ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: отсутствует;
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: множество, будем думать вместе;
ТЕКСТ ЗАЯВКИ: колдую ролочку по демонам и ко, решила вот закинуть удочку на будущее, вдруг у кого-то ёкнет?)
играю персонажами обоих полов, предпочитаю фемслэш и слэш, в гет играю только если сюжет прям очень сильно зайдёт; по внешностям слегка привередлива, но это не критично, у меня в арсенале много тех, кем я бы с удовольствием поиграла. чаще всего играю европейцами, обожаю азиатов, турков не особо.
люблю внеигровое общение: мемасики там друг другу покидать, поделиться новостями из жизни, обсудить дела, но грань не перехожу, в душу не лезу, в трусы не заглядываю.
пишу в среднем 5к, от третьего лица, но могу и от первого написать, если вдохновение вдарит, умею делать графику, так что намучу нам персонажных аватаров и манипчиков. люблю твинководить, но по сорок персонажей не набираю, свою грань знаю и силы рассчитывать умею.
по сюжетам играю практически всё кроме какой-то откровенной мерзости, люблю поплакать, поржать и поорать, поехавшие персонажи в сердечке навсегда.
вот и всё, наверное. всем кискам пис ^^
ВАШ ПЕРСОНАЖ: его пока нет, будем думать вместе;
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

+

Дорога от пекарни до дома за эти пару месяцев выучена наизусть, если бы потребовалось, Чарли добралась бы из точки «А» в точку «Б» с закрытыми глазами. Подержанный «Ford» привычно кряхтит и капризничает прежде чем сдвинуться с места и она уже по привычке, совсем беззлобно обещает пустить авто на запчасти, но они оба понимают, что этому не суждено случиться.

Ремень безопасности фиксируется, педаль газа вдавливается в пол, автомобиль трогается с места. Чарли привычно оглядывается по сторонам и занимает место в правом ряду. Магнитола что-то тихо шепчет на фоне, но женщина не хочет оставаться наедине со своими мыслями, а потому прибавляет громкость и музыка из стареньких колонок окутывает салон. Светофоры сегодня горят на удачу, пешеходы не перебегают дорогу в неположенном месте, а машин не так уж и много, но это нормально. Движение в Вайсмуте маленькое, спокойное и размеренное.

Чарли останавливается на очередном перекрёстке, пропуская какую-то бабушку с собакой на поводке, когда видит фигурку, бредущую по обочине в полном одиночестве. Она тут же перевешивается через пассажирское сидение, наспех открывает окошко и окликает свою новую знакомую. Энджи то ли не слышит, то ли делает вид, что не слышит, а потому Чарли пару раз жмёт на сигнал — «Ford» издаёт громкий протяжный вой, будто бы кто-то мучает с десяток кошек сразу. Собака пожилой дамы волнуется и начинает лаять. Теперь не обернулся бы только глухой.

Энджи особо не сопротивляется заманчивому предложению проехаться в тепле и с ветерком.

— Извини, это правда немножко смешно, — история о внезапном непроизвольном поджоге и желании приятельницы приобрести огнетушитель, сдобренная фирменным сарказмом, вызывает непроизвольную улыбку, — А если ты и огнетушитель случайно подожжёшь? Может быть, стоит подыскать в соседи по дому какого-нибудь Аквамена или Аквавумен? Хотя... а вдруг ты и их… того самого. До хрустящей корочки.

Видеть улыбку на лице Дантаны не привычно. С тех пор, как они путешествовали по ночным улицам Вайсмута и едва не угодили под копыта обнаглевшему лосю, Чарли видела женщину от силы пару раз, и та всегда оставалась угрюмой и немногословной. Но немудрено. Те крохи информации, что удалось из неё вычленить, ясно давали понять, что Энджи пришлось многое повидать на своём веку, а такие люди обычно не отличаются особой жизнерадостностью и позитивным настроем.

Чарли перестраивает маршрут, но навигатор ей для этого не нужен. Она знает, что им нужно двигаться к торговому центру, на цокольном этаже которого имеется небольшой магазинчик с пожарным оборудованием и инвентарем. Полтора месяца назад Чарли приобретала там огнетушитель для пекарни, который ныне висел на стене под стеклом в целях безопасности, радовал местного инспектора и вызывал у Мэйсона дизайнерские муки.

Женщины ловят общую волну — обстановка в салоне расслабленная, из их уст звучат шутки, по радио крутят популярные и приятные уху мелодии. Отопление работает как часы, им не приходится мёрзнуть и закутываться в пледы, припасенные Чарли на заднем сидении на всякий случай [печка ломалась уже дважды, а рассекать по улочкам Вайсмута без неё это что-то вроде смертельного номера, который не рекомендуется повторять никому].

Казалось бы, ничего не предвещает беды. Обычный приятный вечер, рутина и хлопоты, но судьба та ещё злодейка. Ей наплевать на ваши планы, на то, что вы спешите по делам и планируете добраться домой, чтобы покормить ребёнка или котика, ну, или, на худой конец, посмотреть серию любимого сериала по кабельному. Ей наплевать на то, что вы ждёте лета, чтобы съездить отдохнуть куда-нибудь во Флориду на недельку, на посылку, которую вы ждёте с AliExpress и билеты на концерт проходной группы, купленный в момент помешательства. Судьба бесчувственна и неумолима — один взмах лезвия и её нить обрывается в самом уязвимом месте.

Всё происходит быстро. Слишком быстро. Фура, мчащаяся на полной скорости, появляется справа будто бы из ниоткуда, но Чарли не привыкла паниковать в стрессовых ситуациях. Если бы в её распоряжении было ещё хотя бы пару секунд, она сумела бы избежать столкновения, но... Она успевает лишь ударить по газам и подставить под удар заднюю часть автомобиля, по которой фура ударяет с такой силой, что «Ford Mondeo» отлетает в сторону и несколько раз переворачивается, пока не врезается в столб и не замирает колёсами вверх.

Перед глазами полная тьма, во рту привкус железа, мозги будто бы перемешались между собой как блёстки во взболтанном снежном шаре. Воздуха не хватает, грудь больно сдавливает ремнём, крики, сирены, цветные пятна то ли в голове, то ли перед глазами. Чарли не знает, сколько она уже болтается вниз головой, намертво зафиксированная на сиденье, но на каком-то бессознательном инстинктивном уровне пытается залечить свои раны.

Не выходит. Не смертельны.

Женщина не может повернуть голову и посмотреть вбок. Но зачем? Рядом кто-то сидел?

Свет, огни и опять темнота. Она хочет вздохнуть полной грудью, но не может - внутри дико колет, а воздуха не хватает.