Лайот Баувенс / Lyot Bauwens, 32, король Лестриона
https://i.imgur.com/lQnfAnR.jpg https://i.imgur.com/kdxjh6w.jpg

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: Forsan
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: henry cavill
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

Лайот спокойно смотрел на заплаканную девчонку, которая называлась королевой Лестриона, но была слишком мала для любой ответственности, кроме выбора платья к ужину, и слишком красива, чтобы быть еще и умной. Колэйр размазывает по тарелке практически не тронутую еду, боясь поднять глаза и уставиться в сидящего за столом напротив Лайота. Она не хочет выходить замуж за мужчину вдвое старше нее самой. Лайот это понимает. Признаться, ему самому не хочется жениться на пигалице, получившей в наследство королевство, но не готовившейся стать правителем.

За этот длящийся, кажется, вечность ужин, на котором будущие супруги, по идеи, должны были познакомиться, Лайот не проронил ни слова. Он уже проклял тот день, когда был спасен в гуще битвы отцом Колэйр. Как благородный человек, взамен на свою жизнь он дал клятву об услуге, которую окажет своему спасителю тогда, когда это будет необходимо. Прошло уже много лет, и Лайот решил, что король уже давно позабыл о нем, хоть иногда и отправлял ему письма, рассказывая о своей новой жизни правителя, не война.

Лайот и сам осел в семейном поместье у южной границы королевства Йосхэен на берегу реки Пиллер. Господин Баувенс планировал передать в будущем поместье детям своей младшей сестры, ведь сам он семьей так и не обзавелся. Лайот жил прошлым, в котором была жива прекрасная черноволосая дама, что пленила сердце совсем еще юного сына герцога. Она была замужем, поэтому не могла быть его. В ту битву, когда будущий король Лестриона спас Лайота, погиб муж прекрасной дамы. Баувенс взял ее в жены, но, когда они возвращались домой, она скоропостижно скончалась. Больше Лайот не смог ни полюбить, ни даже просто жениться, чтобы продолжить род. Следующими герцогами Баувенсами будут уже дети с другой фамилией.

Около года назад к Баувенсам с дружеским визитом прибыл король Лестриона. Он рассказал Лайоту о своей смертельной болезни и напомнил о том, что старый друг ему задолжал. Король хотел, чтобы после его смерти Лайот женился на его единственной дочери - Колэйр, и стал править с ней совместно, вырастил из капризной девчонки настоящую королеву. И Лайоту некуда было деваться.

И вот теперь он сидит напротив юной красавицы, удивительно похожей на ту женщину, что он когда-то любил. И не знает, что ему делать дальше.



P.S.: Сложно сказать, заявка в пару или нет. С одной стороны, хочется, чтобы у Колэйр и Лайота все сложилось в итоге счастливо, но я абсолютно открыта к вашим идеям (любовный треугольник, лавхейт или просто совместное правление - и другие варианты, все рассмотрим; главное, чтобы было закручено и интересно). Совсем не против, если вы захотите что-то изменить в заявке: это просто мои идеи вам в помощь, не более. Я пишу 4-6к в третьем лице прошедшего времени, но могу подстроиться под соигрока. Очень люблю придумывать новые истории в дополнение к основной сюжетной ветке, люблю развивать героев путем преодоления ими препятствий. Конечно, видеть в этой роли хочется Генри Кавилла, но, если у вас есть другие варианты, скорее всего, я буду не против. В общем, приходите, будем играть!

МОЙ ПЕРСОНАЖ: Колэйр Верстратен, 17 лет, королева Лестриона, fc: Deva Cassel
Единственный ребенок лестрионского короля Эдельгейва. Пока она еще была маленькой девочкой, все ждали появления наследника, но время шло, а королева Вивьен не приносила более потомства. Поэтому готовить Колэйр к правлению стали позже, когда той исполнилось 14, а все надежды отца растаяли. Через два года отец Колэйр умер.
Лестрион — крайне патриархальная страна, в отличии от государств Залива и даже других стран Серединных земель. Колэйр, несмотря на то, что она уже является законной и официальной правительницей, пришлось выйти замуж за человека, указанного в завещании отца. Ее мужу эта новость с женитьбой тоже не особо пришлась по душе, но он был связан с королем Эдельгейвом клятвой.

ПРИМЕР МОЕГО ПОСТА

Она сидит так, словно заместо позвоночника у нее несгибаемый стальной меч: слишком прямо для человека, который наслаждается приятной компанией на пиру. На отвешенные дежурные комплименты кербарренского короля она отвечает холодной улыбкой, далекой от чистых и открытых, которые обычно она дарит окружающим. Лема старается держать лицо, не допускать вспышек эмоций, ведь любая может сейчас вывести ее из себя. Лема — спокойные воды Тиховодья, для которых все вокруг временно. Просто переждать, просто потерпеть.

Лема узнала его сразу. Сложно забыть лицо, которое следует за тобой пять лет, которое посещает каждый твой ночной кошмар. Теперь у этой искривленной улыбки под густой бородой, приводившей девушку в ужас, есть имя — Фалион Гартли. Не рожденный королем, но ставший им, разбойник — так Лема называла про себя этого человека. Она знала, что сейчас должна молчать, даже когда этот человек прикладывает губы к ее руке. Приличия должны быть соблюдены. Лема знает, что всей семье сейчас нелегко: Беренгарию воротит от вида Гартли, от его сальных шуточек и его приближенных, подобных своему королю, Лотта готова разрыдаться прямо тут — нежная маленькая леди не так себе представляла свое будущее. Мать же была самим совершенством, спокойной, с легкой улыбкой на устах и выражением лица, которое совершенно ничего не говорит, но Лема понимала, как, должно быть, ей сейчас сложно: Гартли принес на ее родные земли хаос гражданской войны, лишив Кербаррен истиной королевской крови на престоле — за этим он и пришел к Риорданам.

Но никто не знал, каково сейчас Леме. Она тысячи раз представляла, как перерезает своим стилетом горло этому человеку, как душа покидает его тело, чтобы навсегда стать частью мертвого воинства и никогда не обрести покоя. Лема чувствовала, что способна убить этого человека, но только для того, чтобы и после смерти он мучился, отвергнутый богами. Пять лет она хранила его лицо в самых страшных и отдаленных местах своего сознания. Пять лет его образ незримо сопровождал девушку в кошмарах. Пять лет он оставался в ее душе, плодя вокруг себя лишь мрачные мысли о мести. Она могла потребовать реванша — и боги простили бы ее за убийство этого монстра, ведь клятва, данная Вирме нарушена не будет. «А если в дом мой придут с мечом злые люди, я защитить семью должен и не допустить смуты», — повторяет Лема про себя строчки молитвы, чтобы не слышать этого голоса, смеха, его кряхтения, омерзительного и навсегда въевшегося в ее память.

Гости покинули дом Риорданов. Мать ушла успокаивать Лотту, для которой предложение Гартли прозвучало то ли как оскорбление, то ли как приговор. Лема должна была пойти за ними, помочь сестре, но не могла сдвинуться с места: перед ее глазами стояло лицо Фалиона Гартли. Он ее не узнал или не показал этого, но она не ловила на себе его жуткий темный взгляд. Сегодня его вниманием владела Лотта — пытался показаться уважительным и добрым, вынужденно взявшим престол. Ему нужна была рыжеволосая девица — Бьюкен по крови, а не по фамилии, которая станет народной королевой и подарит легитимность его положению. Лема была неглупой, она поняла это практически сразу.

Беренгария начинает разговор. И Лема понимает ее чувства, положение и вправду затруднительное. Лотту нельзя выдать замуж за такого человека. Да и был ли он человеком, или оборотень в человечьем теле?

— Ему нужна Бьюкен на престоле. И, боюсь, у нас нет выхода, если мы не хотим отдать свои земли, — Лема говорит спокойно, но ярость в ней разгорается. Она чувствует, что время раскрыть свои страшные секреты пришло, но как это сделать, чтобы не сгореть со стыда и не разрыдаться, как в своей спальне после ночного кошмара?

— Мы не можем отдать за него Лотту. Она не сможет жить с этим человеком, как с мужем, а ему не нужна жена, которой может стать для любого порядочного мужчины наша сестра. Я не могу допустить, чтобы Лотта попала в лапы этого монстра. Поверь, я знаю, о чем говорю.

Лема поворачивается к сестре. В голубых ее глазах застряли слезы, как кусочки льда, раня нежную кожу.

— Пожалуйста, Берни! Этот человек должен умереть, но прежде передать свой престол нам: тем, кому Кербаррен принадлежит по праву крови.