Набор. Ролевая месяца. Сентябрь [до 30 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Сентябрь [31-80 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Сентябрь [от 81 чел.]
Голосование. Ролевая месяца. Август [до 30 чел.]
Голосование. Ролевая месяца. Август [31-80 чел.]
Голосование. Ролевая месяца. Август [от 81 чел.]
Обновлены правила Ролевой месяца
Новогодний Розыгрыш 2.0
Результаты Новогоднего Розыгрыша
Новогодний Розыгрыш
Урок: Cовмещение статики и gif
видеоурок: стеклянные глаза
внимание, голосование ролевой!
доброшрифт: мастерская
объявление: месяц добрых дел
Урок: Создание gif из видео
Снова новости. блокировка FunkyImg
Свежие новости. Про паки
внимание, новый пак!
ознакомься с правилами!
объявление от администрации
обязательно к прочтению всем!
обновление. скрипт уведомлений
прорыв недели: 08.07-14.07
графист недели: цезарь
прорыв недели: 16.06-23.06
графист недели: nova
новый пак ресурсов: gif pack
Подсчет символов в опубликованных постах
партнерские темы в архиве. верни и обнови
новый скрипт выделения в блоке "Код"
лето наступило. итоги ролевой месяца.
новости. обновления и напоминания
конкурс. отгадай рекламу
добавлены стандартные паттерны
объявление: темный стиль и штрафы
новости: отпуск и плюшки
полезные ссылки
09.10-12.10
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
arcan

Мистика с разнообразием рас, скрытый город сверхов, реки крови
[funeral rave]

мистика, расы
новый орлеан, 2018
[у холмов]

Литературная ролевая игра по мотивам славянской мифологии в условиях реального мира в России 2021

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » Ищу игрока: мистика, Нью-Йорк, оборотень статус: найден


Ищу игрока: мистика, Нью-Йорк, оборотень статус: найден

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://dside.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: boyd holbrook
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

Kevin Durham* , 35 y.o.
https://i.imgur.com/pliBZkC.gif
Second Chance — Shinedown
занятость » бывший морпех, медик, член организации "Врачи Без Границ";
раса » недавно обращённый оборотень;
отношения » от друга до возлюбленного. Изначально человек которого спас не человек.

Ты из тех, кто в руках хранит чужую жизнь.  Слишком было много ошибок в прошлом, верно? До сих пор у тебя в левом нижнем ящике стола можно найти капсулу промедола. Так легко забыться — так нелегко забыть.
У тебя большое и гулкое львиное сердце пробивает трещину в клетке рёбер — мне так кажется, я так чую. Но кроме того, невозможно не заметить как ты готов преломить последний кусок хлеба с неимущим, тебе не брезгливо дотрагиваться до гангренозных ран и твои руки не дрожат, когда ты держишь хирургическую иглу или лезвие, которым так просто хрупкую, ускользающую жизнь оборвать.
У тебя тяжёлый взгляд святого мученика и вера в Бога под звон колоколов — ты мог бы быть священником, если бы не стал врачом, ты мог бы быть пастырем, если бы себя  любил. Ты смело смотришь в глаза бывшим и состоявшимся наркоманам в маленьком кружке Анонимных Наркоманов при католической церквушке в Бостоне и они, право слово, верят в то, что могут стать лучше.
Чёрт тебя побери — прости — но ты стал. Почему-то верующий так сильно в господа человек не может поверить в себя — во что угодно кроме себя, в кого угодно.
Прикинь, даже в убийцу.
Я не хочу больше чуять этот запах — я выброшу эту дрянь — ты же не наркоман уже давно. Ты даже грешником никогда не был. И представь — тебя тоже можно защищать.

дополнительно»

Кевин*, совершенно точно, человек с непростым прошлым, может быть в молодости он связался с дурной компанией и наркотиками, может быть война заставила его в первый раз попробовать забыться. Возможно у него была семья, которую он потерял, но вряд ли он когда-то был женат. Кевин явно не святой, но он умеет принимать людей с их тяжбами и сам знает каково это, быть грешником. Мне кажется, он крайне религиозен, но религия не костыли, а способ принимать и понимать окружающих и, в частности, себя. Я не знаю, как он осознает для себя тот факт, что стал не человеком, когда это произойдёт, но Рикке будет рядом. Я не знаю какие слова он найдёт, чтобы убедить Рикке, что она не чудовище только потому, что выжила. Это мы придумаем вместе.
Кевин человек с большим сердцем и самоотдачей настоящего волонтёра. Он искренне хочет помогать людям, но вряд ли может помочь себе душевно. В нём множество противоречий и внутренний зверь (лев?) точно будет иметь над Кевином определённую власть, которую необходимо побороть.
Кевин единственный человек, кто защитит Рикке от её демонов и её кошмара, вполне осязаемого и крайне опасного существа, которое Рикке будет искать, даже зная, что она своему создателю не ровня. Рикке будет стремиться оберегать Кевина, но как ему такое понравится?

►►►
Я хочу, чтобы вы написали этого героя пусть и на основе моего наброска, но наполнили его жизнью. Я вижу его, я готова подхватить ваши идеи и развивать их, я хочу встретить этого персонажа через Рикке, я хочу с ним играть и продумывать вместе с вами их историю, пусть они станут частью потустороннего Нью-Йорка. Игра будет не только про отношения, но психологию, экшен, поскольку на форуме есть чёткая канва сюжета, драму, куда уж без неё.
Гарантирую игру со старта, для меня, в первую очередь, важно задать интересную динамику соигроку, легко принимаю чужие идеи и умею их взаимно раскручивать.

Предпочитаю общаться в тг, но никогда не лезу в личную жизнь соигрока и не душу требованием внимания к себе. Общение нужно для того, чтобы обсуждать игру и персонажей, для меня это важная часть совместного создания истории. Пишу от 3к до 7к, редко больше. Стараюсь обходиться без воды, но люблю выдавать глубинную реакцию персонажа на события, но не схлопываю вселенную на себе.
Если затягиваю ответ, всегда об этом предупреждаю и жду, что меня тоже не будут игнорировать и если что-то произойдёт, скажут прямо.
В остальном, оставляю свободу творчества, оформления и фанонья. Если заявка заинтересует, стучитесь в гостевую, там я дам свой телеграмм.

*Имя заменить можно, ровно как, при большом желании, и профессию с расой, хотя хотелось бы видеть персонажа военным или копом и относительно недавно - человеком. Внешность неменябельна и выкуплена под заявку.

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Рикке Рённинг, вендиго, 30 лет, перестала быть человеком не по своей воле.

биография Рикке

Рикки, Рёкке — Рикки-тики-Тави. Мама любила давать прозвища точно так же, как, исключительно издалека, любила историческую родину, свою и дочери, куда они ездили несколько раз к бабушке Рикке. Фото отца всегда стояло на маленьком искусственном камине-обогревателе в большой (пять метров) комнате их общей квартирке окраине Нью-Йорка. На той фотографии был человек чужой по факу и родной по рассказам матери, в военной форме США, напротив звёздно полосатого флага, возле пузатого грузового самолёта — на таком он улетел в Афганистан и на таком вернулся в цинковом гробу обратно. Для Рикки остались только фото, редкие воспоминания матери, да скромное надгробие в Квинс: Ричард Борэль. Впрочем, трудно страдать от недостатка отца, если в достатке материнское воспитание, с гипертрофированной опекой.
Рикке была единственной дочерью Хельги Рённинг, а потому она должна была быть во всём лучшей и у неё должно было быть всё лучшее. Довольно непосильная задача при среднем достатке в самом дорогом городе США. Но Хельга всегда была упрямой женщиной, когда Рикке стала старше она поняла простую истину — отсутствие мужа не сделало мать слабее. И даже логичное возвращение на родину никогда не было в повестке дня. Что же, Рикке уверенно скажет: она гордится мамой.

  Когда Рикке было шесть, мать отдала её в секцию гимнастики, когда ей исполнилось десять, она сама захотела заниматься фехтованием, подцепив увлечение после небольшого детского чемпионата, где была зрителем. На стенах, вместе с постерами Нирваны и Black Sabbath, у взрослеющей Рикке висели журнальные вырезки соревнований и лица Геза Имре, Джанкарло и Александра Бакетова. Сначала Рикке попала в юниорскую сборную Нью-Йорка, потом участвовала в международных юношеских соревнованиях, откуда Рикке принесла в разные годы бронзу, серебро и одно золото в восемнадцать лет. Ей пророчили участие в олимпийских играх и, в общем-то, жизнь среднестатистической семьи выходила на уровень американской мечты. Они с матерью переехали в более престижный район, хотя Рикки подолгу жила в спортивных лагерях, почти отчуждаясь в спортивной дисциплине от всех грехов подросткового периода. И если отчимы Рикке менялись с завидной стабильностью, раз в два-три года, то увлечение Рикки не теряло стержня. Казалось, так будет всегда.

...Даже когда она провалила финальную отборочную игру, Рикке не думала, что это конец. Она до крови царапала ссадину после матча и в маленьком селфхарме чувствовала что боль и злость действуют как кофеин с колой. А таблетки Метандростенолона, которые глотала её соперница  и чудесным образом пропавшие из её шкафчика во время проверки,  Рикке засунула бы той в жопу. К сожалению, это не помогло бы войти в сборную. Но ведь, у неё есть время.
В двадцать два года время резко закончилось.

Биты рейва вбивались в уши как гвозди: один взмах и тело пробивала судорога ненормального танца. Рикке впервые держала под языком «эску», потому что ей прокричали на ухо: ничего страшного, не ссы!
Иначе бы она не услышала из-за музыки как её подбадривают [подстрекают] и не взяла  бы в рот эту дрянь.

В свой день рождения ведь можно попробовать всё — проигрыш отсрочил возможный будущий успех, злость по змеиному свернулась в подреберье — было больше противно, чем больно и хотя бы раз в жизни Рикке хотела пустить всё на самотёк. Всего одна ночь, правда? С ней были друзья по команде, но они куда-то потерялись в плотной толпе, зато она запомнила острый взгляд другого человека рядом с ней. У него не было пустых стеклянных глаз бывалого наркомана, он даже двигался как будто танцевал всю жизнь. Рикке уже встречала балерунов, поэтому сквозь музыку криком вколотила вопрос:

-Ты из SAB?! — иначе бы он не услышал из-за музыки.

О, он бы её услышал в любом случае. Просто Рикки-Тикки-Тави не отрастила клыки и мозги, о природе нового приятеля ей знать было не положено. Что уж, Рикке и выжить было не положено в ту ночь.

Рикке, конечно же, читала, что пауки жрут своих партнёров после спаривания, но то были паучихи. Рикке нашли на заднем дворе клуба с множественными ранами, разной степени глубины. Опытный суд мед эксперт может быть и установил бы, что так откусить куски плоти может только человеческая челюсть, однако Рикке неведомым образом повезло и её сердце не остановилось, а кровопотери не были такими большими, как должно быть после таких ран: порванных сосудов, перелома рёбер и вспоротого живота. Рикке стала медицинским чудом потому что выжила «после нападения диких собак», которых в округе не водилось даже в количестве пары штук. Человеческий разум замыкается и скрипит несмазанными шестерёнками при встрече с паранормальным. И если везение Рикке можно было списать на своевременную помощь докторов, то то, как быстро затянулись её раны — нет. Почему девушка, едва вышедшая из состояния полу комы порвала горло мед-сестре — совсем нет. Они и не узнают впредь, а в поиске персонала просто освободилось вакантное место. Имя погибшей навсегда исчезло из реестра больницы, а её родственникам остаётся искать родственницу только на сайтах пропавших без вести — очередь страждущих накопилась в миллионы за долгую историю этого города. Трибунал своевременно получили сигнал и выслали группу зачистки, так что трагедия в больнице не ушла дальше её стен, а Рикке, отныне, попала под опеку надзорных органов Трибунала.

— Как жалко, что ты оставила спорт, Рикки, — мама каждый раз поджимает губы, кода включает спортивный канал. Зачем-то она вспоминает прошлое и, как ей кажется, упущенное, стараясь напомнить об этом дочери.
Как будто та не знает, что прошлое действительно упущено. Вся человеческая жизнь просрана, если на то пошло. Рикке по ней скучала, действительно скучала.

Можно было бы покончить с собой, но вендиго даже умереть сложнее. Куда сложнее, чем искать настоящее пропитание, например. К тому же Рикке объективно хотела жить. И найти того уёбка однажды, который её превратил в подобие себя. По крайней мере у Рикке оставался выбор и она выбрала, однажды явившись в управление Трибунала чтобы стать хотя бы где-то нужной. Так она на несколько лет покинула Нью-Йорк и начала службу в городке Техаса, в самой заднице континента. Вернулась в родной город в две тысячи девятнадцатом, поднабравшись изрядного опыта, растеряв львиную долю наивности. За долгие годы Рикке обрела элементарное осознание: закон дырявый не только у людей, но и у тех, кто живёт за гранью понимания нормальности.

Рикке освоилась в новом мире достаточно быстро, научилась не жалеть себя, от этого всё равно мало толку. Прошлое спортсмена научило добиваться желаемого, в случае с Рикке, это было подобие нормальной жизни. До трагедии она только дралась до кровавых соплей, но не убивала. С новой сущностью приняла необходимость научиться быть хладнокровной — её жизнь, отныне, напрямую зависела от чужих. Способности вендиго давали массу преимуществ перед простыми людьми — вот и все фильмы про идеальных хищников стали реальностью. Но в реальности это нихрена не круто, по крайней мере для Рикке. Необходимый минимум для поддержания жизни она находила и находит среди тех, кто уже перешел за грань моральных скреп: насильники (к ним, отныне, особые счёты), наркоторговцы и попадавшиеся во внимание серийные убийцы. Многих из этих людей никто не стал бы искать и тем более никто не стал бы плакать.

Но ни одного дня Рикке не утешала себя оправданиями. В двадцать два года она чуть не умерла даже не по собственной глупости, а по глупой случайности. Если насилие можно обозначить так просто как «случай», однако новый мир Рикке существует по иным законам. Наконец, Рикке была рада, что дышит и её сердце бьётся. Служба в Трибунале стала почти что единственным понятным ориентиром, может быть пройдут сотни лет, прежде чем Рикке забудет о человечности, может быть она не доживёт до пятидесяти, а может — кто знает — она отыщет миф и избавит себя от проклятия.

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

[indent] Страшнее уже не будет.

Кровь под обломанными ногтями сыпется тошнотворным порошком на колени. 

  - Ёбаные людоеды, - говорит один человек, высокий, с заросшим, наверное, недельной щетиной подбородком. У него короткая шея и маленькие, глубоко посаженные глаза, тёмные и колючие, уши круглые, мясистые и плотно прижаты к черепу. Этот человек странно напоминает медведя, натянувшего человеческую кожу, которая вот-вот на нём лопнет. Его голос соответствует идиотическим ассоциациям. - Ёбаные кукушки, - он плюёт прямо на пол. Жирный чавк слышен так, как будто плюнули прямо в ухо, только.

Только раньше у Рикке Рённинг не было такого отменного слуха. 

  В зубах застряли волокна, мокрые и отдающие солоно, кровью. Рот и щёки стягивает всё та же кровь, кровью заляпана больничная пижама, сейчас сдавившая шею похоронным саваном. Кровь здесь повсюду, а Рикке тянет руку к губам и с омерзением снимает с языка длинные волос. Только раньше у Рикке Рёнинг не было таких сильных челюстей - чтобы порвать горло и тугие капюшонные мышцы на затылке. 

  Дверь скрипит так громко, что Рикке невольно вздрагивает, но это всего лишь второй человек из четверых, кто пришёл, кога всё произошло. Она бы хотела проснуться и с облегчением забыть такой забористый, как галлюцинация, кошмар. Беда в том, что это не кошмар. Рикке пыталась проснуться, сразу после того, как нутро перестало выворачивать от нестерпимого голода. Странным образом её не выворачивало, когда она вырвала язык из шеи несчастной женщины. Язык... Был приятным на вкус. Крупная дрожь как электроток пробивает тело от осознания и в другой жизни бойкая и острая на слово Рикке Рённинг не может произнести ни слова, даже когда её спрашивают:
[indent]
  - Имя ты скажешь или нет, долбанная с...
[indent]
  - Ой, Рич, не нервничай. Девочке плохо, не видишь, что ли? - второй полная противоположность человека-медведя. Как будто оба вышли из кинокартины. Они странные, не настоящие. Этот второй нездорово бледен и смотрит на Рикке глазами, в которых как будто переливается алое. 

Кровь, кровь, повсюду эта грЁбаная кровь!

Кровь человека, которого она, Рикке, убила. 

Она хорошо помнит лицо санитара и его визг. Тогда она как раз отламывала ребро, кажется. Кажется, кажется, кажется...

Не кажется. Память чихает и вихляет в голове, но послушно собирает разбитые фрагменты в один. Рикке очень не хочет вспоминать.

Мясо удалило голод.

Завтра тренировка в девять.

Тот ублюдок из клуба кончил ей на живот - когда выдрал кусок мяса от плеча.

Рикке хватается за боль, за отвращение, они ей, почему-то, понятны.   
[indent]
  - Ну ничего, - продолжает её добрый полицейский, Рикке не понимает какого чёрта этот абсурдный диалог не заканчивается. - Ты не сильно нашумела. Это хорошо. Сейчас мы просто уйдём и ты с нами, малышка, хорошо? - он так славно умеет говорить, что Рикке Рённинг хочет откусить его породистый нос. Только раньше у Рикке Рённинг никогда настолько злость не сносила крышу, так, что она собственный язык боится перекусить, если сейчас заговорит. Она только крепче перехватывает своё запястье, до боли его заламывая, как будто это может ей помочь. Тем временем ей на плечи бережно накидывают плащ, от плаща разит одеколоном и чужим мускусом. Рикке сцепляет зубы, чтобы не сбросить с себя чужую шкуру, чужой запах. Мужской запах.
[indent]
  - Никто ничего не вспомнит, - что-то обещают ей и на запястьях щёлкают наручники, Рикке не удивляется. До неё вроде как доходит - полиция? - Лучше так, а то мне твой взгляд не нравится. 

  Неразборчиво бурчит человек медведь и толкает скрипучую дверь в палату. Они идут по коридору, где на них никто не оглядывается, будто они призраки их вовсе нет. Так может быть, это всё-таки сон?

   [indent]  [indent]  [indent]


[indent]  [indent]  [indent]   

... Если это был сон, то Рикке не могла проснуться. Последней и вряд ли окончательной остановкой было это здание, Рикке слишком плохо и, если честно, всё равно на окружающее, что она не запомнила, как они ехали сюда. Она до сих пор, даже, после того как ей дали умыться, но так и не забрали плащ на два размера больше собственного, чуяла запах крови и послевкусие сырого мяса. Шок приходит позже и сейчас он обнимал Рикке как любовник, проникая в каждый позвонок, в каждую клетку тела, пробирался до кончиков волос как паразит. 

Рикке Рённинг никогда раньше ничего не боялась, а теперь ей было страшно. Так же, как накануне. Удивительно ли - застрять в кошмаре. 

Он начался вчера. Позавчера. Год назад?...

  Одна на миллион попытка отвлечься: оглядеться. Но и смотреть было не на что, квадратная комната без окон, яркий свет бил из-под потолка от офисных софитов. Перед Рикке стол, железный, отполированный, а на столе чашка кофе. Рикке потянула носом, вдыхая наконец-то аромат куда сильнее прежних, или она уже свыклась с душной вонью чужого парфюма. Рикке протянула руку к чашке и остановила взгляд на своих кистях. Под обломанными ногтями застыла кровь, она так и не выковыряла всю. Рикке услышала шаги - как тогда плевок - и звук открывающейся двери на этот раз не застал врасплох. Она подняла взгляд на того, кто к ней пришёл, не имея понятия куда попала, кто её окружает, светит ли ей тюрьма или электрический стул. 

Рикке только вынула кончики пальцев из кофе и краем плаща начала остервенело оттирать пальцы. Как будто это могло что-то изменить, уничтожить улики и память, издевательски обрётшую целостность. 

Рикке было чертовски страшно, но она не привыкла об этом говорить.

Отредактировано рёкк (Вчера 17:22:22)

0

2

https://i.imgur.com/T4dfGm9.png

Так тихо, что слышно, как льется кровь,
стучится к тебе в висок
©

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » Ищу игрока: мистика, Нью-Йорк, оборотень статус: найден


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно