела вокруг пальца смерть в нечестной игре в наперстки, где ставкой была твоя жизнь. Даже теперь я нет-нет да возвращаюсь к поискам, мыслями - к тем злополучным событиям. Фальке сказать не смог бы - второго омута горя она не вынесет. Но та червоточина и по сей день держит нас крепко связанными друг с другом. Только ты можешь пролить свет на события черного дня, разбившие сердце, но не семейные узы.
 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО


[indent]По сути и без эмоций:
[indent]Фалька и Аскольд были женаты около шести-семи лет. У них парные руны Лели и Уд, любовь до гроба, Вестер с помпонами, требующий племянников - единственного ребенка Фалька потеряла, переживая пропажу Аскольда. Сейчас Фалька замужем за послом Венгрии в Лондоне, он умирает и в этом винят госпожу Балаж [спойлер: она не виновна].
[indent]Раненый дракон тогда, действительно, был. Как и браконьеры. Только все это было подстроено Валериусом Драгоем, чтобы, наконец, помочь дочери овдоветь, против ее воли. Аскольд пострадал очень тяжело, он бы не выжил, если бы не брачный ритуал с использованием рун, который связал его с Фалькой на энергетическом уровне. В результате он за счет жизненной силы самой Фальки и их ребенка, выжил, хотя ему пришлось тогда очень долго лечится. Ожоги остались на спине, на руках, но сейчас она выглядят как белые шрамы. Помимо этого, один из нападавших браконьеров использовал темномагическое заклинание (или артефакт), который по сути имеет форму, очень близкую к проклятию, которое влияет и на Фальку. Помимо этого, вследствие пережитого, у Аскольда включает блок на эмоции: все его чувства, дружба, любовь, привязанность, все это вытравлено сейчас, остается лишь желание отомстить Драгою-старшему, желание на грани одержимости. Еще Урус не понимает, что ему делать с Фалькой, с ее чувствами, с тем, что даже без своих эмоций, он не в состоянии просто так взять и отпустить. Потому, что вернулся не только, чтобы отомстить ее отцу, но и ради нее. Полагаю, он хочет как-то решить проблему, либо снова смочь чувствовать, либо смочь уйти так, чтобы не думать о Фальке. И, несмотря ни на что, даже в порыве мести он не хочет, чтобы его действия сказались как на Фальке, так и на Вестере, в какой-то части подсознания втравлено, что они его семья, пусть сейчас ему семья без надобности.
[indent]У нас есть мысль, как вывести Аскольда в нормальное состояние, как все исправить, а потом завернуть еще в стеклишко, в общем, у нас есть вкусный план действий со всякими бонусами в виде урурушных вкусняшек из школьной жизни, счастливой юности, приключений и укура.
[indent]Ознакомиться с ССМР (СССР) и Колдовстворцем.
[indent]Внешность не менять, я знаю, мало графики, непопулярная - но я вас одену и раздену. Пампушный это краш, я вам даже принесу два фильма для полного кайфа и образа.
[indent]При себе иметь любовь к стеклишку, чувство юмора, любовь к постам, большим и малым, а так накуриваю без смс и регистрации.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Фалька Балаж, частный ритуалист, та еще драконица, любовь всей жизни, дивная женщина, которых не сыскать.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Свернутый текст

[indent] До Рождества еще две недели оставалось, а рождественские украшения зелено-красным теплом глазели со всех углов. И даже в доме Хопкинсов стояла елка, безжалостно снесенная вторженцами в масках и черных мантиях. Сердце болезненно ухает, стоит вспомнить тяжелые сапоги на вычищенном ранее ковре, звон бьющихся елочных игрушек и крик Уэйна, который застревает в ушах, мешая слышать что-то еще. Изольда не представляла, что делать дальше, как дышать, как жить, как думать. Руки так дрожали, что она была не в состоянии записать, кому слать сов о ее пребывании в Мунго, она все время рвалась к Уэйну, но над ним колдовали целители, да и ей нужен был осмотр.
[indent] Впрочем, ее целитель лишь чуть удивленно хмыкает, на ней нет явных следов избиения и применения заклинаний. Мелкие синяки были не в счет, о том, что происходило за запертыми дверьми в комнате, куда ее уволок за шкирку Тристан, Изольда не говорила, еще и не думала об этом, только нервно растирала связанные запястья.
[indent] - Я в порядке, - бормотала под нос, - скажите, как там Уэйн.
Целитель все же переспросил имя, по привычке чуть вздернув подбородок, Изольда его произнесла - Эйвери. За четыре месяца брака так и не привыкла быть Хопкинс. На лице целители смешались эмоции, от которых стало не по себе, а новой волной чувства вины накрыло до тошноты и боли в желудке.
Чем она думала? Уэйн хороший парень, он совсем не был виноват в том, что в жизни Изольды происходила фигня, напрямую связанная с Тристаном: запретные страсти, чужие браки. Но обида была такая сильная, что замуж Изольда бежала не глядя, бежала за того, кто по ее мнению мог вызвать на холодном лице брата отголоски ревности. Пир во время чумы, не иначе, как глупо было связывать свою судьбу с магглорожденным только потому, что у Тристана взгляд горел, когда он тряс сестру как куклу, объясняя ей, что этого делать нельзя. Там, где звучало нельзя, мозг Изольды напрямую переводил - можно, и так всегда, когда дело касалось Тристана.
[indent] Ее решение стоило жизни Уэйну.
[indent] Изольда одергивает себя. Уэйн жив. Пока. Но это какое-то невероятное чудо.
[indent] Она смутно помнила события вечера. Уэйн долго возился с елкой, которую очень хотел поставить, Изольда долго возилась с ужином, который не хотела готовить. Ей ничего в ее текущей жизни не нравилось, но она хорошо играла свою роль, даже когда Пожиратели ворвались в их дом - закричала, замолчала, чувствуя сначала заклинание на губах, а потом и толстую перчатку из драконьей кожи на своем лице.
Они говорили, они смеялись, пока Уэйн кричал от боли. Чужая рука держала Изольду поперек талии, пока она умоляла остановиться, но жалости в этих людях не было, как не было ее и в сухих фактах чистоты крови.
[indent] - Он не подходит тебе, - говорил Тристан, когда его пальцы сжимались на шее Изольды, - не делай этого.
[indent] Блеск его глаз стал узнаваемым на втором часе пыток, которые Хопкинса все еще не добили, хотя Изольда уже молилась, чтобы он умер. Свой урок она поняла и приняла, но рука, такая знакомая, такая чужая, сжалась на локте Изольды под скабрезные шуточки. Он почти приподнял ее над полом, чтобы дотащить до кровати, матрац прогнулся под ее телом.
[indent] - Я тебя предупреждал, Иззи. Почему ты такая упрямая, дракл тебя дери…
[indent] Когда они ушли, Изольда едва дышать могла от желания сдохнуть. На ней все еще не было видимых царапин, но первый этаж дома был усыпан осколками ее жизни, и все, что ей оставалось, это спуститься вниз. Над домом бледной зеленью в темном небе виднелась метка. Странно, ведь сейчас никто не скрывал того, какую сторону выбрал, так почему под покровом ночи, под масками и мантиями совершалось такое зло - боялись открыто себя проявить?
[indent] Комната ожидания походит на островок отчаяния, от которого все еще дурно. Накачанная успокоительными зельями, Изольда могла только лежать на жестком диване, уткнувшись лицом в подушку, пропахшую разными запахами. Родители не спешили утешить свою блудную дочь, так и Тристан не спешил покаяться. Ждать новостей было еще хуже, чем наблюдать за пытками Уэйна, но еще хуже услышать, что он жив. Навсегда покалеченный по ее вине, навсегда изломанный потому, что она сводила счеты с тем, кто выбрал не ее, пусть это и так было невозможным. Юношеский максимализм в своих проявлениях, порой, слишком безжалостен, а голос Тристана все еще вопрошает “чем ты лучше меня, Иззи? Чем, если ты принесла в жертву парня ради того, чтобы увидеть меня в бешенстве?”.
[indent] Обломанные ногти, потерянное обручальное кольцо, исцарапанные руки. Изольда снова себя ненавидит, но ничего не может поделать с тем, что уже свершилось. Считает в голове до пятнадцати, потом обратно, со своей жизнью она сотворила нечто, о чем просто не может даже думать. Чувствует и не ощущает реальность, мелкими уколами совести ее кусающую.
[indent] Скрип двери заставляет поднять голову, сесть ровнее. Целитель в лимонной мантии еще ни слова не сказал, а Изольда уже знает, что завтра ей придется заниматься похоронами, на которые никто из ее родственников не придет. Она бы и сама на них не пошла, но теперь ей придется всю жизнь искупать вину за смерть ни в чем не повинного парня, которому не повезло любить ее.
[indent] - Он… - голос ломается, и Изольда не произносит дальше ни слова, лишь смотрит на целителя в надежде ошибиться.
[indent] Пусть и знает, что это невозможно.