ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: The Dome
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: pedro alonso
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

МНЕ НУЖНА РОДСТВЕННАЯ ДУША ∎ имя и фамилия на ваше усмотрение
∎ вампир

https://i.imgur.com/6sqgaYe.gif

Мы встретились в странный период моей жизни. В тот самый, который ещё обычно называют кризисом среднего возраста: и всё же довольно проблематично говорить о чём-то подобном, когда тебе уже лет так сорок как не сорок лет. Я был уверен, что вечная жизнь – это проклятие. Ты называл её даром высших сил. Мне хотелось с тобой поспорить, но все аргументы куда-то стремительно разбежались, стоило только тебе начать говорить. У меня не было иного шанса, кроме как немедленно признать своё поражение в схватке с твоим напускным очарованием. Тебе, вероятно, попросту было очень и очень скучно. Свой бессмертный кризис ты всегда умело скрывал за самыми цветастыми ширмами, тебе просто нужен был кто-то, кому ты день ото дня сможешь доказывать, что ты умеешь жить долго и невероятно счастливо. А я разве что был счастлив поиграть для тебя эту роль.

Я говорил, что быстро учусь, а в ответ ты всегда шутил, что в следующий раз обязательно придумаешь урок посложнее. Мне нравилось тебе помогать, мне действительно нравилось у тебя учиться. Учиться лгать, играть, обманывать, выживать, добиваться любых поставленных целей и, наконец, просто жить. Я стал твоим личным проектом. Неогранённым алмазом, из которого ты, с точностью лучшего ювелира, десятилетиями вытачивал самый прекрасный бриллиант. Ты просто хотел, чтобы кто-то наблюдал за тобой со стороны и непременно восхищался. Кажется, ты упустил тот важный момент, когда желание всегда иметь под боком кого-то, кто станет на тебя смотреть снизу-вверх, переросло в серьёзную необходимость, неминуемую зависимость. Мне потребовалось слишком много лет, чтобы суметь стать для тебя равным. Кем-то, с кем ты наконец-то согласишься идти бок о бок. За которым ты и сам в один удивительный день согласишься пойти.


Да, это заявка в пару. Глупо было бы отрицать, что это заявка по берлермо, но мне (наверное), всё-таки хотелось бы отойти от предложенной сериалом концепции и придумать что-то немного своё. Самое главное, чтобы с неминуемым хэппи-эндом (сериал уже предложил нам версию на пострадать, спасибо, этого достаточно)), что вовсе не отменяет возможность прежде очень хорошенько пожевать самого разнообразного стекла. Всё изложенное мной выше – это в первую очередь только набросок взаимоотношений и истории, которые легко могут быть изменены в необходимую сторону. Внешность, понятное дело, прошу оставить, имя и фамилия абсолютно на ваш выбор, как и предыстория персонажа, род его деятельности, возраст (только, разве что, больше моего) и всё такое прочее. На форуме есть заявка на каст Бумажного дома/местный вампирский клан. Собственно, Токио, Рио и Найроби уже на месте, так что без игры точно не оставим, все персонажа очень ждут. Так что, планы имеются, планы большие, осталось только их осуществить) Безусловно, перед начало игры и подробными обсуждениями, хорошо было бы обменяться постами.
Против лапслока ничего не имею, оформления и выделения в постах на ваше усмотрение. Я пишу в районе 5к, могу хорошенько больше, если есть вдохновение, и пишу довольно быстро. От вас достаточно было бы ~1-2 постов в неделю, но все мы живые люди, и в случае чего, конечно же, никого за пятки кусать не буду. Единственное, о чём прошу, это совсем уж без предупреждения не пропадайте, пожалуйста.
В общем, очень жду своего Берлина, с которым и в огонь влезть нестрашно, и в бассейне со стеклом поплавать можно и нервы окружающим потрепать одно удовольствие) Пишите здесь, пишите сразу на форуме, залетайте в гостевую, забегайте сразу в лс, с удовольствием выдам свой тг для обсуждения. Собственно, в этом и заключается основной тезис – всё обсуждаемо, всё возможно. Главное – приходите!

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Хантер Джойс, вампир, 211 лет, член местного вампирского клана. По профессии безработный вор и мошенник, по призванию - музыкант. Человек с тяжёлым характером и бескостным языком, не упускающий ни единой возможности закатить глаза и проворчать "Ну я же говорил". И душой, и телом предан своей родственной душе. И ещё немного клану. Так, на полшишечки.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пример поста

Нью-Йорк – город больших возможностей и больших проблем. Оказавшись на Таймс-сквер, ты крутишь головой из стороны в сторону и чувствуешь себя по меньшей мере королём мира: секундное ощущение, что поспешно выбивается чьим-то неслучайно задевшим тебя безумно спешащим куда-то плечом.

Нью-Йорк большой, Нью-Йорк шумный, разрастающийся, не способный кого-либо оставить равнодушным. Один корабль за другим подкрадывается к Статуе Свободы, моментальное пленяя своим величием выходцев из Старого Света. Всё ещё громко надеющиеся, но уже обречённые.

В конце концов Нью-Йорк – это Большое яблоко. Нахмурившись, Хантер просит повторить ещё раз: с каких пор этот плавильный котёл называется яблоком? Старина Чарли прикладывает к губам пару минут назад закрученную папироску и нравоучительным тоном повторяет какую-то новомодную присказку. Ну что же, в принципе звучит не так уж и плохо. Если успех теперь измеряется в размере яблок, сорванных с гипотетического дерева, у них определённо есть шанс. Шанс покорить и стрясти с этого города достаточно шелестящих банкнот, чтобы хотя бы на ближайший десяток лет обеспечить себя уверенным планом на существование. Хороший план для того, кто не привык строить долгосрочные планы. Кондуктор оповещает, что до конечной станции осталось десять минут и можно начинать готовиться к выходу. Через десять минут они предложат большому городу бомбу, которую тот примет с распростёртыми объятьями.

Их было трое. Конечно, вернее было бы сказать, что Хантер просто случайно прибился к двум чернокожим музыкантам, но на поезд в Новом Орлеане поднималось уже три человека, чтобы троим же сойти на самой желанной станции Нового мира. В одной руке полупустой чемодан, во второй – кейс с инструментом. Казалось бы, с момента завершения их путешествия прошёл уже целый месяц, но вещей в чемодане Хантера так и не прибавилось. Как, собственно, и банкнот в вечно дырявом кошельке. Чарли говорит, что это временные трудности, что к Рождеству они уже точно будут не только кататься до ресторанов на такси, но на нём же и возвращаться обратно. Что Сухой закон на самом деле – это золотая билет, что их музыка – это золотая жила, что у транжир с Манхэттен ещё просто не успел развиться хороший вкус.

После каждого такого монолога Хантер обычно выходит на улицу покурить и думает о том, что даже, если у них ничего не получится, он не будет слишком сильно расстроен. Сложно быть чем-то слишком расстроенным, если так и не смог определить для себя шкалу собственного довольства. В конечном итоге, у Чарли ласковые руки, талантливые пальцы и большое будущее впереди – пусть не сейчас, не в их маленькой труппе, но у него всё обязательно получится. В конечном итоге, это не самая дрянная страница в жизни Хантера и к тому же, впервые за пару последних десятилетий, вполне приличная компания, чтобы встретить своё сто двенадцатое Рождество. Не всё так плохо, если выбрать для себя не слишком высокий потолок.

- Старина, ты же сказал, что выбил нам местечко в местном подобии Ритца. Уверен, что не перепутал адрес? – в самом Ритце Хантер никогда в жизни не был, собственно, как и в Лондоне, но услышанное от одного знакомого название пытается вставлять даже туда, куда оно совершенно не подходит.

Как и не подходят его ожидания к месту, в которое их мини-ансамбль отправляется тут же, стоит только солнцу скрыться за горизонтом. Разве виноват кто-либо в том, что ожидал Хантер по меньшей мере залитую софитам сцену и огромный, переполненный богачами зал? Аппетит возрастает соразмерно с уменьшением частоты успеха. За пару дней до Рождества все якобы не существующие питейные заведения широко открывают свои дружелюбные двери для всех достаточно обеспеченных желающих – прекрасное время для музыкантов, чтобы отхватить себе самый лакомый кусочек. Чарли обещал, что выцепил для них кусок таких размеров, что им ещё придётся хорошенько постараться, дабы его проглотить. Чарли забыл упомянуть, что помимо них этот кусок успела приписать себе ещё парочка таких же амбициозных джазовых апостолов, а небольшая сцена скрытого от посторонних глаз ресторана способна вместить далеко не всех.

О том, что пора бы уступить своё нагретое местечко возле отполированного пианино, Хантер слышит где-то после первого часа их красочного выступления. Вопрос: какого хрена? Ответ: вы здесь, ребята, не одни. Нужно отдать Чарли должное, за место под солнцем он борется с храбростью льва, но в конечном итоге соглашается оставить сцену таким же голодным и жаждущим как они сами, получив на руки какие-то совсем уж смешные гроши. Такой себе улов, если говорить откровенно. Совсем не тот, на который рассчитываешь в такую дату, и уж совсем не тот, на который надеешься в конце месяца, когда вас вот-вот грозятся выселить из квартиры.

В карманах практически пусто, а впереди ещё долгая-долгая ночь. Они могли бы попытать счастье в каком-нибудь другом месте, но в столь поздний час сложно отыскать заведение, из заколоченных окон которого ещё не льётся заводная мелодия. Им катастрофически нужны деньги и какое-нибудь небольшое чудо. Но в первую очередь, конечно, деньги.

Переступать через гордость всегда непросто, но всё-таки не впервой. Если музыканты им больше не требуются, то может быть не помешает шесть ловких рук? Администратор смеряет их снисходительно-высокомерным взглядом: этот сгодится на один вечер побегать официантом, а вот черномазых по эту сторону сцены у них не жалуют. У них как раз один парнишка не вышел сегодня на работу – чудо всегда подкрадываться оттуда, откуда его и не ждёшь. Обмен короткими взглядами сожаления, и вот только лишь Хантер вновь скрывается за дверью чёрного входа в Ear Inn. В конце концов, если ему удастся сегодня что-то заработать, он обязательно предложит своим соратникам разделить выручку на троих. Им всё-таки нужнее, им всё-таки на еду. В конце концов, возвращение домой в полном одиночестве предвещает прекрасную возможность хорошенько поужинать. А это уже хорошо.

Если честно, находиться по эту сторону от сцены не то, чтобы совершенно непривычно, но будто бы практически неправильно. Выданный во временное пользование смокинг неприятно жмёт в груди, пока брюки напротив, слишком длинные. Хантер невнимательно слушает короткий инструктаж – за годы своих путешествий ему не раз приходилось втискиваться в кожу мальчика на побегушках, так что же новое он может услышать сейчас. Будь вежлив, но в меру назойлив. Чаевые можешь оставить себе.

Не проходит и двадцати минут с тем самых пор, как Хантер с полным ненависти сердцем покинул залитую светом сцену. Не проходит и двадцати минут, а Хантер уже склоняется над столиком перед господином в чертовски хорошем костюме:

- Сэр, Вы готовы сделать заказ?