ТЕМАТИКА РОЛЕВОЙ: боги античности (греция, рим), мифология
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: нет
ВАШ ПЕРСОНАЖ:
Друзья, нас двое игроков, и мы ищем боговник) Будем кратки:
- свободные роли: Ясон, Тезей, Одиссей или Персей (меня просто разрывает, и не знаю, кому хочу отдать свое сердце) и неканоничный или каноничный персонаж (например, один из аргонавтов, товарищей Улисса или герой Троянской войны ;з)
ОСОБЫЕ ПОЖЕЛАНИЯ:
- возможно рисованные внешности на форуме;
- незагруженная матчасть;
- «классический боговник» (ну да, Греция/Рим, Олимп и всякое такое), с натяжкой возможен кросс.
В крайнем случае можем рассмотреть форум, в котором боги живут в современном мире или в ХХ веке;
- форум со средней активностью, с возможностью участия в сюжете, но без насилия в виде «выгоним, если не будет поста раз в три дня»)));
- флуд игры и конкурсы не имеют значения.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

игрок 1

Улыбка медленно сползала с губ Брута, а между бровями пролегла тонкая морщинка. Он хмурился, силясь понять, что Квинтипор имел в виду, и от того лишь неоднозначно пожал плечами в ответ на его вопрос. Буцефал недовольно заржал и попытался взбыркнуть. Что же, коня можно было понять – его одолевала скука.
- Пошел, - приказал Брут, хлопнув рукой по лошадиной шее.
Он слегка натянул поводья, и в миг ощутил, как конь ускорил шаг. Ветер все более охлаждал голову, а уверенные и ритмичные движения Буцефала приводили мысли в порядок. Иногда Брут думал, что Буцефал чувствует его лучше, чем кто-либо другой. Катон не прогадал с подарком на шестнадцатилетие племянника, и пусть Буцефал давно не был молодым жеребцом, нового хозяина воспринял как должное.
- Может, ты понял, о чем он говорит? - усмехнулся Брут, но ответом ему был лишь стук копыт.
Буцефал даже не удосужился издать короткое ржание. Значит, тоже ничего не понял, – кляни Минерва этих греческих мудрецов.
Брут не мог признаться самому себе, что они с Квинтипором говорили будто на разных языках. Он был так воодушевлен этой поездкой, провел столько времени в пьяном забытье, что не заметил главного – Квинтипор был осторожен.
Конечно, - Брут даже выдохнул от облегчения. Он думает, что обидит или рассердит меня своими высказываниями, ведь считает себя рабом. Какая нелепость! Однако Марк Юний понимал, что нелепостью это было только в его представлении. Жизнь раба, даже такого образованного как Квинтипор, отличалась от его. Что ему оставалось делать? Говорить загадками и избегать прямого ответа.
А ты как мальчишка, которого допустили до Форума упражняться в риторике. Может, Квинтипор и немногословен, но он, наверняка, имел в виду что-то особенное... Как он сказал? Все меняется? Конечно, - Брут даже улыбнулся собственному озарению и хлопнул Буцефала по шее ещё раз. Он, наверное, поклонник Гераклита. Все движется. Именно это хотел сказать Квинтипор.
Брут окончательно расслабился. Солнце приятно согревало спину, напряжённую от долгой езды, а ветер дарил прохладу. Он потянулся к меху с вином на поясе и сделал глоток. Оно ещё не нагрелось, было прохладным, и по вкусу практически не отличалось от ключевой воды. Наконец рабы к нему прислушались и разбавили так, как было положено.
Буцефал вдруг занервничал, недовольно заржал и чуть не скинул наездника. Брут в последнее мгновение натянул поводья, и конь начал злобно жевать удила.
- Что творишь, фурия? - рассмеялся Марк. - Решил стать Пегасом в землях Эллады?
Он зажал туловище коня ногами и начал гладить по гриве, чтобы успокоить. Бесполезно: конь продолжал бить копытом.
Брут обернулся – позади него скакал Квинтипор. Он держался в седле не очень уверенно – в этом не было загадки, – поэтому отстал.
Марк развернул коня и отправился Квинтипору навстречу. Тот выглядел обеспокоено, и Брут решительно не понимал почему. Он ведь не ушел слишком далеко, так зачем было волноваться?
- К утру в Пирее, - напомнил ему Марк. - Кажется, мы договаривались.
Он снова повернул коня и на этот раз хлопок по шее был такой силой, что Буцефал понял без лишних слов – надо идти, а не брыкаться.

игрок 2

please don′t forsake me
don't break my heart

На смену триумфу, бушевавшему в его сердце, пришло жгучее разочарование. Поначалу Кассий даже не поверил в то, что слышит, однако теперь, когда он вполне убедился в сомнении Брута, ему вдруг стало невыносимо больно. Неужели Цезарь так дорог ему? Что еще так значительно изменилось, с тех пор как они были детьми? Он не смел бы упрекнуть Брута в трусости, но вино развязывало язык, а речи все больше наполнялись совершенно определенным смыслом, и причиной тому была только любовь. Кассий понял, что смотрит слишком пристально и совершенно не скрывает своих эмоций, только когда Брут вскользь поднял на него глаза. Должно быть, он избегал его взгляда: сам прекрасно понимал, что только что сделал, и хвала богам, что свидетелем этому стал только Кассий. Значит, Кассий еще сможет переубедить Брута, ведь наверняка это просто минутная слабость - по крайней мере на это надеялся Кассий, когда потянулся к кубку с вином. Стоило успокоиться самому, прежде чем успокаивать Брута.
Но вкус вина не удовлетворил его, а сердце не стало стучать медленнее, и Кассий перестал узнавать сам себя. Он был раздражен сильнее, чем когда-либо, и ничего не значащие слова по странному стечению обстоятельств по-настоящему задели его. Кассий пытался найти оправдание в том, что все задуманное рассыпалось в прах. Кем бы они были без Брута? Кучкой убийц, дерзнувшей повернуть ход истории, прикрываясь идеалами прошлого. Им не нужно было его величие - им нужно было его любящее сердце. Однако его истинные намерения не имели ничего общего с тем, что бы он рассказал Каске или Цицерону. По-настоящему Кассию было больно от уязвленного самолюбия - возможно, уязвленного впервые. Это не имело отношения к Цезарю, Республике или убийству - это имело отношение только к нему.
Кассий выдохнул, обнаружив наконец свое малодушие, чувствуя тошноту, подкатывающую к горлу. Следовало выйти на воздух. Следовало просто уйти не оборачиваясь. Единственное, что снова удерживало его, - это Брут. Тот поднялся с клинии, по-видимому, также не находя себе места. Вино было выпито, и Брут ждал от него каких-то слов - в словах Кассий был особенно хорош.
- Я разделяю твое беспокойство, - медленно проговорил Кассий, и слова получились пустыми, почти мертвыми. Они ничего не значили, и Брут без труда об этом бы догадался. - и понимаю, что не могу требовать от тебя невозможного, но скажи: неужели все те слова, что ты говорил о Республике, о Риме, были сказаны только в порыве гнева? Прости, но я не могу тебе поверить.
Кассий не мог поверить в то, что должен был говорить все это так - едва подавляя гнев, превозмогая тупую боль.
- Я слышу твои слова, но не хочу тебе верить. Ты говоришь о сторонниках - значит ли это, что тебе мало Кассия?
Он хотел промолчать, но не смог. В сущности, не было случая, когда бы Кассий мог сдержать себя. Он поставил кубок на стол и в несколько резких шагов подошел к Бруту, чтобы наконец посмотреть ему в глаза так, как должен был посмотреть еще в храме Юпитера. Если Кассий ошибся, если сказанное было ложью, он мечтал бы умереть прямо здесь.
- Если ты сомневаешься в себе, - сказал он почти беззвучно, - то можешь сомневаться и во мне тоже.
Кассий положил руки ему на плечи. На мгновение ему захотелось встряхнуть Брута хорошенько, чтобы он наконец очнулся. Но вместо этого Кассий взял ладонями его лицо, чтобы заставить его посмотреть на себя, чтобы увидеть в нем то же, что видел много лет назад.
- Если ты в чем-то сомневаешься, то можешь убить меня прямо сейчас.
Кассий и сам, казалось, был готов его убить - столько всего он чувствовал в эту секунду! И боль разочарования, и благословенное осознание того, что любой конец был бы для него спасением, и раскаяние за то, что он совершил, и гнев, который давно пропитал и отравил его плоть. Кассий скользил ладонями по лицу Брута, не отдавая себе отчет. Он приблизился еще, прислонил свой лоб к его лбу и, тяжело дыша, окончил:
- Но если ты любишь Республику, если ты любишь Рим,  - прошептал Кассий, - ты останешься со мной.
Если ты любишь меня, Брут.
- Мы убьем Цезаря. Вместе.
Кассий отпустил его и сделал несколько шагов назад. Он не узнавал своей нетвердой походки, своих спутанных мыслей - только покорно ждал ответа, который боялся услышать.

Отредактировано туртурьен леко (28.04.2022 15:58:27)