ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://esper.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ:  nathaniel buzolic
ТЕКСТ ЗАЯВКИ: Эту заявку стоило начинать со слов: Ник, я твой брат хд. Это многое бы объяснило, но я начну по порядку. Тридцать лет назад у четы Хайд родились двойняшки.  Ты пробыл с нами до трёх лет. А потом, в один день – тебя не стало.  Вместо трёх кроватей  — стало две. И на все вопросы  о том, куда делся Макс – я получал один ответ – солнышко, кто это? Твой воображаемый друг? Не было ни фотографий,  ни игрушек. Ничего чтобы напоминало о том, что в нашей семье было трое детей.  Мне было всего пять. И я, как и положено детям в этом возрасте, очень быстро переключился на что-то более интересное, чем «воображаемый брат».
Даже не догадываясь, что именно скрывает наша семья.  Какие скелеты прячутся в их шкафу. Ты был дефектным. Не способным к сочувствию, к анализу своих поступков. Жестоким. Наверное, попади ты в нормальную семью, где первым делом обратились к врачу, тебе бы поставили диагноз – алекситимия. Это бы объяснило глупым родителям, что ты способен на эмоции, просто не умеешь их распознать, идентифицировать. Радость ли это, грусть, страх – все, что ты чувствуешь – это дискомфорт. Справляться с которым, тебя никто не научил. Родители увидев в тебе задатки социопата, долго держали  взаперти, чтобы не дай бог, дефектный ребенок не дал тень на работу отца. Они открестились от тебя, скинув на попечительство няньки. Она была единственным человеком которого ты видел, кто дал тебе хоть какое-то воспитание и социализацию. В остальном – ты был оторван от мира. Это были не лучшие годы в твоей жизни, поскольку Мэри-Энн, как звали твою няню, была далека от гуманности и любви к детям. Считая, что розги лучший способ воспитания. На твоей спине до сих пор остались следы от ее ударов. Глубокие шрамы уродующие кожу. Раз за разом  напоминающие о том, как она с тобой обращалась и  том, что ты сделал. Как воткнул ей в шею карандаш, когда она в очередной раз попыталась забрать твои рисунки. Твою единственную отдушину в чертовой коробке в которой ты жил. Это стало отправной точкой к твоей новой истории. Когда мать шокированная твоим поступком, просто сдала тебя в лабораторию. Эксперимента ради. Ты был пушечным мясом, подопытным кроликом. Чудовищем. Но не человеком, не сыном в ее глазах. Ты попал в проект. Оказавшись в лаборатории Северной-Каролины. Как можно дальше от семьи и родного города. Ты стал объектом исследований. Сменив одну клетку, на другую. Пока…бунт не изменил все. Ты бежал. По иронии вернувшись в родной город. Ты не жаждешь мирной жизни. Твоя цель уничтожить всю семью. И теперь, у тебя есть способ это сделать.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: журналист, переживший тяжёлый развод. Сволочь, *мат*. Отзывается на Ника хд (Chris Wood)
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

мой пост

-Зачем дымоходом? Воспользовался бы зонтиком, Мэри Поппинс.  Я обошел дубовый стол и сел в кресло своего брата, проведя ладонями по кожаным подлокотникам. Приятный скрежет, гладкость изделия под кончиками пальцев вызвала на моем лице легкую улыбку. Мимолетную, едва уловимую с толикой грусти преисполнившей ее. Жаль, что судьба не подарила мне шанс пересечься с Джеймсом, мы бы смогли найти с ним общий язык, учитывая ту схожесть предпочтений, что присутствовала даже в такой мелочи, как выбор кресла для своего кабинета. В моем стояло точно такое же и я бы даже не удивился, если бы с обратной стороны красовалась та же фирма, выпустившая эту модель ортопедических кресел. Такую незаменимую вещь для человека кто большую часть своего времени проводит за работой. Будь то подготовка к очередному суду или руководство игорным заведением. Мы были похожи даже больше, чем я предполагал.  Я перевел взгляд на фотографии стоящие на столе, чуть дольше задерживаясь на лице своей племянницы, я перевел его на жену Джеймса. Красивая, миловидная девушка, чем-то напоминающая мою бывшую. Такое же тепло исходящее от ее взгляда. Она вполне могла прийтись мне по вкусу, ведь  меня привлекали именно такие женщины. Я взял фотографию и поднес к себе поближе, пытаясь побороть растущее внутри непонятное  чувство. Почему-то стало так тоскливо и гадко, словно я присутствовал при чем-то слишком интимном или личном. Этому способствовала атмосфера кабинета буквально пропитанная духом хозяина. Я ощущал себя лишним. Не имеющим право находится здесь. Судорожно выдыхаю, опуская фотографию стеклом вниз и открыв первый же ящик, убираю ее в стол. Лишившись жены, я долгое время не мог прийти в себя и любые напоминания о ней вызывали во мне бурю эмоций. А ведь она всего лишь бросила меня, ушла подав на развод, оставив в нашей квартире свои ключи и кольцо на обеденном столе. Я не мог обедать больше за ним. Не мог смотреть на углы содержащие столько воспоминаний, спать на простынях сохранивших запах ее тела. В попытке забыться я сменил все, чего смогла коснуться рука.  А здесь смерть отняла ее у него. И будь я на его месте, я бы не выдержал такого рода напоминаний. Ей самое место в столе. Не так больно...И хотя эта женщина приходилась мне никем, я должен был играть свою роль. Сойер копошился за спиной, где находился стелаж с книгами, а я сложив руки перед собой уставился на свои пальцы, нервно постукивающие по поверхности какую-то мелодию. Я не делал так раньше, обзоведясь новой привычкой только в процессе своей трансформации. Взгляд цепляется за огромное зеркало стоящее напротив стола и на какое-то мгновение, я увидел вместо своего отражения его. Мирно сидящего за своим рабочим местом увлеченый чтением каких-то бумаг. Мое воображение разыгралось не на шутку и я поспешил проделать тоже самое доставая из все еще открытого ящика тяжелую папку. Я открываю ее и первым делом из нее выпадает серебрянный крест на тонкой, почти ажурной цепочке. Я уже хотел спросить у Сойера кому он принадлежал, как в дверь постучались и приоткрыв ее вошли все мои подчинённые. Лидеры банд, более влиятельные звенья в большущей цепочке картеля. Их было десять человек и благо кабинет оказался достаточно вместительным, чтобы никто из них не чувствовал себя ущемленым. Реакция их была не однозначна, кто-то застыл в изумлении. Кто-то готов был потянуться к пистолету, но вовремя одернул себя от этой затеи, лица други вообще ничего не отображали. Том стоял у стенки и переминаясь с ноги на ногу что-то бормотал себе под нос. Я приподнялся со своего стула, - Buenas tardes me alegro de ver a todos de nuevo — за долгое время моей пытки испанский был чем-то инородным для меня, отвергнутым нутром, отчего я даже удивился как легко и непринужденно он слетал с моих уст. Мексиканцы перешептывались между собой, казалось происходящее за моей спиной интересовало их намного больше, чем  моя речь. Мигель успел достать оружие стоило ему разглядеть знакомые черты в мужчине за моей спиной. Он выставил пистолет и забормотал – їQuй estб haciendo ese bastardo que matу a Alfonso?
Тоже самое делают и остальные. Направив на Грея уже не одно дуло, а 12. Я выдыхаю. Мексиканцы ждут моей реакции, каких-то объяснений, до конца не доверяя и своим глазам. Мне, похожим как две капли на их лидера - Джеймса.  Медленно поднимаюсь из-за стола, абсолютно не спешно, словно меня не заботит вся эта ситуация и ничего не происходит. Будто наш план не трещал по швам с самого начала. Мое лицо ничего не выражает. Я обхожу стол, присев на его угол и сложив руки на груди, в излюбленном жесте Джеймса, обращаюсь к Мигелю, - и что же ты ждёшь? Особого разрешения? - я перевожу взгляд на Грея уловив в нем непонимание. Уголок губ ползет в ухмылке. - Вперёд, пристрели его. А потом, лично отчитаешься перед Карлосом, как ты отблагодарил спасителя его наследника. - вздыхаю, следя за каждой реакцией Мигеля и остальных. Пытаясь понять купился ли он на мой блеф. Чтож, умение лгать мне пригодилось.  Мигель мешкает, словно размышляя над смыслом сказанных мною слов. Держа все ещё палец на курке, предохранитель все так же снят. - или хочешь, спросим у него самого? Что Карлос думает на этот счёт? Я не был уверен, что моя затея окупиться. Но другого выбора у меня не было. Разве что начать пальбу - а это вряд ли было в стиле Джеймса. Даже при попытке защитить брата. Что-то мне подсказывало, что переживи он то покушение, Морган действовал бы совсем иначе. Более осторожно, сдержано. И сейчас я рисковал всем. Я тянусь к мобильному телефону, делаю вид что набираю трубку, следя за мексиканцами. Бинго. Уверенность Мигеля пошатнулась. Я не верил в авторитет брата, учитывая что одна из крыс поступила с ним таким образом. Но знал наверняка, деда они боялись до чертиков. И надо было признать, это восхищало. Он определенно был человеком - обладающим силой и властью. А я...за неимением оных - вынуждены был хитрить. Применяя ту самую черту, которая отличала меня от Моргана. Я прекрасно умел играть роли. Мигель косится на меня, а после резко убирает пистолет, вернув его на предохранитель. Тоже самое делают и остальные. Я наблюдаю за ними. Отключая исходящий вызов. Я звонил на номер, на который точно бы никто не подошёл. Слишком хорошо, зная его обладателя, который в лучшие времена предпочитал общаться посредством смс. И всегда игнорировал звонки. Убираю телефон обратно в карман своего пиджака. -  Славно. Раз мы все решили и никто не против нахождения здесь Сойера, то вернёмся к основному вопросу, зачем я Вас здесь собрал. - я все так же холодно чеканю, ни в чем не обвиняя их, словно эта вопиющая наглость в моем присутствии, меня не задела. Не правильно? Возможно. Но чтобы лучше их понимать и знать куда давить, я должен был прощупать, сам понять что это за люди. - Вы здесь для того, чтобы передать послание дядям. Не вышло. - мой блеф продолжается. Я не знал кто покушался на меня и моего брата. Не знал, кто стоял за всем этим. Но я слишком долго работал с нечестными на руку людьми, слишком долго был адвокатом, чтобы прекрасно понять одну простую истину. Если тебя кто-то подставил - ищи того, кому это больше всего выгодно. И исходя из того, что дед нарушил главный закон мафии. Решив передать бизнес не своему сыну, а внуку, к тому же отпрыску сбежавшей дочери от которой он отрекся. Это решение едва могло понравится тем, кто втайне мечтал, когда же Карлос поскорее склеит ласты. Поскольку едва ли эти сыкуны рискнули бы напрямую пойти против Карлоса.
- Я все ещё первый претендент. И я намерен идти до конца. А после, я уничтожу каждого, кто хоть косвенным образом был причастен к смерти моей жены и нерожденного ребенка. Уяснили?- голос звучит ровно, безэмоционально.   Холодно чеканя каждое слово.Я и сам поверил в то что говорил. Каждой фиброй своей души отзываясь на свои же слова. Словно я был им. И это моя семья погибла. Впрочем, отчасти так и было.

Отредактировано SepardR (23.11.2021 10:45:15)