ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: Forsan (тест, чистовое открытие без переезда в пятницу)
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: annabel scholey
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

https://forumupload.ru/uploads/001b/30/fa/4/977185.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/30/fa/4/836101.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/30/fa/4/230314.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/30/fa/4/200562.gif

annabel scholey
Возраст: 25+
Отношения: невеста/жена
Статус: королева Клайда

Для начала немного истории: вот тут есть заявка на мою незаконную сестру, к которой у меня сложное отношение. Мы ее выдаем замуж за одного вредного дворянина из оппозиции, чтобы перетянуть на свою сторону, и из-за этой свадьбы у меня невроз и целый комплекс проблем.

Так вот, ваш персонаж может быть частью той же самой сделки (например, сестрой жениха, чтобы был эдакий братско-сестринский бракообмен), либо совершенно посторонней дворянкой, которую выбрала моя мать и королевский совет.

В любом случае, королева королевству нужна, ваш персонаж - женщина очень хорошего происхождения, возможно, богатая вдова с большим приданым, которая точно нравится моей матери - сможет ее заменить в сложном деле взращивания из меня достойного монарха. Понимаете, нечто среднее между прекрасной дамой, которая очарует весь двор, строгой матерью и всепрощающей женой, как представляется правильная королева.

Из-за свадьбы сестры у меня, по нашему стекольному плану, родятся комплексы интимного плана и неприятие идеи близости с какой-либо другой женщиной. Поэтому сюжет с женой будет полон неловких моментов, выяснений, что не так и почему нет, обсуждений бардака в моей голове. Но и не только: персонаж и сам по себе может быть интересным. Сможет влиять на политику, заводить собственные интриги, избавляться от недоброжелателей ради блага собственной короны и семьи.

В приоритете, конечно, сюжет личный, и, сами видите, он нетипичный, обычно такое не играют. Поэтому ищется игрок, любящий разговорные трагикомичные сюжеты о психологии средневековых юношей с разновидностью Эдипова комплекса. Игрок, умеющий обсуждать такие темы, потому что без обсуждений игры тут не получится)

P.S. Вношу уточнение - любоф будет, просто не сразу)

Внешность поменять можно, но мне эта очень нравится. В "Медичи" она крутая и строгая, а в "Britannia" у нее очень атмосферные исходники.

Для вдохновения куча проблемно-парных гифочек (сам собрал!)

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Эдмунд I Этелинг, король Клайда, мальчик 18 лет, реформатор и хозяйственник, неопытный монарх, недавно коронован
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

В детстве Чарльз Бофорт мечтал о великих подвигах: турнирной славе, военных триумфах, крестовых походах. В юности казалось, что он даже движется кое-как к своим целям – не срамится на турнирах, не ноет в походах, не бежит от сражения. И все, вроде бы, должно было рано или поздно сложиться как надо. Но – увы. В последние месяца полтора список его «подвигов» полнился статьями весьма сомнительными и одинаково тяжкими.

Нахамил матери. Захрапел на заседании королевского совета. Проспал отъезд на королевскую охоту.

В конце концов даже матери изменила выдержка. Эта женщина, которая вела себя по-королевски даже в походных условиях и среди дурно воспитанных солдафонов, едва не оттаскала его за ухо за последние выходки. Чарльз был одновременно пристыжен и обижен: она ведь не только вдовствующая королева, но и его мать. Пусть он и не давал стольких поводов для гордости, как Джеймс, пусть и не был образцовым отпрыском, как Элизабет, он все ж-таки был ее сыном, и в ее сердце должна, нет, просто обязана была найтись крупица сочувствия.

Но нет. Матери и дела не было до мертвых крестьянских дочек. Как она там сказала? «Девок, охочих греть господские постели, всегда как грязи». Даже новых служанок набрала из купеческих семей, на которых Чарльзу, вопреки общим чаяниям, было наплевать. Мать упорно не хотела понимать, что Бренда служила не для этого. Она была его другом, единственным человеком, с которым не обязательно следить за языком, с кем можно поговорить о том, что на самом деле его беспокоило. Разве под силу хоть одной пригожей девице заменить ему лучшего друга?

Чарльз прекрасно понимал, что ведет себя глупо, по-детски, что его слабость ставит под удар всю семью, но… При дворе ему стало одиноко. Нет, его не оставляли одного – за обедом ему прислуживали пажи и грумы, по коридорам провожали «случайные» попутчики из числа дворян, в саду попадались охочие извлечь свою выгоду из его горя фрейлины и служанки. Но все они были бессильны хоть как-то приглушить его горе, хуже того, даже не позволяли остаться с ним наедине. Две недели назад он снова крупно поцапался с матерью, и стычка эта стала последней каплей. Чарльз покинул дворец и с тех пор искал утешения в Лондоне.

— Вот и славно, лишнее звено само отпало, — приговаривал он то ли трактирщику, то ли своему кубку. — У матери остался только идеальный сын-король и прелестная дочь-принцесса. Некому больше доставлять ей неудобства. Это ли не повод для тоста?

Трактирщик глянул на него как на последнего безумца и обновил вино в кубке. И верно, за две недели сна возле конюшни и беспробудного пьянства Чарльз стал мало походить на принца королевских кровей. Скорее, на одержимого бродягу, возомнившего себя бог знает, кем, но бродягу с золотом – потому-то его и терпели.

Пока что.

Чарльз чуть не расстался со сбережениями пару ночей назад. Парочка нищих едва не придушила его, пока он дрых без задних ног на соломенном тюфяке. Джеймсу надо бы знать, что в его собственном городе люди настолько бедны, что готовы убивать за золото. Чарльз, к счастью, неизменно спал с мечом, даже будучи пьяным, и отделался подбитой скулой. Но тенденция прослеживалась нехорошая. Возможно, его хладный труп убедит венценосного брата снизить налоги несчастным лондонцам. Сослужит народу хоть посмертно…
— У него полно министров, адмиралов, капитанов и прочего сброда, — упорно бормотал Чарльз, будто кто-то на самом деле с ним разговаривал. На деле с ним общался только глас совести, с каждым днем все менее настойчиво требующий возвращения в лоно семьи. — Пускай купит себе нового брата за земли Стаффордов и золото изменников.
Чарльз запил глупую детскую обиду длинным глотком разбавленного вина и покопался в кармане. Запас золота подходил к концу, продавать было нечего, а никакой работы он найти так и не смог.
— Налей-ка лучше эля. — Чарли щелкнул медяками по столу.
Разумно ли смешивать пойло? Впрочем, какая разница? Городская стража не переворачивает вверх дном доходные дома и таверны, герольды не выкликают на площадях указы о награде за информацию о нем. Никому нет до него дела. Королевское семейство, видать, вздохнуло с облегчением, когда он вышел за ворота. Винные пары совсем затуманили его разум, и ему уже стало казаться, что он болтает с покойным отцом. Чарльз отсалютовал ему кубком. Следить за словами он уже не мог да и не хотел. Ну схватит его стража, ну повесит на рыночной площади за наговоры на короля. Ему-то какая печаль?
— Даже удачно выйдет. Джеймс целую армию друзей за мой титул и золото, а некоторых даже за мои тряпки. — Он закашлялся от непривычного питья. — Спроси он меня, я бы ему подсказал, что с ними разумнее сделать.
К вечеру в таверне становилось шумно и многолюдно, но это даже к лучшему. Никого не интересуют его пьяные бредни.
— Корона на голове и трон под задницей странно влияют на людей. — Чарльз поймал трактирщика за локоть в полной уверенности, что это его погибший отец во плоти. Может, он и сам уже умер и попал в ад к прародителям? — Был славный парень, благодарный, внимательный, а стал осел, каких свет не видывал. Чем не волшебство?
Отец в крестьянских тряпках, кажется, был обеспокоен его речами, даже как будто озирался в поисках стражи. Чарли отпустил его и рухнул обратно на скамью, отчаявшись найти понимание.