Форум: Красный ручей
Текст заявки:

Я в первую очередь ищу игрока, достаточно смелого, чтобы справиться с несколько нестандартным взаимодействием между персонажами. Потому что я играю молодого человека с особенностью, у него синдром Аспергера, что делает общение с ним... специфичным и местами сложным.  Плюс условия странного городка без возможности уехать (этакий своеобразный лимб или все-таки не он) добавляют происходящему свою долю неадекватности.

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=1544f570006ba8fe23301d5e91a5a840&n=13
ASHLEY MORTIMER, 25 y/o
adelaide kane

Конкретно меня интересует Эшли Мортимер, молодой агент ФБР, которую послали искать моего персонажа, исчезнувшего три года назад. Задача неподходящая для работника Бюро, пусть даже новичка, но мой старший брат - твой непосредственный начальник первысил свои полномочия. Он поручил подчиненный разыскать потерянного родственника, а агент Мортимер посчитала, что так можно выслужиться - семья Грей достаточно влиятельна, и наверняка облагодетельствуют, если удастся найти младшего члена семьи.
Попасть в город Эшли сумела, найти пропавшего парня - да. А вот тут все пошло не по плану - из города не уехать, что происходит, неясно.
Сомневаюсь, что все это поможет испытывать Эшли приязнь к объекту поисков... Впрочем, кто знает?

Ваш персонаж:
Я играю молодого человека с синдромом Аспергера, который работает барменом в городке под названием Красный ручей.

Моя анкета

https://gifok.net/images/2016/11/20/2bf53c.gif
BRANDON GREY, 26 y/o
bill skarsgard

[table layout=fixed width=100%]
[tr][td width=5%][/td][td width=90%]
Жизнь Брэндона Грея прошла под девизом «Одно большое разочарование для всех». Его семь могла гордо именоваться юридической династией (впрочем, дед ее так и называл, особенно после стакана виски, который мистер Оуэн Грей порой выпивал перед ужином) и была далеко не безызвестной как в родном штате Мэн, так и за его пределами.

Дед Оуэн – федеральный судья и имеет все шансы стать судьей Конституционного суда, если кто-то из действующих, наконец, отправится на тот свет.
Отец, мистер Мэтью Грей – федеральный прокурор, прославившийся тем, что не проиграл ни одного дела.
Старший брат Дилан отучился в Квантико, стал агентом ФБР и почти мгновенно пошел на повышение. Специального агента Грея прочили в главы одного из отделов, и вряд ли ему предстояло ждать нового назначения так уж долго, в том числе и потому что помочь внуку и сыну таких людей выгодно.

А вот малыш Брэндон всю жизнь предпочитал книги, постоянно посещал психолога (потому что вести ребенка с синдромом Аспергера к психиатру отец посчитал позором), и после окончания школы втихомолку подал документы в Колумбийский университет на факультет английской литературы, посчитав, что юристов в семье уже и без того с избытком. Да и куда парню с его заболеванием рваться в юриспруденцию?

С этим утверждением не согласился ни дед, ни отец, ни старший брат и после череды скандалов, Брэн остался без содержания, со студенческим кредитом и подработкой в одном из баров неподалеку от кампуса. Не такой уж плохой расклад, по крайней мере, никто из Греев не употребил свое влияние, чтобы выдавить Брэндона из выстраданного университета. Такой фокус родным был вполне по силам.

Слава богу, семейную «белую ворону» просто предпочли игнорировать, ограничиваясь открытками на Рождество и редкими звонками.

Брэн, будучи нелюдимым и замкнутым, сперва страдал в одиночестве, не сумев сразу обзавестись друзьями и знакомыми, но постепенно какой-никакой круг общения наладился. Будучи барменом все равно с кем-то, да познакомишься, а Брэндон пусть и редко сам с кем-то заговаривал, удержать чужое внимание умел. Эрудированный парень со странным мрачноватым чувством юмора кое-кому все-таки оказался интересен.

На третьем курсе появилась и девушка, Кристина Харт, Брэндон был с ней в одной группе и оба увлекались готической литературой. Однако, когда Брэн и его возлюбленная закончили магистратуру, выяснилось, что Кристина увлекалась в первую очередь членом семьи Грей, а скромный учителей английской литературы, каковым собирался стать Брэндон, привлекал ее не слишком сильно.

Таким образом утром в пятницу, 13 октября 2017 года Брэндон Грей один выехал на своем потрепанном форде из Нью-Йорка в одиночестве. В соседнем штате его ждало собеседование в частной школе.

В багажнике лежала скромная личная библиотека. На заднее сидение Брэндон запихнул не влезшие в багажник чемодан, рабочий ноутбук и электронную книгу. Таков был нехитрый скарб бывшего студента, который он вез с собой в новую жизнь…

Иногда Брэндон пытался вспомнить, на каком перекрестке свернул не туда, но не получалось. Просто вышло так, что он въехал в Красный ручей… А выехать уже не смог.

Данному странному факту молодой человек даже не удивился, все походило те книги, которые он читал всю жизнь, следовательно, вписывалось в картину мира Брэна.

Тринадцать раз Грей поворачивал свой форд к выезду из Красного ручья. Тринадцать раз у него ничего не получалось миновать границу города. И парень просто принял тот факт, что теперь живет в Красном ручье. Во внешнем мире Брэндона все равно не ждали.

Если бы в Красном ручье работала школа, Брэндон бы просто занялся тем, что и планировал, но детей в городке практически не было. А вот бар — был, и жители его посещали. Так «Phantasmagoria» обзавелась неулыбчивым мрачноватым барменом, с которым чрезвычайно сложно было завязать разговор.

Пример вашего поста:

Пример поста

Первый раз в бар «Phantasmagoria» Грей вошел вечером четырнадцатого октября, уже после того, как занял одноэтажный крохотный дом неподалеку. Дом пустовал, и, учитывая все обстоятельства, парень посчитал, что может там поселиться. В конце концов, нужно же ему где-то жить... Ночь с тринадцатого на четырнадцатое он Брэн провел в автомобиле и, и не сказать, чтобы опыт пришелся ему по душе.

На рассвете четырнадцатого Грей предпринял последнюю - четырнадцатую - попытку выехать из Красного ручья и, когда снова ничего не вышло, покатил по улицам города в поисках пристанища.

"Странное место", - констатировал Брэндон, оценив, сколько людей встречает на улицах города. Очень странное.

Мобильный телефон упорно не ловил сеть, и, видимо, это тоже следовало просто принять как факт.

"Тото, у меня такое чувство, что мы больше не в Канзасе", - подумал Брэндон.

Как выяснилось, с городскими телефонами тоже не все в порядке, это удалось выяснить заговорив, с одной женщиной, которая подстригала свой газон. И, Брэндон не мог поручиться, но, кажется, этот факт незнакомку нисколько не удивлял.

К концу дня  после пыток разговорами с незнакомыми людьми Брэн выяснил, что из Красного ручья уехать не может никто. Значит, жить предстоит здесь. К этой перспективе несостоявшийся учитель английской литературы - теперь уже точно несостоявшийся - отнесся спокойно.

Он вообще относился спокойно ко всему, что не был в состоянии изменить.

Днем пятнадцатого Брэндон Грей уже входил в бар, который уже начал называть "своим". Может, раньше в нем кто-то работал, но сейчас «Phantasmagoria» пустовала.

"Грязно", - констатировал новый бармен и тут же принялся за уборку.

Чистящие средства нашлись в кладовке, причем в избытке. Этому Брэн тоже не удивился. Как и тому, что напитков достаточно, чтобы открыть бар прямо сейчас.

"Но сперва нужно как следует прибраться".

На барной стойке в пыли кто-то пальцем вывел "Думай о своих грехах". Молодой человек неодобрительно поджал губы и принялся отмывать стойку, а после ее еще и полировать. Работы была уйма.

Шестнадцатого октября бар уже открылся, о чем возвещала повешенная на двери табличка. Однако местные предпочитали через окна заглядывать внутрь. Мало кто решался войти. Наверное, что-то все-таки было не так.

Семнадцатого Брэн уже вошел в «Phantasmagoria» с чувством, что он на работе.

Разобравшись с теми делами в баре, которые Брэндон считал обязательными, он устроился за барной стойкой, положив на колени сборник рассказов Эдгара По. Прятать книгу было уже совершенно необязательно, больше не было начальника, который мог бы отчитать за такое на рабочем месте... Да и посетители не рвались внутрь. Но пусть сейчас Брэн и был сам себе хозяин, привычка все равно осталась.

"Примерно то же свидетельствовали и  другие  соседи. Никто не замечал, чтобы к покойницам  кто-либо захаживал. Были ли у них  где-нибудь друзья или родственники,  тоже  никому  слышать  не  приходилось.  Ставни  по   фасаду открывались редко, а со  двора их и вовсе заколотили, за исключением большой комнаты на пятом этаже. Дом еще не старый, крепкий", - прочитал очередной абзац Брэндон и поднял лицо от книги. Он любил смаковать про себя каждое предложение, искать тонкие намеки на истинную природу событий, которую автор прячет среди вороха слов.

В книгах дотошный Брэндон всегда находил ответ на загаданную писателем загадку. С книгами вообще все было проще.

- Привет, - прозвучал в баре женский голос.

Грей увидел ее боковым зрением, и поворачиваться, чтобы рассмотреть получше, не имел ни малейшего желания. Люди редко вызывали у него хоть какой-то интерес. Вряд ли эта женщина станет исключением.

"Привет" Брэн с чистой совестью проигнорировал - в конце концов, обратилась незнакомка как будто бы безадресно, к нему не приблизилась. Вот и пусть себе идет мимо, раз больше нечего сказать.

- Мне нужен самый крепкий напиток, какой только найдется в вашем заведении.

А вот это уже точно ему. Значит, придется, вставать...
Нет, Брэндону было совершенно не лень, но высота потолков в баре была восемь футов, а роста в нем самом - шесть футов четыре дюйма... И на контрасте с не слишком высоким потолком Грей казался еще выше, что обычно становилось причиной того, что человек разворачивался и уходил.

Сам бы Брэн вряд ли понял, что его рост мог вызывать в окружающих такую реакцию, ему объяснил все Фил, его сосед по комнате в университетском общежитии.

"Чувак, когда кто-то такой огромный, да еще и с твоим угрюмым выражением на морде появляется перед тобой, сразу тянет ноги унести!" - с нервным смешком выдал приятель, когда Брэндону пришло в голову задавать ему вопросы.

Когда Грей предположил, что если он улыбнется люди не будут так сильно нервничать, Фил заржал как жеребец.

"А если ты еще и улыбнешься, человек сперва обделается, а уже после ноги унесет".

После того давнего разговора улыбаться Грей старался как можно реже.

В баре можно было обнаружить все то, чем Брэндон пользовался раньше, работая в баре в Нью-Йорке. Это, должно было удивлять, но удивляться хоть чему-то молодой человек перестал уже к вечеру четырнадцатого октября. Просто начал принимать происходящее как данность.

Бармен с неохотой отложил книгу на стойку, поднялся и достал с верхней полки бутылку с бурбоном. Когда люди хотят крепкого, они не желают коктейли. Налив напиток в стеклянный стакан, Брэн поставил заказ на стойку и снова сел, водрузив на колени книгу.