ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ:
http://freshair.rusff.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ:
все равно
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
Ищу партнеров, чтобы сыграть интересный тройственный союз в формате "женщина и двое мужчин".

Сюжет примерно такой: наша троица живет где-нибудь в Нью-Йорке, Париже, Мадриде, Лондоне - в общем, в большом городе. Занимается творчеством, много курит, покупает винтажные аксессуары вместо платы за электричество, живет сегодняшним днем, с легким ужасом задумывается о будущем. В какой-то момент ребята занимают денег (например, можно придумать другие варианты, что-нибудь украсть, взломать, ограбить банк) у плохих парней под гениальные творческие проекты и с треском проваливается. После этого они вынуждены будут носиться по миру в попытках начать с чистого листа и спрятаться от карающей длани.

Если двое мужчин и одна красивая женщина затевают что-то вместе, эротического подтекста не избежать. Если же у них окажется пистолет, то только богу известно, чем все это закончится. (с)

Пара важных уточнений:

- история будет не про НЦу и рейтинги столько-не-живут. Мне хочется роад-стори про постоянно меняющиеся декорации, духа Озона и Долана, легкой безнадеги. Интересен сам процесс сращивания трех личностей в одно целое, где никто не лишний.
- в первую голову - приключение и действие, эпизоды заводятся, чтобы прикопать вон того дядьку, обмануть вон ту любопытную соседку, а отношения развиваются во взаимодействии персонажей в этих условиях.

Кого ищу: второго парня в истории и нашу общую даму. Персонажей около 30 лет (плюс-минус), внешности не принципиальны. Взрослых, адекватных, без ревновашек, без истерик. Достаточно открытых, как игроки, потому что хочется много вместе придумывать и упарываться, без этого историю, в которой основной упор - эмоции, просто не сыграть. Часто пишущих, это тоже важно. Пару кругов в неделю играть надо, если никто не заболел и не умер, иначе я начинаю беспокоиться, что снова горю один в стратосферу, а я не люблю беспокоиться)

Персонажи, вероятнее всего, творческие личности (но, если вы придумали, как вписать в эту историю банкиршу в роговых очках - сообщайте, рассмотрим все варианты!), бэкграунд на ваш вкус. Будет классно, если они из разных стран, эклектика, черт возьми.

Пишу 3-5 к от третьего лица, иногда больше, время прошедшее, редко настоящее. Без птицы-тройки. И да, хочу разыграть эту историю на базе своего форума. Я там админ, когда бросаю свой фор и хожу играть на чужой, у меня примерно такие ощущения: запер свою кошку без еды и воды в ванной на трое суток, а сам пошел умиляться чужим котикам в интернете.

Одинокая девочка, заинтересованная в таких историях - пиши, одинокий мужской персонаж - тоже пиши, ролевой тандем, искавший третье звено - вообще идеально. Короче, выкрутимся, две головы лучше одной, да?)

ВАШ ПЕРСОНАЖ: парень лет 30-37, порнорежиссер-асексуал, англичанин-неврастеник, косящий под томного француза, курящий циник с кучей псевдонимов, эстетствующий псевдоинтеллектуал. На внешку возьму Луи Гарреля.

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

Когда ему предложили пойти на литературную тусовку, Уилл пыжился, дулся и отчаянно отмахивался занятостью. Но его поймали, буквально приперли к стенке. Сам виноват – нечего было хвастать наличием свободного времени. Все знали, что в это самое свободное время он предпочитает употреблять виски в питейных заведениях и заводить сомнительные знакомства. Так почему бы, по словам его литературного агента, не совмещать приятное с полезным? За время, прошедшее с издания последнего сборника его стихов, агент, мистер Райли, весьма исхудал и, кажется, немного поседел. Оттого-то, видимо, ему и захотелось снова попытаться ввести своего единственного питомца в круг видных творцов.

«Сведешь полезные знакомства, выпьешь с правильными людьми»… Уилл почти уже отказался и отправился на поиски более приятных приключений, но в дело вступил последний аргумент. Личность виновника торжества.

Уилл бывал на таких пирушках, еще как бывал. Миленько улыбался всем этим экзальтированным женщинам неопределенного возраста, воспевающим свои вагины в трех томах бездарной писанины, всем этим старцам, объясняющим феномены вселенной самым скучным языком. Даже юные дарования, на переменке написавшие романы о великих предназначениях человечества, вяло похваливал. Похваливал, покровительственно похлопывал по плечу и надеялся никогда не увидеть в числе своих студентов – в университете и без них хватало идиотов со вздернутой до небес самооценкой.

А вот чокнутых фантастов с сомнительным прошлым он еще не встречал, и сама эта перспектива обещала некоторое разнообразие в привычной череде унылых встреч с коллегами по цеху.

Книгу он, конечно, не читал, но… Кого это волнует? Когда он в последний раз сам был героем дня и принимал овации, его поэму о суицидальных наклонностях назвали «эротичной и жизнеутверждающей», а трагичный цикл стихотворений и железнодорожных катастрофах «таким трогательным». Никто не читает эти чертовы книги, пора бы привыкнуть.

Когда автор проскользнул в помещение, словно испуганный светом крот, Уилл подпирал стену, пожевывая нехитрые канапешки с колбасками, уже больше часа. Вечеринка грозила обернуться крахом, ведь выучить название книги и мельком проглядеть картинки он успел в первые минут десять, а других развлечений как-то не предлагалось. Уилл почти было воспрял духом в ожидании хоть какого-то экспириенса, но фантаст, герой дня и виновник торжества вместо того, чтобы толкнуть речь или устроить что-нибудь безумное, уныло погрузился в кресло и стал затравленно стрелять глазами по углам.

Уилл пригляделся получше. Затасканный свитер, печальный взгляд и усы, Господи, эти усы!.. Походил он вовсе не на энергичного безумца, а на уставшего от жизни пациента психотерапевта в кресле доктора. В общем, смутно смахивал на него самого. Кроме усов, разумеется.

— Классная книга, поздравляю. — Уилл понимал, что задевать и раздражать человека с неоднозначной репутацией как-то нехорошо и даже небезопасно, но удержаться не мог. — Я, правда, не читал… Как и все здесь, подозреваю.

Впрочем, похвалить хоть что-то существенное было просто необходимо.

— Зато колбаска ничего. Правда. На моей последней презентации были пирожные и прочья девчачья еда. Издержки жанра… — Он вздохнул и закатил глаза, вспоминая стайки готично-романтичных поклонниц собственного творчества, набивающие утянутые корсетом животики эклерами. — Я Уилл, кстати. Пишу стихи, преподаю литературу. В общем, от меня никакого толку.

Он протянул руку для знакомства. В голову закралась шальная мысль, что если вдруг этот Ленни решит обрушить на их головы кару за вопиющее пренебрежение своим произведением, то это будет очень даже неплохой пиар-ход.