ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://testpomistice.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: sebastian stan / michael b.jordan / michele morrone
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
ж м и
[indent] он облизывает губы; на томном выдохе достает из ножен дюжину сэндвик двенадцать си двадцать семь. лезвия тянутся то ли в дружелюбной улыбке, то ли в оскале. нет, йеремии пятнадцать, когда он понимает, что дружелюбие - это не про саймона. на перемотке хищный взгляд ловит на себе из-за отцовских плеч. папочкина гордость протягивает ему ладонь в переговорной; познакомься, джером, саймон - моя правая рука.

[indent] резонный вопрос: если ее отрубить, ты больше не сможешь меня ударить?
саймон выжидает, молча сглатывает и жмет ладонь неприлично долго. скрюченные сухожилия заходят друг на друга, саймон выжидает и жмет пошло, хищным взглядом затягивает галстук на его шее, спускает сорочку, обнажает кровоточащие порезы и гнойные струпья. саймон жмет больно перед тем, как выдохнуть мелодичное:

[indent] наконец-то этот стервятник представил мне наше наследие, приятно познакомиться, пацан.

[indent] от саймона пахнет смертью. в анаконде всегда две пули - сорок пятый калибр; за ним всегда тянется борона - ацетон и цитрусовый флер. во рту привкус крови, не металлический, сладкий. приторный, как сахарная вата. приторный, как целая пачка вонка рантс.

[indent] саймон не стесняется в выражениях и осуждения не боится, пробует на вкус йеремию в шестнадцать, за столом переговоров. выстрел на поражение: зрачки расширяются, в зрачках он заводит большие пальцы в яремную впадину - малыш, мне хватит шесть секунд, чтобы тебя сломать.
папочкин цербер играет с мертвыми душами без сожаления; она шепчет ему: сначала сломай палец. отруби ногу. режьрежьрежь! вырви все зубы. выпей глазное яблоко. до успеха всего два шага, один из них - его с края крыши. в голове ремарка! до успеха было всего два шага, третий - йеремия.

[indent] в своих самых липких снах он представляет, как фемтометр за фемтометром на его коже раскрываются красные бутоны. раскрываются синие бутоны. раскрываются лиловые бутоны. в своих снах он представляет, как сдержанная улыбка сползает с лица бастарда. каждую ночь он до мозолей стирает ладони, каждую ночь белье неуютно тесное.
[indent] д и с к о м ф о р т н о.

[indent] после смерти торндайка, йеремия - лишь очередная преграда. между 'служу вам верой и правдой, сэр' и дьявольским оскалом - осечка.

[indent] не паникуй раньше времени, малыш, но папочка оставил мне в наследство свои розги. тебя разве не учили уважительному отношению к старшим?

Дополнительно
он не чистое зло, как может показаться. не без своих слабостей, но скорее негативный персонаж, которому так затуманили голову бесчинства и убийства, которые они совершали с отцом йеремии, что даже успели стать причиной наслаждения. как и предполагалось, после смерти отца джерома, его корпорация, совместно с (а) исполнительным директором в реальной жизни и (б) поехавшим гангстером-исполнителем опг в магической досталась сыну. конечно, саймона это нисколько не радует. йеремия - сопляк, да еще и человек, по всем параметрам не достоин взять бразды правления в свои руки (а вот саймон достоин, он тот еще серый кардинал; хищник, если хотите, который мило улыбается и выжидает момента, чтобы напасть оба не тупые и на подсознательном уровне понимают абсолютно все). но sexual tension все равно возникнет. и очень даже не хилое...

ну а полную предысторию я вам уже в лс разложу

upd. я люблю идейных игроков, у которых есть свое видение. быть массовиком затейником - это, конечно, круто, но лучше, когда оба хотят двигать сюжет и вкидывают свои задумки.

upd 2. еще там снизу есть заявка на адама драйвера, они взаимоисключаемые, я жду только одного персонажа из этих двух.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: 25 лет, человек, наследник отцовской бизнес-империи, который не понимает, что с этим делать; брайан декарт на внешности
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

что-то на старом...

[indent] Лафит затягивается лирической нотой; каждый акцент на соль-диез минор. Лафит вся чересчур, ты видишь? Клиник солюшнс размазан по лицу бетонной кладкой, то тут, то там на тон темнее - у Лафит герпес с нежным переходом в кисетные морщины, с нежным переходом в гусиные лапки и прочие кроличьи линии, и вся она - облезлая кошка, кутается в полушубок; у Оскара тик, теперь он абсолютно по-братски и беззлобно уголком губ выводит кривую, совершенно беззвучно говорит Марго, мол, ты пару недель назад почти купила такой, помнишь? Трипл эс сэмпл сэйл. Ну и безвкусица, - робкий выстрел в ее сторону больше не укор, но наставление; малышка, я просто спасаю тебя. Мой яд нужен тебе хотя бы для того, чтобы выработать иммунитет. На бледное лицо Лафит оттенок тоффи ложится дешевой резиновой краской; впрочем, само оно так же трескается аккуратным узором, когда она силится растянуть губы в благозвучном приветствии. Оскар снова прыскает от смеха: малышка, ты помнишь? Прыг-скок, туда-сюда по тротуарной плитке. Единственное условие - не попади подошвой на трещину; скачи себе вдоволь. Стоит Лафит закончить жеманное приветствие, Оскар сияет - в удушающем свете неоновых ламп, одно за другим ностальгические воспоминания танцуют на щеках солнечными зайчиками. Понимаю, - он неуверенно жует губы, - почему они зовут ее mommy.

[indent] Реверс любой скандальной истории - статичная новостная сводка. Манит пальцем через тернии сотен безликих желтых страниц. На второй Оскар вжимается в кожаное кресло; за панорамными стеклами рабочая смена выгорает, шаг за шагом лениво продвигается к шести на невинно дребезжащем циферблате. Оскар делает то, Оскар делает се; Оскар выжидающе смотрит на неразговорчивую телефонную трубку и безучастно фокусирует взгляд на монитор - электронная почта молчит почти так же угнетающе. Сенсация всегда плывет в руки сама, - заметкой выведено на рабочий стол, - главная сложность заключается лишь в создании определенных условий. Начальная точка на отрезке - булькающие звуки; какая-то выцветшая детка захлебывается слезами в попытках выдать парочку членораздельных звуков. Он предлагает чай и улыбается уже по-отцовски; я, мол, откушу палец любому, кто тронет мою принцессу. На следующей странице настойчиво подталкивает ее в плечо, спасибо, что обратились за помощью, нам абсолютно всегда наплевать на вашу личную боль - вот почему она не должна становиться чем-то большим.

[indent] Следующая рядовая статья - не без злорадства зажатая кнопка на телефонном аппарате. Настроение точно повторяет график смертности золотого века порнографии, сейсмический скачок от 'через десять минут, Марго, ты должна быть готова. прекращай заниматься подобной чушью, пора браться за что-то более серьезное' до 'миссис Эскобар. прошу прощения, мисс Эскобар, зайдите ко мне'. Совершенно опционально: 'ты единственная, кто может просто испариться без какого-либо удара по рабочему процессу'.

[indent] - Что нового, детка? - Оскар давится усмешками, выруливая на Маунт-плезант; простая стратегия держать малышку в неведении вдруг начинает доставлять едва ли не садистское удовлетворение. Впрочем, теперь он все делает слишком: слишком агрессивно душит педаль газа, слишком громко включает зажеванную пластинку на Сайд-стрит, слишком наигранно косится на Марго под аккомпанемент вечерних огней Додди-драйв.

[indent] Наконец выдыхает. Говорит: дай угадаю... Помехами с ви-кью-икс-эр шипит:

[indent] - Все такая же бесполезная?

[indent] Нетерпеливо перелистывая склеивающиеся страницы, наконец возвращаешься к Лафит Джексон. Лафит сублимирует - до глубины души ее оскорбляет отсутствие посадочного талона до Бордо и зудящая вагина; на самый первый презрительно-оценивающий взгляд Оскара, за свою недолгую жизнь она собрала львиную долю наименований из медицинского словаря. Предупреждающий выстрел перед тем, как открыть дверь в машине: держись от нее подальше (буквально), не то мисс 'перетрахала половину нелегальных мигрантов' по-свойски поделится с тобой своими лобковыми вшами. Серьезно, Марго, до тех пор, пока мы живем с тобой в одном доме, просто, *мат*, не трогай тут ничего.

[indent] - Эй, дорогуша, зацени-ка вот это, - прежде чем Марго успевает выдать хотя бы что-то, он небрежно хватает ее за талию и притягивает к себе. Раз. Указательный палец застревает где-то между ребер. Не говори ничего. Два. Средний и безымянный мертвой хваткой зажимают кусочек кожи, уютно закутавшийся в плотную ткань; Оскар прилагает усилия, Оскар сбивчиво выдыхает и едва заметно кряхтит, стискивая зубы - еще один предупредительный выстрел, далее - огонь на поражение.

[indent] - Познакомься с моей кубинской кузиной, Лафит. Эта нинья абсолютно не шарит в английском, - ударяет по каждому слову, мотай, мол, на ус, девочка, вот что от тебя хотят, - научим ее парочке профессиональных выражений, и будет звездой твоего утреннего шоу. Тако буррито, си, сеньора?

[indent] Наконец, когда Лафит Джексон расплывается в приветливой улыбке, Оскар ослабляет тиски. Пара шагов за угол, и на лице розовым светом приветливо начинает играть выцветшая вывеска. Плавно приоткрывая дверь, второй рукой он заходит за поясницу, совершенно мягко подталкивая Марго к входу; детка, всего одно слово, и ты больше не сможешь написать даже про цвет платья Леди Гаги, ты помнишь?

[indent] - Не бойся, нинья, это тот салон, про который я тебе говорил, - вкрадчиво объясняет; с акцентом на 'только не валяй дурака, мы тут, *мат*, на профессиональном задании', - не робей, мамочка любезно разрешила нам начать прямо сейчас.

Отредактировано гей поп (17.12.2021 23:32:34)