ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ:
Подберём вместе

ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ:
Обсуждаемо

ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Я страшно задолбался от вечного поиска; сгорел, рассыпался, иссяк. Мне просто необходим человек, с которым хоть куда. Чтобы вместе придуманные сюжеты осуществлялись, чтобы мы были на одной волне, делились друг с другом сумасшедшими идеями и поддерживали даже самые смелые из них.
По натуре я - тот ещё ждун постов. Неделя, месяц, год - непринципиально, главное, оставайся на связи: хочется, чтобы мы доверились друг другу и подружились [в реал лезть не стану]. Люблю общение за пределами игры: сухой обмен постами - это не моя история. Всегда фидбэчу и радуюсь, как ребёнок, очередному ответу.
Могу писать часто: несколько раз в неделю; могу пропасть на какое-то время, но не волнуйся: я возвращаюсь. Однако, честно, я рассчитываю, что у нас не возникнет проблем, и если кто-то вдруг внезапно перегорит, мы выдумаем новую цепляющую историю, до блестящих глаз и трясущихся от удовольствия рук. Могу литературно, могу матершинно, могу литературно матершинно, но всегда с душой. Могу с птицей-тройкой, могу без. Могу в броманс, юст, романтику, стекло, экшен, немного - флафф или нц, слоубёрн, психологизм.
Будь стабильным, пожалуйста. Я уже не хочу тебя терять, серьёзно. И если ты вдруг заблудился в этом огромном и тесном ролевом мире, как я, то давай найдёмся и поможем друг другу встать на ноги. Я действительно тоскую без своего соигрока. Может, ты тоже? Давай поговорим и обсудим.
И ещё, скинь, пожалуйста, пример своего поста. Мы должны понять, срастёмся ли.
Ну и последнее, о чём мне почти стыдно заикаться: я не против кросспола, люблю девушек, но будет совсем хорошо обойтись без развиртуализации.
Приходи скорее, картофельная долька.

ВАШ ПЕРСОНАЖ:
Когда мы найдёмся, то вместе решим, какие пейринги сыграем. Если берём мир Ро, то можно попробовать мародёров (это будет для меня долгожданным дебютом) или 3 поколение. Если же придумаем ориджиналов в реал-лайф, то круг моих интересов весьма широк: от богемного искусства до смертельного криминала. Но точно не русские ребята: этого и за пределами стен дома хватает, и не Корея, увы. В общем, мне будет в радость стать для тебя тем, кто закроет гештальты и вдохновит на новые начинания.

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

почитать

... какая-то часть тебя уходит с тем, кого ты потерял,
ведь дружба — это как любовь.
Лучше ни к кому не привязываться, слишком это рискованно. Ц

Удачливый сукин сын, Уинфред Оуэн, обладатель самых лучший друзей на планете, беглец от самой смерти, авантюрист, отец, романтик и слезливый глупец. Я знаю о нём не понаслышке, он – часть меня, большая часть меня, вопящая: «Хватит проёбывать настоящее, возьмись за ум, будь сильнее, чёртов ты кретин!» Но есть ещё одна – трусливая, опасливая, до опизденения меланхоличная, и я её ненавижу. Это она толкает на тупые мысли о популярном нынче суициде, она готова расстаться со всем дорогим вместо того, чтобы приложить чуть больше усилий на отстаивание позиций, она приказывает бежать, но не бороться. Эти дуры овладевают мной поочерёдно, и видит бог, я стараюсь найти золотую середину, правда, стараюсь. Но не люблю себя ни в один погожий день.
Моей сердечной любви хватило на всю Англию, вместе с тем трейлером, кроликами, бегающими по нашему двору без присмотра, Рика, Соло, покойных Дэнни и Барри, океан, и даже проклятое солнце нашло своё место в серо-дождливой душе. Только вот сам для себя я ничего не значу, порой нарочно прикрываясь «эгоизмом»,  – всё отдаю другим, надеясь, что чувствуют. И слова здесь ни к чему, лишние распыления. Большой любитель попиздеть, на эту тему я всегда молчу.
...
Мне было тринадцать, а это сложный возраст. Может, я до сих пор в нём застрял?
– Ты что сделал, дебил?! – я ору на отца, ударяя ладонями по его груди. Субординация по боку. Рэй никогда не был авторитетом, а я вырос слишком быстро – и ментально, и физически. Не все в тринашку под 6 дюймов, ага.
– Нужно же что-то есть, пацан. Держи руки при себе и следи за языком, иначе…
– Что, блин, иначе? Ну что, а?! Хуже и быть не может, – я, как будто действительно маленький, опускаюсь на корточки рядом с зарезанным кролём, глажу по выпачканной кровью шерсти, между ушек. Шмыгаю носом, поднимаю на Рэя злой взгляд, который не скроют даже скопившиеся в глазах слёзы. – Чтобы еда была, её надо ПОКУПАТЬ! Когда ты работал нормально в последний раз? Причём здесь Грэй? [я всех кроликов назвал по-разному, они тоже были моим друзьями] Он – не еда! И я не дам тебе его сожрать, понял?! И ты ни одного больше не убьёшь!
– Уймись уже и повзрослей, – его безразличный усталый голос выбешивает ещё сильнее. – Дай его сюда.
– Нет.
Мы подрались. Это была часть воспитания. Наверное, так.
Вечером я остался голодным. От вида моего поджаренного на сковороде друга долго рвало.
...
Ты совсем спокойно говоришь, что уедешь с ними, – врёшь? Ты такой же хреновый лгун, как и я, Соло. Нам с тобой терять друг друга – как терпеть боль лезвия, медленно царапающего по щеке. Не думал, что станешь жизненно нужным, необходимым и важным. Ёмкие, но пустые слова, если не подкреплять их делом. Мы с тобой сбацаем лодку, дружище, но потом, попозже, я помню о ней, не сомневайся. Надо только выстоять. Выстоим же? Как всегда, со всем справимся.
– От Сакраменто не больше двух часов езды. Конкретное время не сказал. Ждём, – они, должно быть, быстро приедут, учитывая, что, а точнее кто на кону. Но зная Колдена, об ожиданиях и предсказуемости лучше забыть. Захлёбываю пивом свою немногословность. Мне хочется вывернуть перед Соло всю душу наизнанку, говорил бы и говорил, а нужные фразы, как назло, покинули голову. Вдох-вдох-выдох в потолок.
«Давай не облажаемся»?
«Не отпущу тебя»?
«Лучше мне самому сдохнуть, чем жертвовать вами»?
«У тебя ещё так много впереди, не соглашайся»?
«Очнись и скажи правду, что не хочешь, не поедешь, не будешь плясать под чужую дудку»?
«Прости»?
Поддерживаю псевдотост, следуя примеру и отпивая ещё.
– Неа, но были кролики. Хрен знает, откуда они взялись во дворе, – пожимаю плечами, посмеиваясь. – Батя одного убил, а как будто меня. Поганенько было. И мы с пацанами остальных увезли подальше, на ферму здоровяка Брэндона, он нормальный мужик, с понятиями. Правда, ирландец.
Если ты уедешь, я убью его, Соло, клянусь, не побоюсь испачкать руки. Хуже и быть не может. Тогда погиб Грэй, пушистый красавец, и я готов был в глотку вцепиться старому уёбку, на смерть. Не помню, что помешало. Был Барри, был Дэн, но я не отомстил – просто не в моих правилах. Но за тебя… *мат*, нет, я больше не сдамся.
– У тебя с собаками тоже какая-то драма, да? Валяй, – несильно ударяюсь плечом о его плечо и включаю старый магнитофон с кассетой The Cure, снова закуривая.
Все наши истории не о преступлениях, неудачах или победах. Они о дружбе. Если кто-нибудь захочет написать про нас рассказ, он должен быть порядочным писателем и обязательно начать именно с такого уточнения.

Отредактировано can you imagine? (10.01.2021 19:17:03)