ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: New York: The City & The City
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Colin O'Donoghue
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

ИЩУ ПАСТОРА, БЛИЗКОГО ДРУГА И ВОЗЛЮБЛЕННОГО

Colin O'Donoghue

https://i.pinimg.com/originals/0e/a7/af/0ea7af80268e272ba4f835d0f3c7f6cc.gif

https://38.media.tumblr.com/tumblr_mcvt6tcjOV1r89388o3_250.gif

✕ Имя
Ирвин Айерс | Irwin Ayres

✕ Возраст
31 год

✕ Род занятий
Пастор Приоратской церкви Святой Марии в Ланкастере

Описание:
Ирвин Айерс хороший мальчик, и все об этом знают. Его рубашки всегда выглажены, волосы зачесаны назад, на ботиночках ни капли грязи. Сморщенные, как жухлые сливы, руки старушек-соседок так и норовят ущипнуть его за щечки – «Какой милашка». У Ирвина болит лицо, в нос наотмашь бьёт запах пыли и старости, но он терпит, потому что Господь велел терпеть.

Ирвин Айерс прилежный ученик. Он ходит в Академию Сент-Томас при англиканской церкви, поёт в хоре, занимается благотворительностью вместе с престарелой бабушкой. В сумке с учебниками у него Библия в мягком кожаном переплёте. Его любимый персонаж – Моисей. Он сильный и смелый, он принес еврейскому народу законы Божьи. Ирвин хочет быть таким же - когда, после школы, его окружают местные отморозки, он со всей силой своего детского воображения представляет, как обрушиваются на них казни египетские, как саранча пожирает их плоть, как море поглощает этих ублюдков в свои недра. Но их много против него одного. Лежа на разогретом солнцем асфальте Ирвин с болью смотрит, как какая-то рыжая девчонка рвет на части его Библию и смеется. До этого он никогда не бил девочек. Он вообще никого не бил. Что ж, всё когда-то бывает в первый раз.

Её зовут Нора, и он её ненавидит. Она на год младше, но, по мнению Ирвина, на её счету уже столько грехов, что ей не откупиться самым искренним покаянием. Её бы изолировать от нормальных людей вместе со всей шайкой таких же малолетних преступников. Ланкастеру было бы лучше без них. Ирвину было бы лучше без них.

И всё же, он не может просто так уйти, когда от одинокой фигуры на детской площадке раздаются эхом рыдания. Он проходит мимо несколько раз, но рыжая копна волос всё не исчезает, издеваясь и проверяя его благородство. Заплаканные глаза смотрят на него с презрением и странным отчаянием, но он всё равно силой тащит её, как побитую собаку, к себе домой, поет чаем и даёт потоку её безысходных мыслей вылиться на него. Ему не хочется испытывать к ней жалость, да и ей, он знает, она не нужна. И всё же, они разговаривают – долго, муторно, но так легко – как старые приятели. Он направляет её, как может направить потерянную душу юный мальчишка. Через почти, что десять лет Нора осознает, что в тот вечер Ирвин положил начало тому человеку, которым она в итоге станет. Они не должны были стать друзьями, и всё же через несколько лет Нора почти полностью порывает со старыми друзьями, и поздравляет Айерса с поступлением в семинарию бутылкой хорошего виски.

Преподобный Ирвин Айерс. Наверное, он всегда этого хотел – быть ближе к Богу. Он читает проповеди, слушает людские исповеди, дает советы и лечит их сердца. Он мог бы стать хорошим психологом, но вместо ровных и светлых стен кабинета Ирвин выбирает серые шершавые стены старой церкви. Но свою будущую возлюбленную он встречает не там.
Шерон Гибсон вообще не религиозна, скорее наоборот. Но она покоряет его своей беззаботностью и жаждой жить как в последний раз. Она встряхивает его и его мир одним своим взглядом. Нора узнает об этом первой – она смеется, но замолкает, замечая выжидающий взгляд друга.
- Ты что, ждешь моего благословения?

Шерон двадцать три, когда её машина врезается в фонарный столб на Боуэрхем-роуд. Белоснежное платье, купленное к свадьбе, надели на неё в день похорон. Ирвину так и не хватило сил пойти туда.
"Ты не должен видеть меня в платье до свадьбы" - говорит она в его голове.
Он запирается дома почти на месяц, не отвечает на звонки родственников и прихожан. Норе еле удается ворваться в его дом с боем - Ирвин никого не хочет видеть. Ни семью, ни друзей, ни, чёрт возьми Бога. Его гостиная пополняется пустыми бутылками, а голова мрачными мыслями - он срывается на Блайт, но она всё равно остается с ним и его демонами.
Потому что тогда он не оставил её.

Выдержка из анкеты

Шона это не спасает от ареста, но Норе везёт больше. Её перепонки лопаются от громкого крика матери, а щека горит отпечатком ладони. В прочем, наверное, она это заслужила, но это понимание не спасает её от собственной обиды, и Нора сбегает, оставляя позади расстроенную мать и рассерженного отца. Она слоняется по улицам Ланкастера как привидение, ночуя в заброшенных домах и выпрашивая мелочь у сердобольных студенток. А потом её находит Ирвин.

Она его знает, потому что он не нравился их шайке. Ирвин учится в христианской школе, и он напоминает Норе об идеальной сестре, поэтому она его терпеть не может. Но она всё равно лишь делает вид, что сопротивляется, а сама покорно идёт, пока парень тащит её в свой дом, на чердак, пряча её там как постыдную тайну. На чердаке дома семьи Айерс тепло, и Ирвин приносит ей тёплые мягкие булочки. Она терпеть его не может, но всё таки рассказывает ему всё, что её тревожит, а он, словно пропуская это через себя, отвечает ей и даёт советы. Через несколько лет он пойдёт в семинарию, а Нора поймёт, что это то, ради чего он и был рождён — лечить чужие души и наставлять их на путь истинный.

Дополнительно:
Заявка больше в пару, но мне очень интересна их дружба и в целом развитие их отношений. Судьба персонажа достаточно гибкая, так же как и характер. Если есть что-то, что Вам захочется изменить в нём, с радостью обсужу эту возможность.
Пишу от третьего лица, в прошедшем и настоящем времени. Птица-тройка непринципиальна. Темп игры - неспешный, но все зависит от интереса, реала и вдохновения. Вас так же не буду торопить. В основном, это пост-два в неделю. Размер от 3 до 7 тыс. символов.
Всегда на связи и готова к диалогу.
Очень жду!

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Нора Блайт - личная помощница ивент-менеджера Ланкастерского замка, волонтер в Англиканской Церкви. В прошлом безбашенная хулиганка, нынче прилежная альтруистичная эгоистка. Внешность: Элинор Томлинсон
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пример поста

Джульетта Неттельфилд всегда казалась Норе призрачным фантомом. Вернее сказать, она бы не удивилась, если бы оказалось, что миз Неттельфилд действительно является приведением замка Ланкастера, который в свободное время помогает кастеляну, а в полночь, завершив все свои дела, обращается в бесплотную энергию чарующего прошлого.

Потому что Джульетта носит изысканные платья и широкие воздушные юбки, на её руках перчатки, которые вышли из моды еще в пятидесятых. Разговаривает она, как истинная леди из произведений Шарлотты Бронте, улыбаясь той самой викторианской улыбкой, сводящей с ума матерых профессоров исторических наук. И Нора мало что знала о жизни Неттельфилд, а если вернее выразится: ни-че-го. Каждый день, приходя утром в замок, Блайт натыкалась на мягкую улыбку и дымящуюся чашку свежезаваренного чая, и уходя она чувствовала, как Джульетта рассекает пыльный воздух замка, шелестя юбками. Как будто она жила здесь.

Рядом с ней Нора Блайт, давно избавившаяся от вредных привычек уличного "хулиганья", чувствует себя самой настоящей чав. Даже строгие костюмы и сдержанная речь не спасали от противного чувства у самой подкорки сознания — противоречие, напоминающее девушке о том, кем она раньше была. И даже сейчас, когда их не окружают массивные каменные стены — они просто прогуливаются меж зеленеющих кустов — Норе кажется, что она сопровождает принцессу.

Нора поправила ворот белоснежного вязанного свитера и неловким, размашистым движением подтянула сползающие вниз коричневые джинсы. Удивительно, ей казалось, что она съела так много блинчиков, что желание заполнить свой желудок чем-нибудь ещё должно было посетить её только к вечеру. Однако уже сейчас Блайт осознала, что невольно думает о сочном кроваво-красном яблоке сорта "Ред делишес", который занимает почти все место её поясной сумки, и чем больше она о нем думала, тем явственней она чувствовала его округлость сквозь толстую ткань. Она сглотнула слюну. Удивительно, что Нора еще не поправилась на несколько фунтов.

Идея отправиться небольшой экскурсионной группой в маленькое путешествие по долине Риббл занимала все мысли Блайт с того самого момента, как Преподобный Тим Гирлинг рассказал ей о том, что экскурсии по живописным местам Ланкшира и прочих графств являются не только их привычной деятельностью, направленной на повышение духовного настроя прихожан, но и старой доброй традицией, собирающей разных людей вместе. А ещё Преподобный Гирлинг говорил... Мысли Норы вернулись к девушки, шагающей рядом. Мужчина говорил это без осуждения или испуга — в его голосе, наоборот, звучала отцовская нежность. "За миз Неттельфилд нужно следить. Пожалуйста, миз Блайт". Она искренне не понимает, зачем, потому что ей кажется, что это Джульетта присматривает за всеми. Как призрак? Нет, наверное, как Ангел.

— Город вечной молодости, ха? — идиотское нёбное "ха", от которого Нора так и не смогла избавиться, неприятно резануло уши. Она мысленно выругалась. — Хотелось бы в это верить. Вернее... — девушка осеклась и тут же засмеялась, — Мы, скорее всего туда попадем, но уже после смерти. И если будем хорошо себя вести.

Сейчас, помимо замка, Нора пропадала в церкви Девы Марии. Она исправно ходила на службы, слушала речи Преподобного и в целом старалась проводить там много времени. Что-то было в этих высоких стенах, тихом голосе, ведающем о Создателе, дрожащем звуке старого органа.

Холодный, но свежий воздух ударил в ноздри. Они прогуливались неспешно, рассматривая богатства английской природы. Замечательный день, и Нора ни за что бы не променяла его ни на один другой. Она мягко улыбнулась, чувствуя, как пальцы Джульетты сжимают её ладони. Она была так бесконечно воодушевлена, что девушка невольно заразилась этим настроением. Нет, ну, несомненно, принцесса.

— Звучит прекрасно, — искренне ответила Нора, но тут же замолчала, не в силах побороть негодование. Руки Джульетты были в перчатках, но даже через них девушка чувствовала, насколько они... разные? Пальцы на одной из рук были жесткими, острыми, как оголенные кости. Нора невольно сжала их — вместо мягкости кожи она почувствовала твердость металла. — Джульетта? — Блайт чувствовала себя странно. Ей казалось, что она должна сделать вид, что всё нормально, но было уже поздно. — Что с твоей рукой?