ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://chaostheory.f-rpg.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: tomer capon
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

Среди вереницы шрамов на теле Сержа больнее всего ноют те неровные круги, оставшиеся после попыток потушить сигареты. Спит он неспокойно, бормочет что-то во сне, нервно жмет в руках подушку — поменьше, не слишком мягкую, почти убитую. Серж слишком хорошо помнит удушения, знает, какая давит лучше и от какой тяжелее спастись. Серж никому об этом не говорит, но он всегда в поисках своего дома. Пережитая боль из-за страдающего биполярным расстройством отца навсегда осталась где-то в Серже.
С детства он учился находить слабые стороны в сильных противниках: это пригождалось ему, когда на отца снова накатывало и нужно было срочно спасаться. Умный малый, хитрый и изворотливый, он быстро нашел свое место на улицах. Криминал, наркотики, грязный и беспорядочный секс — где-то там Серж топил себя, где-то там он нашел свой искривленный «дом». Обзавелся новым именем («Френчи» прекрасно ложилось на язык и не обжигалось детскими воспоминаниями), нашел тепло в компании развязных Шери и Джее, подумал уже, что можно успокоиться.

Но Френчи слишком добрый, слишком чувствительный, до трепетного эмпатичный. Его стремление очистить мир от погани в лице суперов столкнуло его с мадам Мэллори, связало с компанией Бутчера, ММ и Фонаря. Его сердце разорвалось надвое, когда не удалось спасти детей мадам, и ту вину он протаскал с собой несколько лет, не желая к себе ни жалости, ни прощения. Он знал, что должен был в ту ночь остановить Фонаря, и принимал эту боль как должное.
Где-то между насилием, кровью и желчью прятался все тот же мальчишка, которого выкрали из дома, увезли от матери и заставили жить в постоянном страхе перемен настроений у родного отца. Этот мальчишка испугался и решил, что он спасать — во что бы ни стало. Чтобы замолить грехи прошлого.

Чтобы горящие заживо в подожженном доме дети перестали кричать в его снах.

https://64.media.tumblr.com/f613eb2f6ed40d7f19ac5585da7ae660/0579200d48f5da3b-4d/s500x750/c7a8297a0ae4a0d3d8f9da8dd32e50482bd60d4e.gifv
Так ли ты жесток, Френчи? Так ли ты готов убивать и забивать свое сердце бесчувствием? Почему тебе удалось увидеть во мне человека? Это после отца? Ты и в нем видел проблески человеческого, даже когда тот в припадке бросался на тебя и не узнавал, не понимал, что убивает своего сына?

Я устала от этой боли, моя душа. Мне надоело быть в чужих глазах монстром.
Научи меня готовить и, пожалуйста, научи танцевать.
А я научу тебя понимать себя.

http://www.kody-smajlov-vkontakte.ru/emoji/D83DDE4F.png  http://www.kody-smajlov-vkontakte.ru/emoji/D83DDC94.png  http://i.imgur.com/xp5l3xP.png

ВАШ ПЕРСОНАЖ:
Они пришли в ее дом, ворвались в ее жизнь, расстреляли ее родителей, схватили ее саму вместе с младшим братом и увезли. Все, что осталось у нее, это брат и последние воспоминания — как вчетвером они сидели у побережья, разглядывали красивую Луну, чей блеск пробивался сквозь листья пальм, и было у них все хорошо.

Кимико замолчала. Тишина для нее наступила после беды.

Но однажды в ее жизнь столь же нежданно, как когда-то, влетели другие люди. Они вытащили ее из клетки и даровали свободу. Кимико хотела вернуться обратно на родину, найти своего брата, но происходящие невзгоды за невзгодой сплотили ее с теми люди, что ее освободили. Вместе с теми мужиками Кимико стала жить в грязном и сыром подвале, вместе с ними Кимико начала бороться против тех, кто начал чудовищное накачивание людей препаратами и однажды послал людей с оружием в скромный домик на японском побережье, где ночью очень красиво светила Луна и проскальзывала своими лучами между листьями пальм.

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Свернутый текст

Разогретые мышцы приятно растягиваются, пальцы хватаются за руку, ноги ищут опору. Дыхание сбивается, но Джилл отскакивает и с довольной усмешкой хмыкает, глядя на распластавшегося по тренировочному залу Карлоса. Тот лежит несколько секунд с глупым выражением лица, разглядывая потолок, но тут же садится прямо и тянет руку к бутылке с водой. Джилл, добрая душа, любезно подходит к ней и бросает Карлосу. Знает наверняка, что если бы она попыталась бутылку передать прямо в руки, он бы нашел способ сыграть в отместку и повалить ее на лопатки. Нет уж, дудки.

Джилл уходит в другой конец зала и садится на скамью, открывает другую бутылку с водой и делает несколько жадных глотков. Косится на поднимающегося Карлоса и чувствует, что тот собирается с мыслями и хочет подобраться к ней с новым витком разговоров. Болтливости ему не занимать, но обычно он заливал уши Джилл какой-то веселой чепухой, сейчас же все стало осложняться.

Они вступили в B.S.A.A. вместе после того, как Джилл наконец-то добралась до Криса, спрятавшегося где-то в Европе. Крис не был против вступления Джилл, но от участия Карлоса готов был отказаться, не доверяя шавке «Амбреллы». Пришлось вбивать в его тугую голову, что «шавка» сорвалась с цепи, помогла Джилл спастись от верной смерти и вытащила ее из Ада, названного Раккун-сити. Но скепсис Криса не уменьшился.

Карлос был полезен — у него имелось много связей с былыми коллегами, он помогал вытаскивать информацию про «Амбреллу» и искать вакцину от Т-Вируса. Джилл доверяла ему больше жизни, но видела, как тяготила Карлосу служба под руководством Криса. В их терки меж собой она не лезла, ее это совсем не трогало, пока конфликты и проблемы с дисциплиной не вылились в то, что под угрозу попала их война с биотерроризмом.

Когда Карлос помог выйти на зацепку о перевозе «сырых» разработок и предложил свою кандидатуру в вывозе опасных химикатов, Крис снова уперся рогом, поднялась шумиха, напряжение не дало нормально думать, и Джилл вспылила прямо на собрании. Наговорила всякого, назвала обоих детьми и поставила их всех перед фактом, что на поезде, на котором будет ехать выкупивший с черного рынка разработки ученый, работать будет она. Одна. А остальные ей станут прикрывать тыл с безопасного расстояния.

— И как же мы отпустим тебя в такое путешествие и без присмотра? — с улыбкой замечает Карлос, но Джилл только пожимает плечами и глядит молча на него снизу вверх, выжидая.

«Надо поговорить», наверное он скажет. Скажет, что ему не место в B.S.A.A. Что Крис мешает ему дышать, а он не за этим пошел за Джилл — хотел бороться с ней бок о бок, хотел мстить. Но точно не разгребать какие-то детские склоки и терпеть чужое вечное недоверие.

— Слушай, Джилл, я…

— Давай не сейчас, — она встает, разминает плечи, проходит мимо Карлоса.

Тот следит за ней, расправляет руки в стороны.

— А когда?

Джилл замирает. Делает вдох. Поворачивает голову назад.

— Когда вернусь.

///

В ночных кошмарах Джилл снова волочит себя живым трупом, оставляет от себя кровавые полосы на полу, рыщет в поисках знакомых лиц, находит их мертвыми и испытывает вечный голод, глядя на них, разорванных на куски. Джилл борется со своим голодом, проклинает себя, но животное нутро всегда побеждает, заставляя ее с ревом зараженного зомби напасть на тело любимого друга с желанием его обглодать до костей. Иногда это Карлос. Иногда Крис. Иногда Барри.

Она просыпается всегда с тяжелой головой и мучительной засухой во рту. Сон ей не дается, сколько бы ни пила Джилл снотворных. Живя исключительно на каком-то своем странном топливе из желания отомстить, она продолжает эту войну и не знает, будет ли жизнь после того, как «Амбрелле» настанет конец.

Джилл кажется, жизни у нее — в привычном понимании этого слова — уже никогда не будет.

Приехав на вокзал за час до прибытия поезда, Джилл просидела в зале ожидания и глазами медленно выискивала в толпе лицо того ученого. Карлос передал ей на руки личное дело с фотографией и именем — Эрик Монро, биотехнолог, ныне безработный, его не взяли даже в «Амбреллу», поэтому в поисках новых путей заработка он полез на черный рынок и стал строить планы по разработке своего вируса. Последний ублюдок, жалкий, как канализационная крыса.

В невзрачной одежде Джилл выглядела как серая мышка. Куртка, джинсы, футболка, черные солнцезащитные очки и рюкзак. С таким набором она выглядела как молодая барышня, которая едет в глухомань, чтобы навестить родных. Благодаря хронической бессоннице, Джилл выглядела не лучшим образом, а значит отбиваться от каких-нибудь придурков, желающих познакомиться, будет не нужно.

Пройдясь по вагону, чтобы сесть на свободное место, с которого можно было удобно отслеживать других пассажиров, Джилл вытащила из рюкзака книгу и сделала вид, будто заинтересованно ее читает.

Взглянув на обложку, Джилл заскрипела зубами.

«Гордость и предубеждение»?

Господи, Крис, серьезно?..