ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: -
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Robert John Downey Jr
ТЕКСТ ЗАЯВКИ: я пожалею об этой заявке хд
Как-то я села, и родилось это:

Свернутый текст

Эрик твердит, что металлы – они как живые
Даже пытаться их все приручить бесполезно
Олово, ртуть, серебро – это словно стихии…
Стив после паузы лишь говорит: «А железо?»
Феррум. Четвертый период*. Он помнит со школы –
Ковкий металл, есть в крови, но прохладен на ощупь.
Жаль, что и в этом металле бывают расколы,
Жаль, что металлы – не люди, с металлами проще.
… Грифель скользит по бумаге в излюбленном танце:
Тёмные волосы, вИски и трещины в брони –
Прямо у сердца; за что бы Стив Роджерс ни брался –
На снежном листе всё равно появляется Тони.
Но не металлом, а пламенем, ветром и летом
Стив резко давит на грифель и пишет: «Полёт».
Тони – из тех, кто преступит любые запреты,
Тони – из тех, кто однажды разрушит лёд.

*В таблице Менделеева железо - элемент восьмой четвёртого периода

Я играла кэпостарков очень много, но хочу еще. Могу стекло, могу ромком, могу приключения, могу секс. Яжкэп, я могу целый день.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Капитан Америка
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Свернутый текст

Стив внезапно думает о том, как бы отреагировал Ник, увидев, что Капитан Америка с Железным Человеком после задания не летят домой молча (потому что к чертям разругались); не летят домой, к чертям ругаясь, а сидят в баре, которому больше всего подходит определение «уютный» - вероятно, редкое для Лас-Вегаса определение.
Редкое, как и вот такой разговор.
О доме.
О семье.
О настоящем Нью-Йорке, умело прячущемся за стеклянными фасадами небоскребов, в которых отражается небо; за неизменным гулом машин и сирен пожарных, парамедиков, полиции; за выстроенными, словно под копирку, одинаковыми «Старбаксами» и «Макдональдсами». Этот Нью-Йорк, который видят все, может и оттолкнуть. Тот, настоящий, может заворожить тебя и увести за собой, словно пение флейты Гаммельнского Крысолова.
Стивен почти признается себе, что речь сейчас идет не только о Нью-Йорке.
А еще о человеке, который плоть от плоти и кровь от крови этого города, как и сам Кэп. О человеке, которому так просто в броне и, кажется, так непросто без нее.
- Конечно, не может считаться, - Стив улыбается, прекрасно понимая, о чем говорит Старк. – Так что придется восполнить пробел.
Если бы у Капитана был искусственный интеллект, как Джарвис у Тони, он бы сейчас непременно поинтересовался, почему ему в кои-то веки так легко говорить со Старком. Этому бы просто порадоваться, но Стив привык докапываться до истины. Но искина у него нет, так что приходится по старинке.
Слушая свое сердце.
Наверняка сейчас, в двадцать первом веке, это избитая фраза, которую произносят разве что герои черно-белых фильмов на ретропоказах в кинотеатрах. Наверняка сейчас больше доверяют… чему там? Логике, разуму, опыту, цинизму и дальше по списку. Сердце – артефакт родом из прошлого.
Как и сам Стив.
Но как там ему сказали? Возможно, именно сейчас миру и недостает немного старомодности.
Стивен почти признается себе, что они со Старком дополняют друг друга, и что это, наверное, именно то, на что рассчитывал хитрый лис по имени Фьюри, когда собирал их в одну команду.
Дело было рисковым, но оно того стоило.
Ведь стоило же?
- Думаю, немного действует, если пить очень-очень много и очень-очень быстро, тогда даже ускоренный метаболизм не справится, но я не проверял это. А что? Думаешь, какие-то мои слова продиктованы алкоголем? – Капитан становится серьезным.
Он и вправду не проверял, так что сейчас все еще абсолютно трезв. Говорят, пьяному легче в чем-то признаваться, но наутро пьяный обычно жалеет об этих признаниях и готов взять все слова назад, а Стив-то знает, что не захочет.
Потому что сложно услышать от Тони Старка: «мой дом – ваш дом» - и не представить, как это может быть.
Наверное, немного безумно. Наверное, очень непривычно. И, возможно, по-настоящему тепло.
Стив бросает взгляд на настенные часы, висящие над барной стойкой и, посчитав в уме, понимает, что на восточном побережье город на Гудзоне уже просыпается.
- Пока Ник не прислал сюда добрую половину Щ.И.Т.а, наверное, нам пора, - говорит он, и не удерживается все же от легкой улыбки. – Так что скажи, что мне сделать, чтобы мы не отправились на твою «культурную» программу.
Стивен почти признается себе, что он, Капитан Америка, пытается в провокацию.
Кажется, безумие этого города и впрямь вдыхаешь вместе с его воздухом.