ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://nodeath.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Jesse Williams (другие афроамериканца/представители смешенных кровей так же подойдут)
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Нахожусь в поисках военного - сильного, смелого, уверенного в себе мужчины, долгое время управлявшего лагерем беженцев, организованным силами военных на территории бывшего военного завода. Он успешно защищал людей в течение двух лет - и именно там познакомился с матерью своего ребенка, молодой женщиной Эдди Ньютон.
Через два года после основания вашей общины, когда общей дочери Дэниэла и Эдди было чуть больше года, община подверглась нападению хорошо организованной группировки White Bears. Дэнни был тяжело ранен, Эдди убеждена, что убит. Всех "заводчан", не пожелавших добровольно присоединиться к группировке, казнили. Дэнни спасли сослуживцы, доставившие раненного в религиозную общину Бернсвилль, где его жизнь смогли спасти. Сослуживица, сержант Вайлетт Ред, преследуя свои цели сообщила Дэнни, что Шарлотта и Эдди погибли во время нападения.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Эдди Ньютон - молодая женщина, чья жизнь до начала апокалипсиса была не слишком хорошей. Необразованная, слабая, уязвимая женщина смогла зацепить Дэнни тем, насколько сильно обожала его. На простейшие проявления любви и нежности она реагировала, как на манну небесную.
Смерть Дэнни разбила ей сердце, но последний год она живет в общине White Bears, изображая лояльность к ним - а на самом деле, мечтая если не уничтожить их, то хотя бы оказаться как можно дальше.
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пост

Дэнни был мертв.

Точно-точно, она видела это своими глазами. Она это точно видела. Его сбивают с ног ударом приклада в лицо, а потом — стреляют в голову. Жилистый мужчина с короткой стрижкой, вот кто это был — и хотя Эдди видела это на большом расстоянии, она убеждена, что запомнила все до последней детали.

Дэнни был мертв.

Она это знала, примерно с той же убежденностью, с которой знала, что Солнце встает на востоке, а дважды два это четыре, но такой простой факт никак не мог влезть ей в голову. Он был — как неверный кусочек мозаики, который пытаешься вставить в центр картинки, но не можешь, потому что его изгибы не подходят под изгибы соседних деталек, и ты пытаешься его впихнуть силой, картон мнется, картон рвется, а ты все пытаешься и пытаешься это сделать… два последних года Эдди была — совсем-совсем счастливой. Ну то есть, вокруг были плохие времена, все эти зомби, все эти смерти, но у нее-то все было хорошо, все было замечательно! Впервые жизни — ее любили, о ней заботились, к ней были добры, и мир вокруг был замечательным; на этом заводе они были как семья, и Эдди заботилась о тех, кто был ей дорог, и они заботились о ней. А теперь Дэнни мертв, и это никак не уживалось со всей остальной картиной ее мирка, искаженной, быть может, фрагментарной, слишком сосредоточенной на себе, но все же — ее.

Теперь придется разрушить и все остальное.

“Позаботься о Шарлотте, а я позабочусь обо всем остальном”. Вот что Дэнни ей сказал. Но он соврал, а она одна не сможет позаботиться о Шарлотте. Он соврал, потому что умер, наверное, это не считается совсем уж ложью, но ведь и не правду сказал. Он оставил ее и Шарлотту — одних. И все остальные оставили, все остальные тоже умерли, не совсем все, но многие, и совсем все их тех, кого Эдди любила.

Она видела, что Мэри держала Паоло за руку, даже когда ей уже выпустили пулю в затылок. Потом пулю выпустили ему — и они все еще держались за руки. Это был тоже темноволосый мужчина с короткой стрижкой, но совсем другой — мощный, почти грузный, с переломанным носом. Эдди запоминает его лицо в мельчайших деталях, хотя и не хочет этого, видит, стоит ей только прикрыть глаза и чувствует тошноту. Она знает, что будет жалеть каждую минуту каждого дня о том, что ей не хватило смелости встать, как многие другие, и выбрать смерть — она жалеет об этом уже сейчас. И дело вовсе не в Шарлотте, сопящей в переноске у нее на груди.

Она просто трусливая падаль. Она трусливая-трусливая-трусливая-трусливая. И теперь судорожно пытается впихнуть кусочек пазла “Дэнни мертв” в картину нового мира.

Мира, где никто о ней не будет заботиться. Мира, где она будет сама за себя.

-Ты. Давай, на допрос. — какой-то мужчина тычет ей дулом в грудь, приказывая подняться со стула в небольшом помещении, куда заставили собраться всех выживших после бойни.  Эдди поднимает на него взгляд, не понимая, почему тусклая лампа под подвальным потолком стала вдруг такой яркой, до резкой боли где-то под кожей черепа — а вместо радужки у нее лишь черные тоннели. Она неловвко встает на ноги и плетется, куда ей приказано — в одну из комнат, что планировали использовать, как дополнительную кладовую, но не успели в этом году разобраться с протечками и сыростью.

В комнате уже есть две женщины, которых Эдди не знает.

cis! Персонаж важен не только для личной линии, но и имеет богатные сюжетные перспективы

Отредактировано Рапуля (14.07.2021 23:32:20)