ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://barcross.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Jennifer Lawrence
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
https://i.gifer.com/8GAH.gif

Китнисс Эвердин, человек-белке-в-глаз, икона стиля революции, заноза в заднице у Сноу, я не умею писать большие пафосные заявки, но это персонаж, который нам реально очень сильно нужен, аж кушать не можем. Собственно говоря, мы поэтому и не революционируем до сих пор, потому что без Огненной Китнисс революция не огонь.

У нас для тебя есть инфернально прекрасный Пит, настолько прекрасный, что с ним никакого Гейла не надо, и Эффи, в присутствии которой можно втыкать ножи в красное дерево. А еще есть моя жена, с которой можно обсудить рецепт пирога из белок, и вот такой замечательный я, меня можно хотеть и больше ничего хотеть не надо))
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Финник Одэйр
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

Сначала Хеймитч, затем эта женщина из ее команды поддержки, забыл, как ее зовут, точно назло — Китнисс Эвердин ускользает у него буквально из-под носа, несмотря на то, что сам отпустил ее, еще интересно за ней понаблюдать, отпустить ее, сделав вид, будто они с нею закончили, и он как-то сразу утратил к ней интерес — и понаблюдать, посмотреть, что будет делать.
Конечно же, отправится сразу к Питу, это же разумно, было бы странно, если бы, протанцевав с ним едва не половину круга, она не поторопилась бы вернуться к жениху, непонятно пока, значит это слово то, что значит, или же стоит заключить его в кавычки на всякий случай — но определенно понятно, что в любовь они больше не играют.
По крайней мере, она — больше нет.

Стоит теперь отправиться к себе и поразмыслить, нужно же успеть отделить эти зерна от плевел и определиться уже, о чем он расскажет Сноу, о чем умолчит — а в том, что рассказать придется, равно как придется же и умолчать, и в том, что это произойдет очень скоро, гораздо скорее, чем сам он того желает, Финник нимало не сомневается, он же видел, каким немигающим взглядом смотрел на них с трибуны Сноу, пока они танцевали свой круг, делая вид, по крайней мере, он точно, что заняты светской беседой, касающейся, разумеется, Игр.
Все так или иначе касается Игр.
Стоит отправиться к себе, вечеринка скоро закончится, все и так уже успели вдоволь насмотреться, как новоиспеченная невеста танцует на своем уже таком привычном балу, а вместо этого Финник осторожно пробирается сквозь толпу, чтобы не упустить Пита Мелларка из виду.

А вот насчет этого разговора не было.
Разговор был о том, чтобы обаять удивительно стойкую к чужому обаянию Китнисс Эвердин и отделить в ее славно выдуманной истории правду от лжи, а о том, чтобы еще и женишка крутить на откровенную беседу, никто его определенно не просил — и в то же время это удивительно интересно, Финника даже азарт разбирает.
Совсем как на арене.
Игры ведь никуда не деваются, правда?

— Пит, — свой едва заметный приветственный кивок головой Финник сопровождает улыбкой, полной великосветской изысканности, он же обратил внимание и на него, когда тот, в отличие от своего вечно пьяного ментора, старался изо всех сил держать лицо, а не глушил бокал за бокалом, и на Кашмиру, как она увивалась вокруг победителя из Двенадцатого, стараясь прикоснуться то плечом, то бедром, это же общеизвестные приемы, чтобы расположить к себе, здесь все так себя ведут, и только эти двое тут, точно белые вороны. Хотя парень, надо признать, держится молодцом, не то, что его невеста, сделала лицо кирпичом, отвечает односложно, всех ненавидит и швыряется ягодами.

Держится, ага. Даже сумел привлечь внимание. Пожалуй, не все еще потеряно для этого богом забытого Двенадцатого. Пожалуй, из парня вышел бы какой следует толк... если вспомнить, как и чем развлекаются победители, чьи Игры давно уже закончились.
На них с Китнисс определенно был бы спрос. А она, глупая, презрительную рожу корчит. Не понимает своего счастья.
Эта мнимая или не очень мнимая помолвка — отличный, крепкий щит для них обоих, едва ли не идеальный способ противостоять тому, что их вполне вероятно ожидало бы, случись обстоятельствам или, что гораздо более точно, интересам Сноу повернуться для них по-другому.

— А ты умеешь подбирать себе компанию, — хорошо, что Кашмиру успели забрать, Брут или Блеск, Финник не успел отследить, ничего, он ее потом догонит, их с нею разговор, который так или иначе обязан состояться сегодня, не предназначен для чьих бы то ни было глаз и ушей; впрочем, Пит может как угодно истолковать его слова, то ли Финник имеет в виду Кашмиру, то ли Китнисс, которая настолько сильно не желает общаться с кем бы то ни было, кроме своего, с позволения сказать, жениха, что едва не запустила в него клубникой, когда вздумал ее угостить, ничего личного, просто душевный порыв.
Жалко, с Питом такой порыв не пройдет, хотя шутка была бы вполне себе в духе Капитолия, Финник Одэйр кормит Пита Мелларка с руки клубникой, это же настолько горячо могло бы выглядеть, что у камер наверняка объективы бы полопались.