ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: https://crossvers.rusff.me/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Jennifer Lawrence
https://i.pinimg.com/736x/05/1e/a0/051ea07874d456f14ae042d1b5072333.jpg
ТЕКСТ ЗАЯВКИ: Сойка-пересмешница, Китнисс Эвердин, лицо революции, головная боль президента Сноу и заноза в заднице у Альмы Койн. У нее столько имен,  что возникает вполне резонный вопрос, как она везде успевает. И делает это словно нехотя, словно ей самой этого ничего и подавно не надо, но все равно у всего Панема на устах лишь ее имя.
Вот черт тебя дернул тогда предложить этот морник Питу, поломать систему и начать весь тот холивар, что сотрясает наш великий и могучий Панем. Ты думала, что тебя оставят после этого в покое? Нет, детка, в Капитолии это так не работает. Но все же хочется сказать тебе спасибо, ведь не упрись ты рогами (или что там у птиц, лапами) и не нагни эту систему, жизни многих из нас так бы и остались в кромешной тьме или стазисе, тут уж на кого посмотреть. Стало с тобой лучше или хуже, спроси каждого и каждый соврет.
Ты не умеешь играть по правилам, ты то самое исключение, ради кого они все написаны, может мне и хотелось бы стукнуть тебя по лбу, но не хочу потом вытаскивать стрелу из задницы, да и Финник будет не очень доволен нашим неспортивным поведением.
У тебя не будет спокойной жизни никогда, она всегда выкинет очередной выкрутас и эта дьявольская карусель будет вертеться снова и снова, потому что вляпавшись в Голодные Игры однажды, ты становишься их адептом.

дополнительно: А мы поломали канон, пытаемся стянуть сюжетные дыры, которые нам оставила разгребать добрая матушка Коллинз и спокойно плодить детей с Мелларком вам никто не даст, у нас новый президент, новые проблемы и новые, 76-е Голодные Игры, с веселым тамадой и интересными конкурсами. Да да, мы не совсем нормальные, но будет весело, честное слово.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Энни Креста, та самая с двинутой башней жена Финника Одэйра
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

тыц

Мысли крутятся чертовой каруселью, не принимая определенной формы, просто калейдоскоп криков, цветных пятен, нехватки кислорода и всепоглощающего страха. Слезы обжигающими дорожками, словно кислота, опаляют щеки, воздуха не хватает, мир вокруг превратился в ад, хлопают крылья птиц, а свой собственный крик, с болью вырывающийся с сорванного горла, режет уши.
Финник! ФИННИК!
Почему ты не приходишь, почему не помогаешь, ведь ты обещал, обещал что это не повторится, что она больше никогда не окажется здесь, никогда больше не познает этот кошмар, ты обещал что будешь рядом, Финник!

Энни закашливается и желудок сводит спазмом, девушка судорожно хватает ртом воздух и понимает, что не в состоянии вдохнуть. Зрачки расширенны, ее дергает, из горла вырывается хрип, она уже даже кричать не может.
Почему.

Прикосновение рук она осознает не сразу, лишь крепче прижимает собственные ладони к ушам, но тот, кто накрывает ее пальцы своими, явно сильнее. Голос пробивается как через толстое одеяло, набухшее от влаги, невнятно, но тембр очень спокойный. Энни резко поворачивает голову, все еще хватая воздух ртом, как рыба выброшенная на берег.
Рыбка
Финник.

В глазах начинает отражаться осознание, слабо, но пробивающееся через тот кошмар, что она сейчас испытывает. Он пришел, он жив, она жива, но почему, почему, она ведь не должна быть на арене, почему она на арене, почему...
Дыши

Энни пытается дышать, но воздух царапает горло, девушка закашливается, но все равно пытается снова. Он здесь, он не даст ей умереть. С ужасным хрипом Креста втягивает в себя воздух, наполняя им горящие легкие, больно, но снова вдыхает. Вдох-выдох, вдох-выдох, ты сможешь.

— Финник... — свистящий шепот, девушка пытается сглотнуть, но во рту пересохло, у нее не получается. Кружение в голове замедляется, когда она старается сосредоточиться на проговаривающих ей что-то губах Финника. Она вцепляется ему в предплечья, впиваясь ногтями, словно если она его отпустит, то он исчезнет и она снова останется одна.

Когда ты повзрослеешь, Энни. Ты не сможешь вот так всю жизнь цепляться за своего ментора, он не поведет тебя за руку до конца, у него есть своя жизнь, своя судьба, свои заботы. А то, что он носится с тобой как с фарфоровой, так это ему не надо. Учись жить самостоятельно, ты не маленький ребенок. Он тоже прошел свой кошмар, но он за своего ментора не цепляется. За Мэгз. Господи, Мэгз...
Дыши, Энни.
Дыши.

Сердце уже не угрожает проломить ребра и Энни резко отпускает Одэйра, словно ошпарившись. Ее трясет, ей хочется наплевать на калейдоскоп собственных мыслей и уткнуться Финнику в грудь лбом, чтобы спрятал и успокоил, но в голове что-то трескается и ломается, болит в виске, словно она сама себя пытается перестроить. Почему же так больно, почему так страшно, почему...
— Я думала ты умер, я думала... — воздуха до сих пор не хватает, но, по крайней мере, она может дышать, — Почему я снова здесь, Финник, ты же говорил, что они отстанут, почему...

Энни злится. Злится на саму себя, что ее снова понесло в поток вопросов, что она снова что-то требует от Финника, что она снова не может без него.
Да ты влюбилась, Энни.
Вот только он не твой, и никогда не был твоим, и никогда не будет, он защищает тебя также, как защищает сейчас Китнисс и Пита, как защищал Мэгз. Он не может иначе, а ты становишься слишком навязчивой, слишком много требуешь внимания к себе.

— Я хочу домой, — она не смотрит на Китнисс, ей плевать, видит она ее или нет, но замечает, что звуки становятся все громче, словно кто-то подкручивает звук на телевизоре, чувствует влажную траву под собой, чувствует, как кровь стекает с рассеченной коленки. Все становится пугающе реальным для сна, ведь это же сон, пожалуйста, скажи что это сон.
умоляю

Отредактировано Er2a (23.05.2021 07:43:32)