Голос. Ролевая месяца. Май [до 30 чел.]
Голос. Ролевая месяца. Май [31-80 чел.]
Голос. Ролевая месяца. Май [от 81 чел.]
Обновлены правила Ролевой месяца
Новогодний Розыгрыш 2.0
Результаты Новогоднего Розыгрыша
Новогодний Розыгрыш
Урок: Cовмещение статики и gif
видеоурок: стеклянные глаза
внимание, голосование ролевой!
доброшрифт: мастерская
объявление: месяц добрых дел
Урок: Создание gif из видео
Снова новости. блокировка FunkyImg
Свежие новости. Про паки
внимание, новый пак!
ознакомься с правилами!
объявление от администрации
обязательно к прочтению всем!
обновление. скрипт уведомлений
прорыв недели: 08.07-14.07
графист недели: цезарь
прорыв недели: 16.06-23.06
графист недели: nova
новый пак ресурсов: gif pack
Подсчет символов в опубликованных постах
партнерские темы в архиве. верни и обнови
новый скрипт выделения в блоке "Код"
лето наступило. итоги ролевой месяца.
новости. обновления и напоминания
конкурс. отгадай рекламу
добавлены стандартные паттерны
объявление: темный стиль и штрафы
новости: отпуск и плюшки
полезные ссылки
28.07-31.07
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
[THE CURSED CREATURES ]

мистический Портленд, расы, 2018 г.
[galaxy cross]

Прислушайся. Слышишь? Среди тысяч миров Вселенная зовёт тебя.
[TACHELES]

REAL-LIFE ▪ TIME TRAVEL. BERLIN. 2021/1961-1989. живы, а вы?

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » Maradeurs: stay alive


Maradeurs: stay alive

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

http://forumupload.ru/uploads/0013/ce/d4/5/981651.gif

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
Maradeurs: stay alive
Первое поколение, пост-Хог и старшие курсы Хогвартса, 1978 год.

Британия времён Первой магической. Политика, война, интриги и приключения.
Только классика, только хардкор.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: NC-17; ЖАНР: фентези, драма, сеттинг серии книг о Гарри Поттере; ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: эпизодическая;

+1

2

Заявка от той, кто очень любит делать кусь Diana Butcher

Я ИЩУ ПОТЕРЯННОЕ ЗВЕНО В ПИЩЕВОЙ ЦЕПОЧКЕ
  Remus John Lupin

https://i.ibb.co/dWtFxNq/ezgif-7-42ffbb913111.gif

Доброго времени суток, Волшебник.  Я ищу овцу в волчьей шкуре. Может вы его видели?

Louis Hofmann

17 лет

студент Хогвартса

x История
У твоего отца был длинный язык, у Фенрира несколько искаженное чувство справедливости, а у тебя, в результате конфликта этих достойных джентльменов, есть одна не очень приятная магическая болезнь.
Спасибо Дамблдору — у тебя была возможность учиться, в Хогвартсе. В школе ты завел верных друзей, которые не отвернулись от тебя, даже когда узнали о тебе "страшную правду" и вообще ты взрослел как нормальный ребенок, и вырос в ответственного и образованного молодого человека.
Добро пожаловать во взрослый мир, Ремус. Тебе тут не понравится, у нас здесь Декрет Крауча, террор Пожирателей, нападения оборотней на мирных жителей посреди Хогсмида и прочие прелести гражданской войны.
Есть, конечно, еще новомодное аконитовое зелье, Орден Феникса и последние месяцы в школе, так что ты можешь поискать поводы для оптимизма.

x Отношения
Мы совершенно не знакомы, но пока живешь — надеешься. Вот и я надеюсь, что нам будет о чем с тобой поговорить.

x Дополнительно
На самом деле эта заявка родилась вместо очередного грустного вздоха о том, что у нас есть практически все, о чем можно мечтать на ролевой по этому периоду. Есть шикарный живой Орден, с кучей боевых авроров и небоевых, но совершенно восхитительных людей. Есть прекраснейшие Лили, Северус и Сириус (мы верим и ждем, что появятся и Джеймс с Питером). Есть и другие очаровательные школьники и школьницы. Есть фонд помощи оборотням, есть и оборотни — очень разные, как  добрый старина Грейбек и его банда, так и просто больные люди, иногда даже весьма приятные.
Нет только Ремуса Люпина. А его многие ждут.

x Связь
Я бы предложила начать с гостевой.

пост заказчика

В первый год после заражения Диана потратила уйму времени на то, чтобы понять, что же с ней происходит. Были перелопачены все имевшиеся в доме справочники по колдомедицине, она спустила большую часть остававшихся у нее денег на книги, проливавшие хоть какой-то свет на ее проблему. Толка во всех этих изысканиях было немного, пожалуй стоило благодарить только собственные конспекты по ЗоТИ курс этак за пятый, где было отдельно подчеркнуто, что иссечение плоти и даже удаление пострадавшей части тела, ничем ей не поможет. Это хотя бы удержало ее от попыток покалечить себя еще сильнее.
Большая часть попадавшейся ей информации была, в лучшем  случае, скупым изложением симптомов с набором банальных советов по обработке ран, нанесенных оборотнем и настоятельными рекомендациями здоровым волшебникам держаться подальше от зараженных (хотя бы в полнолуние), а оборотням — предпринимать все необходимые меры, чтобы не нанести вреда окружающим.
Куча бесполезного сора, перемежающегося монографиями отдельных чудаков, решившихся проявить интерес к проклятым, и  своего рода шедеврами вроде опуса "Почему оборотни не заслуживают права жить" где последовательно и на примерах (скорее всего виденных автором с почтительного расстояния, либо при препарации останков) доказывалось, что ликантропия не просто раз в месяц до неузнаваемости уродует тело и сознание зараженного, но и неминуемо приводит к необратимым увечьям души и физической деформации даже вне периода "обострения".
За прошедшие годы, наблюдая за своими собратьями по несчастью и придирчиво отслеживая изменения в самой себе, девушка пришла к мысли, что здравое звено в рассуждениях автора приснопамятной книжицы были. Болезнь меняла их под себя. Едва ли больше, чем отчаяние, злоба и горе приводившие в стаю все новых и новых "волков", или ставшие их постоянными спутниками голод, усталость и отсутствие самых презренных, но привычных для большинства  волшебников удобств, вроде возможности принять горячую ванну или провести ночь в теплой мягкой постели.
Но списать на голод, усталость или азарт охоты удавалось далеко не каждую трапезу, когда куски сырого, еще недавно живого, мяса расходились по рукам, и никто, кроме совсем зеленых новичков не удивлялся, и не отказывался от такого угощения. Даже самые желторотые быстро привыкали, особенно, если речь шла об оленине или баранине. А со временем, прочая еда словно теряла вкус, казалась все более и более пресной.
Оставалось только догадываться, насколько далеко может зайти и насколько причудливые формы может принять физическая и психическая деформация и деградация вызванная ликантропией. Иной раз наблюдая и подмечая подмечая медленные, но мрачные изменения в своих сородичах или самой себе, Тебби всерьез жалела о том, что не пошла на практику в Мунго, и задумывалась, не стоит ли начать вести записи.
Возвращенную кружку хотелось приложить о дерево, дав Грейбеку знать все, что она думает о его переборчивости и стремлении продемонстрировать собственную состоятельность. Наверняка, в первую очередь самому себе, после всего-то произошедшего.
Во имя всех дементоров Азкабана, пусть делает все, как ему угодно. Ей достаточно и того, что он поднял задницу раньше, чем она вмерзла в сугроб и дал Стае хотя бы иллюзию того, что знает, что делает.
— И что будет, если ты скажешь, что Стая больше не будет у него на побегушках?  Что он вообще за птица такая? - зажатая в руке кружка согревала пальцы, навевая приятные воспоминания о тепле. Они неплохо обосновались в заброшенной деревне, куда притащился тот. У них были крыши над головой и даже некоторый комфорт. Конечно, надолго там оставаться было нельзя и о том, что  когда-нибудь Стая осядет приходилось только мечтать, но это нерациональное сожаление все равно сидело глубоко. Тебби могла  представить, что избавиться от их непрошенного "покровителя" будет непросто, вопрос лишь в том, насколько.
От мысли, что какой-то самодовольный хмырь притащился к ним, как к себе домой, выставил свои условия, наобещал их вождю невесть чего, натравил на них Охотников, и все равно продолжит держать Стаю на коротком поводке, ее снова начинала душить злоба.
Но сейчас злость не была ей союзницей.
— Как интересно, только что он будет делать с пугалом, когда необходимость в нем отпадет? Решит обзавестись славой усмирителя чудовищ? Спустит со своих пугал шкуры которые он его дружки кинут на пол у камина?

Чтобы укусить за бочок, жми сюда

Отредактировано Russian_boy (14.04.2021 13:17:20)

0

3

Заявка от мистера-контрацепция-это-для-слабаков Arthur Weasley

Я ИЩУ БРАТЬЕВ
Brother & Brother-2

https://i.imgur.com/Um8FX9W.gif https://i.imgur.com/Q4tlVkw.gif
В чем сила, брат?

Pablo Schreiber
Sam Heughan

ок. 35 и 30 лет, соответственно

сотрудник ДОМП/тюремщик в Азкабане
и путешественник/археолог

x История     

В классическом босоногом детстве, где все бегали наперегонки за садовыми гномами и тестировали друг на друге на скорость Rado Caput (кто не успел, тот лысел), младшенькому, он же Артур, вероятно, доставалось больше всего, просто по возрасту. В остальном - все трое были детьми предателей крови, все трое были слишком честными перед самими собой и слишком любознательными, чтобы отрицать хоть что-либо в этом мире, не важно, почиталось ли это другими за недостойное, порицаемое или, упаси Мерлин, маггловское.

Брат-1 (не исключено, что Билиус), например, успел прослыть перспективным волшебником, отдельно отличился в боевой магии и даже поступил на службу в ДОМП, но по непонятным для большинства причинам, отработав среди хит-визардов приличный срок, умудрился подписать контракт на не особо почитаемую должность тюремщика в Азкабане. Работа, конечно, по его словам, была не пыльная, а зарплата - приличная, но все же общая обстановка и слухи о том, что по истечению контракта с такой работенки "нормальными" не возвращаются, до сих пор вызывают вопросы. Которые, впрочем, так и остаются неозвученными, особенно если учесть нет-нет, но будто пустеющий взгляд. Зато никто не спорит, старший из братьев Уизли - маг сильный, а что до молвы о том, что в свободное от контрактной работы время он шляется непойми где, и то ли берется за любую халтуру, то ли месит кому-то лица в подпольных боях, - то он не опровергает и даже подбадривает, вписывая в вереницу своих баек об игре в карты с дементорами да о том, как на спор купался нагишом в море вокруг Азкабана. Племянники его на это визжат, невестка хмурится, младшенький - вздыхает и просит передать какой-то "ключ на тринадцать" в гараже. Все, вроде бы, все равно счастливы.

Брат-2 (тоже, может быть, Билиус) широко известен в семье тем, что однажды "вышел за сигаретами" и ушел в кругосветку. В отличие от слишком семейного и слишком повернутого на маггловских железках и пластинках младшенького, и от в чем-то похожего на своих заключенных старшего, средний сын в семье Уизли всегда был фанатично нацелен на что-то неизведанное и новое, что до него еще никто не знал и не видел. Попробовать создать артефакт на Джомолунгме? Познакомиться с аборигенами в Буркина-Фасо? Залезть в пирамиду Мачу-Пикчу, где не бывали еще ни магглы, ни маги? Это - все он, и это все - к нему. В визитах на Родину, безусловно, тоже охотно радует племянников сказками разных народов и реальными историями о своих похождениях, но, в целом, рискует стать одним из тех, на ком когда-нибудь Гилдерой Локхарт применит заклятье забвения. А еще средний-Уизли совершенно точно - тот человек, которому закрытые по случаю черезвычайного положения границы, что кость в горле.

x Отношения   

Отношения у нас, не побоюсь такого шаблона, братские. Среди лихих двух старших я, наверно, кажусь едва ли не нердом со всеми вытекающими, но (Уизли мы или где?) вы меня все равно любите, вместе со всей моей стремительно растущей семьей. Возможно, кто-то из вас двоих (если не оба) реально и открыто поддержали мой ранний брак, и всячески одобрили свою смелую невестку. Вероятно, вы до сих пор поминаете мне, как в мои три года я испугался подсунутого мне под подушку флоббер-червя, от чего я до сих пор мучительно краснею и прошу перестать вспоминать прошлое.
В общем, Брат и Брат-2, мы давно вместе и за все, что мы сделали, отвечаем тоже сообразно...

x Дополнительно   

Общая история трех братьев Уизли - это почти классическая история про трех сыновей, один из которых умный, второй - "и так, и сяк", а третий - "так себе", с той лишь поправкой, что мы так и не разобрались, кто из нас кто, и каждый умудрился оказаться "так себе" по-своему.
Внехи - менябельны с оглядкой на возраст (хочу старших братьев + сохранение Уизли-фенотипчика, да). Биографии - корректируемы. С именами, думаю, все понятно, и прошу простить за лень. #яжмладшенький
Со всем, чем надо будет, помогу-повожу-расскажу-графон-напилю-хлеб-соль-это-все.
Дорогой Брат-1, отдельная просьба, если решишь остаться тюремщиком в Азкабане - перетри еще об этом с амс (можно через меня), место не самое простое, хотя интересное, есть фишечки, о которых лучше договариваться "на берегу".
Не менее дорогой Брат-2, если что, я мню тебя аналогом магического Индианы Джонса, но у тебя может быть свое мнение на этот счет.

x Начнем с гостевой и лс.

пост заказчика

Артур рисковал заработать косоглазие.
Сделать это было непросто, учитывая малый угол обзора из положения лежа, но он, в определенном смысле, старался. Двое его помощников, четырех и трех лет от роду соответственно, крутились у задних колес висевшей в воздухе примерно в футе над землей машины, то играя с уже открученными гайками, то пытаясь открутить новые. Например, из тех, что крепили заднее колесо.
Машина в такие моменты покачивалась, и Артур каждый раз дергался, представляя, что именно сейчас у детей проснется талант к беспалочковой магии, а у него самого — к приобретению переломов под воздействием почти полутора тысяч фунтов, составлявших неснаряженную массу автомобиля. Тогда и наступал период тренировать свое косоглазие, а еще гибкость шеи и изворотливость туловища, которой позавидовала бы любая змея. Или слизеринец, если вдаваться в стереотипы.
Такой эквилибристикой Артуру приходилось страдать, потому что лежал он у передних колес, стараясь изо всех сил отвернуть присохший масляный клапан приспособлением, именуемым “разводной ключ”. Одновременно Артур же очень старался выполнить наказ Молли присмотреть за детьми, отчего и возникали некоторые казусы, и периодически присутствовало тормозящие рабочие процессы неудобство. Впрочем, Молли на своем седьмом месяце беременности, наверняка, ощущала что-то похуже и постоянно, поэтому Артур старался.
— Пап, Чарли спрашивает, что это? — демонстративно согнувшийся почти вдвое Билл заглядывал под машину и держал на вытянутой руке свечу зажигания.
— Это свеча зажигания, — прямо, не собираясь ничего скрывать от ребенка, отвечал ему Артур.
— Да нееее, — в голосе сына только сформировавшееся сомнение четырехлетки почему-то смешивалось с вполне взрослым скепсисом, — Не похожа. Ладно...
Что именно “ладно” и откуда Билл может знать что-то о предмете, который видел впервые в жизни, Артур боялся даже предположить. Взросление сыновей, оказавшихся почти погодками, его, как правило, занимало, удивляло и пугало одновременно. “Как правило” — потому что сейчас его больше занимал, удивлял и даже пугал почти намертво присохший клапан, на который непонятно каким заклинанием надо было подействовать, чтобы он потихоньку начавший поддаваться.
— Папа говорит, что это — свеча зажигания, — Билл отчитывался перед младшим братом, судя по звуку, уже в стороне от машины, что непроизвольно вызывало вздох облегчения, — Но как-то совсем не похоже на свечу…
Артур вздохнул еще раз, уже иначе. Если бы дети спрашивали у Молли, они бы поверили ей беспрекословно. Одно время он думал, что это происходит потому, что из-за работы он  меньше времени проводит с семьей, но однажды он напрямую спросил об этом у Билла, и тот ответил, со всей доступной в четыре года взрослостью пожав плечами: “Ты же тоже слушаешься маму”.
Парировать было нечем. Иерархия в головах детей была закономерной и, пожалуй, справедливой.
Сразу за обменом комментариями на тему “зачем папе врать о свечах”, послушались радостные вскрики, по которым Артур догадался, что во двор, скорее всего вышла Молли, и, не исключено, что с графином освежающего лимонада. Или с гостем, которого Уизли ждали как раз где-то после обеда. В целом, что еще могло так порадовать мальчишек, Артур предположить не мог, а чтобы посмотреть, пришлось бы изворачиваться совсем хитро.
— Молли! Ксенофилиус пришел?! Пусть идет сюда, я почти закончил!
Корпус машины слегка глушил звук его голоса, но выбираться наружу было никак нельзя.
Двумя руками зажатая рукоять ключа потихоньку поползла в сторону, крышка клапана начала крутиться все свободнее, вызвав торжествующее чувство победы над маггловской техникой, которую физически невозможно было выпустить из рук. Маленький шаг для одного волшебника, огромный — для всей той части магического мира, которой могло понадобиться разобрать у себя на заднем дворе Форд “Англия” 105Е.
То, что вся эта часть может так и остаться сосредоточенной в пределах его самого и парочки сочувствующих, Уизли не думал. Ценность достижения в его глазах не измерялось пользой от его применения. Там, за закрытой крышкой, крылась тайное вещество, которое обеспечивало самоходному аппарату большую продолжительность срока работы.
Все легче и легче давалось скольжение клапану по винтовой резьбе, все быстрее, пока, наконец, крышка не отлетела в сторону, а Артур вместе с его рубашкой не поняли, чем застарелое машинное масло отличается от того, которым Молли заправляет салат.

Чтобы откликнуться и прибавить форуму харизму на +100500, жми сюда

Отредактировано Russian_boy (15.04.2021 21:16:26)

0

4

А всё, а всё, а надо было раньше

Отредактировано Russian_boy (04.05.2021 13:11:57)

0

5

Заявка от женщины, ради которой стоит убивать Walburga Black

Я ИЩУ ЗАНОЗУ В...
Alphard Black

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/233456.jpg http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/502717.gif
Hey Brother! Do you still believe in one another?
Hey Sister! Do you still believe in love? I wonder
Oh! When the sky comes falling down! For you
There’s nothing in this world I wouldn’t do...

Jeffrey Vincent Parise

51

путешественник, ученый, делец, шельмец

x Братья и сестры.
Сестры и братья.
Эти отношения всегда сложны и многогранны, они словно луковица, где за жесткой шелухой следует следующая, более горькая и более жгучая, частичка восприятия и привязанности. И любви. Однако если дети носят фамилию Блэк, то по истечении времени, такие отношения часто окрашиваются в яркие и недозволительные оттенки со скрытым налетом псевдо-инцестуального психоза. Хочется прикоснуться — но нельзя, хочется уткнуться в плечо, рассказать о наболевшем — но исключается. Надо держать лицо, быть частью незримой цепи Великой Династии, нести на себе груз ответственности, тяготы не сопоставимых с собственными силами задач рода. Быть Блэком. Тебя и меня воспитывали как наследников, продолжателей славных дел младшей Ветви Древнейших и Благороднейших. Ты средний и долгожданный ребёнок Поллукса Блэка и Ирмы Крэбб, мой брат и брат Сигнуса, закончил Слизерин, в межфакультетских разборках в школе и после неё не участвовал, чинно поддерживая негласное фамильное правило: Блэки выше политики. Был категорически против моей свадьбы с троюродным кузеном. Пытался отговорить, но не смог. Твои неистовые попытки предотвратить торжество сделали наши отношения натянутыми, а твою жажду уехать из Англии — маниакальной.
Официально, за несовпадение характеров, а по факту и за многое другое, ты был лишен наследства и выжжен с семейного древа Блэков. Неся возмездие за всё былое, ты попросту озолотил моего старшего и уже изгнанного из рода сына, обеспечив на всю жизнь. Тебе воистину не так любы семейные устои, как многим из Блэков, и я жажду узнать как же ты докатились до жизни такой. Сейчас дверь в твою комнату в Блэк-Холле запечатана заклинанием и открыть её можно только магией, на твоё же имя наложено табу. Однако ты, не видевший гобелен, можешь об этом только догадываться.
Счастливо ли оно — неведение?
Наверное, придает сил, не так ли?
Мы не собирались тебя останавливать, когда ты отчалил в Новый Свет за титулами и свершениями. Меня же никто не остановил, когда я второй раз занесла палочку над Фамильным гобеленом, верным росчерком заклятья расписавший за твою тотальную Свободу.

Свобода, брат, она стоит дорогого.
Стоит семьи.
Стоит надежд.
Стоит самого тяжелого шага, того — самого первого.
Свобода, Альфард, — она стоит всего...
x Прожигатель своей жизни, моих нервов и семейных капиталов.
x "Альфард" — самая яркая звезда в созвездии Гидры. Это имя соответствует давней традиции Блэков давать детям имена в честь звёзд и созвездий. "Альфард" произошло от араб. " Аль-Фарду-ш-Шуджа" — "одинокая змея", и «Альфард» с арабского есть «одинокий».

Английская Вики, ссылаясь на глоссарий от Bloomsbury, говорит, что вы, дорогой брат, почили, когда Сириусу было семнадцать лет. Так как годом рождения Сириуса считается 1959, то прибавив 17 получаем, что это печальное событие случилось где-то между 1976 и 1977 годами. Или же нет — не почили? Нам подвластно всё наше прошлое, чтобы разубедиться в этом.
Мы долгое время доверяли друг другу, балансируя у грани дозволенного, что раскололи сами, заступались друг за друга, поддерживали, прикрывали пред старшими. Мы падем или пройдем по самому краю? Кто из нас станет Демоном Поверженным, а кто останется Летящим? Это покажет игра...
Приходи.
Очень жду.
Ты красавец.
Заядлый путешественник.
Остальное — твоё.

x Гостевая и лс. Приём по пробному посту или сыгровке.

пост заказчика

Ей всегда нравилась Италия.
Имея совершенный контраст со всем, что было привито ведьме с детства, эта страна манила и очень привлекала своей самобытностью, легкостью и роскошью. Да, именно, роскошью - если тебе позволяли средства, то Италия легко могла дать ощущение превосходства, без огласки на общественное мнение и не задаваясь мещанскими вопросами - не слишком ли вычурен интерьер, не сильно ли открыта мантия, не подумают ли незнакомые люди что-то такое, о чем следовало помолчать... Италия полностью удовлетворяла все дамские прихоти и, приехав один раз, захочешь возвращаться сюда снова и снова.
Стоит ли говорить, что хмурые и чопорные викторианские интерьеры даже рядом не стояли с итальянским рококо, а мебель, - да храни Великий Мерлин руки мастера! - была настолько удобна, что блаженные ощущения от отдыха в ней можно было сравнить лишь с мифическими объятиями Морганы. Вальбурга любила Италию за комфорт и изысканность, за безупречность, за то, что как нельзя лучше подходило её врожденному статусу чистокровной ведьмы. За престиж и дороговизну.
Её тяжелые, расшитые серебром и антрацитом, мантии давно уменьшены до предела и убраны в чемодан, здесь же сразу были заказаны шелка. Бирюзовые, пепельные, багровые оттенки как нельзя лучше подходили к её летнему настроению, которое она стремилась пережить наедине. Но не ту-то было! Бесконечная череда сватовства и обсуждений своего будущего утомила мисс Блэк настолько, что она искала место, куда бы могла спрятаться хотя бы на время. “Хотя бы до момента, пока мне не исполнится тридцать!” – ехидной птицей трепещет в голове мысль, но для общественности её отъезд спровоцировала благородная миссия самообразования.
Здесь её и нашел троюродный кузен, наследник Старшей ветви Благороднейшего и Древнейшего рода, Орион Блэк. Нашёл и предложил ей себя в комплекте своей руки и сердца. Ну и безбедной статусной жизни, к которой она привыкла. Мисс Блэк не поспешила с ответом и взяла время, но никто их двоих не скрывал факт случившегося. Но вряд ли они ожидали, что это решение возьмёт  на абордаж практически всю семью, поделит на два враждующих лагеря, поссорит и заморозит с открытыми для скандала ртами в подвешенном состоянии неизвестности.
Минимум на месяц, да.
Вальбурга не хотела никого видеть и никого принимать. Но разве её младшему брату когда-нибудь было дело до запретов? Двадцать два года. Самая юность, расцвет. А ведь у него был поистине блестящий старт карьеры – отец заранее договорился со всеми обо всем! Но Альфард вместо того, чтобы делать жизнь, какой она должна была быть и идти по министерским головам вверх, отправился путешествовать на край земли и есть сердца колонисток. Ах, как рыдали местные девицы на причале, втянув животы и попы. Потеряли бедняжки всякий стыд от эмоций. Но тщетно. Альфард сделал красивый жест ручкой, отплыл и пропал на пять лет. Вальбурга все гадала - вернется или нет. Но с каждым письмом она вздыхала с облегчением. И вот…
Вернулся.
Загорелый, поджарый, открытый и очень самоуверенный. Совершенно не тот аккуратный, альбионно-пафосный мальчишка, которым уезжал. Не просватанные девушки и их мамаши затаили дыхание. Вальбурга почему-то тоже.
Но… снова тщетно.
- Мы же договорились, что ты не будешь так делать! – с театральным недовольством восклицает пока ещё мисс, пока ещё Блэк. Она вздрагивает, по лебединой шее бегут мурашки, - не привыкла к такому обращению, – и девушка резко поднимает плечи. По бархатной коже бегут капли, щекотно. Волшебница сегодня сыграла только ей одной понятный этюд, – шелковая мантия цвета коралла, огненные браслеты на расслабленных запястьях, золотые нити в косе, - в Соренто принято быть и выглядеть налегке.
- Что значит “опять”? - Снова! Но нет, сейчас не про зелья. Слушай: "Женщина мечтает, что появится рядом чуткая и любящая душа… Но мужчина обычно приходит весь". - она не сдерживается и прыскает, показывая ему сборник лучших юморов за этот месяц, - здесь такая скудная библиотека, что я уже все давно прочла о всех зельях. Скучаю по ним.
Но нет бы поговорить о море или о погоде. Или о черешне, которая красит её губы сочно-алым. Вкусная, угощайся.
Однако брат зацепил главное, больное и потянул.
- Когда ты последний раз видел Ориона, Альфард? Лет пять назад?
Под «удачным» браком, прежде всего, априори понимался союз с представителем своего же круга. Если жених и невеста испытывали симпатию друг к другу – это удача. Большинство родители старались учитывать чувства детей, но это никогда не являлось главной предпосылкой брака. Идти на поводу у чувств было не принято. Была широко распространена поговорка: «Любовь следует оставить магглорожденным».
- Он был тут в июне, и я еще не дала ответа. А ты уже “мадам, мадам”… - она закатывает глаза в красноречивом жесте, будто бы устала миллион раз повторять – еще ничего не решено, хотя… возможно для себя она давно уже все решила. Лет пять-шесть назад, не меньше, - и прочь лапищи от Беллатрикс, удавлю.
- Смотри. – она находит меж страниц колдографию троюродного кузена. Он стоит почти неподвижно, и легкая, вежливая улыбка играет на его узких губах. Он выше Вальбурги на целую голову, может даже выше и Альфарда. Истинный Блэк. - Красивый вырос колдун... Он выглядит старше меня.
Она кладет на столик и книгу и колдографию. Делает знак эльфу принести вина. Легкого, итальянского, чтобы не перебивал вкус ягод.
- На что это ты намекаешь, Альфард? Что я безмозглая, не умеющая читать наше Древо? Орион мне троюродным приходится, это очень дальнее родство

***

Идеальной вертикалью Вальбурга Элладора Блэк стоит перед фамильным гобеленом в Большой гостиной официального поместья Блэков в Йоркшире. Лениво рассматривает вышитые родовые линии и задумчиво прокручивает в тонких пальцах бокал с игристым. Долго так стоит. Она знает наизусть все семейные связи и разбуди её ночью - мадам при необходимости рассказала бы их всё.

По коридорам векового поместья гуляет ощутимый морозный сквозняк, и чистое багряное небо за окнами чинно молчит о тотальном величии зимы. Интерьер главной резиденции торжественен и недвижим – и конечно, никакого намёка на беспорядок. Блики январского солнца играют на латунных бра, что отполированы до блеска, и сверкающей радугой закатного солнца покрываются тяжелые текстильные портьеры и чёрная бархатная мантию миссис Блэк. Серебристое шитье причудливой змейкой вьется у подола и идет вверх между лопаток, прямиком к жесткому вороту, чтобы на финише разбежаться по его прямой стойке. Всё здесь сегодня застыло ощущением прошедших праздников. Сыграны приёмами Рождество и Новый год, гостей уже нет, но сама семья ещё не разъехалась, ведь в свете недавнего пришествия, она ещё какое-то время будет находиться под одной крышей, обсуждая событие отнюдь не радостное.

Вальбурга хмурит свои точёные брови, когда взгляд сам по себе упирается на прожжённую дыру на месте имени средней племянницы. Ещё дымилась - Арктурус постарался на славу.
Нет, ей не показалось, и это был вовсе не сон - её Андромеда, её умная девочка с дерзкими глазами, несколько дней назад стала, наконец, той, какой всегда хотела быть. Свободной от предрассудков. Предрассудков, видите ли... Этого слова мадам Блэк никогда не понять: все они когда-то мечтали о крылатой свободе в выборе спутника жизни, ведь кодекс элиты позволяет запретное, но запрещает обыкновенное. И тогда они учились искусно презирать эту обыденную свободу, наслаждаясь свободой изысканной и безнравственной, доступной лишь аристократии.

Какой надо быть глупой, чтобы этого не понять?

Какой надо быть слепой, чтобы этого не хотеть?

- Неблагодарная девчонка. - с искренней горечью выплевывает волшебница. Она делает небольшой глоток, когда тонкий слух замечает негромкий звук шагов.
Не отец, не лорд Арктурус…
Не Орион.

Её изводит ядовитая ненависть к этой самой Свободе - пара дюймов, и она захлестнёт с головой. Ненависть, блаженная, всепоглощающая, позволяющая забыться в мире собственного подсознания, которое всё чаще и чаще находился в контрасте с реальным миром. Никаких иносказательных прощаний, никаких причинных извинений с пометкой “Но…” - Андромеда не уняла свою страсть к закопанным в саду секретикам за стеклышком и сентиментальным тайнам, ушла тихо и действительно по-английски. Не сказав слова прощания. Without say Goodbye...
Ну, назвала бы семью хотя бы клубком змей и сборищем лицемеров!

  А так… как-то пресно.
       Как-то не по-настоящему.

- Альфард. – хмуро приветствует она приближающегося брата, стоя к нему в пол оборота.
Гостиная ретроспективна, за окнами пышной гостиной стоит студеный воздух, парк и скрюченные стволы старых яблонь. В узорчатой раме трельяжа сизо светится отшлифованная слюда, сюда бы пару старых вещей, мольберт, каких-нибудь игрушек и можно было бы мыслями вернутся в детство.
Если бы позволяла ситуация.
Однако в присутствии Альфарда, она приобретала ещё большие сложности, окутывалась ореолом подозрений и набирала на себя поток несдерживаемого обвинения, которое словно птица вот-вот готово было слететь с губ каждого из ныне живущих Блэков.
- Признайся - это ты надоумил её на побег!

Чтобы и твой портрет появился на семейном древе Блэков, жми сюда

0

6

Заявка от горячей министерской леди Dorcas Meadowes

Я ИЩУ СУПРУГА
Arthur Clark

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/139/t26432.jpg

Доброго времени суток, Волшебник.  Я ищу супруга. Может вы его видели?

George Clooney
(меняется на что угодно, со мной можно не обговаривать)

40-50 лет

колдомедик, отделение ранений от живых существ

x История

Мы познакомились примерно двадцать лет назад, когда я попала на лечение в Мунго. Детали этого знакомства обговариваемы, но по его итогу между нами вспыхнула страсть, а через два года случилась свадьба. Мы женаты вот уже восемнадцать лет, и у нас есть одиннадцатилетняя дочь Кортни.

Чуть подробнее из моей анкеты.

С будущим супругом Доркас познакомилась, когда лежала в Мунго после одной не самой удачной операции. Поженились они быстро, но чувства, пронесшиеся в их жизнях яркой вспышкой, очень быстро утихли. Оба были поглощены работой и личными целями куда больше, чем совместной жизнью. И даже рождение дочери спустя восемь лет брака не помогло им снова сблизиться. Они оба любящие родители, насколько позволяет их загруженный график, из-за которого Кортни часто живет со старшими родственниками. Но их собственные отношения больше походят на отношения хороших знакомых, не более. Доркас знает, что у Артура есть кто-то в больнице, но никогда не пыталась выяснить — кто и как давно это продолжается, и сама она не отказывает себе в периодических, осторожных увлечениях.
Дочь для Доркас — самый важный человек в ее жизни. Но это если с ней действительно что-то случится. Пока Кортни цела, здорова и окружена заботой родни, Доркас предпочитает уделять внимание тому и тем, кто нуждается в помощи здесь и сейчас.

x Отношения

Отношения у нас сейчас ровные, местами равнодушные, местами достаточно дружеские, но точно не супружеские. Без каких-то сильных эмоций в адрес друг друга, злости и всего прочего в том духе, что бывает у семейных пар, которым не удалось построить счастливый брак. Если какие-то обиды друг на друга и есть, то очень тихие и никогда всерьез не озвучивавшиеся. Все просто как-то само собой утихло. Возможно, мы оба заметили, что между нами ничего, кроме взаимного уважения и общего ребенка не осталось, слишком поздно.

В идеале я бы хотела поиграть и флэшбеки из молодых лет, когда все только начиналось; и то, как все почти незаметно сходило на «нет»; и, разумеется, настоящее, в котором в зависимости от желания можно дойти как до скандалов и развода, так и до возвращения былых чувств.

Ситуация в игре острая, сложная, идет война. Поводов как сблизиться, так и разойтись предостаточно.

А, еще я эмпат. Ну это так, к слову.

x Дополнительно

В моей анкеты прописаны ваши имя-фамилия, возраст, дата рождения, факт маглорожденности, профессия и место работы. Возраст, дату рождения, фамилию и должность можно поменять без проблем. Имя, факт маглорожденности, саму профессию и место работы — нет, потому что это уже озвучивалось в игре и вплетено в мою анкету и отношения с некоторыми персонажами на игре.

Характер персонажа, помимо преданности делу колдомедицины, которое дороже семьи и детей, на ваше усмотрение.

x Связь

Сначала ЛС, потом могу дать скайп или тг.

пост заказчика

Толпы центра Лондона, впрочем, как и любые толпы людей, напоминали Доркас водопад. Его шум кажется невыносимым, если находиться рядом с ним сравнительно непродолжительное время, но те, кто живет рядом с ним годами и десятилетиями, рано или поздно просто перестают его замечать. Точно так же и эмоции огромного количества занятых, вечно спешащих людей, по большей части — скучные, бытовые и не слишком сильные, Доркас практически не замечала. Водопад шумит, а ты не слышишь и просто продолжаешь плыть против течения, лишь изредка погружаясь под воду и затем старательно отплевываясь, когда тебя окатывает очередной высокой волной. Рано или поздно тебя все-таки затопит, но стоит ли об этом думать, пока ничего подобного не случилось?

Доркас и не думала, когда аппарировала на одну из менее шумных улиц неподалеку от Риджент-стрит, а затем шла к месту встречи с Дожем. Эмоции окружающих обволаливали ее, привычно и терпимо. И, ненадолго, Доркас сама стала этим потоком занятого, торопливого Лондона. Враспахнутом пальто, из которого выглядывал один из модных брючных костюмов, ставших столь популярными среди магловских женщин в последние десятилетия, Доркас не выделялась среди остальных.

И за это стоило поблагодарить родню мужа, перед которой они с Артуром уже не первый год продолжали изображать счастливых супругов. Вряд ли бы она так разбиралась в нюансах практически чужого ей мирах, если бы не они. Родители Артура были столь же консервативны, как и ряд чистокровных семей в мире магии. Только наоборот. "Со своими этими магами ходи, в чем хочешь, а в гости к матери изволь приходить в нормальных штанах", — примерно так звучала позиция миссис Кларк все годы жизни Артура между мирами. И Доркас вынужденно подчинилась уже перед первым знакомством, насколько позволяли ограниченные познания о моде магловского мира, которые она почерпнула у бабушки, родившейся еще в прошлом веке. Сестрица Артура и та еще модница при первой же встрече с молодой будущей золовкой покатилась со смеху — и взяла над ней шефство. С тех пор Доркас можно было без опаски выпускать в магловский мир. Статуту точно ничего не грозило.

— Для вас, Элфиас, я всегда найду время, — проговорила Доркас, пожимая протянутую руку и одновременно, больше автоматически, "вглядываясь" в эмоции Дожа.

Она не слишком любила эти моменты. Но от толпы закрыться легче, чем от конкретного человека, находящегося в непосредственной близости. И, зачастую, проще обратить  внимание на то, что он чувствует, сразу же, а не тогда, когда игнорировать уже не получится. Впрочем, с немолодыми людьми это часто оказывалось излишней предосторожностью. Как замечала Доркас, с какого-то возраста чем старше становились люди — тем более ровными были их эмоции. Острота со временем притуплялась. И Доркас этому даже завидовала. Ее эмоции, пока что, с годами становились только сильнее. Очевидно, свой пик она еще не успела пройти.

А Дож сейчас ощущался... спокойным. Но Доркас уловила легкие, идущие будто фоновой музыкой, оттенки странного сочетания. Беспомощность, бесполезность — и счастье? Нет, скорее, радость. Но с таким слабым фоном можно и перепутать. Из-за... чего? Это не было чем-то сиюминутным, чтобы Доркас могла предположить радость от встречи с ней. Нет, Элфиас, определенно, испытал при виде нее положительные эмоции, но фонили тут не они. Впрочем, спустя секунду, уже отпуская его руку, Доркас пришла к выводу, что все они сейчас, кто жив после событий декабря и февраля, чьи близкие не пострадали или пострадали несильно, испытывают какие-то противоречивые чувства, вроде этих. А родственники Дожа ни ни 23 декабря, ни 14 февраля не пострадали. Разве что Айрис пришлось поработать сверхурочно.

— Вы хотели поговорить обо всем... этом, да? — спросила Доркас, когда она взяла Элфиаса под руку, и они двинулись вниз по Риджент-стрит.

Обычная пара, возможно, отец с дочерью, прогуливается по Лондону. Ничего особенного. И крайне маловероятно, что ушам Пожирателей придет в голову их здесь искать. Тем более, с их нездоровой фобией маглов и маглорожденных.

Чтобы прийти с предложением руки и сердца, жми сюда

Отредактировано Russian_boy (21.04.2021 11:45:48)

0

7

Заявка от рыжей красавицы Molly Weasley

Я ИЩУ СТАРШИХ БРАТЬЕВ
Fabian & Gideon Prewett

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/121/657074.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/121/679891.gif
you will always be my heroes

в н е ш н о с т ь
Richard Madden
(обсудим, если вдруг нет)

в о з р а с т
32 года
(Фабиан на 2,5 минуты старше)

д е я т е л ь н о с т ь
авроры,
члены Ордена Феникса

x История - Фабиан и Гидеон – близнецы, но, как водится, кто-нибудь – в вашем случае, Фабиан – родился на злополучные две с половиной минуты раньше. И, как водится, этих двух с половиной минут оказалось достаточно, чтобы с полной самоотдачей, до самой последней минуты считать себя Старшим Братом с двух больших букв. Вообще-то, даже хорошо, что ты так решил, Фабиан, потому что благодаря вечно серьезному и невыносимо задумчивому выражению на твоей роже вас никто никогда не путал, а у шутки о твоем выражении лица так и не выросла борода.

Никто из вас не обрадовался, когда стало известно, что третьим в семейном детском трио Пруэттов будет девчонка. Вы поначалу не знали, что со мной делать, потому что я всего-то лишь оттакусенькая, а вы – уже взрослые мужчины. Но потом мы вместе спасли кота, который никого из нас не просил о спасении, и разработали Совершенно Восхитительную Бомбу С Сюрпризом, которая понравилась всем, кроме наших родителей, и лед тронулся – с тех пор и до самой последней минуты мы с вами были друзьями и всегда – наравне.

У нас серьезные родители: наш отец - консультант-зачарователь экспертного отдела Департамента Охраны Магического Правопорядка Министерства Магии, а мама - старший целитель в госпитале св. Мунго, мы в родстве с Блэками, мы чистокровная семья, и поэтому у нас есть ряд обязательств «перед магическим обществом» (с) папа, которыми мы, не сговариваясь, решили пренебречь. Вы решили делать мир лучше и стали аврорами, а потом – еще лучше, и вступили в Орден Феникса; я тоже решила делать мир лучше и вышла замуж, чтобы родить и воспитать прекрасных новых человеков. Кстати, об этом. Замуж я вышла за Артура Уизли. И родители, после первого визита в наш с Артуром дом после свадьбы, перестали со мной разговаривать. А вот вы, наоборот, первым делом спросили, чем можете помочь, хотя к Артуру вы отнеслись по-разному: Фабиан вздохнул и пообещал присмотреться, а Гидеон сказал, что счастлив, если я счастлива, а если я несчастлива, то Артуру Уизли точно не поздоровится. Я счастлива, если что, но сейчас такое время, что волшебную палочку далеко лучше не убирать.

Фабиан и Гидеон разные, но в этом различии – сила. Фабиан серьезный человек, который просто всегда, по врожденному занудству, природному чутью или хорошо развитой интуиции знает, как правильно; Гидеон – сомневающийся и рефлексирующий, более открытый, более простой в общении, он шутит чуть больше и чуть смешнее, смеется чуть громче и до сих пор иногда пишет стихи, только теперь это стихи не о девчонке с Рейвенкло с тяжелыми косами, а стихи о войне и о тех, кто погиб, защищая чужое право быть не-чистокровным и не-волшебником.

x Отношения – мы лучшие друзья, без шуток и сомнений. Вы – лучшие дяди моим детям (детей у меня вот-вот будет пятеро – Билл, Чарли, Перси +2 близнеца на подходе), вы лучшие друзья друг другу и надежные напарники каждому в Ордене. Быть рядом с вами, быть частью вашего мира и вашей семьи – это счастье и большая честь. Вы всегда были моими героями, еще до того, как быть героями вообще стало модно. И всегда ими будете.

x Дополнительно – я думаю, я не совру, если скажу, что вас ждем не только мы с Артуром, но еще и Орден Феникса. Мы определенно найдем, чем заняться и в семейных делах, и в общественных. Если вам нужна будет помощь, чтобы сориентироваться в сюжете, в происходящем в нашей семье и на форуме вообще, с удовольствием повожу везде за ручку.

x Связь – начнем с гостевой и лс, а потом договоримся.

пост заказчика

Материнское сердце чуяло неладное.
Иногда Молли казалось, что это когда-нибудь выбьют на ее могильном камне.
А под этим, возможно: «Она умерла, потому что ее довел Артур Уизли [далее – мелким шрифтом] (Покойся с миром, ты пал от руки любящей женщины)». В парадигму счастливой семейной жизни, по-детски умилительно начавшейся в первый день в Хогвартс-экспрессе, это прекрасно укладывалось: никто же не уточнял, как именно супруги должны были умереть в один день, чтобы им засчиталась вечная любовь.
Форд «Англия» 105E, неловко, но неопасно качнувшийся на старте, поднимался все выше и выше, постепенно превращаясь в поблескивающую точку в девонширском небе. Хамелеоновы чары забыл! мысленно всплеснула руками Молли. Растущее беспокойство в ней (уж слишком хорошо — подозрительно хорошо! – все начиналось) привычно и даже почти уютно соседствовало с чувством гордости: Лавгузли все-таки были способны на удивительные вещи! Такие удивительные, что даже в ее голове, в общем-то, вроде как не обделенной, никак не укладывались, – получилось! Машина в самом деле взлетела! Взлетела, набрала высоту и скрылась где-то вдали! Артура, должно быть, сейчас просто распирало от счастья. И Молли распирало от счастья тоже (а еще, конечно, от того, что у нее в животе была третья опять-не-девочка). Некоторое время. Пару секунд. Пока она не поняла, что Лавгузли совершенно исчезли с горизонта – в той самой дали, в которой она никак не могла следить за ними бдительным и полным восхищения взглядом.
Конечно же, гордости Молли в этот день все равно хватило бы с лихвой на весь Девоншир. Беспокойства, впрочем, тоже, и Молли никак не могла решить, хорошо или плохо, что вся остальная честная публика, свидетели воистину исторического события магического мира, была к увиденному совершенно равнодушна: курицы разбежались по делам, как только стих гул машины, а дети затеяли возню с подарком Ксено, сначала побегав вокруг нее, а потом и вовсе выбежав из гаража.
В возню Молли, по опыту материнства, предпочитала не вмешиваться. Она вообще радовалась наставшему в их жизни благостному периоду, когда дети уже могли кое-как, но все-таки развлекать друг друга. Это не то чтобы давало ей ощутимую передышку в материнстве, но позволяло хотя бы локализовать все аспекты своего материнства в одном месте.
— Мама! Скажи ему, что это мой птелода… — раздался откуда-то со двора звонкий голос Чарли, и Молли двинулась на звук. Естественно, чтобы объяснить детям, что все, что им дарил дядя Ксено, если прямо не оговаривалось обратного, было общим.
— Нет мой! – возразил, противореча воспитательной концепции Молли, Билл.
— Мой! – не сдался Чарли и просительно посмотрел на нее, как на последнюю инстанцию в любом споре.
— Мой! Мой! – возопил Билл, прежде чем прошение брата успело добраться до места назначения. Молли вздохнула. Строго свела брови и посмотрела на детей своим отборным материнским взглядом. Сыновья притихли. Чарли хлюпнул носом. Билл вздохнул и тут же стал похож на Артура.
Интересно, некстати подумалось Молли, как долго она сможет производить на них такое впечатление? По ее предварительным, еще до рождения Билла сделанным, расчетам, строгого взгляда должно было хватить до двенадцати лет. С двенадцати до шестнадцати можно будет еще строго говорить: «Уильям Уизли!», а потом придется подключать фантазию.
— Игрушка общая, — сказала Молли, сократив все свои воспитательные изыскания до готового вывода. – А если вы ее сломаете, пока делите, она будет ничья. Понимаете, к чему я клоню?
Она выгнула бровь. Билл и Чарли переглянулись. Вздохнули. Снова переглянулись. А потом Чарли неохотно протянул старшему брату игрушку.
— Вот и здорово. Берите птеро… подарок дяди Ксено и идите в дом. Считаю до трех. Кто не успел, тот садовый гно...
— Смари! Там что-то в дерево плюхнулось! – вдруг радостно подскочил Билл и махнул рукой куда-то вперед и в сторону. Чарли, как раз в это время совершавший акт передачи величайшей ценности своей маленькой жизни, так и замер, предусмотрительно не разжав пальцы.
Молли уже собиралась отмахнуться от этой дешевой уловки, которая не срабатывала даже у Артура, но тут обручальное кольцо, обычно сохранявшее приятное, с годами почти неощутимое, но все-таки осязаемое тепло, вдруг похолодело. И Молли похолодела вместе с кольцом. Чуть-чуть, как и оно. Но вполне достаточно для того, чтобы пожалеть что у нее не было совершеннолетних детей или хотя бы домовика, чтобы приглядывать за детьми. Курицы и поросята, конечно, были детям неплохой компанией, но на роль нянек не годились.
— Пойдем смотреть? А вдруг это кусок неба? А? А? А?
— Ну мам!
— Мамамамамама!
— Идем, — решила Молли и, положив подарок Ксено на перила крыльца, взяла ладошку Билла в левую руку, ладошку Чарли – в правую руку и пошла на крайние меры. Идти у них получалось не очень быстро, но, благо, идти было недалеко, и настойчивости им было не занимать.
Пока дети обсуждали, насколько большой кусок неба свалился в дуб на этот раз, Молли напряженно всматривалась в подрагивающие ветки дерева, на которых, по мере приближения, все яснее и яснее обрисовывался силуэт Форда «Англия» 105Е. Чем яснее обрисовывался силуэт машины, тем яснее становились чувства, которые Молли испытывала по поводу всего этого эксперимента. И видит Мерлин, всю свою гордость она уже отдала полям Девоншира.
— Артур Уизли и Ксенофилиус Лавгуд! – ее голос, не сильно, но существенно усиленный Сонорусом, вполне определенно выражал все ее соображения и переживания, главным из которых было обыкновенное желание просто услышать их голоса и убедиться, что они оба живы и здоровы. – Дайте мне один повод, чтобы не нервничать, или я за себя не ручаюсь.

Чтобы стать лучшим братом братаном братишкой, жми сюда

0

8

Заявка от роковой леди Alecto Carrow

Я ИЩУ БРАТА
Amycus Carrow

https://i.ibb.co/NrdjNmb/alam.jpg
Брат, найдись. Кэрроу должно быть двое.

кареглазый брюнет*

25 лет, родился - 13.06.1952**

наследник, Пожиратель Смерти - остальное добавить по вкусу***

x История - давай сразу, у нас нет этой темы "кто-то был старше на пять минут", у нас с рождения все просто - родился наследник и дочь, остальное - несущественные детали, которых никто не помнит. У отца на детей были с самого начала разные планы, нам вбивали в голову разные цели. Поэтому конкуренции у нас не было, мы скорее были напарниками. Брат, сестра - это удобно, для любой затеи всегда есть компания.
Отец у нас был очень активно за дивный новый мир, поэтому отправился в Азкабан, когда мы были маленькие. А мать, которая отца очень любила, на этом фоне решила вести затворническую жизнь.
Так что до школы у нас были няньки и компания друг друга. Не так уж и плохо, наверное. Нас не хотели отправлять в Хогвартс, рассматривался вариант других школ, но в итоге все таки Хогвартс. Естественно, Слизерин. В школе Амикус точно состоял в дуэльном клубе. Вероятно, с кем-то дружил, с кем-то встречался. После школы - вступил в клуб сторонников Лорда, возможно, параллельно строил карьеру или великие планы. Тут готова поддержать любой вариант - мы не сиамские близнецы, поэтому необходимости ходить друг за другом как привязанные у нас нет, у каждого могут быть свои интересы и своя жизнь.
Мне лично хочется какой-то семейной истории, небольшого скелета в шкафу. Вот, например, мне в каноне всегда не давал покоя момент, что вот есть Алекто и Амикус, и есть где-то в третьем поколении Флора и Гестия Кэрроу, а по-середине никого. Мне тут видится история про внебрачных детей. Что вот была какая-то девушка - то ли на эмоциях, то ли на адреналине, то ли еще как-то. И получился ребенок. На жену достойную чистокровной фамилии девушка не тянула, поэтому пришлось ее убить и закапать в саду. А ребенку найти няньку и отправить на континент, чтоб не мешался. А потом у этого ребенка будут свои дети - те самые близняшки из третьего поколения. Но это будущее, а в настоящем я бы поиграла в убить и закопать в саду. А еще в совместное детство, и просто семейные посиделки за бренди вечером и за кофе утром.
Да, и конечно, совместную борьбу за чистую кровь тоже никто не отменял.
x Отношения - в первую очередь брат и единственный родственник. Для меня ключевые моменты, что мы отлично друг друга понимаем, видим другого насквозь вместе с тайными мыслями. Дает ли такое взаимопонимание какую-то особую теплоту? Далеко не факт, может наоборот, такая прозрачность раздражает. Но в любом случае, даже если за стенами дома у нас бывает всякое, на публику изображаем всегда идеальные карамельно-ванильные отношения. По возможности стараемся друг друга защищать - иногда это искренне, иногда это чистый прагматизм (просто потому что запасных родственников нет).
Особый момент - есть у Алекто привычка пользоваться лицом Амикуса в личных целях.
Амикус прогулки сестры в своем теле не запрещает. Хотя, за одну такую прогулку получил от Лорда наказание в виде Круцио. Как относиться Амикус к таким выходками сестры? Может быть ему раньше было все равно, а после Круцио стало злить? Может ему наоборот все нравится? Это же удобно - можно от любого отмахиваться "жениться обещал не я, а Алекто в виде меня, вот с нее и спрашивай". Или свой вариант.
x Дополнительно - все обсуждаемо
* На картинке - Christian Bale, в акции предложен - Joseph Gilgun. Другой вариант тоже можно, главный критерий для внешности - сходство. В каноне подчеркнуто, что Кэрроу похожи. У меня темные волосы, карие глаза, овальное скуластое лицо с достаточно резкими чертами. Вот такое же, но мужское лицо - это идеальный вариант для Амикуса. 
** Так уж сложилось, что Кэрроу обычно двойняшки, так что дата рождения одна на двоих. Но июнь - отличный месяц, там сонцестояние отмечают, а тринадцатое число может выпадать на пятницу - так что я считаю, что нормальная дата рождения.
*** Для нашей чистокровной фамилии одной ненормальной, работающей целителем меня вполне достаточно. Так что Амикус имеет права быть классической "белой костью" - филантроп, мизантроп, скучающий аристократ. Можно ручной газетой обзавестись в качестве игрушки. Если все же хочется какого-то занятия, то на мой вкус - Министерство - это отличный вариант. Например, отдел тайн, отдел магических происшествий и катастроф.
x Связь - для начала гостевая и ЛС, дальше найдемся.

пост заказчика

Алекто в два глотка допивает кофе и смотрит на часы на камине. Стрелки показывают восемь тридцать. В театре абсурда скоро поднимут занавес. Пора заняться гримом.
Девушка поднимается в гардеробную, достает из потайного шкафчика атрибуты сегодняшнего спектакля, брезгливо кривиться, глядя на предназначенную ей сегодня мантию, а потом решительно сбрасывает собственную одежду и надевает чужеродную.
Отражение в зеркале отвратительнее любого боггарта и навевает жуть сильнее дементора. Она в аврорской мантии — это выглядит как предательство отца и собственных идеалов. Хочется прекратить этот кошмар — раздеться или разбить зеркало. Но это как-то мелочно. Алекто закрывает глаза, на ощупь находит фиал с зельем, которое выпивает залпом.
Когда Алекто открывает глаза — в зеркале уже чужое лицо. Как там ее? Кэтрин — доченька — Бэгнольд, что ж, пусть будет так. Алекто вглядывается в отражение. Теперь, когда это уже не она, картинка в зеркале не вызывает отторжения, это не предательство, это просто дурочка из правопорядка. Просто чужое лицо со слишком знакомым безразличным выражением.
Алекто скептически хмыкает: «Так дело не пойдет» — Кэтрин в зеркале отвечает тем же. Да, с такой скованной льдом мимикой, старшая Бэгнольд в жизни не поверит, что перед ней ее дочь. Алекто пробует улыбнуться. Затем еще раз, чуть более естественно. И еще раз. Мимические мышцы сводит судорогой с непривычки. Но Алекто упрямо продолжает корчить губы в улыбке, добиваясь достойного результата. Вот теперь — похоже.

На часах четверть десятого. Она аппарирует в город, но не сразу к редакции, а на соседнюю улицу. До назначенного часа еще есть время для того, чтобы размяться, найти себя в чужом теле. Улица почти пуста. Алекто снимает ботинки и ступает босиком на ледяную мостовую. Холодно, в конце концов, сейчас январь.  Какой-то случайный прохожий косо оборачивается на нее. Алекто улыбается в ответ чуть шальной улыбкой, делает несколько шагов вперед, а потом два оборота вокруг себя. Кружиться зимой босиком на улице — абсолютная дичь и ни капли приличия. Будь она бы сейчас собой — никогда такого бы не сделала, не красят такие вещи девушек из приличной семьи. Вот только она же сейчас не Кэрроу, она аврор и чихать на чужую репутацию. Она сейчас Кэтрин, Кэтрин Бэгнольд, и она полностью привыкла к этому незнакомому телу. Кэтрин-Алекто обувается обратно, заправляет за ухо выбившуюся из прически прядь и аппарирует к месту встречи, где уже собрались остальные авроры, которых она приветствует легкой, милой улыбкой.

Они заходят в редакцию. Кэтрин держится в середине группы, помня о субординации. Заметив Милисент, отводит взгляд и прячется за маску серьезности. Она старается быть дочерью, которой неловко от происходящего, но которая верна долгу. В конце концов, если кто-то успеет сделать колдографию, и та случайно попадет на первую полосу, она должна выглядеть убедительно.
Она вылавливает из «приветственных слов» лже-Грюма прямой приказ и с исполнительностью, достойной лучшего применения, бросается его исполнять. Методично обходить все кабинеты этой проклятой редакции, заглядывая во все углы и требуя от каждого редактора, верстальщика и остальных местных работников немедленно сдать палочку и шагать в приемную, где им нужно ответить на вопросы.

Наконец, убедившись, что никто здесь не уклонился от возможности предстать перед грозным взглядом лже-Грюма, как бы Кэтрин возвращается к остальным и бросает собранные палочки на стол, откуда буквально несколько минут назад рыжая ирландка так эффектно сбросила бумаги.

Чтобы покорять мир на пару с сестрой, жми сюда

0

9

Альбус Дамблдор хочет найти харизматичного профессора и человека с большим нюхом на таланты

Как насчет зелий, наливок и ключика от высшего света ?

Немного недооцененный и авантажный. Большой знаток маленьких жизненных удовольствий. Главный поставщик редких растений в школьный сад Хогвартса и экзотических наливок в коллекции коллег и друзей-приятелей. Мастер зельевар. Декан Слизерина. Единственный и неповторимый.
Гораций Слагхорн, не ты ли это?

Hugh Boneville
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/52/882230.gif
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/52/961332.gif

0

10

А всё, а всё, а надо было раньше

Отредактировано Russian_boy (14.06.2021 15:17:33)

0

11

Игорь Каркаров хочет найти приятеля и хранителя множества тайн

Как насчет состязания в молчание?

У тебя наверняка есть какая-то тайна: трагическая гибель семьи от руки темного волшебника, коллекция плюшевых мишек или увлечение садоводством. И на жизнь ты тоже зарабатываешь тайнами - тем, что умеешь их хранить, и тем, что умеешь соединять тайны и интересы людей точными, как по линейке проведенными линиями. Ты всегда знаешь кого-то, кто знает кого-то, кто знает того, кто умеет решать все проблемы/имеет нужную вещь и готов ею поделиться. И если когда-нибудь ты решишь заняться торговлей лично, ты станешь богат. Но тебе нравится быть посредником между людьми. Ты говоришь: «Это маленькое, но важное дело», и мы оба знаем, что это дело ты любишь, потому что оно позволяет тебе знать о людях больше, чем они хотели бы тебе рассказать. Мы познакомились кучу лет назад. Благодаря тебе я знаю о том, что происходит на континенте и в ночном Лондоне. Взамен ты получаешь редкие, уникальные, штучные артефакты для личного пользования. Ты уверен, что мы достаточно хорошо знаем друг друга и поэтому в одной лодке: оба придерживаемся нейтралитета, оба делаем свое дело, оба держимся в стороне от политики и этих.. пожирателей смерти, так их называют? Вот только мы с тобой не в одной лодке. И никогда не были. Может быть, тебе пора об этом узнать?

Keanu Reeves
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/131/890996.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/131/935255.gif

0

12

Иван Костелецкий ищет мастера дуэлей

Как насчет... стать звездой ринга?
Papa Roach - Not Listening

Твоя мордашка наследного принца и твоя «трудно найти, легко потерять, невозможно забыть» задница - любимая тема для скабрезных шуток в бойцовском клубе. К счастью, тебе хватает самоиронии, чтобы отбиваться от этих болтунов. А если уж они совсем зарвались, им всегда можно перегруппировать зубы на ринге. Да, внутри канатов - ты зверюга. Ты хвосторога, которой наступили на тот самый хвост. И настоящая звезда подпольных боёв. Я думаю, что у тебя было какое-нибудь незавидное детство. Безотцовщина. Бедность. Может быть, мать актриска, которую вечно меняющиеся любовники звали «блядью» и поколачивали по пьяни, а ты обещал себе вырасти и непременно за неё отомстить. И, знаешь, именно поэтому ты и достиг таких успехов в дуэлях. В этот спорт ведь вообще бессмысленно приходить, имея в жизни всё. Ринг, ринг настоящий, он требует злости, драмы и четкой цели, за которую ты и бьёшься. А у тебя наверняка такая есть.

James Norton
http://forumupload.ru/uploads/001a/fd/f6/2/t830818.gif
http://forumupload.ru/uploads/001a/fd/f6/2/t428641.gif

Отредактировано Russian_boy (04.05.2021 13:09:43)

0

13

Заявка от очаровательной девушки и заждавшейся дочери Emma Farley

Я ИЩУ ВОСКРЕСНОГО ПАПУ
Мr. Farley

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/689142.gif
Если дети - цветы жизни, то я - репейник.

Ioan Gruffudd*

от 38 годиков

сотрудник департамента экономики

x История
Отец Эммы. В браке с ее матерью не состоял, но в отношениях порочащих честь и достоинство юной девы замечен был. После (или еще до) рождения дочери пришел и вежливо предложил скромную материальную помощь, в результате чего едва не схлопотал в морду от несостоявшегося тестя за поруганную честь кровинушки. Когда Эмме исполнилось 9 лет дал ей свою фамилию (то ли забыл, то ли долго думал) и признал официально. У меня упоминается что с этого момента между мистером Фарли и Эммой возникали попытки контакта, но насколько активными они были и как закончились - тайна покрытая тряпкой. А, еще именно отец купил Эмме ее палочку у Оливандера, а после окончания дочерью Хогвартса вместе с ее матерью выделил девушке неприлично маленькую сумму денег, на проценты с которой Эмма скромно живет.
Фактами биографии можно поиграть, вплоть до того что Фарли вообще не отец Эммы (тестов ДНК никто не проводил), правда зачем он тогда на это подписался - вопрос уже к вам.
Чистокровный. У меня упоминалось 5-е поколение, но можно накинуть несколько сверху (или наоборот, сделать персонажа полукровным если прям очень надо)
P.S. В каноне фигурирует Джемма Фарли, рожденная между 74 и 76 годами, ее надо как-то вписать в вашу нашу славную семью.
x Отношения
Вынужденные кровные узы, остальное - по итогам обсуждений. От варианта что у Эммы с отцом обоюдный пофигистичный нейтралитет а-ля "Привет пап, пока пап", до активных попыток участвовать в жизни взрослой дочери.
x Дополнительно
По факту не меняется у персонажа лишь фамилия, насчет всего остального можно договориться. Внешность, возраст, место службы, семейные связи, взгляды на добро, зло и права человека - практически все это остается на усмотрение самого игрока.
Т.к. Фарли - папа воскресный, учитывайте, что Эмма для него не основной игровой партнер и было бы отлично, если бы эта заявка стала дополнением к иным игровым планам: можете и в ПС (их у нас много и они веселые), можно в ОФ, можно в большую политику (там тоже весело). В департаменте экономики (это если место службы решите не менять) есть коллеги которые вас заиграют и на рабочие и на личные темы.
* Внешность. Мне не принципиальна от слова совсем можно менять на любую европиоидного типа по своему вкусу. Единственное, морда Гриффита у нас тут засветилась на квесте с нападением на платформу 9 3/4 (один из ПС использовал ее для оборотки). Так что если оставлять его, это можно отлично обыграть с перспективами в сюжет и все такое).
x Связь
Гостевая и ЛС, дальше разберемся.

пост заказчика

— А, перестановка кадров. — Эмма с пониманием и сочувствием в голосе пожала протянутую волшебницей руку. — Понимаю и от души сочувствую. Меньше всего в праздник хочется думать о чужой работе за которую еще и не доплачивают.
Надо же, еще кому-то на голову досталась нерадивая подчиненная. Ну вроде нее самой. А своим работодателям Эмма обычно очень сочувствовала, хотя бы по той причине, что других чувств к ним у нее, зачастую, просто не оставалось.
Ее предложение выпить чаю было встречено благодушно и девушка от души порадовалась тому, что ей не придется чинно да скромно сидеть в углу как хорошей девочке, боясь помешать "кипящему" в этих стенах рабочему процессу. А вот то что мисс (или миссис?) Бэгнольд печально ориентируется в бытовых вопросах офиса вызвало у Эммы смешок, когда призванный "Акцио" чайник неуклюже вылетел (или точнее будет сказать заковылял?) из под стола, расплескивая свое содержимое.
Разумеется прямо на лежащие перед женщиной бумаги.
Кем бы не была орудующая в кабинете волшебница, от чая в любом его проявлении, она была очень далека.
— Так, давайте слегка сменим подход к вопросу — Эмма подхватила чайник, который, по хорошему, ни в чем таком не провинился, кроме как в факте своего существования. — Репетиция локального апокалипсиса в этих стенах наверняка не входила ни в ваши, ни в мои планы.
Она сделала пару шагов и заглянула под стол, из под которого минутой назад появился злосчастный чайник. Там же нашлась россыпь чаев, сахар и несколько чайных пар. Но учитывая, как начался процесс с их участием, трогать их она не рискнула. Как знать, не навела ли бывшая сотрудница сглаз на свой любимый инвентарь. Пусть себе стоят, дожидаясь своего часа. Туда же эта отправила посуду, которой теперь грозил яростный блеск глаз Миллисент.
— Полагаю что в кафе нам не откажут в паре чашек чая и в печенье к нему. — проговорила девушка, разворачиваясь на каблуках в сторону двери в "Пастушью сумку". — Буквально пару минут. Я угощаю — и с этими словами Эмма скрылась за дверью.

Сотрудники кафе, не смотря на обилие посетителей, выделили ей пару чашек "под честное слово", коробку с печеньем и пару рождественских пряников с предсказаниями. Эмма осторожно толкнула дверь, заставляя поднос с чашками и угощениями осторожно вплыть в офис "Бонифациуса".
Глазами она украдкой поискала по углам пушистого бандита. Конечно, держи карман шире, Эмма.
— К сожалению для нашего гулящего мужчины ассортимент в кафе не подходящий, так что придется съесть все самим — пояснила она, чуть покачивая палочкой, ответственной за маневры подноса — Куда его лучше поставить, что бы ничего случайно не испортить?

Отредактировано Russian_boy (13.05.2021 18:42:17)

0

14

ЖАРКОЕ ЛЕТО УЖЕ БЛИЗКО!

Мы сменили дизайн, а совсем скоро переводим время и запускаем новые квесты.
Поспеши, чтобы присоединиться к приключениям!
А чтобы узнать, кого на форуме ждут самые горячие объятья, пробегись по темам:

Нужные
Акции администрации
Хотим видеть

https://i.imgur.com/EQCGe0El.png

Отредактировано Russian_boy (08.05.2021 11:10:55)

0

15

Магдалина Эйвери ищет арабского принца

Как насчет арабской ночи и волшебного востока?

Здесь чары и месть, отвага и честь, дворцы и песок.
А также мои древние, фамильные, с пятнадцатого века тянущиеся отношения с арабским миром.
Давайте столкнёмся, не поделив какой-нибудь стародавний артефакт, который принадлежал вашей семье, а принадлежит моей? 

Riz Ahmed
https://64.media.tumblr.com/1dcd31476efc9c98354a30db94866e78/tumblr_phs2voabh81smpj8k_400.gif

0

16

Заявка от ну очень таинственной главы Отдела Тайн Anna Counter

Я ИЩУ ГЛАВУ КОМИССИИ ПО ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ ЧАРАМ
Celeste Bisme-Seymour

https://64.media.tumblr.com/9680fef40cff30c31bd4708e1e38b9b9/0b4c1c4ab41bcfc9-97/s540x810/a8e4f293b532a04a641b639dbd564c2d11a8ce4a.gifv
a heart bigger than fears

в н е ш н о с т ь
T'Nia Miller

в о з р а с т
43 года

д е я т е л ь н о с т ь
специалист по ритуальной магии,
глава Комиссии по Экспериментальным Чарам

x История
Селест Бисме-Сеймур родилась в Уганде, училась в Шармбатоне и жила на трех континентах, потому что, как сама любит говорить, выросла в семье «людей мира». Если точнее, Селест – дочь знаменитого колдофотографа Роберта Бисме, прославившегося уникальными кадрами испанских магических дуэлей и альбомом «Русский дневник», в который вошли кадры, сделанные во время путешествия в СССР, и Эстери Ссеканди, преподавательницы ритуальной магии из Уагаду.

Это едва ли можно было назвать любовью с первого взгляда. Но это была любовь с первого портрета, потому что через объектив своей колдокамеры Роберт Бисме увидел то, что никто до него не мог разглядеть в молодой и серьезной преподавательнице укрытой туманом магической школы: полыхающий огонь. Эстери, в свою очередь, сначала влюбилась в блистательный талант запечатлеть мгновение и в безбашенную смелость, которая приводила Роберта то на раскопки древней гробницы, то к магической корриде, то к тайнам африканских жрецов. Роберт Бисме не планировал задерживаться в Уганде надолго и собирался уехать налегке, а вместо этого задержался на полтора года и увез в Европу солидный багаж – жену и дочь.

Пять лет семейство Бисме путешествовало без всяких ограничений: Испания, Советский Союз, Египет, Ливия, Богота… Страны и континенты были всего лишь расчерченными на карте границами, которые легко было преодолеть, а потом, когда Селест исполнилось пять, по настоянию матери, уставшей быть кочевницей, семейство обосновалось в Париже. В Париже Роберт быстро заскучал без путешествий и стал искать единомышленников – таких же увлеченных колдофотографией волшебников, готовых раздвигать границы возможного в этом искусстве. Результатом этого увлечения стало международное колдофотоагентство «Ровоам».

Селест, разумеется, отправилась в Шармбатон. Серьезная, не по годам умная девочка, в которой отцовская решительность уживалась с материнской рассудительностью, оказалась после распределения на факультете Кариньян, где углубленно изучают право магических стран, криминалистику, Защиту от темных искусств и чары. После окончания обязательной школьной программы Селест задержалась в Шармбатоне еще на два года – для углубленного изучения ритуальной магии. Несмотря на то, что ритуальная магия была специализацией другого факультета, для Селест на эти два дополнительных года было сделано исключение – за успехи в ритуальной магии, достигнутые с помощью занятий с Эстери.

Никто в семействе Бисме не сомневался, что их единственную дочь ждет блистательное будущее. Желательно – полное путешествий, открытий, свершений. Бисме всегда свято верили, что каждый человек должен, просто обязан, сделать мир лучше хотя бы чуть-чуть, и жили, руководствуясь этим девизом.

Селест могла бы остаться в Шармбатоне или сделать карьеру ученого в Европе, но вместо этого она отправилась на родину, в Уганду, чтобы попытаться описать и упорядочить жреческие практики. Вернулась Селест через шесть с половиной лет с готовой рукописью будущей монографии, и не во Францию, а в Британию, куда, как и многих прекрасных дам до нее, Селест привела любовь. Брак с коллегой отца по «Ровоаму», британцем Джорджем Сеймуром, был коротким и на память Селест оставил разве что британское подданство и приглашение работать в Отделе Тайн – кого-то в департаменте, как ей говорили, буквально «покорила» ее работа, посвященная жреческим практикам. Селест согласилась из интереса. И еще потому, что такая работа показалась ей профессиональным вызовом – чем вообще занимаются в этом Отделе Тайн? Уж явно не очень скучными делами.

В Отделе Тайн Селест довольно быстро определилась со своей специализацией – помимо собственно ритуальной магии ее привлекла экспертиза магических разработок, которая отлично согласовывалась с ее шармбатонским образованием.

В 1977 году Селест стала самой молодой главой Комиссии по Экспериментальным Чарам.

x Отношения -   
Душа и сердце Отдела Тайн – ты умеешь сделать так, чтобы всем вокруг тебя было хорошо. Ты веришь в равенство всех волшебников; в то, что каждый человек способен рассказать интересную историю, стоит только захотеть его услышать; в то, что не бывает глупцов и глупостей и еще в кучу вещей, в которые вдруг стало так несовременно и несвоевременно верить. Ты знаешь по именам всех стажеров, умеешь отказывать в патентах так, что от тебя уходят едва ли не окрыленными перспективами будущих исследований, которые обязательно, обязательно в этот раз приведут к успеху, и, кажется, как ни пыталась, ты так и не нажила себе врагов своей принципиальностью и решительностью. А еще тебя ужасно, просто невыносимо раздражает бездействие и пугает то, что происходит сейчас в Магической Британии: ты из тех волшебников, которым после рождественских терактов кажется, что даже если мы все будем ночевать на работе, мы все равно не сделаем достаточно для того, чтобы предотвратить катастрофу.

x Дополнительно
Не хотелось бы менять концепт персонажа, но его всегда можно обсудить. Это история не про вражду двух женщин на руководящих должностях. Впрочем, и не про дружбу тоже. Главная героиня в этой истории – сама Селест. Она сильная, умная, талантливая волшебница, которая не любит и не умеет сидеть без дела. Приходи, я тебя очень жду! Во-первых, Отделу Тайн нужны душа и сердце. Во-вторых, душа и сердце не помешают и остальной Магической Британии. 

x Связь
Для начала гостевая и лс.

пост заказчика

Нет, нет, нет, нет. Так не пойдет, Долохов. Мысль, что ты заслужил этот кошмар, конечно, хороша и даже в каком-то смысле делает тебе честь, но только не тогда, когда ты внутри сконструированной кем-то иллюзии. Ты просто сидишь на том, что кажется тебе нашей старой супружеской кроватью, а я могу вытянуть из тебя все, чего ты боишься, и все, за что ты чувствуешь себя хоть немного виноватым. Потому что я знаю, о чем ты думаешь, Антон, — я существую сейчас только в твоей голове.
Анна вертит в руках нелепого мишку. Мишка до сих пор кажется ей хорошей идеей — Долохов во всем любил основательность и крепкий, “на века” (плохо это или хорошо) подход. Наспех он не стал бы чинить даже детскую игрушку, и в его воображении воспоминание или представление о такой несуразной вещи зудело странностью и тревожно звенело незавершенностью.
Нашел игрушку, молодец, Антон.
— Не всегда. Только если ты предусмотрел для сознания такую защиту. Или если менталист ошибся, — Анна смотрит на него внимательно, без улыбки и издевки. Это очень важный момент. Ключевой момент в том, что Долохову еще предстоит пережить, и необходимо, чтобы он понял или хотя бы попытался понять.
Это пустой дом. Здесь ничего нет, кроме никому не понадобившейся полуразвалившейся мебели. И Долохов даже не прошел дальше холла. Он сейчас стоит в темной маггловской передней и смотрит перед собой остекленевшими глазами. Я могу ударить тебя сейчас, Антон. Там. И ты ничего не сможешь мне сделать. В этом заключается твоя физическая слабость. Но это не самое страшное. Самая страшная слабость здесь другого толка. Самую страшную ошибку, которая однажды может стоить тебе жизни, состоит в том, что ты веришь, Долохов, что ты управляешь ситуацией.
— Сам как думаешь, сколько? — спокойно спрашивает Анна. Она не прерывает их разговор до того, как Долохов ответит. Это же обучение, в конце концов, а не изысканная пытка. Пытать тебя, правда, было бы забавно, Антон. Тем забавнее от того, что ты сам не понимаешь, как это легко.
Антон! — голос Романа Долохова приближается к ним по коридору, а вместе с ним — звук его шагов. По-военному четкий, уверенный ритм. Он ровно так и ходил по своему парижскому дому — это были его владения, и Роман Долохов ощущал себя в них единственным хозяином. — Ты только вернулся, а уже все пустил в жопу кентаврам!
А что если он — это я? А, Антон? Что если он смотрит на тебя, и ты знаешь, что это твой отец, Роман Алексеевич Долохов, с его дворянской осанкой и резковатой манерой общения с единственным сыном, а смотришь на него — и видишь меня? Что если тебе кажется, что из нас двоих самое реальное, что существует на свете — это он? А он в могиле, Долохов. Думаешь об этом? Или в могиле на самом деле я?
— Папа! Папочка! Papa! — детский голос, не то мальчишечий, не то девчоночий, встревоженным колокольчиком звенит в коридоре.
— Видишь, до чего ее довел! — говорит твой отец-или-я. — Лучше бы ты никогда не возвращался. Я каждый раз надеюсь, что твой корабль утонет где-нибудь посреди моря. А ты все равно возвращаешься домой. Ты испортил жизнь мне, матери, жене. И ей испортишь. И ей, — говорит твой отец-или-я, — испортишь.
— Папа!
Анна проходит по краю собственного кошмара — дверь откроется, и ей придется достать из памяти Долохова пятилетнюю темноволосую девочку, ее главный, ее самый большой страх. Но она идет на это — все, кто забираются в чужую голову, проходят порой по краешке собственного кошмара, и иллюзия тогда чуть дрожит по краям. Будет полезно, если ты научишься замечать и это, потому что за такой край можно зацепиться и сдернуть полог. Но не сегодня, Антон. Сегодня просто посмотрим, сможешь ли ты это заметить.
— Убирайся из моего дома, — говорит твой отец-или-я. — Сдохни, наконец, Антонин. Освободи нас всех.
Ты же слышал такое раз-другой, правда? А если даже нет, какая разница? Твоего отца очень легко таким представить. Ты представляешь его себе таким слишком часто и слишком хорошо. Ты просыпаешься от такого посреди ночи…
… вот прямо как сейчас. А за окном — сонный сад и непроглядная темень. Повернись, я сплю рядом с тобой. Но ты трусишь меня будить. Трусишь признаться, что такой большой мальчик все еще видит страшные сны про папу.
Секрет в том, что сейчас ты стоишь посреди пустой передней и смотришь перед собой в пустоту, но чувствуешь страх. Страх покалывает на кончиках пальцев и кажется тебе трусостью. Страх — еще хуже чувства вины.
Беги, беги по ступенькам вниз, скорее. К единственной двери, из-под которой пробивается лучик света.
— Я получил письмо от Антонина, — спокойно говорит Роман Долохов и смотрит на невестку поверх своей утренней газеты, где на первой полосе оживают очередные новости о забастовке в министерстве. — Ты в самом деле собираешься провести время до весенних каникул в Дурмстранге?
— Почему нет? — спрашивает Анна Дмитриевна. Посмотрим теперь мое воспоминание, что скажешь?
—  Я не думаю, что это хорошая идея, дорогая, — осторожно говорит Софья Павловна и бросает взгляд на мужа. —  Там же… Там же еще холодно. И весна всегда задерживается. Мы с тобой могли бы съездить в гости к моей давней подруге, Доминик. У Доминик очаровательный домик в Марманде.
—  Прекрасная идея, —  так быстро и одобрительно подтверждает Роман Долохов, что никаких сомнений не остается — они обсуждали этот разговор и этот вариант накануне. Софья Павловна не способна на такие экспромты. Анна насмешливо улыбается.
—  Вы же просто хотите мне сказать, что полагаете, что мне не место в Дурмстранге, — все еще улыбаясь, говорит Анна. — Скажите это прямо, я не обижусь. Я даже не обижусь на то, что вы считаете, что мне не стоит так много времени проводить с вашим сыном. Вот только ваш сын еще, по случайному совпадению, мой муж.
— Мы все вынуждены жить в предложенных обстоятельствах, — говорит Роман Долохов и смотрит на невестку.
— Это точно. Вы тоже, Роман Алексеевич, — добавляет Анна и смотрит на свекра насмешливо и упрямо.
Я тогда поехала в Дурмстранг, Долохов, помнишь? Это была хорошая весна. Это была очень хорошая весна. Ты помнишь, как ты меня встретил тогда? Обнимал меня вот так, просто так, — как никогда не обнимал — целовал. Нам было хорошо, хорошо, хорошо в ту весну. Вот практически так, как сейчас.
Только никакого сейчас не существует. Нас не существует.
—  Так как долго мы здесь, Антон? — повторяет Анна свой вопрос. Ее голос гулким эхом разлетается по подвалу. Они вдвоем и больше никого нет. Это ты же тоже помнишь, правда? Как же забыть…

0

17

Заявка от сильной женщины и заботливой матери Millisent Bagnold

Я ИЩУ УМНИЦУ И КРАСАВИЦУ ДОЧЬ
Catherine Bagnold

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/17/t395721.jpg

Кэтрин! Где тебя носит так поздно? Приличная девушка не должна...

Kirsten Dunst (можно поменять в пределах типажа)

22 года (73-74 год выпуска)

аврор

x История -      Ты моя милая, храбрая, талантливая, упрямая, лучшая в мире девочка. Я желаю тебе добра, спокойного семейного счастья, красивого и богатого мужа и здоровых упитанных деток. Вместо этого всего ты выбрала профессию аврора с бессонными ночами, засадами и погонями.  Ты стала хорошим аврором. Но люблю я тебя не за это. Вместе со мной тебя любят и ждут твой брат Роджер - колдомедик от бога и ради тебя - и твои верные подруги Джудит и Дэри, которые любят тебя не благодаря, а вопреки. Также тебя ждет твой возлюбленный - Дункан Саваж, самый умный и обаятельный аврор Магической Британии. Пожалуйста, найдись, не гуляй одна слишком долго, мы все тебя очень ждем!
x Отношения -    “Послушай, что скажет мама и сделай наоборот!” Да, я была не лучшей матерью. Я забывала про твой день рождения, я дарила тебе ненужное и не дарила того, что ты хочешь, я забывала принести вам поесть и заказывала не нарубленные дрова. Да я просто была отвратительной матерью. Не удивительно, что ты всегда бунтовала против меня. Но у тебя есть брат - по-моему, лучшее, что я могла подарить тебе, кроме жизни. С братом вы поддержка и опора друг другу и лучшие друзья.

Приписка от брата:

“Но это не мешает мне звать тебя Мелкой и проводить профилактические беседы с твоим пока еще не женихом Саважем без твоего ведома и разрешения. И в раннем детстве я совсем был не рад такому счастью, как младшая сестра. Но потом у нас все наладилось, я учил тебя лазать по деревьям, а ты случайно чуть не оттяпала мне палец топором, когда мы пытались колоть дрова (да, те самые, которая мама так заказала, что детям опять все самим пришлось). Еще у нас был папа, охотник, но он умер за год до того, как ты пошла в Хогвартс. И с тех пор мы воспитывали себя сами, потому что маме было вечно не до нас. Теперь мы, конечно, выросли, но отношения остались примерно такие же: теплые, но с подколками. В колдомедики я пошел по призванию, а вот в отделение травм от проклятий - уже из-за тебя, ибо авроры - наша чуть не основная клиентура. В общем, ты приходи: обещаю, что нам будет весело. Или не совсем. Или все-таки да. Как захочешь”.

x Дополнительно -    У тебя есть семья, друзья, профессия, у тебя есть история. Что-то в этом поменять можно, что-то нельзя. Мы всегда готовы обсудить детали, подсказать и поддержать. Мы всегда найдем во что с тобой поиграть. Не проходит дня, чтоб мы не сказали: “А вот тут нам нужна Кэт”.
x Связь - начнем с гостевой и лс.

пост заказчика

Билеты стоили дорого. Это задавало вечеру нужный формат. Помещения — самые респектабельные. Живая музыка, живые цветы, лучшие напитки и угощения. Самые модные в этом сезоне развлечения. Все равно, сколько бы ни было потрачено на организацию, сборы от бала с лихвой перекроют затраты. Об этом Милисент не беспокоилась.
О чем она на самом деле беспокоилась, так это о том, что, заботясь о чужом благополучии, она совершенно упустила из внимания счастье дочери. Кэтрин всегда была очень своевольна, но чем дальше, тем больше беспокойства она доставляла матери. Стать аврором! Это надо же! С её-то умом, талантами и внешними данными — аврором! А могла стать светской дамой, украшением общества. Выбрать работу поспокойнее, побезопаснее — или вовсе посвятить себя семье. Вместо этого живет на улице, провонявшей кошками, каждый день бегает на службу, получает синяки, царапины и — вы подумайте! — выговоры начальства. И это все за весьма скромную зарплату. Ходит в чем попало и, Милисент старалась об этом не думать, но как тут не думать — наверное, не каждый день обедает! Не потому что не на что, потому что не успевает. От одной этой мысли у Милисент опускались руки.
А вышла бы замуж — и у неё было бы все. Хороший дом, семья, будущее. Милисент помогла бы молодой семье обзавестись домовичком — как бы славно было!
Но дочь с постоянством, достойным лучшего применения, все время увиливала от знакомства с подходящими мальчиками. У неё дела. У нее дежурство. Она устала. Нет, вы посмотрите — устала для знакомства с противоположным полом!
В этот раз Милисент завела нужные разговоры с Кэтрин заранее. Включила в тему благотворительного вечера помощь семьям погибших авроров, чтоб дочери зазорно было отказаться. И — главное, не спорить. Платье — да какое захочет! Вот этот мешок для картошки? Так сейчас носят? Хорошо — черт тебя подери! — как хочешь, но посмотри еще вот это… отлично подчеркнет цвет твоих волос и талию, м?
Никогда, ни с кем из подопечных, не было у неё столько хлопот, сколько с дочерью. Но в этот раз она обещала быть, сказала — точно будет. И Милисент ждала, с приветливой улыбкой прогуливаясь по залу и здороваясь с гостями. Кто-то был постоянным участником её предрождественских вечеров, кого-то она видела впервые.
Она приветствовала гостей, заговаривала с ними, представляла друг другу незнакомых. Вечер обещал быть хорошим, даже если эта негодяйка опять её подведет.

0

18

Заявка от пожирательницы смерти и прожигательницы жизни Bellatrix Lestrange

Я ИЩУ КОФЕ С МОЛОКОМ
Kingsley Shacklebolt

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/84128.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/420659.gif

...мы закончимся негласными счетами на Непростительные...

Lance Reddick

30-40 y.o

аврор

x Ты был моим заданием...

Старший аврор, оплот надежд своего департамента, перспективный, яркий и неуловимый; талантами в магии мозолящий глаза моего негласного ментора. Раздражающий его до пены сумасшедшего на губах.
Задание, всего лишь задание... Целей у меня было много, а задач - ещё больше, однако в начале более привлекательной для меня казалось изучение вашего специализированного курса боевых чар. Вам, аврорам, нельзя его разглашать, но я старалась, очень старалась и что-то мне удалось выведать, что-то - просто распознать, хоть подбираться к тебе надо было уж совершенно издалека, постепенно превращаться из просто знакомой по чистокровному кругу - в спутницу на званых министерских ужинах, которые просто ненавидел мой муж и игнорировала твоя невеста. Я хохотала, - запрокинув шею, звонко и открыто, никого не стесняясь, - предполагая, что они тоже скрашивают досуг вдвоем.
Как же я ошибалась.

Мне всегда нравилось смотреть на нас вдвоём, нравилось растворяться в этом адюльтере, и в минуты близости я часто колдовала зеркало напротив. Мы мешали наше кофе с молоком каждый раз, едва Министерство играло в благотворительные сезоны.

Ты не прочь поговорить после, и это просто золотая жила для меня, она дарит мне победу и обучение; мне интересна вся внутренняя кухня Аврората - щиты, зелья, специфика вашего допроса. Что-то мне удается узнать, но где-то ты алмаз не ограненный, любо-дорого смотреть, стоишь особняком к моим атакам. Наверное, там Обет - конечно, Обет.
Милорд даровал своей милостью и ограничение, у меня было немного времени для шпионки, ещё меньше - для любовницы, да и я сама вижу, что сила нашего негласного противостояния скоро поглотит тебя. Наши отношения длятся чуть меньше года, но я буду вспоминать их как отдельный жизненный этап. Почему-то именно так.

Это задание, в которое я заигралась, позволив выпить себя до капли, но однозначно поглотив и тебя. Я несу информацию, и Милорд будет доволен мною. Ведь когда мы встретимся с тобой под покровом сырой лондонской ночи, то я отобью уже несколько любимых твоих козырей.
Узнаешь ли ты меня под маской Пожирательницы?
Пойдёшь ли с обыском в моё уютное поместье?
Я вижу, что всё получилось очень правильно, и наш роман закончился негласными счетами на Непростительные.
Я буду верить в это до конца.
x Это заявка первоначально про игру в магию и информацию, а лишь только потом про разные способы её получения. У партнера в голове должно быть понимание, как работает Аврорат и что он может преподнести, как поигровой подарок за мои старания. Не факт, что это будет только рейтинговые сцены, напротив, быть может, и я внезапно ляпну что-то о Пожирателях, мою коллекцию шрамов тоже надо начинать собирать. Как-никак фамилия Лестрейндж не может быть вне министерских подозрений. А возможно и у Кингсли были какие-то догадки...
x Начинаем традиционно сначала - Беллатрикс получает задание и приходит на благотворительный приём. Пишу от первого лица. Приём по первому посту, сыгровке. Внешность не хотелось бы менять, многие альтернативы кажутся мне сильно попсовыми.
x Связь - гостевая и лс.

пост заказчика

Не каждый волшебник способен колдовать Запрещенное Трио - заклинания, от сокрушающей магии которых собственное сознание раз за разом теряет нити реальности. Сквозь обжигающую внутреннюю волну ты, как и твоя жертва, чувствуешь мучения, отдачу, но своего рода. Волны подобной агонии лишь с недавних пор не сбивают меня с ног.
Здравствуй, боль.
Однако когда ты моя - ты другая. Ты словно импульс воли, жаждущей чужих мучений, фундаментальное знание темной магии на кончике палочки. Ты достигаешь цели, разрастаешься в своей красе. Расцветаешь миллиардами звуков.
Мне не важен объект, вообще ничто не важно в этот момент, эта боль - мой личный сорт морфина. Своя, чужая. Эта первая пытка интимней близости в постели, здесь познаешь себя, вскрываешь магией потаенные секреты своего сознания, испытываешь - сколько ты можешь держать пыточную волну, чтобы окончательно не свихнуться? Испытываешь и объект - сколько ты еще выдержишь, благородный юноша, чтобы не превратиться в овощ, способный только открывать рот на еду да испражняться? Где твоя грань?
Однако, он терпит... впрочем, вряд ли этот глагол тут уместен. Терпит, это значит не выворачивает себе суставы, не ломает зубы об пол, раздирая аристократично-изогнутые губы о вековой камень. Это значит - не просит о пощаде.
Да, для первого раза...это очень даже неплохо. Крик, душераздирающий крик, прекрасный в своей первобытности, отражается под сводами залы, и в этой перворожденности звука замирает идеальная дуга его позвоночника, когда я опускаю, и лишь тремор музыкальных пальцев свидетельствует о низложенной благодарности.
Мы отчищаемся болью, чтобы возродиться с новым знанием, как снести её..
Но ты все-таки приложился лицом. Что ж, бывает...
Я улыбаюсь самой светской из своих улыбок и надеюсь, что весьма размеренным тоном отвечаю.
- Полно, Вам, мистер Гринграсс. Для ритуальных лобызаний дамских ладоней у нас есть другие мероприятия. Обещаю, что в целях компенсации, на этот Самайн предложу вам целых две своих руки прямо на этих чудных качелях.
Мелкая дрожь голоса не проходит быстро, но её проще скрыть за изумлением от новой реплики.
Ах, урок значит...
- Всегда быть начеку? Серьёзно? Всегда быть готовым к боли? Это ещё откуда? - насмешка не скрывается за удивлением, да я и не пытаюсь. Не то, это все не то! - Из методички юного Пожирателя? Этим вам забивает мозги Долохов?
Дослушиваю до конца и, хмыкнув,
- Садитесь. Тролль. - не скупясь выношу аттестацию. Разочарованно качаю головой.
- Бросьте, мистер Гринграсс, эти утопические теории на деле не работают с Запретным Трио: отразить Круциатус практически невозможно, если Вы не тащите перед собой живой щит, защититься и увернуться, впрочем, тоже, но и колдовать его не так-то просто, особенно будучи англичанином от мозга костей, где маска и сдерживание эмоций есть ваше второе «я».
Я подходу ближе, с каждым шагом снимая туфли, - коварные могут помешать мне правильно упасть, что обеспечит мне вывих лодыжек, а они мои единственные козыри с Лестрейнджем, - и становясь одним ростом со своим... нет не студентом и не протеже, и еще не совсем собратом по оружию. Я не знаю и не хочу загадывать, кто мы будем друг другу, абьюзер и жертва, учитель и ученик - пусть дуэльная прямая раздаст свои роли.
Она никогда не ошибается.
- Ну же, мистер Марк Грингасс. Не заставляйте даму...
Расправляю руки-крылья. Резкий балетный разворот по оси, дерзкий взгляд идеальной вертикали, на зависть Одетте-Одилии, ладони распахнуты для объятий магии в надежде того, что след пыточного проклятия вновь отразиться от барьера заглушающих чар.
- ...ждать.

0

19

Иван Костелецкий ждёт доброго (нет) доктора

Как насчет... кружка лоскутного шитья?
Bring Me The Horizon - Parasite Eve


Кровь, везде кровь, а ещё пригоршня потрохов, которую мясники обычно продают под вечер, уже cо скидкой. Всё это твоя обыденность. Рутина даже. Ведь ты колдомедик бойцовского клуба. Пока что ты откликаешься на имя «Фрэнк». И фамилию «Крэйтон». Хотя за глаза тебя можно звать и «mr Aibolit». Ведь сколько раз ты пришивал всем потерявшиеся на ринге лапы, уши, хвостики... И непременно ворчал: «лежи-смирно-говнюк-и-чтобы-ни-звука-пока-я-тебя-латаю». Хотя ладно, вру. Ты самый интеллигентный из всей нашей компании. Самый изобретательный (вангую, в подполье у тебя наверняка завалялась парочка экспериментальных зелий). И самый хладнокровный. А я ещё я обязан тебе жизнью. И даже не раз. Впрочем, не думай, что из-за такой мелочи я вдруг подниму тебе зарплату... Словом, я тут решил собрать флеш-роял для клуба «Корона гоблина», и теперь мне в колоде не хватает только туза. Тебя.

Paul Bettany
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/128/t985237.gif
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/128/t80322.gif

0

20

Заявка от настоящего джентльмена и главы рода Pollux Black

Я ищу...
мать своих троих детей,
тыл и опору,
супругу вот уже на протяжении 54 лет

•   Irma Black, nee Crabbe   •

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/188/t626316.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/188/t965559.gif

Это большое облегчение, говорить с кем-то, с кем не нужно объясняться.
Облегчение. И привилегия.

Kristin Scott Thomas

72-74 y.o.

светская дама
как предложение: герболог, хранительница зимних садов
блэквилля и блэкшилда

x

Ирма Блэк, в дев. Крэбб - кто же ты?

- супруга наследника, а затем правой руки главы рода блэк.
- наш брак с тобой был одним из ярчайших событий сезона 1924 года.
- поселились в поместье правой руки главы рода блэк - Блэкшилд, Кент.
- делила дом с родителями и сестрами Поллукса, Лисандрой с дочерьми.
- мать троих детей: Вальбурги (1925), Альфарда (1926), Сигнуса (1927)
- супруга путешественника и бизнесмена, годами не бывающего дома - выполняющего свои прямые обязательства правой руки главы.

вариант №1:
[indent] Ирма выросла в Германии, с детства впитывала в себя рациональный разум, четкость в мыслях высшего немецкого общества. Брак ее родителей не был счастливым - Ирма наблюдала истерики матери, ее неудачные попытки вернуть былую нежность и любовь в браке. Отец же хоть и был пренебрежителен с женой, но вот Ирме время уделял - ровно в четыре по полудню, в четверг, они проводили совместно несколько часов. Ирма ценила это время - папа был таким спокойным, уверенным в себе мужчиной. Позрослев, Ирма выучила для себя урок - не быть как мать. И найти мужа, который главным образом будет обеспечивать ей комфорт и безопасность. Станет ей другом.
[indent] Ирма прекрасно понимала, каким человеком был Поллукс Блэк. Замечала его едва заметные скользящие взгляды по красивым женщинам. Ей не было дела до его измен, тем более что прекрасно понимала, что мужчине соблюдать целибат затруднительно. А учитывая Поллукса должность в семейном бизнесе и его постоянные командировки... Ирма знала обо всем. Быть может даже Поллукс рассказывал ей о своих женщинах. А Ирма делилась, кто согревал ее одиночество, пока Поллукса не было рядом.
[indent] Обязательства перед обществом, стабильный тыл без вранья друг перед другом, а так же воспитание общих детей - вот на чем держится их брак. И это безмерно много - есть за что благодарить Мерлина.

вариант №2:
[indent] Она в него влюбилась еще со школьных лет. Ну а мало ли было девушек, чьи руки волнительно и нерво игрались с веером, пока молодой и красивый Поллукс Блэк смотрел в их сторону? Ирма, наивная и нежная - белый цветок в розарии своих родителей. Ей стоило лишь единожды прошептать при отце как выгоден брак с Блэками - Ирма хоть и наивна, но весьма прозорлива - как вопрос в течении следующего года был решен. Удача? Чудо?
[indent] Ирма была ослеплена при помолвке, свадьбе. Она купалась в ухаживании своего молодого мужа, со слезами в глазах наблюдала именаречения своих детей. И если при двоих старших своих детях источником слез было счатье, то вот при традиционном ритуале для Сигнуса - страх и неопределенность. Все потому что после смерти отца Поллукс лишился самоконтроля - неконтролирующий себя темный маг опасен. И потому Поллукс уезжал в Африку. Уезжал, чтобы Ирма встретила спустя годы совсем другого человека.
[indent] Ирма смирилась с тем, что мужа нет дома большую часть времени? Много лила ли она слез по своему одиночеству? В последнем всегда рядом была свекровь, которая на собственном опыте переживлаа в свое время то же самое.
[indent] Со временем обиды ушли. Что осталось - безмерная любовь к детям и благодарность за них. Ирма очень переживает за конфликт Поллукса и Сигнуса. Ирма всегда рядом для Вальбурги. Ирма учится находить опору в себе самой.

x

На форуме есть свое виденье рода Блэк: с его происхождением, историей, деятельностью.
Прописаны основные события, с которыми род Блэк столкнулся в первой половине xx века: кровная месть с родом Португалии (семья, за наследника которого вышла младшая сестра Поллукса - Каллидора), война с Гриндевальдом и ее последствия.

Я предлагаю тебе стать частью нашей семьи - мы вместе с тобой продумаем, что таки было между нами за закрытыми дверями личного крыла Блэкшилда. Брак, который длится вот уже более половины столетия - разве не интересно в это окунуться?

x

от Поллукса

[indent] Я - плохой муж. Точно не стандартный в пониманиях морали общества, в котором мы живем. Я тебе неверен, у меня есть надежно спрятанные от мира бастарды (непреложные обеты, скрывающие ритуалы - все, лишь бы не уронить чести семьи). Более того - планируется любовная ветка с Лукрецией Блэк, в замужестве Прюэтт.
[indent] Да, Ирма, я - ублюдок. Но заметь - обаятельный. *усмехаюсь*
[indent] Ну а если серьезно, то чего у меня не отнять - так это уважения в твою сторону.
[indent] Для лучшего понимания взаимоотношений рекомендую прочитать прикрепленный пост.

от Вальбурги

[indent] Мама,
[indent] Едва ли я смогу описать словами мои чувства к тебе, но я ничуть не жалею что природа выбрала нас друг для друга. Но всё же останется внутри меня что-то невыразимое, непознаваемое, сакральное, что можно только лишь прожить или выплакать. Эти слёзы — счастливая возможность увидеть и полюбить в мире кого-то кроме себя. Блэки исстари, породно-эгоистичны, однако ничто не может быть крепче их цепи вековой династии. При всей её силе моя любовь к тебе — всего лишь предтеча той большой любви, которая случилась у меня со всем миром. Хогвартс, Европа, Англия, весь мир… потому что он больше, чем мать, а мать — всего лишь часть мира и одна из круга близких людей.
[indent] Я тайно молюсь, чтобы кроме меня в жизни моих обоих сыновей было много матерей и отцов, которые смогут долюбить их так, как не смогла я. Пускай они многое сделают лучше меня, правильнее и мудрее. Только надеюсь, что они научатся различать объятия дающие и забирающие.
Даже если это всегда мои.
[indent] Наши. Женщины блэк давно стали легендой, даже если в девичестве носили другую фамилию.
[indent] Быть Блэком… это как быть навеки наказанным статусом примера для всей чистокровной знати. Ты знаешь, как я могу стремиться не туда, играя в игры с репутацией, однако мой внутренний компас проверяет моё, а также и твоё направление. А внутренний тормоз всегда знает, когда сработать. Я благодарна тебе, что ты не вмешивалась в идею нашего брака с Орионом, как своим стержнем и поведением не позволила другим потерять лица, как не слушала моих жалоб в первые нелегкие годы супружества. А их было не мало. Просто в один день я поняла, что у тебя нет на всё ответов… Иногда ты принимаешь непопулярные решения и будешь принимать их дальше. Супружество меняет людей, да... но кто бы мог подумать, что так сильно. Когда-то ты не пускала на улицу, вынимала конфету изо рта, запрещала, затягивала, заставляла, останавливала. Ты любишь меня, нашу семью, Блэков. Но не обязана нам нравиться — смысл любви ведь не в этом. Твои ошибки укрыты под благие намерения, а забота иногда выглядит жестоко. Но как бы ты ни старалась, мама, мне все равно будет с чем пойти к мозгоправу в Мунго. Даже сейчас, когда я уже столько лет сама называюсь матерью.
[indent] На поприще моего родительства было много подводных камней, которые получены от моей бабушки и уже твоей матери, достопочтенной Крэбб. Я не была готова, что ты бросишь такие же в мою реку, мама, но только приглядевшись, я поняла, что это лишь те, что не смогла обкатать твоя собственная река. Я поняла и приняла тебя, но вовсе не потому, что ты этого хотела, а потому что это означает, что я — и правда выросла.
[indent] Мое восхищение тобой, как и моя великая ненависть к тебе были временны.
[indent] Я люблю тебя. как умею. ты знаешь.
[indent] Теперь я вижу тебя целиком, вижу, что ты апостол, на который я всегда смогу опереться, стена, в которую можно в истерике стукнуть кулаком, бросить заклинанием. На своем примере ты разрешила мне быть настоящей, поэтому мы говорим сейчас о моём будущем. И вовсе не потому, что его надобно обязательно устроить, ибо это действительно сродни привычке для чистокровной ведьмы, а потому, что… просто хочется.
[indent] И ты видишь меня сейчас не под масками светскости в стальных оковах воспитания, не идеальной Блэк, не скорбящей, не злой и гневающейся на детей, а… самой обычной. настоящей. способной в самый темный час сказать «давай попробуем ещё раз». и попробовать.

x

[indent] генерация идей - да. созвоны и курение сюжета - да. расписанные объемные посты, неспешные - да. заранее оговоренные периоды спидпостов - да. возможность писать от любого лица - все да.

[indent] дорогая, стучись в гостевую. я тебя жду. *целую в шею*

пост заказчика

[indent][indent] Тонкая и бледная рука супруги покоится на его плече - стоит молчаливая позади, рассматривает привычный хаос на рабочем столе - Поллукс и Ирма в кабинете хранителя Блэкшилда. А кабинет - Поллукса сердца крепость. Он сидит погруженный в эти бесчисленные бумаги, в эти переписки, в ворох проблем, которые решает вот уже более полувека. Дела предприятия Блэков, вопросы чести имени, долг перед фамилией - эти константы когда-то заменяли ему воздух в легких - Поллукс стремился по жизни куда-то всегда рвано и нагло, ногами раскрывая все двери на своем пути. Жизнь словно бой, словно вереница вызовов, что тестирует тебя - насколько ты достоин носить с честью свое собственное имя.

- Ты думаешь, что ты все имеешь по праву рождения, - голос отца из далеких темных воспоминаний проносится в моем сознании, и я пропадаю куда-то в глубину - ту часть, которая все меньше и меньше дает отклика. Часть детства, часть ребенка - когда плечи не сковывал груз ответственностей и обязательств. Когда руками можно было свободно взмахнуть - так, чтобы грудная клетка выгнулась. Так, будто бы на кистях нет десятка обетов и клятв - наследие прожитых лет, побед и столкновений лицом о землю. - И безусловно ты будешь прав, сын - наша фамилия словно ключ, словно печать - при взгляде на твои фамильные черты лица, при слухе о твоем происхождении многие вещи будут решаться сами собой. Но, однако... второй волной будет безмерный лист и условностей, которые ты обязан будешь соблюдать, - отец - молодой мужчина. И при этом его голос звучит словно промозглый ветер из северных гор - отец тяжело выдыхает, останавливаясь в их променаде. Оборачивается на восьмилетнего Пола. Кладет ладонь на его плечо, всматривается в глаза. - Непременно ты думаешь, что понимаешь меня - ты уже обязан соблюдать этикет и традиции, ты уже скрываешься за формализмом обхождения в обществе словно солнце за горой во время заката. Но, сын, это не идет ни в какое сравнение с тем, что предстоит тебе испытать в будущем. Будут периоды, когда силы будут покидать твое тело и дух, когда опустошение и озлобленное осознание собственного бессилия будут овладевать тобой. Дом казаться крепостью. Близкие - тюремщиками. И тогда фамилия наша окажется не привилегией. Пыткой.

[indent] Все чаще и чаще эти слова отца стали его настигать, догоняя. Прежде не понявший посыл отца Поллукс теперь все больше и больше находил горечь и боль, осознавая истину - они все здесь были несвободными. Отец, бегущий от своих демонов в этих рабочих командировках. Он сам, увлеченный идеей исследовать мир и познать себя глубже. Все казалось ложью - вся Европа, весь мир, умещались в границы собственных тюремных стен. Кровью была ограда.

[indent] Кровь обрекла любимую старшую дочь из раза в раз сталкиваться словно волны моря о камни - характер собственного старшего сына. Ребенок, рожденный для заклания - наследник. Не мог же он сказать ей тогда, как тяжел и тернист был тот венок преемника их благородной и древнейшей фамилии. Не мог же Поллукс сказать своей малышке Вэл - горе связываться с этими обязательствами, с этим сухим формализмом и грузом взоров вереницы высокомерных предков, требующих каждый свой вздох сопоставлять с честью ибо и твое дыхание - их жизнь и продолжение.

[indent] Поллукс бежал от себя. Бежал от собственного долга, и услады женских тел были десятилетиями ему отдушинами - так просто и так действенно просто уравновешивать себя и кровь в глубине собственной души. Чарующие изгибы, черты лица, шелк волос и драгоценности во взглядах - мужчина наполняется женской красотой, когда сил и выдержки ему необходимо больше того, что его собственные ресурсы готовы для него предоставить.

[indent] Ирма знала все это - не могла не знать. Ирма понимала все. И потому ее нежная ладонь сейчас мягко и едва заметно оглаживала его правое плечо. Сама стояла по левую сторону от кресла, в котором Поллукс сидел.

[indent] - Пойдем спать, - ее тихий шепот. Она будто бы чувствует - во тьме его кабинета, в пространстве освещенном лишь парой горящих свечей, не стоит сейчас говорить громко. Сейчас она - мягкая поступь кошачьих лап. - Уже первый час, Пол. Ты много сегодня работал.

[indent] И действительно. Поллукс не отвечает ей голосом - он отстраняется от стола, чтобы перехватить ладонь жены. Целует нежно. И поднимается на ноги, выходя из-за стола - макушка жены теперь ниже линии его плечей. Его руки плавно оглаживают линию ее спины. Кивает - пойдем. Улыбается. Ирма ведет их на домашний этаж хозяев поместья. Неспешные шаги ног, бедра огибаются мягкой тканью ночнушки и накинутого поверх нее халата. Они подходят к дверям их спален, когда Ирма оглядывается на Поллукса. Коса ее волос, серебро седины, тихо блестит под нежными лучами лунного света. Поллуксу не надо спрашивать, о чем вопрошает ее взгляд - он снова кивает. И Ирмы глаза загораются - теперь она ведет их в комнаты ее спальни. И там, перед кроватью, она медленно его раздевает - стягивает с широких плечей камзол. Тянется к серебряному зажиму для галстука - снимает его, развязывает сам галстук неспешно. А Поллукс тем временем манко своими ладонями исследует ее тело - оглаживая спину, освобождает ее силуэт от шелка халата. Касается плечей, а затем и талии, бедер. Ирма добирается уже до его рубашки - смешно, словно девочка, на носочках, помогает стянуть рубашку. И тогда ее ладони окажутся на его оголенной груди. Привычно кончики пальцев оглажут один из шрамов на ребрах.

[indent] Поллукс не скоро заснет той ночью - он будет долго смотреть на услажденную довольную Ирму, на улыбку ее спящего лица, на шевеление ее груди от глубокого дыхания. Его жена. Мать его признаваемых обществом детей. Бабушка общих внуков. Позади - целая история, прожитая жизнь. Позади - прошлое. А вот будущее... у Поллукса чувство, что будущее будто бы песок в его ладонях сквозь пальцы испаряется в темноту. Будущее - старость. Будущее - время уже следующего поколения, в которое у Поллукса нет веры.

[indent] Все держалось на едином Регулусе - ребенке, окруженном яркими палитрами разгорающихся военных действий. Сириуса Поллукс упустил - для семьи не было толка от ребенка, живущего своим горящим я - не тем, ярмом, которое все с достоинством вокруг носили. Поллукс не справился с тем делом, которое был обязан совершить - с делом своего собственного отца. И потому так сложно и невозможно было принять решение дочери, что будто бы специально произвела ритуал выжигания, когда его - Поллукса - дома не было.

- Он еще ребенок, - Поллукс смотрит тяжелым взглядом на своего брата, на свою плоть и кровь. Но Арктурус не его полета птица - это виднеется в сумрачном холоде его острого взгляда. Перед ним как всегда не близкий человек - глава их рода. Начальник. Умнейший. Паук внутри собственной блестящей сети интриг и власти. - В этом же самом возрасте твой собственный младший брат творил ахинею и своим поведением угрожал репутации нашей семьи - никто никогда всерьез не задумывался о том, чтобы выжечь его, - Поллукс на ковре кабинета Блэквилля. Арктурус, облокотившись на спинку кресла, сидит за столом перед Поллуксом. Их разделяет десяток метров.
- Регулус не был наследником, - конечно же - ответ Арктуруса так прост и очевиден.
- Это не ответ, и ты знаешь! - Поллукс не намерен отступать. Напротив - разрывает дистанцию, ступая ближе к брату на несколько шагов. - Ты лично дал добро на то, чтобы в будущем перевести Сириуса в ранг второго.
- Я передумал, - его ответ - все так лаконично. Поллукс глядит на Арктурса в недоумении, а тот все таки соизволяет пояснить ход собственных мыслей - поступок крайне для него редкий. - Он рожден наследником. Так сама природа повелела - он или готов...
- Ты ставишь на кон все наше будущее! - кричит Поллукс.
- Значит, тому и быть.
Эти мрачные, тихие, страшные слова проникают в Поллукса ядом. В неверии смотрит на своего брата. И медленное осознание впаивается в его голову. Чудовищное.
Поллукс не говорит Арктурусу ни слова - он покидает его кабинет, стремится скорее вон из Блэквилля, из Англии, из этого пресного серого острова. Напиться и позабыться. Отложить мысли об этом, их для себя, своей жизни, значения. Все или ничего - никто не знал, но среди них двоих это Арктурус был всегда тем еще отчаянным человеком, не терпящем полумер. Просто слишком сложно подобное обнаружить, когда человек с подобным мировозрением транслирует выдержанный курс политики древней семьи, когда человек мало играет акцентами собственных эмоций и мыслей - все держит в себе.

[indent] Выжигание Сириуса не потрясло Поллукса - в конце концов, на его глазах происходили вещи и куда хуже. Убийство дяди, к примеру - Поллуксу не было и 17 лет, когда отец с пустым выражением лица совершал решенное советом рода. Но все же какая-то душевная рана обазовалась в нем. Она отразилась трещиной в монолите Поллукса духа, силы - в него проник сковывающий душу страх. Вопросы смысла и значения его собственной жизни стали все чаще проверять на прочность крепость его сознания - пронзительная мигрень в висках. И глубина терзаний экзистенциального толка. Волнения наследия Вальбурги, боль при мыслях о наследии нелюбимого сына - что творилось сейчас с Беллатрикс. Проходила ли она путь, схожий судьбе его брата - Регулуса?

[indent] Беллатрикс... его маленькая девочка. Поллукс улыбается, когда перед глазами встают воспоминания о ней - каким милым и прекрасным ребенком она была. Цветок, проросший из тела своего отца - Поллуксу будто бы сама природа возмещала всю ту ярость и разочарование, что он испытал по вине своего младшего ребенка. Особенного ребенка - названного в честь покинувшего мир своего отца. Едким разочарованием было видеть их с отцом различие. Аврор, чтоб тебя.

[indent] Поллукс засыпает в третьем часу - дыхание жены и сильный дождь за окном, порывы ветра - ему колыбельная. Поллукс просыпается в шестом часу - быстро колочащееся сердце и пот на спине, впитанный свежими белоснежными простынями их супружеской постели. Долгое время он стоит под холодным душем и капли воды стекают по его подтянутому высокому телу, будто бы смывая марево кошмаров и глупых ночных терзаний сердца. Именно там - когда ритуалы начала дня уже начали свой ход - Поллукс кожей чувствует реакцию магических защитных чар своего дома. Поллукс прикрывает глаза и чувствует ее подступь. Плавные и женственные движения тела - в обитель его ветви степенно вплывает Беллатрикс - ее магический подчерк особенный, оседет металом и терпким привкусом на языке.

[indent] - Подай нашей гостье чай, Рхан, - загрушенный звуками льющейся воды приказ Поллукса звучит в ванной комнате его личных комнат. И все же эльф его слышит - в подтвержении об услышанном наказе, рядом с Поллуксом случается магический щелчок. Поллукс вновь прикрывает глаза - на этот раз вновь возвращаясь к единению с очищающей разом водой.

[indent] Черные брюки и простая черная рубашка с уже закатанными чуть ниже локтей рукавами. Формальные черные туфли из кожи - дома в Блэкшилде Поллукс ходит босиком редко. Этот дом - формальный. Этот дом - британский. Стоит всегда учитывать местоположение и окружение. Беглый взгляд в зеркало - на себя, на аккуратную бороду с проседью. Последний штрих - полюбившийся парфюм, который Поллукс не меняет вот уже несколько лет. Вот и все - расслабленными и уверенными движениями он покидает второй этаж личного крыла и спускается на первый этаж - в галерею, что служит формальной гостиной для всех гостей Блэкшилда. Поллукс ступает уже за границы дверного проема - его внимательному взгляду предстает силуэт Беллатрикс, что стоит к нему спиной напротив их семейного габелена. Кончики ее пальцев - и само ее внимание - на новом выжженом объекте гобелена. Поллукс про себя замечает эту деталь. И сразу же переводит собственное внимание - тяжкие думы о Сириусе подождут. Дети не терпят конкуренции, даже когда они перед тобой наедине те-а-тет. Беллатрикс чувсвует его взгляд. И как правильная девочка, чтящая формализм и в него ироничные игры, она приседает перед ним в своем глубоком реверансе.

[indent] - Мистер Блэк. - звенящий ее голос, хриплый бархат. В этой ткани звука столько породы, столько для Поллукса внутренне приятного - он смотрит на нее без улыбки, но наслаждается красотой ее движений словно произведением искусства, что ныне блестит для него одного. Она поднимается и идет к нему навстречу. Подобно змее - серебрянной. Поллукс таких часто видел в Африке. Видел как люди умирают от одного их укуса или удушения - ломаются кости. В этот раз змея выбрала первый вариант - она касаетя его правой щеки скромным поцелуем. А он мягко едва касается ее спины рукой.
[indent] - С добрый утром, дорогой дедушка.
Вот теперь улыбка расцветает на его лице. И он склоняется в поцелуе - губы касаются Беллатрикс лба.

[indent] Интимность и нежность, хрупкость мгновения. Эти секунды Поллукс впитывает всем естеством, а затем без единого сопротивления разрывает. Отстраняется от Беллатрикс, ступает вглубь галереи, разворачивается обратно к внучке. Внимательным взглядом осматривает - выглядит нормальной, правда бледновата. Не зря ведь Вэл говорила, что уж больно как-то Беллатрикс похудела. Но с облегчением для себя Поллукс не видит болезненности. И взволнованной Беллатрикс не выглядит. А потому зачем нарушать уже устоявшуюся традицию?..

[indent] - Ну что, Белладона, разомнем тела? Надо проверить - вдруг ты уже меня превзошла у дуэлинге, и я обманываюсь, с высокомерием считая себя лучшим бойцом в семье, - энергия в его словах - звук голоса заполонил всю галерею. Поллукс предлагает внучке локоть и они идут в дуэльный зал плечом к плечу - коридоры Блэкшилда широкие, две фигуры не будут скованы в движениях.

[indent] Поллукс идет, бросая на Беллатрикс взгляды - гордый профиль ее лица и горящие глаза. Точно, его порода.

[indent] Путь не занимает много времени - зал для тренировок распологается на том же этаже, ближе к черному выходу из поместья. Потолки зала высокие - больше трех метров. Окна панарамные. Беллатрикс останавливается уже пройдя всего пару десятков метров, а вот Поллукс проходит много глубже в зал. Опять таки - все так, как уже завелось у них по привычке.

[indent] Палочка в руках. Традиционная поза уважения и приветствия соперника. Поллукс подмигивает Беллатрикс, но когда звук гонга раздается по зале, извещая о начале боя, лицо его становится серьезным. В этом деле нет места рассеянности.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » Maradeurs: stay alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно