ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://brightonlife.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Timothy Granaderos & Lucy Hale (обсуждаемо)
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Очень хочется найти племянников – персонажей откровенно нужных в жизни их дяди Нила – немного закрытого детектива с военным прошлым и слишком длинным списком потерь. Фактически, они вместе с матерью – вся его семья, из-за чего, сколько б разногласий ни было, всё равно чувствуется потребность держаться друг за друга, помогать и поддерживать. Это заранее обещаю в игре – не рядовой разовый эпизодик, а реально сюжетную линию, в которой можно будет затронуть множество аспектов, среди которых, например: связь Нила с криминалом, непринятие (или принятие) его отношений с молодым парнем после стольких лет очевидной гетеросексуальности, общее стеколь... тяжёлое прошлое, разницу во взглядах на жизнь, чрезмерную опеку в каких-то вопросах, наличие крепкого плеча, на которое всегда можно опереться, рядовые семейные дрязги, неурядицы, милости, праздники – в общем, тема неисчерпаема и, уверен, будет только пополняться. Кроме того, на форуме присутствует подруга матери, т.е. возможна моментальная завязка игры с другим человеком, а у меня есть ещё два разноплановых персонажа, с которыми тоже можно придумать что-то интересное – было бы только желание.
Прикрепляю ссылку на полную заявку, здесь же скопирую текст:
Кевин и Кейт Хьюз, Timothy Granaderos & Lucy Hale (с возможностью замены обоих), студенты Брайтоновского университета на 2-3 курсе или около того, погодки.

общая история

Любящие родители, большой и просторный дом, дедушка с бабушкой на настоящей ферме, игрушки-погремушки – детство погодок Кевина и Кейт можно было бы назвать идеальным, если бы не одно "но", по традиции называемое женским именем: ураган Катрина. Тем страшным летом 2005, когда половина Нового Орлеана была либо затоплена, либо разрушена, у них остались только мама и её хмурый брат, вернувшийся из Ирака нервным и разбитым. Жить всем вместе в съемной квартире в Батон-Руж было сложно: Нил легко заводился и раздражался от беспорядка и каждого громкого звука, а Жаклин не давала срываться на детях, которые итак не могли постоянно находиться в напряжении.
Со временем всё устаканилось. Они отстроили дом, вернулись в Новый Орлеан, и жизнь пошла своим чередом. Жаклин, перестав упиваться горем, стала уделять детям гораздо больше времени. Нил после посещений психотерапевта стал спокойнее, съехал, но часто заходил или звал к себе в гости. Невольно примерил на себя роль не то отца, не то наставника: учил Кевина драться и играть в баскетбол, покупал Кейт различные безделушки и не противился цепким объятьям. Потом ходил на родительские собрания, отмазывал перед сестрой, давал попробовать алкоголь, учил водить машину и, в целом, был достаточно неплохим дядей, заглаживая таким образом всю вспыльчивость прошлого.
Кевин и Кейт с разницей в один год закончили школу и поступили в университет – Брайтоновский, подальше от дома, чтоб меньше контроля и больше отрыва: а что ещё нужно только-только повзрослевшим подросткам? Жизнь в общежитии, вечеринки, отношения: детки-то совсем не святоши и не прочь вкусить все прелести самостоятельности, даром что деньги на "карманные" зарабатывают не сами.

Краткое представление:
Кейт видится мне натурой творческой, артистичной, из тех, кто детстве с удовольствием стихи на табуретке рассказывал и всех вокруг своим очарованием покорял. Полна жизни, энтузиазма и амбиций, с чувством юмора и лёгкостью на подъем, что-то среднее между стервой и милашкой, может за себя постоять, но по головам не идёт.
Кевин представляется более вздорным, немного с придурью и, возможно, ноткой агрессии, от которой он избавляется в спорте. Принципиальный парень с твёрдой позицией и своей правдой, пошатнуть которую очень сложно. Думаю, он привык к самостоятельности и ответственности, ибо после смерти отца, по сути, стал единственным защитником для сестры и матери.
Связаться со мной, если возникли вопросы или желание взять роль, можно в лс или сразу в телеге maybeeuphoria, но очень желательно будет показать пост – всё-таки мой вы видите сразу (;
ВАШ ПЕРСОНАЖ:  Нил Фоули, тот самый дядюшка, типичный ирландец (с поправкой на детективную нуарность и мрачность), любящий выпить. Скину вам свою анкету, если необходимо.

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Они для Нила ведь как дети. 
В разгар 2005ого, вернувшись из Ирака в полуразрушенный Новый Орлеан, Фоули не знал, как жить дальше. Перед глазами стояла пелена – мутная, плотная, за которой едва различишь, что происходит. Мыслями он оставался на войне, поменялась только обстановка: вместо солдат, привыкших к командам и закалённых форс-мажорами, сестра, смутно понимающая, что делать дальше, и двое её детей, крикливых, неудобных, неуёмных. Триггеры, помехи, раздражающий фактор – Нилу сносило крышу рядом с ними, ведь и без того на любой шорох реагировал бурно. В венах вскипала кровь, подогревая звериное нутро и выплескиваясь в виде агрессии. Покалеченная психика волком выла, не давала расслабиться, держа каждую клеточку в нервном напряжении и боевой готовности, а в съемной однокомнатной квартире в Батон-Руж негде было ни спрятаться от слишком разрушительной злости, ни охладиться, сбавив обороты. Нил всегда был из тех, кто на изломе становится крепче, но сколько ещё потрясений нужно для двадцати трехлетнего парня, чтобы пустить пулю себе в висок? 
Чтоб не пустить – всего два. Детский рисунок и тёплое "я тебя люблю" от маленькой Кейт, ещё вчера захлебывающейся слезами от Ниловского крика. И понемногу устаканилось. Регулярные собрания ветеранов, работа со специалистами – он смог оправиться настолько, чтоб пройти психологические тесты в полицейскую академию, но в моменты особой вспыльчивости весь негатив все равно градом выплескивался на семью. Однажды Жаклин не выдержала: спешно собрала все вещи брата и с истинно материнской смелостью выставила его за дверь отстроенного уютного дома. С таким жаром обещала подпустить к детям, только если убедится в его вменяемости, что Нил поверил – и, переехав на другой край города, возобновил походы к психологу. 
Тогда случились Бэйкеры: чернокожая доброжелательная женщина мигом окружила хмурого вояку непривычной заботой – почти забытой, которой, как бы ни отталкивающе противилось, он был рад. Беззаботный, улыбчивый мальчишка крутился рядом, относясь так доверительно, будто всю жизнь знакомы были. Мир Нила стал немного шире, и время действительно сгладило многие острые углы: он залечил всю свою неуравновешенность, взамен приобретая навязчивое умение контролировать каждую эмоцию и мало-мальски значимое событие в жизни. Спокойный, сдержанный, рассудительный – колоссальная разница с одной маленькой брешью: равнодушие сквозило ко всем, кто был вне его "ближнего круга"; и наоборот, стоило как-то зацепить – и он невольно, капля за каплей начинал проникаться, особенно когда это касалось тех самых "детей", напоминающих племянников. 
Энн была из последних: обычное знакомство в авиаперелете Нью Йорк – Новый Орлеан, зона турбулентности, назойливая паника сидящей рядом девчонки, как оказалось, впервые летевшей одной. Ни к чему не обязывающий единичный случай, потом ещё один – в Брайтоновском университете, когда отвозил Кейт на собеседование для поступления и смог помочь разобраться с навигацией по многочисленным корпусам. После третьего подобного столкновения Нил пошутил, что лучше уж обращаться к нему напрямую, чем искать случайной встречи, и дал свой номер телефона. Больше в порыве снисходительной доброжелательности, чем реальном стремлении поддерживать контакт, но когда Энн таки позвонила, от своих слов не отказался, периодически погружаясь в проблемы и радости почти что подросткового ангста. В какой-то момент Нил и сам начал отвечать взаимностью: интересоваться делами и говорить, когда у него есть свободный час-другой для встречи вне привычных ситуаций. Сегодня – явно не такой случай, ведь после начала открытой войны между дьяволами и кардиналами время стало слишком ценным ресурсом, чтоб разбрасываться ним налево и направо. Большинство обязанностей в агентстве он доверял своему помощнику Джесси, лишь теперь разбирая подробности дела, в нити которого вникал лишь отрывочно. Не самый лучший подход для человека, привыкшего держать всё под контролем. Теперь же этот контроль мастерски ускользал из рук, и Энн, появившаяся в офисе детективного агенства, была тому очередным подтверждением. Но стоит Нилу только перевести взгляд на девушку, как он понимает: отказать ей было бы довольно стрессовым решением. 
– Ты быстро добралась, – он хмурит брови и плавно выдыхает, подсчитав, сколько времени прошло от её звонка до приезда сюда. Учитывая не самый довольный внешний вид и дрожащий голос, выводы напрашиваются сами, но Нил не произносит их вслух. Вместо этого передвигает своё кресло на другую сторону от стола, чтоб чуть позже не ограждаться расстоянием, и мягко проговаривает:
Тихо. Иди сюда, – однако, это именно он подходит ближе, чтобы крепко, но ненавязчиво обнять девушку. И молчит, не задавая вопросов: иногда давить – плохая тактика.