полезные ссылки
16.05-19.05
#3 [16.05-23.05]
#3 [16.05-23.05]
[The voice of Abyss]

городское фэнтези, мистика, расы, сан-диего, 2022, эпизоды.
[Rockland]

РОКЛЕНД • штат Мэн • 2021
У каждого должен быть свой «укромный уголок».
[NOX]

локации. хогвартс. флуд; прямо как в молодости

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Вампиры; мистика; » Unholy


Unholy

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/36/93/2/250631.png•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
Unholy
ОПИСАНИЕ

Остается загадкой, появились ли существа потому, что люди в них поверили, или люди поверили в тех, кого увидели. так или иначе, мир наполнен не только людьми. в толпе всегда можно обнаружить русалку, келпи, гнома или обиженную старуху, которой не дали слопать Греттель. но нужно смотреть внимательно. возможно, той же старухе уже несколько тысяч лет, а может она переродилась и теперь живет свой восемнадцатый год, корпит над учебниками и ведет жизнь, так похожу на обычную. а келпи могло случиться очнуться в теле тридцатилетнего работяги где-то в Ирландии и внезапно осознать себя. нет никаких четких данных, ведь все эти существа до сих пор не жаждут быть найденными. но они всегда среди нас. по статистике один из пяти людей в комнате — мифическая тварь. и если четверо рядом с вами — люди, то у нас для вас интересные новости.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: nc-21; ЖАНР: мистика; ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: эпизодическая;

+1

2

дима ищет


Несвятые в поисках единственной подруги
emma watson (?), 20-35

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/9/796206.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/9/52939.gif

человек или существо

связь с персонажем: единственная подруга, важный персонаж

ночь. снова кроет. и мысли топят в себе, как в болоте.
анонимный чат, бездумное сообщение в попытке просто отвлечься.
никто не думал, что несколько сообщений одним вечером приведут к чему-то большему. к тому, что на другом конце интернета появится друг. тот, кому не похуй. тот, кто хочет и готов поддержать. тот, кто посреди ночи рванет куда-угодно потому, что он нужен там.

\\\

мы познакомились в интернете, поэтому место проживания твоего персонажа роли не играет. Дима живет в Москве, переезд не планируется, выезжать за пределы страны и даже города бабла пока нет. но у Димы впереди ужасные события, которые будут для него мясорубкой. ему нужен друг.

\\\

да, на начальном этапе это игра в интернет-переписку. большие посты тут будут неуместны. в дальнейшем можно включить телефонные разговоры, видео-звонки, а если ты приедешь в Москву, то даже встречу.
внешность не принципиальна. я люблю Эмму и она первая пришла мне в голову, но вообще это не важно от слова совсем. возраст тоже можно варьировать, но вряд ли подойдет кто-то младше 20. у Димы много всякого про насилие и суицид, это надо выдерживать на здоровую окрепшую психику.

0

3

малкольм ищет


Несвятые в поисках главного детектива
david harbour or else, 40-55

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/22/794232.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/22/861361.gif

человек

связь с персонажем: работаем вместе в управлении, но вы, детектив, не знаете, что с напарницей ищите именно меня. у нас хорошие отношения, вы зовете меня "Малкольм, сынок", а я вас, за глаза, называю жирным ублюдком. в лицо, конечно, улыбаюсь. я ведь хороший сотрудник.

Патрик Мейсон и Молли работают вместе не первый год. она младше него, отлично справляется с ролью помощницы главного детектива управления, хотя и колкая на язык. Патрик - человек старой закалки. он все записывает в эти дебильные блокноты, но нюх у него реально, как у ищейки. только он смог связать преступления, совершенные в разных штатах Америки, воедино. его, конечно, ужасно бесит вмешательство прессы и то, что они дали преступнику имя - Визитёр. но дело все равно надо раскрывать. этот монстр убивает людей, превращая место преступления в кровавый пир. пресса не знает, да и сам Патрик с трудом может переварить эту информацию, но на местах преступления находятся далеко не все части тел. будто этот преступник забирает их с собой, но зачем?

Патрик уже отказался от идеи, что действует группа. они с Молли не верят, что настолько безумный человек способен работать с кем-то в группе. да и человек ли он? у Патрика начинают вскипать мозги потому, что слишком многое кажется ему откровенно фантастическим.

и что вы, детектив, будете делать, если узнаете, что в вашем городе орудует вовсе не человек?
кинетесь ловить меня с фургоном отлова бездомных собак?

/// откровенная Кинговщина
не претендую на основную сюжетную линию. вообще я был бы рад видеть здесь и Харбора, и Бобби Браун, и остальной каст ОСД. предлагаю размеренную игру в поиск преступника. не против быть раскрытым, но для этого нам придется хорошенько все обсудить. Мак очень аккуратен и живет не первую сотню лет. но этот поиск обещает быть интересным)
ах да, ориентация, отношения с напарницей и вообще семейное положение - тебе на откуп. внешность и возраст тоже можно менять, я не против.

пост (не за Мака, но схожей стилистики)

Что мы, в сущности, знаем о других людях?
В лучшем случае можем предполагать, что они похожи на нас.

В лофте Джима нет трофеев. Там только чистота скребет со всех углов, растекаясь тошнотворной стерильностью. Любая небрежность Джима - попытка подражания. В лофте стерильность пахнет спиртом. Так мог бы жить врач, но у Джима никогда не было амбиций такого масштаба. В его жизни все всегда сводилось к семье и в голове по кругу звучал голос матери. Чертова сука никогда не относилась к Эллиоту с любовью. И это становилось камнем преткновения. Навязчивой идеей. Манией. Поэтому в жизни Джима нет медицины, нет случайной небрежности, нет ничего, что о нем бы хотелось сказать. В жизни Джима есть удачно сделанные вклады, протягивающие кровавые лапы из прошлого. Никто не спрашивает кем ты работаешь, когда ты приносишь пол ляма в банк. Никому не интересна законность твоих действий, когда ты отдаешь круглую сумму на долгое хранение под процент. Таких как Джим называют рантье.

Таких, как Эллиот называют психопатами.

В доме Эллиота есть отдельная комната, где стерильность бывала разве что чужим вздохом полвека тому. Старый дом на отшибе мира, посреди толстенных сосновых стволов, где москитов больше, чем людей. Эллиот не знает, кому раньше принадлежал этот дом, но использует его, как свой. Случайно найденная хибара в лесу - вот что это на самом деле. В доме Эллиота есть комната трофеев. Чаще всего неприметных, отсутствие которых не бросается в глаза на месте преступления. Иногда это кольцо, иногда снимок, иногда чей-то позолоченный ролекс. О, его звали Джошуа и он был прекрасным принцем с голубыми глазами, ярко выступающими из черных кудрей. Заводной, молодой и дерзкий. Потягивал виски-кола, плевался табачным дымом и звал на танцпол. А потом горстями жрал таблетки в моей тачке и с готовностью вставал на колени. Кажется, он был то ли богат, то ли зависим от родителей. И наркотиков. Но не от меня. Мелкий ублюдок. Часы, оставшиеся в напоминание, теперь кричат с полки немое "нет". Джошуа мог бы жить, так думается Эллиоту, если бы не говорил "нет". Эллиот не хочет думать, что никто из его жертв на самом деле не мог выжить. Что нет такого ответа, который бы устроил его. Что вся его игра - это не погоня за согласием, а гонки со смертью.

Never get loose. Never escape. Ready to look
i  n      y  o  u  r      f  a  c  e

I will give you what you need!

- Голову? - смех лаем срывается с губ и бьется о стойки, отражается в стеклах. - Как можно потерять голову? - в удивлении плещется насмешка над обществом, ведь как можно потерять целую голову? Это не фантик, это голова, черт побери! - Поищите в лесу, вдруг укатилась. - снова смеется и думает о дорожке, по которой укатилась чертова голова. Прямиком через лесную чащу, между сосен, от старой водонапорной башни направо и еще шесть миль на запад.

В голове эхо прокатывается на манер голоса Джейдена. Какого хрена он с ними делает. Какого хрена я с ними делаю. Брось, Джей, ты знаешь. Ты видел заключения судмедэкспертов. Ты знаешь, что именно я с ними делаю. И как долго и насколько успешно. Моей ДНК там больше, чем их собственной. Ты знаешь, Джей. Но ты не можешь уложить в своей голове ответы на вопросы "почему" и "зачем".  Я расскажу тебе. Может быть. Позже. Рука свободно ведет руль в сторону, автомобиль сворачивает на красный под сигнал, летящий в бампер. Вновь повисает блаженная тишина, в которой музыка, дыхание, призрачные остатки смеха их обоих.

Это все, как игра с голодным медведем. Истекающий кровью пытается найти пищу для голодного зверя, а зверь смотрит на кровь и облизывает клыки. Зверь тянет носом воздух и аромат металла распадается на молекулы соли. Он смотрит прямо в зияющие раны, подбирается ближе, норовя лизнуть шершавым языком, чтобы глотнуть свежей, соленой, манящей. В этой игре нет правильного действия, которое позволит обоим сохранить жизнь. Один все равно умрет. Станет жертвой голодного зверя. Других вариантов не предусмотрено потому, что Эллиот не проигрывает. Эллиот не последователен, импульсивен, но удачлив, как чертов лепрекон. Он не просчитывает и не играет в шахматы. Он срывается и летит в омут. Но не проигрывает. Никогда.

Гул музыки, шум голосов, толпа на входе. Когда у тебя есть деньги, ты не обременен этими проблемами. Ты паркуешься за углом и прикидываешь дорогу к вип-входу. Нет, нас нет в списках, но у нас есть свой. Вот тут, посмотрите, даже Бенджамин Франклин есть. О, смотрите ка, их даже два. Они очень хотят порадовать вашу супругу. Любые двери открываются мертвыми президентами - иронично. Про мертвых Джим может многое рассказать. Как, впрочем, и Джей.
- Пойдем к бару. - через густой голос черного рэппера с трудом слышны собственные мысли, путающиеся в candy shop - [своего рода candies лежат в кармане, на всякий случай и Эллиот думает, что случай настанет]. Рука скользит по плечу, увлекая за собой. Как способ не потерять друг друга. Или очередной импульсивный шаг Джима. Очередная вспышка во взгляде, обволакивающая огнем, обдающая жаром. Но, как змей из Эдема, шепчущая: «я рядом, приятель, я рядом с тобой.»

Лопатками ощущает твердый срез барной стойки, плечом - тепло соседнего. Взгляд перебегает от вспотевших смазливых лиц и тел к Эдвардсу, задерживается на мгновение,
- Расскажешь что там случилось? - склонившись к уху, коснувшись дыханием щеки. - Можем пойти туда. - Джим кивком указывает на вип столики наверху, где на диванах вроде удобнее, да и шума поменьше. Он не думает, что им двоим захочется танцевать, а пить этот дрянной виски можно где-угодно. Впрочем,
- Ну и я кое-что прихватил. - на уровне бедра касается пальцами, демонстрируя зажатый в ладони гриппер с несколькими цветными таблетками. Джим бы не стал вот так с порога толкать к кокаину. П о з ж е. Пока он улыбается уголками, доверительно глядя на друга. Ну... Джим ведь рядом. Он поддержит, проследит, ничего не случится. А расслабиться Джейдену явно не помешает. С наркотой всегда по одному сценарию. Ты смотришь, отрицаешь, не осуждаешь. Потом смотришь, отрицаешь, но уже заинтересован. Смотришь, отрицаешь, но испытываешь сомнения. Смотришь, хочешь попробовать. Пробуешь. И дальше ты либо открещиваешься на всю жизнь, либо летишь в омут, ловишь бэдтрипы, просыпаешься с желанием втолкать в свое тело еще порошка. Эллиот не предлагал ничего кроме травки, но это даже не наркотик в штатах. Таблетки, как новый уровень.
- Хочу, чтобы тебе стало легче. - улыбка тянет губы, озаряя лицо и зажигая глаза. Искренний порыв помочь другу. В голове шепотки, голос матери, смех старшего брата.

[indent] - ты навлечешь на себя беду, эллиот! ты зря затеял эти игры!
[indent] - пошла на хуй.

Одна таблетка и вот ты уже летишь в кроличью нору. Ты уже и не ты вовсе. Ты не спешишь на чай к королеве. Ты не ищешь укатившуюся голову. Ты почти что не существуешь. Только легкое тело, подхватываемой ветром. Ты летишь и тебе хорошо. Ты летишь и я рядом, Джей. Я держу тебя. Я буду держать, чтобы ты не упал и не оступился. Ты же знаешь, я рядом. И я буду рядом с тобой до конца, пока сам не загляну внутрь. Пока не познаю бездну в тебе. Пока не покажу свою собственную.

За улыбкой на изгибе губ помутнение. Вспышки алого. Залитая кровью комната. И мысль о том, чтобы идти через отказ, возбуждает. Но Эллиот смотрит глазами Джима в лицо Джейдена. Эллиот не ждет отказа, Эллиот не толкает к пропасти. Он ласково берет за руку и ведет туда сам.

0

4

малкольм ищет


Несвятые в поисках помощницы главного детектива
ksenia solo or else, 28-35

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/22/17721.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/22/911541.gif

человек

связь с персонажем: работаем вместе в управлении, но вы с детективом не знаете, что  ищите именно меня. у нас хорошие отношения, я тебе явно симпатичен. может, ты даже думаешь, что однажды я приглашу тебя после работы на что-то типа свидания?

Патрик Мейсон и Молли работают вместе не первый год. она младше него, отлично справляется с ролью помощницы главного детектива управления, хотя и колкая на язык. Патрик - человек старой закалки. он все записывает в эти дебильные блокноты, но нюх у него реально, как у ищейки. Молли - дитя технологий. ей привычнее ноутбуки, смартфоны и всемирная паутина. она раскрыла с десяток дел на пару с Патриком, совершенно точно не глупая дурочка, но в этом деле чувствует себя идиоткой. ничего не сходится. и все чаще кажется, что орудует не просто монстр, а не_человек. но так ведь не бывает?

репортеры зовут его Визитёром, Молли - мудилой. что не отменяет того факта, что в пределах Атланты сейчас находится человек, кровожадно расчленяющий тела добропорядочных граждан. и вот ведь проблема - на местах преступления находятся не все части тел. Патрик хмуро бормочет, что парень забирает их с собой. Молли начинает казаться, что не все так просто...

/// откровенная Кинговщина
не претендую на основную сюжетную линию. предлагаю размеренную игру в поиск преступника. не против быть раскрытым, но для этого нам придется хорошенько все обсудить. Мак очень аккуратен и живет не первую сотню лет. но этот поиск обещает быть интересным)
ориентация, отношения с напарником и вообще семейное положение - тебе на откуп.
внешность и возраст тоже можно менять, я не против.

пост (не за Мака, но схожей стилистики)

Что мы, в сущности, знаем о других людях?
В лучшем случае можем предполагать, что они похожи на нас.

В лофте Джима нет трофеев. Там только чистота скребет со всех углов, растекаясь тошнотворной стерильностью. Любая небрежность Джима - попытка подражания. В лофте стерильность пахнет спиртом. Так мог бы жить врач, но у Джима никогда не было амбиций такого масштаба. В его жизни все всегда сводилось к семье и в голове по кругу звучал голос матери. Чертова сука никогда не относилась к Эллиоту с любовью. И это становилось камнем преткновения. Навязчивой идеей. Манией. Поэтому в жизни Джима нет медицины, нет случайной небрежности, нет ничего, что о нем бы хотелось сказать. В жизни Джима есть удачно сделанные вклады, протягивающие кровавые лапы из прошлого. Никто не спрашивает кем ты работаешь, когда ты приносишь пол ляма в банк. Никому не интересна законность твоих действий, когда ты отдаешь круглую сумму на долгое хранение под процент. Таких как Джим называют рантье.

Таких, как Эллиот называют психопатами.

В доме Эллиота есть отдельная комната, где стерильность бывала разве что чужим вздохом полвека тому. Старый дом на отшибе мира, посреди толстенных сосновых стволов, где москитов больше, чем людей. Эллиот не знает, кому раньше принадлежал этот дом, но использует его, как свой. Случайно найденная хибара в лесу - вот что это на самом деле. В доме Эллиота есть комната трофеев. Чаще всего неприметных, отсутствие которых не бросается в глаза на месте преступления. Иногда это кольцо, иногда снимок, иногда чей-то позолоченный ролекс. О, его звали Джошуа и он был прекрасным принцем с голубыми глазами, ярко выступающими из черных кудрей. Заводной, молодой и дерзкий. Потягивал виски-кола, плевался табачным дымом и звал на танцпол. А потом горстями жрал таблетки в моей тачке и с готовностью вставал на колени. Кажется, он был то ли богат, то ли зависим от родителей. И наркотиков. Но не от меня. Мелкий ублюдок. Часы, оставшиеся в напоминание, теперь кричат с полки немое "нет". Джошуа мог бы жить, так думается Эллиоту, если бы не говорил "нет". Эллиот не хочет думать, что никто из его жертв на самом деле не мог выжить. Что нет такого ответа, который бы устроил его. Что вся его игра - это не погоня за согласием, а гонки со смертью.

Never get loose. Never escape. Ready to look
i  n      y  o  u  r      f  a  c  e

I will give you what you need!

- Голову? - смех лаем срывается с губ и бьется о стойки, отражается в стеклах. - Как можно потерять голову? - в удивлении плещется насмешка над обществом, ведь как можно потерять целую голову? Это не фантик, это голова, черт побери! - Поищите в лесу, вдруг укатилась. - снова смеется и думает о дорожке, по которой укатилась чертова голова. Прямиком через лесную чащу, между сосен, от старой водонапорной башни направо и еще шесть миль на запад.

В голове эхо прокатывается на манер голоса Джейдена. Какого хрена он с ними делает. Какого хрена я с ними делаю. Брось, Джей, ты знаешь. Ты видел заключения судмедэкспертов. Ты знаешь, что именно я с ними делаю. И как долго и насколько успешно. Моей ДНК там больше, чем их собственной. Ты знаешь, Джей. Но ты не можешь уложить в своей голове ответы на вопросы "почему" и "зачем".  Я расскажу тебе. Может быть. Позже. Рука свободно ведет руль в сторону, автомобиль сворачивает на красный под сигнал, летящий в бампер. Вновь повисает блаженная тишина, в которой музыка, дыхание, призрачные остатки смеха их обоих.

Это все, как игра с голодным медведем. Истекающий кровью пытается найти пищу для голодного зверя, а зверь смотрит на кровь и облизывает клыки. Зверь тянет носом воздух и аромат металла распадается на молекулы соли. Он смотрит прямо в зияющие раны, подбирается ближе, норовя лизнуть шершавым языком, чтобы глотнуть свежей, соленой, манящей. В этой игре нет правильного действия, которое позволит обоим сохранить жизнь. Один все равно умрет. Станет жертвой голодного зверя. Других вариантов не предусмотрено потому, что Эллиот не проигрывает. Эллиот не последователен, импульсивен, но удачлив, как чертов лепрекон. Он не просчитывает и не играет в шахматы. Он срывается и летит в омут. Но не проигрывает. Никогда.

Гул музыки, шум голосов, толпа на входе. Когда у тебя есть деньги, ты не обременен этими проблемами. Ты паркуешься за углом и прикидываешь дорогу к вип-входу. Нет, нас нет в списках, но у нас есть свой. Вот тут, посмотрите, даже Бенджамин Франклин есть. О, смотрите ка, их даже два. Они очень хотят порадовать вашу супругу. Любые двери открываются мертвыми президентами - иронично. Про мертвых Джим может многое рассказать. Как, впрочем, и Джей.
- Пойдем к бару. - через густой голос черного рэппера с трудом слышны собственные мысли, путающиеся в candy shop - [своего рода candies лежат в кармане, на всякий случай и Эллиот думает, что случай настанет]. Рука скользит по плечу, увлекая за собой. Как способ не потерять друг друга. Или очередной импульсивный шаг Джима. Очередная вспышка во взгляде, обволакивающая огнем, обдающая жаром. Но, как змей из Эдема, шепчущая: «я рядом, приятель, я рядом с тобой.»

Лопатками ощущает твердый срез барной стойки, плечом - тепло соседнего. Взгляд перебегает от вспотевших смазливых лиц и тел к Эдвардсу, задерживается на мгновение,
- Расскажешь что там случилось? - склонившись к уху, коснувшись дыханием щеки. - Можем пойти туда. - Джим кивком указывает на вип столики наверху, где на диванах вроде удобнее, да и шума поменьше. Он не думает, что им двоим захочется танцевать, а пить этот дрянной виски можно где-угодно. Впрочем,
- Ну и я кое-что прихватил. - на уровне бедра касается пальцами, демонстрируя зажатый в ладони гриппер с несколькими цветными таблетками. Джим бы не стал вот так с порога толкать к кокаину. П о з ж е. Пока он улыбается уголками, доверительно глядя на друга. Ну... Джим ведь рядом. Он поддержит, проследит, ничего не случится. А расслабиться Джейдену явно не помешает. С наркотой всегда по одному сценарию. Ты смотришь, отрицаешь, не осуждаешь. Потом смотришь, отрицаешь, но уже заинтересован. Смотришь, отрицаешь, но испытываешь сомнения. Смотришь, хочешь попробовать. Пробуешь. И дальше ты либо открещиваешься на всю жизнь, либо летишь в омут, ловишь бэдтрипы, просыпаешься с желанием втолкать в свое тело еще порошка. Эллиот не предлагал ничего кроме травки, но это даже не наркотик в штатах. Таблетки, как новый уровень.
- Хочу, чтобы тебе стало легче. - улыбка тянет губы, озаряя лицо и зажигая глаза. Искренний порыв помочь другу. В голове шепотки, голос матери, смех старшего брата.

[indent] - ты навлечешь на себя беду, эллиот! ты зря затеял эти игры!
[indent] - пошла на хуй.

Одна таблетка и вот ты уже летишь в кроличью нору. Ты уже и не ты вовсе. Ты не спешишь на чай к королеве. Ты не ищешь укатившуюся голову. Ты почти что не существуешь. Только легкое тело, подхватываемой ветром. Ты летишь и тебе хорошо. Ты летишь и я рядом, Джей. Я держу тебя. Я буду держать, чтобы ты не упал и не оступился. Ты же знаешь, я рядом. И я буду рядом с тобой до конца, пока сам не загляну внутрь. Пока не познаю бездну в тебе. Пока не покажу свою собственную.

За улыбкой на изгибе губ помутнение. Вспышки алого. Залитая кровью комната. И мысль о том, чтобы идти через отказ, возбуждает. Но Эллиот смотрит глазами Джима в лицо Джейдена. Эллиот не ждет отказа, Эллиот не толкает к пропасти. Он ласково берет за руку и ведет туда сам.

Отредактировано олежа (12.02.2022 23:21:27)

0

5

ромка ищет


Несвятые в поисках важного друга
yungblud

https://c.tenor.com/O1t80Nh8YYIAAAAC/yungblud-kill-somebody.gif
better satan

связь с персонажем: после переезда из Москвы в Атланту ты становишься моим единственным здесь другом. и тем, с кем я буду работать. атеншон криминал.

определенные события заставляют меня переезжать из Москвы в штаты. разумеется, выбор города не рандомный, я переезжаю туда, где у нас есть связи. в Москве у нас есть своя маленькая фирма, которая в большей степени - прикрытие. де юро мы занимаемся ремонтом и отделкой, де факто - торгуем оружием. (мы - это я с лучшим другом и группка наших ребят) в штатах я становлюсь отличным звеном цепочки, по которой русские автоматы и пистолеты едут в Америку. здесь мне нужен верный и надежный человек. со своей ебанцой, со своими кривыми принципам, со своей извращенной моралью. и с полным принятием моей ориентации. можно было бы завернуть в конфликты на этой почве, но я хочу другое - хочу ахуеть с того, что кто-то так легко и непринужденно относится к наличию у меня бойфренда.

я вижу тебя активным, деятельным, инициативным. ты не лезешь за словом в карман, не трусишь, не предаешь. и в любое дерьмо готов лезть со мной с радостной улыбкой. наверняка, у тебя бурная личная жизнь, а может ты из тех, кому похуй на секс. но ты точно часто зависаешь в барах, многое слушаешь и слышишь, везде кажешься своим парнем и тебе охотно доверяют секреты, чем ты успешно пользуешься. у тебя отличная сеть своих людей среди нариков, бездомных, продавцов в магазинах и кофейнях. в работе ты мне полезен до чертиков, а вне работы с тобой можно обсудить решительно все и раздавить попутно пузырь вискаря.

имя, возраст, раса - на выбор. предполагаю, что ты не человек, что будет еще одним ахуем для меня)
внешность - либо янгблад, либо трэвис лэндон баркер. ну соррян, я очень хочу своих ребят)))

пост от ромыча

железо. прогорклая вонь мажет по слизистой, словно взрывая ожоговые пузырьки на теле критически тяжелого пациента. пальцы привычно скользят по гладкому стволу, очищают от пороховых дорожек пыли. губы дергает кривая ухмылка. так просто было стать этим... этим. монстром, у которого в руке ствол, а на шее - чужая кровь. все, как обычно. все такое понятное, знакомое, будто каждый день одно и то же. что, впрочем, не далеко ушло от истины. мертвый взгляд шарит по комнате, на глубине черных бездн зрачков ни всполоха, ни искры, только зияющая пустота. оболочка от человека. саркофаг, в котором радостно носишь клочки оставшиеся от души, чтобы в конце надежно упрятать под землю. кремация. он бы выбрал кремацию, но кого будет ебать его мнение, когда неслучайная пуля просверлит дыру в затылке? вздох. мажет. сплюнув под ноги, дергается на звук и рука в привычном жесте выставляет вперед глок, направляя го на упавшую вешалку.
блядь.

последние дни выдались тяжелыми. Рома не бывал нигде, кроме дома Макса и иногда собственной квартиры. проблемы пришли откуда не ждали, пришлось мобилизовать все силы, собрать своих, напрячься. сейчас, лежа по центру кровати и выдыхая сизый дым в потолок, так просто думать оп прошедшей неделе, но тогда... каждый день - как бег по кругу. тому, который по Данте и вспарывает горячую плоть ледяными иглами. любой из девяти или сколько их там. не важно. все равно ад - это ад. и страх - это страх. а за своих всегда страшно. не так боялся сдохнуть, поймав пулю, как боялся, что подстрелят Макса. или, не приведи разум, Карину. этого Рома бы себе не простил. и каждый день смотрел и думал - вот поэтому я один, я не готов бояться за кого-то каждый блядский день. не готов. и все равно боялся. каждый блядский день, да. лежать, глядя в потолок, в темноте, под покровом опускающейся на Москву ночи - это легко. звездное покрывало выстилает невиданные пути по черничному небу, дым витиеватыми узорами рисует галлюцинации на фоне натяжного полотна цвета слоновой кости. кривая ухмылка снова мажет по тонким губам, дым въедливо лезет в ноздри и першит в гортани. так просто...

будь его жизнь более линейной, он бы строил какие-то планы. может, даже давал обещания! (нет, это вряд ли) но его жизнь - это танго на минном поле. один шаг и от тебя останется кровавая труха. он мог бы планировать наведаться в бар, где обычно ищет Мая. он мог бы поехать в клуб и нажраться до чертиков. он мог бы думать о новой поставке или налогах. мог бы вплетать свое существование в призрачные нити будущего, но был слишком поглощен настоящим.

ты не умеешь.
любить.
скучать.
ценить.

и все же где-то под ребрами тянет.
с ним было как-то слишком тепло. слишком хорошо.
ровно так, как Рома себе ни с кем не позволяет потому, что  с т р а ш н о.

"вы тут или в лухах?"
сообщение улетает на номер Макса. можно позвать друга к себе и рубиться пол ночи в приставку. или поехать к ним в Луховицы и жарить шашлык под открытым небом. говорить обо всем, слушать старую музыку, греть ноги под пледом. не важно. хочется куда-то себя деть, а родная квартира будто бы давит. натягивается бетонными стенами на остов тела, стягивает по острым скулам и выступающим позвонкам грудины, плечей и коленей. тесно и душно. переехать что ли за город вместе с рыжим? да бред какой-то. какой нахуй за город. септики, муравьи и сбоящий вай фай? тоже мне радости отрыва от мегаполиса.
"домой едем, в лухи завтра вечером. шашлык?"
Рома улыбается.
экран голубоватым светом мажет по уставшим провалам глазниц. сигаретный труп остается в пепельнице на прикроватной тумбочке и тонкая струйка прощальной порции никотина столбиком поднимется вверх. выбрали нового папу. он никогда не был родным. а тот... да и машина была старая... в Солнцево все был такое, конечно. там, наверное, жарко. как там живут эти чернявые дети... не обжигаются ведь... странно...

мозг не сразу ловит грань между сном и реальностью. барахтается с мгновение, цепляется за сюрреализм мыслей, ищет ответы на несуществующие и несущественные вопросы, пока наконец-то не приходит осознание. простой мыслью пронзает в висок, словно стрелой - в дверь звонят, Ром. жадно глотнув кислорода, Рома поднимает голову. телефон остался лежать между подушек. заблокировался сам уже, наверное, от времени бездействия. дым давно не летит в потолок, за окном поутихли случайные голоса и гул машин кажется едва различимым. сколько он проспал? насколько заебался, что вырубился прямо так? в ногах мирно сопит Барселона. трель дверного звонка стоит эхом в ушах.
- блядь... - проскрипев ругательства под нос, Рома силится встать, едва не падает с кровати, трясет головой, как бродячая собака. координация возвращается. мысли возвращаются. сознание проясняется.

так.
стоп.

это не Макс. он бы позвонил. тем более... он писал, что они с Кариной домой едут же. нет, точно не Макс. больше некому вроде? или... если есть те, кто приходят  к   т е б е, найдутся и те, кто придут  з а   т о б о й? быстрые аккуратные шаги едва слышны в просторной квартире. на ходу нацепить футболку на острые плечи, прикрыв чернильные узоры через всю грудь. в мягких спортивных штанах движения мажутся тихим шелестом, босые ступни аккуратно, почти по-кошачьи, ступают по ламинату. у двери Рома оказывается с глоком в руке.

и это ты называешь жизнью.
тебе ведь не за кого бояться? но к двери ты идешь с пистолетом. это все ненормально, Ром. это не правильно. ты загнал себя в слишком извращенную ловушку. посмотрим на себя! ты тени своей готов испугаться сейчас. потому что знаешь - за тобой точно придут. не сегодня, может. и может даже, не завтра. но придут. за вами всеми приходят. и твоя пуля тебя все равно найдет.

в дверном глазке - пустота  подъезда. чисто, тихо, ни души. странно, в его дом вообще не так то легко попасть, он же знал, когда выбирал. брал такой дом, чтобы была охрана, кпп, консьерж, все эти ключ-карты и брелки. но в дверь точно звонили. правая рука прижимает глок к стене у двери, левая тянет за ручку на себя, едва провернув замок. и в первое мгновение - ничего. пустота. ни души.
вторым топит с головой.

глок быстро оказывается на тумбочке, спешно прикрытый какой-то квитанцией, Рома босиком стоит посреди общего коридора и в больших глазах читается испуг. ярость. вопрос. но первого больше всего.
- господи... Май... Май? - заглядывая в глаза, понимает, что лучше не делает. как минимум себе самому потому, что ярость удушливой волной сжимает за горло. суки. кто это сделал? кто, Май? просто назови имена. скажи мне ебучие имена. и уже наплевать, что по локоть в крови. и что это даже не жизнь, а так -  п о д о б и е. уже на все наплевать. когда руки подхватывают тонкое тело, заносят в квартиру и нога толкает дверь до щелчка. ближайшее - диван в гостиной. простейшее - телефон. он остался в спальне на кровати и туда Рома влетает тихо, но быстро, напоминая в темноте дикую кошку, вышедшую на ночную охоту. гудок. второй. третий.
- возьми, блядь, трубку... - четвертый. хриплый голос, в котором сквозит удивление,
- ты чего, Чужак? - Рома возвращается в комнату, на ходу отвечая,
- Карину попроси зайти. срочно. - ни капли неуверенности в голосе. ни толики тепла, сомнения. таким тоном говорят о том, что не потерпит никаких пререканий. Макс вкрадчиво соглашается, скидывает вызов. пять, ну максимум десять, минут. он знает, что "срочно" - это вчера. он знает, что нужно быть здесь прямо сейчас.

- Май... - схваченные по пути салфетки и бутылка хлоргексидина падают на пол рядом с диваном, Рома опускается там же. интуитивные действия, механическая игра сухожилий - влажная салфетка аккуратно трет по чужому лицу, стирая дорожки крови. ему бы понять насколько все плохо... впрочем, с этим Карина справится лучше. Роме...
губы касаются алых пятен на бледном лбу, Рома закрывает глаза. в шепоте голоса стелется металл,
- кто? - закипая в груди, клокочет ярость. жгучая, черная, с алыми пятнами и всполохами огня. уничтожу. выжгу. выгрызу. разотру. - скажи мне, кто это был? - касаясь ладонью лица, заглядывает в глаза, нежно, осторожно, спрашивает мягко и заботливо, - ты знаешь их? скажи мне. пожалуйста. кто это сделал? кто посмел тебя тронуть?
и может... может, было бы безопаснее, знай все вокруг, что он - с тобой?
а он со мной?
был бы с тобой - может и не тронули бы... побоялись?
уже не важно. не важно.
я убью их.
закопаю.

когда дверной звонок подает голос во второй раз, Рома срывается с места быстро и резко. дернув дверь на себя, кивает Карине в комнату,
- помоги. - сам остается с Максом в темноте коридора. друг лишь заглядывает в дверной проем, присвистывает и переводит взгляд обратно на Рому. в тишине рождается новая истина, но словно бы каждый боится озвучить ее вслух. может, позже...?
- Рома, мне нужны ножницы и чистая вода. кипяченая! - сделав шаг, Рома смотрит в затылок кудрявой брюнетки,
- у меня пронтосан есть. - с его жизнью средство для промывания ран - не самая бесполезная вещь в этом доме.
- тащи. и нашатырь бы пригодился. мне бы понимать реакции, а если он будет в отключке, это вряд ли получится.
но на каждом шаге, чеканкой выбивающему дробь по ламинату, ярость все сильнее и злее кусает за кости. кто-то посмел тронуть Мая. кто-то посмел... где-то за пеленой алого цвета серой дымкой скулит тоскливая мысль - ты не смог его защитить.

Отредактировано олежа (15.02.2022 00:08:51)

0

6

данька ищет


Несвятые в поисках подруги
cara delevingne or else, ~27 лет

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/5/987739.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/5/87528.gif

человек или существо

связь с персонажем: это запрос на крепкую, долбанутую дружбу, в которой придется пожевать стеклишка, когда Даня расскажет о том, что у него рак или затянуть ссор на тему - почему не сказал раньше черт возьми и какого черта тогда ты так много употребляешь?

- черт, да ты долбанутая! - кажется, наше знакомство началось именно с этой фразы. ты не от мира сего. у тебя есть свои непоколебимые законы жизни и точное понимание того, что лезть в личное пространство других людей не стоит, если понадобится, сами расскажут, что там на душе творится. наверное, по этому мы до сих пор дружим и за новыми чернилами под кожу я прихожу именно к тебе. (да, да. у тебя есть свой тату салон или ты просто снимаешь себе место, не знаю, я не любопытствовал особо.) ты не особо паришься, когда я исчезаю с поля зрения на неделю или две, но в какой-то момент можешь приперется без предупреждения, чтобы проверить не помер ли я в период очередного приступа потекшей крыши. веселая, моментами дурная и абсолютно бесстрашная. с тобой можно свалить изучать заброшенные здания, кидать пустые бутылки в стену и орать о том, насколько этот мир дерьмо. с тобой можно свалить в клуб и потерять тебя спустя десять минут на танцполе, потому что ты уже свалила куда-то, с кем-то и чёрт с ним, завтра расскажешь. с тобой можно не натягивать на лицо улыбку, оставаясь собой, потому что ты и так уже привыкла материться на мою унылую рожу.

имя, возраст, раса - всё на выбор, обговариваемо и так далее. по факту, даже внешность можем оговорить, не проблема. сразу предупреждаю, в этой ветке никогда не было и не будет никаких романтических отношений и т.д. и т.п. но можно создать много веселых, трешовых и стекольных моментов. и даже какой-нибудь жести придумать.

пример поста

тьма из пустых глазниц заглядывает прямо в душу. алые капли стекают по полуразложившейся коже, облепившей череп, просвечивающий сквозь выеденные временем дыры. костлявая рука тянется к Дане и тихий загробный шепот проползает липким холодом по позвоночнику. ты виноват. знаешь? это ведь всё твоя вина. ты должен умереть. должен умереть. умереть. умереть. смерть сжимает пальцы на его шее, а он лишь смотрит в мрак, затаившийся в глубине проемов, некогда скрытых серо-голубыми глазами. боли нет, лишь чистый ужас, перехватывающий дыхание, отбирающий последние капли кислорода.

двадцать третья минута сна заканчивается резким пробуждением. Даня смотрит в потолок, широко распахнутыми глазами и вместо белого полотна видит всё тот же пристальный взгляд чистой, непроглядной тьмы. легкая дрожь стелется по всем телу до тех пор, пока мрачный образ не рассеивается в лучах солнца, показавшегося из-за туч на несколько блядски удачных секунд. дыхание рвано возвращается, наполняя легкие кислородом, словно насос начал снова работать, пусть даже не совсем исправно. Даня знает, что исправно его легкие уже никогда не заработают. эта херня внутри сожрет его подчистую. похер. он тянется к прикроватной тумбочке, чтобы стащить с неё мятую пачку и выловить оттуда последнюю сигарету с зажигалкой. легкий щелчок кажется слишком громким в тишине, овладевшей пространством. к потолку устремляется тонкая струйка дыма, соскользнувшая ядовитой змеёй с губ парня и исчезнувшая в пустоте над его головой. на третьей тяге кашель начинает драть глотку, впиваться иглами в плоть и выворачивать наизнанку, пронизывая легкие раскаленным чугуном. соль прижигает слизистую глаз и тихое - блядь. - вырывается на выдохе. нормальный человек на его месте постарался бы отдышаться. Даня затягивается очередной дозой никотина и растирает ладонью каплю, которая стекла по щеке.

- да пойду я на прием, отъебись уже, а? - на том конце провода Соня переходит на ультразвук в своей попытке достучаться до проклятья их семьи. Пожарский скидывает звонок и отбрасывает в сторону телефон. ему нахер не сдался этот психиатр и его помощь. вон их сколько было, никто не справился. потому что, чтобы помочь, надо желание пациента выбраться из дерьма, вроде так говорят обычно. у Дани такого желания нет. он хочет просто спокойно сдохнуть и чтобы его никто не трогал. только складывается ощущение, что даже в гробу его найдут, воскресят и опять начнут иметь мозг во все извилины без перерыва на сон и отдых. зато никаких, блядь, жалоб на недотрах, да, Дань?

Даня натягивает черные джинсы, майку с каким-то долбануто-абстрактным принтом, купленную в свое время под очередной дозой наркоты, и чёрный пиджак. надевает чёрные адики с их приевшимися тремя полосками, которые контрастом разрезают мрачность кроссовок. натягивает пальто и стремительно валит из квартиры, стараясь не заглядывать в зеркало, занимающее половину шкафа-купе, сожравшего знатную часть прихожей. Пожарский ненавидит зеркала, в них можно увидеть, насколько фигово ты выглядишь, когда в твоей жизни отсутствует сон, нормальное питание и трезвость. он держит путь в метро, чтобы очередной сардиной забится в жестяную банку и вывалиться оттуда на нужной станции. главное купить сигарет по пути. и бутылку виски? конины? водки? похер.

такое приевшееся - добрый день, присядьте пока, вас скоро примут. - Даню воротит уже от этой лживой любезности. словно он смертельно болен и сейчас сдохнет прямо здесь, если не улыбнуться ему во все тридцать два зуба. похер. Даня умеет ждать, у него ведь времени вагон и маленькая тележка, в которой покоится бомба с запущенным часовым механизмом. тик так, тик так, осталось не долго, тик так. дверь открывается и парень встает, кивает головой, подтверждая, что имя принадлежит ему и проходит в кабинет, наспех оглядывая пространство. куда пафоснее предыдущего места. пространство давит. Даня бы с удовольствием развернулся и свалил, но он обещал не выебываться, поэтому просто садится на кресло, утопая в спинку.

усмешка слетает с губ Пожарского и он замирает на мгновение утопая во взгляде, устремленном на него. тяжело и вязко, словно стал маленькой букашкой, попавшей в смолу и застрявшей в ней на века. - хочу сдохнуть спокойно, а мне не дают, вот пришлось сюда тащится, чтобы отвязались хоть на пару дней. - Даня говорит спокойно, не разрывая зрительного контакта. кажется, обычно начинать надо не с этого, но какая разница? - похоже, предыдущие психиатры считали, что у меня депрессия. и, похоже, несколько попыток выпилиться из жизни, тоже не являются нормой. - он пожимает плечами, мол вроде как это должно быть нормальным, но все в этом мире настолько зациклены на сохранении своей жалкой шкуры, что другого взгляда на смерть не приемлют. Даню этот момент всегда раздражал. почему, если человеку тошно жить и его окружает гниль, давно заразившая его и изъевшая всё нутро, то он не может просто уйти туда, где возможно не будет нихера, а значит не будет и всего дерьма, которое день за днем подкидывает вселенная. может он хотя бы сможет выспаться. было бы неплохо. - вроде всё. ну, еще кошмары, бессонница, наркотическая зависимость, проблемы с алкоголем. - парень прикусывает губу, пытаясь вспомнить, что еще можно добавить к этому списку впитавшихся в него проблем. похер. - да, теперь наверное точно всё. - Даня вглядывается в глаза напротив. завораживает. душит и завораживает. он, конечно, не фанат походов к мозгоправам, но в этом взгляде можно утопиться. как в ледяной воде. когда перехватывает дыхаение. отнимаются ноги и руки, а потом медленно начинает отказывать весь организм.

0

7

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/2/548198.png

● сказки, боги, ангелы, люди
● почти нет правил
● сша, атланта и весь мир
● 2022 без ковида (да потому что сколько можно то уже)
● акция на египетский пантеон
● олень в шапке

Отредактировано олежа (27.04.2022 03:02:13)

0

8

клаус ищет


Несвятые в поисках дядюшки
Ian Bohen or Daniel Gillies or else, 45

https://c.tenor.com/9SrFjgJHJTAAAAAC/ian-bohen-not-listening.gif

https://c.tenor.com/aeSYJ65RgRcAAAAC/tvd-elijah.gif

бог египетского пантеона [Сет]

связь с персонажем: все сложно, как только может быть сложно у племянника с дядей, которому жена изменила с братом (и примерно также сложно, как я сейчас это описал).

Мы с тобой знаем друг друга несколько вечностей подряд, но в самый отвественный не узнаем друг друга. Наши вечности адски болят в груди множеством разговоров. Ты мог бы быть моим отцом, но раз за разом мы выходим к этому дурацкому кругу, где ты и я - никто друг другу. Вообще, если подумать, у нас с тобой так ужасно мало общего, что вообще не ясно, как мы умудряемся вновь и вновь сходится друзьями. Когда ты полыхаешь, а полыхаешь ты часто, меня обязательно заденет хотя бы по касательной. Хоть ты и старше, но у меня вечно ощущение, что приходится убирать за тобой всякое дерьмо. Ведь ты - ярость. А я - заупокойный холод. И все же ты самый важный из всех, и я иду за тобой. Снова. И снова.

Сет в некотором роде наставник Анубиса в моем понимании. Но не такой, который воспитывает и поучает, а скорее как беззаботный дядюшка, на которого хочется быть похожим. Сет - ярость и яркость, мне он видится успешным художником-акционистом. Клаус некоторое время пытался был арт-диллером, крайне неудачно. Они могли познакомиться именно в этот период, но не узнать друг друга как богов. Сет мог учить юного Клауса как вести себя с публикой и заказчиками, но Клаус уж слишком погружен в себя, чтобы эти уроки подействовали так, как этого бы хотелось обоим.

Я постарался оставить большой простор для фантазии, готов в общем-то к любому Сету, главное, чтобы он был. У меня нет ни одного поста за этого персонажа, к тому же я не играл добрые пять-шесть лет. Могу предложить старые посты, но не уверен, что сейчас они будут хоть отдаленно похожи с моим нынешним стилем, так что...

0

9

уилл ищет


Несвятые в поисках любимой и единственной дочери
mckenna grace, 12

https://i.imgur.com/lTcCQkb.gif https://i.imgur.com/U79Z0zG.gif https://i.imgur.com/NmsEuxZ.gif https://i.imgur.com/KIN5P32.gif

человек видящая

связь с персонажем: Лиза Дэвис (извини, имя не изменится — слишком плотно вошло в мемы и анналы нашей истории) — маленький ангел, единственная дочь, за которую я готов в буквальном смысле отдать всё. Никто не отменяет начало подросткового возраста и некоторые нЕдОпОнИмАнИя, но в целом — мы одна семья (с долбанутым дядей на обочине), и мы — самое ценное, что есть друг у друга.

Ты не помнишь, но, когда тебе было немногим больше, чем полгодика — я забрал тебя у матери-наркоманки [своей жены] и отсудил полную опеку, лишив Лору родительских прав. Мои родители сразу не одобряли твоё рождение, когда не наступил ещё даже намёк на рассвет моей карьеры, но меня двадцатилетнего их одобрение не особо волновало: и пускай у тебя были няньки и сиделки, твой отец всегда был рядом.

Переломный момент происходит, когда тебя, трёхлетнюю малышку, обколотая мать похищает из дома, прячась в какой-то заброшке бог знает зачем — пока на вас не нападает призрак, убивая Лору. Мы — с помощью и под защитой Чарли — успеваем убежать.

Однако, после этого инцидента несколько лет спустя мы поняли, что ты стала той, кто может распознавать паранормальных существ, чувствовать их — «видящей». «Дядя Чарли», твоя новая постоянная нянька, научил тебя тому, как собираются обереги и благовония, которые помогают нам в нашей работе — и ты стала частью странного «семейного бизнеса».

Ты умная, взрослая не по годам, смешная, вечно защищаешь дядю от «злобной диктатуры» своего отца. Тебя никогда не пускают в проклятые дома, где мы работаем — тебя берегут со всей любовью и заботой. Балуют. Заставляют учиться и быть обычным ребёнком — иногда по ночам прибегая в твою комнату и прижимая к себе после ночного кошмара.

Ты — самый важный человек в моей жизни, и я защищу тебя любой ценой.
..а дядя Чарли обещает баловать, пока батя не видит. ©

По связи: гостевая, лс — а там уже мессенджеры и иже с ними.
По игре: мы с дядей Чарли — два неторопливых чебурека; лично я по постам (стилистика-размер-оформление) ориентируюсь на соигрока. Единственное — твой папа пенсионер, у него глаза слезятся от злоупотребления лапслоком. :') Примеры постов, идеи и хэдканоны (на Лизу у нас их вагон и тележка) — при непосредственном коннекте. Ну и да, образы, атмосфера истории и в целом сюжетная ветка вдохновлены тематикой игры phasmophobia, bruh — если вдругчо, покажем аестетики и вот это всё.

0

10

клаус ищет


Несвятые в поисках близкой по духу
Tuppence Middleton or else, 24

https://i.ibb.co/vZMGsrr/image.png

видящая либо скандинавская богиня [Хель] \\ снежная королева

связь с персонажем: очень близкая подруга из детства, Клаус у нее в вечной фрэндзоне

У нас с тобой общий секрет. Хотя назовешь ли ты это секретом - я не знаю. Ты с таким упоением рассказываешь всем подряд, что ты - королева мертвых, что я уже не уверен, что для кого-то это может быть тайной. Ты видишь их, холодных и замерзших мертвецов, рассказываешь об этом каждому встречному, но в твоей памяти так и не появилось воспоминаний. Ты боишься, что на самом деле это всего лишь выдумка. Я вижу это, когда говорю с тобой. Ты боишься оказаться той, кем все тебя считают. Сумасшедшей. Ты же видишь их, столь же отчетливо, как вижу своих мертвецов я, но... прошлые жизни никак не возвращаются к тебе, и с каждым годом твои мысли все больше путаются во тьме. Ты просишь меня называть тебя Хель, ведь если кто-то тоже верит, то фантазия кажется чуть ближе к реальности.
Мы познакомились с тобой совсем детьми, когда я впервые попал в психушку. Я влюбился в тебя с первого взгляда. Ты была столь одинока, пугающая и поразительная. Я сходил с ума, понимая, что не могу получить и капли твоего ледяного внимания. Ты такая холодная, что даже жар моей настойчивости не в силах тебя растопить. Мне приходится раз за разом выводить тебя из себя. Ты злая. Жестокая. Я люблю это в тебе. Мне нравится, как ты делаешь мне больно своим холодом. Это делает меня хоть немного более живым. Кажется, я твой единственный друг, но к чему это привело? Ты никогда не давала мне и капли надежды, заставляя есть стекло из твоих рук. Моя чудесная снежная королева.
Я знаю, твои истории повлияли на тебя даже сильнее, чем мои на меня. У тебя нет ничего кроме этих историй. Или, может быть дело не только в этом. Ведь мои родители оставались понимающими и любящими, а твои оказались нетерпимы к странностям и психическим расстройствам и запихнули тебя туда, где мы с тобой и встретились. Ты несколько раз сбегала, но всегда возвращалась, потому что тебе некуда было идти. Я пытался найти для тебя приют в своем доме, но такую безумную идею даже мои родители не одобрили.
Мне кажется, что иногда ты меня ненавидишь и я для тебя не более, чем назойливый поклонник. Но тем не менее я всегда возвращаюсь и слушаю твои истории. А потом ты названиваешь мне, чтобы услышать мой голос. Кто-то из нас безумен. Правда?

0

11

маша ищет


Несвятые в поисках Медведя
Jason Momoa/Brock O'Hurn - обсуждаемо

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/44/46255.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/81/0d/44/843884.gif

Медведь (сказка "Маша и Медведь")

связь с персонажем: персонаж в пару. внезапно гет хд
прям в отношения-отношения, да. с бытовухой, тупыми ситуациями и вкусной драмой. Маша влезает во всякое дерьмище, так что спасать ее надо много и часто. синяки мазать, коленки лечить, из клуба обдолбанную забирать. можно устроить похищения, пытки, огнестрелы, передозы. почти все можно, серьезно. люблю драму и стекло лопатой жрать.

Маша всю жизнь ищет тебя.
у нее внутри какое-то ощущение, будто кусок вырвали из сердца. не хватает кого-то, а найти его она не может. переехала из Новосиба в штаты, живет в Бруклине нелегально, работает в баре. надеется хотя бы здесь найти того, с кем будет спокойно.

Маша почти верит в свою сказку. ей всегда было просто с лесом, животными, природой. в городских джунглях душит и давит, поэтому часто бегает куда-нибудь в глушь - посидеть у озера, полежать в траве, клещей поразвлекать. она слишком любознательная, может много болтать со всеми, кроме тебя. в первую встречу заткнется и будет смотреть огромными глазами, не понимая что это такое вообще происходит. а потом схлынет и ты устанешь от ее болтовни. от ее простоты. прямолинейности. она задает самые неудобные вопросы и засыпает на плече так, словно всегда там была. будто это и есть ее место.

Маша заботливая, милая, честная. не глупая, но у нее плохо с инстинктом самосохранения. вечно вся в синяках и ссадинах, в кармане косяк, пара мятых купюр и старый мобильник с трещиной через весь экран. ей не нужны деньги, не нужна слава. часто оказывается в участке и только удачное знакомство с одним копом не дает ей быть депортированной к чертовой матери. ну, к своей, то есть.

у Маши есть кот, которого она подобрала на улице в Бруклине. и маленькая квартирка, ее она делит с каким-то странным парнем. а еще у нее очень большое сердце, делить которое совершенно не с кем.

//// я могу играть практически любую жесть. главный принцип - не против друг друга. играю в связке со своим соигроком и мне важно, чтобы между нами все было хорошо. конфликты и жесть - с миром вокруг нас. а между нами - давай все будет тепло. из того, что не могу играть - насилие над животными и сексуальное. с остальным разберемся.
шарю за бдсм, так что ну who knows, может ты хочешь доминировать)
посты. да, посты раз в 7-10 дней, могут разогнаться, но не обещаю. пишу от 2 лица (могу от 1, но не уверена, что хочу), объем будет в районе 5-7к, лапслок, тройка, ненормативная лексика, минимум ошибок в тексте. знаю, что кофе мужского рода и не путаю где -тся, а где -ться. надеть и одеть тоже не путаю хдд
стабильна, как хреновая погода в питере, верна как собака хд

p.s.: внешность обсуждаема в пределах "медвежьего" образа; графикой обеспечу сама)

машин пост / немного другой образ, но стиль письма понятен

у маши в голове сладкая вата со вкусом жвачки. давно не витает в каких-то там облаках, да и витала ли раньше? все всегда было слишком резко и остро, прошивало навылет и разрывало в лоскуты. всегда — это что-то из прошлого. вязкого, мутного, туда уже и не заглянешь даже. да и толку смотреть. маша не помнит обшарпанные стены отчего дома. с домом у нее вообще ассоциируется только кислый запах рассольника и пыль на пальцах. образы плывут перед глазами, забываются лица, стираются даты и имена. у маши нет прошлого. у маши ничего нет. только этот густой розовый туман в голове.

как часто звали сумасшедшей и ненормальной. тыкали пальцем, но не смеялись. это она смеялась. заразительно, громко, словно какая-то мультяшная ведьма. маша смеялась, влипала в очередную историю и ловко избегала смерти. та преследовала по пятам. или, вернее сказать, по венам. от точки до точки. проведи ручкой, чернилами соедини звездочки, получится малая медведица. маша в наркотическом кайфе часто рисовала невидимые линии на сгибе локтя —
вот тут звезда, и тут вот еще одна, сюда, а потом вот сюда, вот и созвездие, правда красиво?
да, красиво, очень. и ты. ты тоже очень. давай еще вмажем.

у маши созвездия внутри. под тонкой белой кожей, высохшей как старый пергамент. и все созвездия так натужно болят. кажется, потянись чуть выше, чуть ближе к небу, и созвездия порвутся связками, сухожилиями, брызнут кровью на белый-белый... не снег. откуда тут взяться снегу. у маши из белого — волосы и кокаин. в волосах он тоже, наверняка, еще есть. забился, когда в последний раз летела куклой через всю комнату. втерся, когда голова пробила стекло стола и осколки больно впились в шею и макушку. на лбу тонкая царапина, на царапине корка крови. разодранные плечи и шея, в белом море красные буйки свернувшейся крови. созвездия отзываются болью на вдохе, саднят, скулят и так норовят выйти. так хочется расчесать кожу, выпустить звезды наружу. и может тогда... может тогда, все станет иначе? окажется проще и лучше?

босые ноги исколоты ельником, гнус жалит в худые плечи, забирается на колени и поет свои назойливые колыбельные. некогда спать, если хочешь сберечь... не жизнь, черт уж с ней. хотя бы себя. то, что дороже жизни. маша боится не смерти. мерзкие чужие руки под тканью, грубые пальцы, сальные патлы, шепот у уха, ну давай же, ну чего тебе стоит, не упрямься, тебе понравится. маше не нравится. никогда не нравится. страшно подумать, но маша любит ощущать безопасность. любит, когда за спиной — стена. чтобы сзади не подошли. и слева, и справа. как кошка, которой нужен обзор лишь в одной плоскости. чтобы знать, видеть, не бояться, не дергаться от каждого шороха. маша прижимает лопатки к грубой коре, съезжает вниз и чувствует, как драная майка надрывно скулит, трещит и еще больше обнажает белую кожу.

щиплет.
кусается.
болью взрастает сквозь венозный поток.

маша видит себя ядовитым цветком. какой-нибудь венериной мухоловкой или раффлезией. красивой, опасной, смертельной. а зеркало показывает обычно щуплую девочку, которой бы веночек из одуванчиков, пестрое платьице, косыночку вокруг тонкой шеи. в незнакомом лесу нет зеркал. и косынок нет, и одуванчиков что-то не видно. сгущаются тучи, опускаются сумерки, холод облизывает за пальцы, подкрадываясь к ногам еловыми иглами и опавшими листьями. маша прижимает колени к груди, юбка задирается, сползает, обнажает бедра, на которых синевой распускаются вены деревьев. точки. звезды. инъекционные бриллианты. якутия же. тут все должно быть из бриллиантов. но пахнет землей и этот запах у маши стойко ассоциируется со смертью. влажная земля, осиновый гроб, гулкий стук — комья летят на крышку. чинное молчание, черные кружевные платки, скупые всхлипы и слезы. кто-то отправился на корм червям, кто-то скорбит и всей своей скорбью портит повисшую звонкую тишину. когда-то в несуществующем прошлом маша стояла, наверное, у гроба дедушки. или не дедушки. или не стояла даже. но помнит, как кладбищенский ветер кусает за кости.

злые слезы обжигают щеки. нельзя, не смей, соберись. если и сдохнуть, то раньше, чем эти уроды посмеют к тебе прикоснуться. соберись. ты хочешь чего? выжить — без вариантов. забей, все, не будет больше неба в алмазах. твои звезды потухли, глупая дура. но ты можешь выбрать себе смерть. сама. не дай им дотронуться до тебя еще живой. взгляд не испуганный, но все же чуточку дикий. словно девочка-маугли. рыщет вокруг себя, выискивает глазами хоть что-то в помощь, но в лесу кроме веток ни черта нет. зубами выгрызать вены — долго и не эффективно. это же не сраный голливудский блокбастер, тут не работают эти киношные приемы. невозможно покончить с собой, имея на руках одно большое нихуя.

становится все темнее, а ноги снова несут прочь. иголки под кожу. иголки под ногти. иголки до крови. иголки до боли. и в самое сердце. глубже. так, чтобы до костей пробирало. чтобы от каждого шага отзывалось дрожью по позвонкам. она не идет, не бежит — шагает на эшафот. будто на ногах туфли из раскаленного металла. влажные капли оставляют красные точки на ельнике, но в темноте не разглядишь. правда, звери могут учуять. может, дикий кабан или даже медведь? какая хорошая смерть.

глупая дура. на что ты надеялась.

когда чернота обступает со всех сторон и видимость становится до обиды паршивой, у маши в руках палка, но рука дрожит. холод пробирает насквозь и тонкая майка не греет, конечно. тонкая майка, тонкая юбка, тонкая кожа, тонкая маша. холодно. страшно? наверное, немножечко страшно. у этих людей есть фонарики, может даже собаки. они все равно найдут ее, бежать уже некуда. и со злой обидой маша думает, что пусть уже найдут. пусть все это просто закончится. хватит.

хватит.

хватит.

хватит.

очередной треск ветки заставляет дернуться в сторону, прижаться к дереву и слиться с ним почти полностью. маша такая тонкая, что может прятаться за сосной. в едва различимом спектре света блуждают тени. или тень. или вовсе привиделось. может, это агония. может, маша лежит на земле и вокруг никого. и скоро придут волки, чтобы обглодать остывшее мясо с костей. или даже не волки... может, маши и не было никогда в этом лесу? в этом якутске? может, маша давно умерла под мостом где-нибудь в пензе. и все это — посмертный сон. тогда ведь все равно. чего бояться, если ты уже мертв? злой блеск в глазах делается ярче. тень делается четче.

одна.

ты за мной?
убьёшь меня?
где коса? и черный плащ?

маша дерзкая. даром, что глупая. рвется вперед, мигом оказывается рядом и в спину тычет дулом палки,
— медленно подними руки. — тычок сильнее между лопаток. — ну! — голос хрипит и дрожит, от холода рвется на атомы, звенит осколками на ветру. что если прокатит? сработает? и дальше что... что дальше то, маш?
— сколько вас тут? — толкает вперед к дереву, прячется за спиной, но пружиной натянутые связки готовы вот-вот сработать, чтобы маша рванула в лес. чтобы попыталась снова сбежать.

да сколько уже можно бегать...

один не осторожный шаг. острая боль. вскрик. палка падает на землю, маша хватается за стопу, разом заваливаясь на ельник,
— блядь... — хнычет по-детски мило и как-то смешно. но иголка вошла прямо в кожу, глубоко, кровью испачкала пальцы и теперь уже руку. в холодном и скудном сиянии от растущей луны белые волосы светятся, блики ползут по алым каплям второй отрицательной. маша подтягивает к себе ноги, ладонями сжимает стопу и исподлобья зверем глядит на незнакомца,
— ну! давай уже. зови своих. убейте меня. заебали, охотники сраные. — а в голосе злость и обида.

у маши под диафрагмой огромный океан. бушующие волны, прибрежные скалы. соленые кристаллики на опаленных камнях и чайки, что высоко в небе взывают к богу. киты поют свои лунные песни, косяки блестят серебряной чешуей. чудесный океан манит в себя и зовет на всех языках. у маши внутри океан. и он горит. в нем тонут все корабли и угасает жизнь. отблеском касаясь радужки глаз, бликует во взгляде, обращенном к незнакомцу посреди враждебной тайги — давай, меня давно уже ждут на дне.

Отредактировано олежа (12.05.2022 02:31:21)

+1


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Вампиры; мистика; » Unholy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно