ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://yellowcrossover.ru
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: оригинал или на ваш выбор
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

METAL GEAR

https://i.imgur.com/wxTo98V.gif

BIG BOSS [NAKED SNAKE] биг босс


— главная причина всего дерьма, происходящего в фандоме
— выбрал вилкой в глаз
— босс, мне кажется, блядь, мы с тобой лучшие друзья, блядь, и у меня тогда возникает вопрос: ПОЧЕМУ ОН, А НЕ Я?
— мальчики уходят за хлебом и не возвращаются, мужчины уходят в кому на девять лет
— (и видит бог, лучше бы не возвращались)
— стволы важнее женщин
— настолько охуенный, что завел трех клонов и одного двойника


как вы уже заметили, мы ебанутые, но хорошие. если вы такой же — потрясающе, мы сойдемся. очень ждем нашего босса, просто жестб, сил нет. досконального знания канона не требуем (мы с оцелотом сами еще в процессе изучения), но для комфортной игры было бы неплохо знать события snake eater, peace walker и phantom pain, от которых мы отталкиваемся. стоит также учесть, что мы не приверженцы каких-то строгих кастовых сюжетов, которым все должны следовать и ни на шаг не отходить, но очень ценим свободу и осуществление общих горящих хотелок, играя, в первую очередь, для удовольствия.
к темпу/объему постов особых требований нет, но было бы здорово обменяться постами, чтобы сразу понять, сыграемся мы или нет.

ВАШ ПЕРСОНАЖ: казухира миллер, ждем вдвоем с оцелотом
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост миллера

Когда Оцелот впервые появляется на базе, Каз ощущает то, что большинство назвали бы «ревностью», но сам он такую интерпретацию неприятного чувства, отравляющего рассудок, не считает уместной: он ведь человек свободных взглядов и какое ему дело до того, с кем Снейк когда-то в прошлом сталкивался на поле боя.

Когда Оцелот проводит с MSF неделю, Каз начинает походить на озлобленную овчарку, которая всеми силами защищает свой дом от вторжения незнакомца. Оцелот может и не самый плохой парень, но его заносчивое поведение и любовь к выпендрежу, выводят раздражение Миллера на новый недосягаемый уровень.

Каз возмущенно хмыкает и закатывает глаза каждый раз, когда Оцелот вмешивается в их разговоры с Боссом. Плохо скрываемая агрессия особенно хорошо читается на раскрасневшемся лице, когда Оцелот делится своим никому не нужным мнением в вопросах, касающихся управления MSF. Для каких целей Боссу понадобился этот высокомерный придурок? Каз не спрашивает, потому что привык доверять Снейку во всем, даже если его решения граничат с абсурдом и отдают полным безумием. И все равно он с трудом сдерживает свое недовольство, лишь изредка перебиваясь на саркастичные [токсичные] комментарии.

Босс как-то ляпнул, что они с Оцелотом во многом похожи, только Миллер это «многое» в упор не видит. Или не хочет видеть, потому что слишком не желает соглашаться с тем, что тоже может быть тем еще самоуверенным мудаком без тормозов. Зато Снейк обо всех грехах и недостатках Миллера знает лучше его самого. Может поэтому он таки легко нашел общий язык с Казом и его невыносимым неумением признавать собственную неправоту.

Последняя капля в чаше терпения Каза – это разговор двух солдат, дежуривших неподалеку от его кабинета. Когда через щель в приоткрытой двери до него доносятся едва различимые голоса, Миллер сначала не придает ему никакого значения. Его безразличие заканчивается равно в тот момент, когда он слышит «Оцелот» и «сегодня такое на стрельбище показывал» в одном предложении. Миллер откидывает незаконченные бумаги на край стола.

Мало Казу было рассказов про Оцелота от Босса, теперь еще и подчиненные восторгаются им так, будто на базу прибыл сам Вильгельм Телль воплоти.

Оцелот попадается ему на глаза всего через несколько минут и Каз даже не набрасывается на него с кулаками [хотя очень хочется], держится с невозмутимостью и достоинством бывалого самурая. В какой-то момент его губы даже трогает насмешливая улыбка: настолько он не воспринимает Оцелота всерьез. Аж бесит, что другие носятся с ним как с какой-то важной персоной.

- Мне тут птичка на хвосте принесла, - Каз скрещивает руки на груди и впивается в Оцелота таким взглядом, каким впору смотреть на своего кровного врага, - что ты неплохо умеешь стрелять. В своем полку, я был самым метким стрелком: из сорок пятого с тридцати ярдов двенадцать попаданий подряд. Думаешь сможешь хотя бы вполовину также хорошо?

пост оцелота

Как бы хотелось Оцелоту вновь обмануться, переписать собственные воспоминания в долгих часах медитативных практик, лишь бы поверить на секунду, что человек напротив — Босс.
Но второй раз, знает, этот фокус не пройдет.
<К сожалению.>

И если бы дело было лишь в осложнениях, рисках, следующих по пятам за чрезмерными играми с разумом.

Чем дольше всматривается в столь знакомые черты лица, тем больше замечает изъяны. Тем не менее, способные обмануть кого угодно — Черепа, доктора Эммериха, Элая, каждого солдата на платформе, возвышающейся посреди Индийского океана, точно затерянный город, живущий по иным законам и правила. Бельмо на глазу всего чертового огромного мира, раздираемого на части Философами и Патриотами. Иронично, что мир сей тоже на обман ведется, как будто так и должно быть.
Миллер и тот заглатывает уловку, хотя на его счет до последнего гложут сомнения. Сообразительный он для солдата двух кровей, пусть и несдержанный, это Оцелот замечает еще во время их первого знакомства в Эпископи. Догадливый, несмотря на ослепляющий огонь мести — то заразительная хворь хуже паранойи, не оставляющая иного выбора, кроме как подчиниться. Человек, которого Оцелот не воспринимает на равных, но которому выказывает должное уважение, вопреки всему.

Но Оцелот во лжи живет годами. Оцелот с ложью правдоподобной становится единым целым.

Ему бы — гордиться проделанной работой, почти безупречной.

— Недостаточно хорошие, пожалуй. Иначе я бы тебя так и не смог найти, — поясняет Оцелот, едва наклонив голову набок, в голос насмешку слабую добавив.

Люди так жаждали возвращения Биг Босса, что готовы были поверить чему угодно.
И Оцелот — среди них.

У Снейка взгляд совершенно иной, мягче намного, чем он помнит; то не змея — пёс. Достойный вожак стаи для сотен отщепенцев, отказавшихся от своих стран (а может, никогда их и не имевших, подобно Оцелоту) ради некой цели, благородной по сути своей, возможно, в какой-то степени даже близкой к тому, чего всю жизнь хотел <Босс>, но и близко не стоящей рядом с тем, что он готовил для них.
Другая мимика, жесты — не Босс, не Веном — каким он был, пока личные воспоминания оказались переписаны в угоду, но поразительный симбиоз и того и другого, в котором размыты границы между людьми. Пробуждается любопытство почти научное, как у тех, кто первым догадался опыты на животных ставить, — как себя ощущает сам Снейк? Каково ему, когда старые воспоминания так отчаянно пытаются заменить навязанные, и понятия не имеешь, где правда, а где — удобная для других ложь?

Даже запах сигар — <чужой>.
Не тот, что был так близок Джону.

Оцелот отворачивается на миг, вдыхает глубоко; в воздухе ещё висит едва заметный шлейф терпких женских духов. Зажмуривается, возвращая контроль над ситуацией и самим собой.

Так странно, имя человека рядом ему по-прежнему не знакомо.

— Может быть, Миллер догадывается о чем-то, но нет. Пока ещё нет. Я собирался рассказать ему, до того как правда всплывёт... — оборачивается на больничный сад, стены госпиталя, — подобным образом.
Но сейчас он здесь, а не с Миллером. Хочет отговорить Снейка от очередной глупости, даже если понимает, что не сможет. Так сложно напоминать себе, ставить на место — доверяй ему, направляй, а не отдавай приказы.. Положись на него, как положился бы на Джона, потому что таковая миссия, единственная, которой обязан следовать.
— Он заслуживает лучшего, чем узнавать постфактум, не думаешь?

Улыбка на лице — натянутая, мимолётная.

Что бы он сейчас ни сказал, Снейк поверит, потому что выбора у него нет. Оцелоту почти жаль.

— Вспомнил, как и ты, — в словах лишь часть истины; то было состояние, близкое к откровению.. Не тот ответ, который следовало дать, но иного для Снейка у Оцелота нет. — Не так много людей способны изменять чужое сознание и внушать новые воспоминания поверх прежних. Любая мелочь — недостаток опыта, условия извне, на которые не можешь повлиять, увечья — что угодно может сказаться на результате. С тобой риск с самого начала был выше. — Два пальца в красной перчатке касаются собственного лба, там, где в чужой голове глубоко засел осколок. — Из-за этого.

Боссу пришлось сей факт принять, потому что другого выбора не было, а Оцелоту — подчиниться. Все что угодно ради безопасности человека, способного бросить миру вызов и выиграть.

Меняет направление южный ветер, и с новым порывом Оцелот вновь ощущает чуждый запах сигар.

— Если Биг Босс исчезнет, это вызовет вопросы. Много вопросов. Каков шанс, что люди не отвернутся? Ты — настоящий — не тот человек, за которым они шли, даже несмотря на все принятые <тобой> решения.