ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ:
http://neverdie.rusff.ru
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ:
Matt Bomer (как вариант!)
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
https://i.gifer.com/Wq8U.gif https://i.gifer.com/SSmC.gif
ADRIAN GAMP, от 35*
ЧИСТОКРОВЕН — ЖУРНАЛИСТ ** — MATT BOMER ***

Знаешь, мне кажется сейчас, что я знаю тебе всю жизнь, ровно столько, сколько помню и себя. Да и колдографии не дадут соврать — на одном из снимков мне 2,5 года, и я с гордым видом и широкой улыбкой сижу у тебя на коленях.  И ничего странного в том, что ты бывал в нашем доме так часто когда — то, не сможет увидеть никто. Ведь ты -   двоюродный брат моего отца, с которым вы, даже несмотря на ощутимую разницу в возрасте, всегда были очень дружны.  Будучи неженатым и не имея своей семьи, ты бывал в нашем доме настолько часто, насколько приличия того позволяли. И вполне логично, что и я, и мой брат — близнец практически росли на твоих глазах. На колдографиях чётко запечатлены мои первые шаги за руку с тобой, я напротив именного торта и  ты рядом, заглянувший на семейное торжество, я на скамейке в парке рядом с тобой, поедающая мороженое. Родители, помнится, всё шутили, что, столько времени проводя с племянниками и так охотно возясь с ними, ты готовишься к роли отца собственного семейства в перспективе. Сейчас, став взрослой, я понимаю, что ты просто тянулся к дружной, любящей и крепкой семье кузена, стараясь найти там тепло и понимание, которыми был обделён в юности.  Но тогда, в золотые детские годы, я даже не задумывалась об этом, и просто безмерно обожала тебя и справедливо считала, что нам с братом несказанно повезло с самым классным дядюшкой в мире. После поступления в Хогвартс я регулярно слала тебе подробные и длинные письма, на каникулах каждый раз ждала очередной встречи с тобой.
Когда же я впервые поняла, что ты не просто хороший и добрый человек, но и невероятно красивый и обаятельный мужчина?  Точно знаю, произошло это в мои 13 лет. Тогда практически все мои однокурсницы как — то резко воспылали нежными чувствами к противоположному полу обитателей Хогвартса. А я пошла по иному пути, и явственно ощутила, что незачем мне искать свой идеал мужчины далеко и размениваться на симпатию к глупеньким и хулиганистым мальчишкам — сверстникам, когда рядом со мной с ранних детских лет ты.  И странное дело, однокурсницы мои все к объектам своих симпатий первых довольно быстро перегорели, а вот мои нежные чувства к тебе и восхищение тобой не делись со временем никуда. Кто — то может не поверить в такую наивную глупость, но тогда я влюбилась по — настоящему первый и единственный раз в жизни своей. Ох, как я краснела тогда, когда ты, бывая у нас во время моих школьных каникул, по — отечески целовал меня в щёку или лобик, или приобнимал слегка!  Визиты твои в наш дом во время летних, пасхальных и рождественских каникул казались мне тогда высшим из возможных благ. Просто видеть тебя, сидеть рядом с тобой за столом, вести разговоры я уже считала за великое счастье.
Не знаю, прознал ли ты про мою внезапно возникшую и так и оставшуюся со мною навсегда первую любовь к тебе.  Сама я чувств своих, разумеется, старалась всеми силами не выдавать и молчала о них, как рыба. Но есть у меня подозрение, что ты либо сам догадался о моей влюблённости, или же родители мои заметили, как я смотрю на тебя,  и посоветовали тебе на время исчезнуть из поля зрения моего. Иначе как объяснить, что ещё 1 сентября ты вместе в родителями провожал меня на Хогвартс - Экспресс, а уже в ноябре я получила  записку от тебя длиной в пару строк с уведомлением, что ты уезжаешь из Англии на несколько лет по службе.  Да, я не исключаю, что твой переезд связан был и с работой, но есть у меня ощущение, что и от меня бежал ты тогда. Почему же бежал?  Так ведь я точно подмечала, что в то последнее лето ты бывал дома у нас ещё чаще, чем прежде, и ещё задушевнее, нежнее и проникновеннее вёл разговоры со мной, а при соприкосновении наших рук сам вздрагивал, как от удара током. И что же это было, как не нахлынувшая и твоя далеко не отеческая симпатия ко мне и проснувшиеся более  нежные чувства?
Как бы то ни было, но ты уехал из Англии с великой поспешностью, попросив не писать тебе. Ох, и тяжело мне было принять то, что я более не увижу тебя! Горькие слёзы ночи напролёт, бессонные ночи с тяжкими думами, месяца два полной апатии — через всё это прошла я в тот тяжёлый год.  А на летних каникулах моих родители вдруг обмолвились, что ты недавно женился. Что ж, новый удар пришлось принимать с честью.  Говорят, что время лучший лекарь, и со временем и правда боль от разлуки с тобой ушла в небытие. Но осталась ничуть не меркнущая привязанность и не  желающую никуда отступать любовь. На прочих представителей мужского пола я обращать внимание пыталась, даже пару раз крутила лёгкие романы. Но всё равно, только ты по — прежнему царил в сердце моём.
Прошли годы, я закончила Хогвартс и из девочки — подростка превратилась во взрослую барышню. И даже потихоньку начала пытаться избавиться от глупой и ненужной подростковой влюблённости в тебя.  Только вот ведь незадача — ты овдовел и решил возвращаться в родные края, о чём сообщил в письме моему отцу!  Зачем, ну, зачем ты снова пытаешься ворваться в мою жизнь и воскресить все чувства снова?  Лучше бы ты жил за границей, как и все предыдущие годы!  Впрочем, кого я обманываю?  Я же люблю тебя по — прежнему, ничуть не меньше, чем когда — то, и мечтаю в глубине души о нашей новой встрече!  Быть может, ты, наконец, сможешь увидеть во мне не девочку — подростка, а юную симпатичную особу, и признаешься — таки, что и я тебе нравлюсь?   


Очень — очень жду тебя.  История Триши и Эдриана достаточно небанальна и интересна, чтобы быть воплощенной в жизнь!  Историю жизни персонажа оставляю полностью на твоё усмотрение. Мне принципиальна лишь фамилия Гамп, то, что мы знакомы с моего детства, и немалая разница в возрасте, в остальном же я полностью открыта к диалогу и обсуждению. Проще всего меня сначала отловить в гостевой, а после охотно дам более удобный способ связи.
Сама пишу посты в 3 лице, нежно люблю «птицу - тройку». Объём — около 4 тысяч символов.  Как соигрок, абсолютно лояльна, подстраиваюсь под любой темп и специфику игры.
* Я указала лишь возможный вариант имени, замена его на любое другое возможна при желании, пока этот персонаж у меня нигде не фигурирует.
**Мне показалось, что интересно получится, если Триша и Эдриан окажутся ещё и вынужденными трудиться бок о бок. Но окончательный выбор профессии оставлю за вами.
***Смена внешности возможна. Но посмотрите, Мэтт Бомер же красавец. Разумеется, если данная внешность совсем  вам не по душе, я готова обсудить варианты.

ПРИМЕР ИГРЫ

Амелия обиженной тем, что её пытались жизни поучить, не выглядела пока. Уже хорошо, а то ссориться с доброй приятельницей совсем не хотелось.  А кстати, вот умеют же из неё девочки -авроры и стажёры верёвки вить!  Пользуются, видимо, что все они ей не подружки, так приятельницы,вот и подбивают частенько на то, что в рабочих инструкциях не прописано, вообще -то.  С ребятами -то проще, на них и прикрикнуть даже не грех, если уж совсем распояшутся и начнут наглеть. А девочки — они ж тоже слабый пол, хоть и работа у них неженская, на них и голос повысить при всём желании грешно.  Что характерно, Подмор ей в беседах по душам жаловался на прямо противоположную ситуацию, что ему прощу дам приструнить и призвать к порядку, чем противостоять просьбам ребят -коллег.  Вот такая странность...
— Вот вьёте вы из меня верёвки, если честно. Счастье твоё, что сегодня я дежурю, Подмор бы наверняка тебя домой спровадил уже без разговоров.  О здоровье больше не говорим, только ещё раз прошу — не геройствуй и любые неприятные ощущения не терпи, допоздна не засиживайся на работе. И да, надеюсь, больше сегодня тренировок с нашим подрастающим поколением ты проводить не собираешься?
Опять разговор свернул на тему войны. Хотя, о чём ещё сейчас говорить, если тему здоровья своего Боунс упортно развивать не хочет, а беседу поддержать хочется?  Амелии проще, ведь у неё все родные и близкие чистокровны, а таковых Пожиратели смерти не трогают и не истребляют, предпочитая куражиться и издеваться строго над теми, кто чистотой крови похвастаться не может, или обыкновенными магглами. Ах, если бы всё можно было решить просто напичкав защитными артефактами дом родителей!  Марлен бы тогда уж точно приобрела бы их целый мешок, и лично расставила по всему родительскому дому, чтобы уберечь их от возможной беды.  Отхлебнув кофе, Маккиннон невесело хмыкнула:
— Ох, да разве в этом вопрос?  Купить артефакты не проблема, я бы даже лично занялась этим, чтобы спокойно спать хотя бы по ночам, и не бояться за родных.  Вот заставить папу принять эти артефакты и использовать их по назначению для защиты жилища — это нерешаемая проблема лично для меня. Папа ведь самоуверен, как многие мужчины, считает, что и сам сможет защитить при необходимости и себя, и маму.  А я же вижу объективно со стороны, что боевой и защитный маг он весьма средний, и что в случае беды противостоять Пожирателям он не сможет при всём желании, даже до прибытия подмоги вряд ли продержится.  Мама же в боевой и защитной магии ещё слабее.  И как их убедить всё -таки защитить жилище и не полагаться только на свои скромные силы — хоть убей не знаю, мне кажется, я всё методы убеждения уже использовала.
Наверное, зря она так разоткровенничалась и поделилась даже страхами за Аластора. Амелия не болтушка и язык за зубами держать умеет, факт. Но вдруг просто ненароком обмолвится где -то об этом?  Муди точно разозлится ужасно, посчитает, что Марлен его опозорила, признавшись в такой сильной тревоге. Надо было всё же сдержать при себе это.
— Мерзее некуда, мне каждый из наших ребят и девочек дорог, каждую травму их и то через себя словно пропускаю.  Не обросла я толстокожестью, видимо, ещё, необходимой для целителя.  Смерть любого человека — самое худшее, что в жизни может быть, а уж смерть сильного, молодого и здорового коллеги, с которым бок о бок долго работаешь, и вовсе трагедия, равных которой нет.   
Кофе почти остыл, да и в чашке его осталось лишь на дне. Отчаянно захотелось курить, чтобы никотин прочистил мозг и немного успокоил нервы. Но дымить, когда рядом сидит Амелия с едва притихшей головной болью, да и вообще бледная до сих пор, явно было не лучшей идеей. Поэтому Марлен лишь с сожалением глянула на пачку любимых сигарет и пепельницу и усмехнулась:
— Тебе даже не предлагаю, поскольку в таком состоянии дымить крайне не рекомендуется, да и сама пока не буду.
И вновь рассуждение Амелии о войне и о том, что творится в магическом мире. Залпом допив уже остатки кофе,  Марлен невесело хмыкнула:
— Не всё так плохо с подготовкой наших будущих авроров, это я и сейчас скажу. А вот то, что в мире творится, это настоящий мрак и ужас, от которого страдают даже те, кому дела до войны вообще нет, и кто далёк от неё. Да тот теракт на Рождество, сколько человек от него пострадало!  А молодёжь у нас хорошая подрастает, их поднатаскать ещё немного, и будут очень даже недурные авроры в перспективе.

ВАШ ПЕРСОНАЖ:
patricia gamp
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

Амелия обиженной тем, что её пытались жизни поучить, не выглядела пока. Уже хорошо, а то ссориться с доброй приятельницей совсем не хотелось.  А кстати, вот умеют же из неё девочки -авроры и стажёры верёвки вить!  Пользуются, видимо, что все они ей не подружки, так приятельницы,вот и подбивают частенько на то, что в рабочих инструкциях не прописано, вообще -то.  С ребятами -то проще, на них и прикрикнуть даже не грех, если уж совсем распояшутся и начнут наглеть. А девочки — они ж тоже слабый пол, хоть и работа у них неженская, на них и голос повысить при всём желании грешно.  Что характерно, Подмор ей в беседах по душам жаловался на прямо противоположную ситуацию, что ему прощу дам приструнить и призвать к порядку, чем противостоять просьбам ребят -коллег.  Вот такая странность...
— Вот вьёте вы из меня верёвки, если честно. Счастье твоё, что сегодня я дежурю, Подмор бы наверняка тебя домой спровадил уже без разговоров.  О здоровье больше не говорим, только ещё раз прошу — не геройствуй и любые неприятные ощущения не терпи, допоздна не засиживайся на работе. И да, надеюсь, больше сегодня тренировок с нашим подрастающим поколением ты проводить не собираешься?
Опять разговор свернул на тему войны. Хотя, о чём ещё сейчас говорить, если тему здоровья своего Боунс упортно развивать не хочет, а беседу поддержать хочется?  Амелии проще, ведь у неё все родные и близкие чистокровны, а таковых Пожиратели смерти не трогают и не истребляют, предпочитая куражиться и издеваться строго над теми, кто чистотой крови похвастаться не может, или обыкновенными магглами. Ах, если бы всё можно было решить просто напичкав защитными артефактами дом родителей!  Марлен бы тогда уж точно приобрела бы их целый мешок, и лично расставила по всему родительскому дому, чтобы уберечь их от возможной беды.  Отхлебнув кофе, Маккиннон невесело хмыкнула:
— Ох, да разве в этом вопрос?  Купить артефакты не проблема, я бы даже лично занялась этим, чтобы спокойно спать хотя бы по ночам, и не бояться за родных.  Вот заставить папу принять эти артефакты и использовать их по назначению для защиты жилища — это нерешаемая проблема лично для меня. Папа ведь самоуверен, как многие мужчины, считает, что и сам сможет защитить при необходимости и себя, и маму.  А я же вижу объективно со стороны, что боевой и защитный маг он весьма средний, и что в случае беды противостоять Пожирателям он не сможет при всём желании, даже до прибытия подмоги вряд ли продержится.  Мама же в боевой и защитной магии ещё слабее.  И как их убедить всё -таки защитить жилище и не полагаться только на свои скромные силы — хоть убей не знаю, мне кажется, я всё методы убеждения уже использовала.
Наверное, зря она так разоткровенничалась и поделилась даже страхами за Аластора. Амелия не болтушка и язык за зубами держать умеет, факт. Но вдруг просто ненароком обмолвится где -то об этом?  Муди точно разозлится ужасно, посчитает, что Марлен его опозорила, признавшись в такой сильной тревоге. Надо было всё же сдержать при себе это.
— Мерзее некуда, мне каждый из наших ребят и девочек дорог, каждую травму их и то через себя словно пропускаю.  Не обросла я толстокожестью, видимо, ещё, необходимой для целителя.  Смерть любого человека — самое худшее, что в жизни может быть, а уж смерть сильного, молодого и здорового коллеги, с которым бок о бок долго работаешь, и вовсе трагедия, равных которой нет.   
Кофе почти остыл, да и в чашке его осталось лишь на дне. Отчаянно захотелось курить, чтобы никотин прочистил мозг и немного успокоил нервы. Но дымить, когда рядом сидит Амелия с едва притихшей головной болью, да и вообще бледная до сих пор, явно было не лучшей идеей. Поэтому Марлен лишь с сожалением глянула на пачку любимых сигарет и пепельницу и усмехнулась:
— Тебе даже не предлагаю, поскольку в таком состоянии дымить крайне не рекомендуется, да и сама пока не буду.
И вновь рассуждение Амелии о войне и о том, что творится в магическом мире. Залпом допив уже остатки кофе,  Марлен невесело хмыкнула:
— Не всё так плохо с подготовкой наших будущих авроров, это я и сейчас скажу. А вот то, что в мире творится, это настоящий мрак и ужас, от которого страдают даже те, кому дела до войны вообще нет, и кто далёк от неё. Да тот теракт на Рождество, сколько человек от него пострадало!  А молодёжь у нас хорошая подрастает, их поднатаскать ещё немного, и будут очень даже недурные авроры в перспективе.