Набор. Ролевая месяца. Июнь [до 30 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Июнь [31-80 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Июнь [от 81 чел.]
Урок: Cовмещение статики и gif
видеоурок: стеклянные глаза
внимание, голосование ролевой!
доброшрифт: мастерская
объявление: месяц добрых дел
Урок: Создание gif из видео
Снова новости. блокировка FunkyImg
Свежие новости. Про паки
внимание, новый пак!
ознакомься с правилами!
объявление от администрации
обязательно к прочтению всем!
обновление. скрипт уведомлений
прорыв недели: 08.07-14.07
графист недели: цезарь
прорыв недели: 16.06-23.06
графист недели: nova
новый пак ресурсов: gif pack
Подсчет символов в опубликованных постах
партнерские темы в архиве. верни и обнови
новый скрипт выделения в блоке "Код"
лето наступило. итоги ролевой месяца.
новости. обновления и напоминания
конкурс. отгадай рекламу
добавлены стандартные паттерны
объявление: темный стиль и штрафы
новости: отпуск и плюшки
полезные ссылки
22.09-25.09
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
[STORIES]

Choose your story
[STARGASM]

Стань знаменитым и испытай славу на прочность в солнечном Лос-Анджелесе.
[IMPULSE]

в ритме твоего сердца

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока: assasssin's creed & the order 1886 [кросс]


ищу игрока: assasssin's creed & the order 1886 [кросс]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://exlibris.rusff.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: n/a
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
в буйный веселенький каст Assassin's Creed на кроссовере Ex Libris разыскиваются следующие лица:
Байек из Сивы - ищет Кассандра из Спарты, сиречь я. Байек нужен мне для длинного приключенческого сюжета в духе бадди-муви. Вы уже основали Братство Незримых и готовы бороться за мир во всем мире и спасать обездоленных от беспринципных протоолигархов из Ордена Древних, а я вам в этом помогаю. Вместе мы можем свергнуть какого-нибудь зарвавшегося царя, построить где-нибудь демократию, вписаться вместе в войну, застрять в пустыне, гоняться за артефактами Ису, короче влипнуть во что угодно, раскуривая по дороге историю I века до Н.Э., а возможно, и дальше. Я хочу сыграть с Байеком дружбу длиной в жизнь про двух людей, которые очень непохожи друг на друга, но у которых, тем не менее, море общего. В моем представлении это история сближения, такой производственный роман (в смысле "произведение", а не "любовь", ну как вот у Артура Хейли есть про аэропорт там, про отель, только у нас будет про тайное общество борцов за мир во всем мире окда) с предательствами, разочарованиями, долгой дорогой к взаимопониманию и искренности. Если вы знаете Руса Байека, то наверняка помните его историю с Кенсой (его боевая подруга из прошлого, с которой он работал в Крокодилополисе) - вот представьте такое же, но длиной в жизнь.
Заявка заряжена на сугубо платонические отношения, потому что, по правде говоря, мне интереснее скакать вокруг да около всяких Любовей и Чувствов, чем швырять персонажа в них с головой.
Как игрок, я обожаю копаться в истории и откапывать в ней что-нибудь интересненькое для потенциального отыгрыша, и будет клёво, если игрока на Байеке тоже будут интересовать такие древности на грани конспирологии. Мои источники - это в основном википедия "наше всё" и документалки сомнительного уровня достоверности, поэтому никакой исторической точности вплоть до мельчайших деталей я не жду. Ошибемся - да и хрен с ним. Главное, чтобы было интересно.
Канон в нашем касте очень гибок, благодаря чему можно провернуть все что вашей душе захочется и перемолоть в процессе горы стекла.
Еще на форуме есть каст египетских богов, которые будут очень рады появлению Байека, так что сугубо в моем обществе вы не застрянете. Помимо этого, мы очень любим всякие лишенные смысла на самом деле АУ разной степени адекватности и фандомные мемасики, так что... Ну короче, я надеюсь, вас это вот всё убедило и завлекло. Я очень жду Байека и искренне считаю, что он стоит того, чтобы его отыграть.
Артур Конан Дойль и Клара О'Ди - этих зайчиков-попрыгайчиков мы с Иви и Джейкобом очень хотели бы видеть.

зацените фанкаст, и заявку, кстати, тоже - Иви очень осязаемо их описала

https://i.imgur.com/4OBfEwU.gif

Я в меньшей мере буду принимать участие в их судьбе (на самом деле просто надеюсь, что придумаю, что с ними поиграть), но если вы (с партнером или пока без) хотите поиграть первую любовь, то не проходите мимо и зацените, какие они котики. Клара - вымышленный персонаж AC Syndicate, в то время как Артур Конан Дойль не нуждается в представлении. Их обоих из простых НПС, выдающих квестоту, Иви и Джейкоб хотели бы воспитать в новое поколение молодых ассасинов, что, на мой взгляд со стороны, способствует отыгрышу всевозможных бытовых сценариев, дающих почву для той самой первой любви, какая случается у почти еще детей.
Кроме того, биография Артура Конана Дойля - это СТЕКЛИЩЕ. Это стеклянный завод. Это горы и горы битого стекла и очень интересно для отыгрыша, так что не проходите мимо!
Изабель Д'Аргайл, Леди Игрейна [The Order 1886] - персонаж смежной вселенной, о котором в каноне известно не очень много, но наш маркиз де Лафайет очень хочет видеть её живой и играющейся, а мы с Иви утомились тянуть лямку женской ноши вдвоем без посторонней помощи  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/16300.png
Авелин Де Гранпре - ассасин из Нового Орлеана времен американской войны за независимость. Разыскивается Радунхагейду, рекомендую вписаться к нему в соигроки и озарить его мрачные деньки  https://forumstatic.ru/files/001a/19/3b/36292.png
Джек Потрошитель - воспитанник Джейкоба Фрая, который написал для Джека такой сюжет, что без слез не перескажешь (буквально - он пытался, но слишком стеклянно). Это и малыш-сиротка на воспитании у Фрая, и вполне созревший молодой человек, попавший в самую мясорубку больших интриг. Спойлер: не кровавый убийца, не тот-самый-маньяк. Человек, стоящий за страшным прозвищем.
ВАШ ПЕРСОНАЖ: Кассандра, протагонист AC: Odyssey, Зена курильщика, бессмертная наемница родом из Древней Греции времен Пелопонесской войны
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пример моего поста

Афиняне бегут с пляжа под клич таксиарха, и Кассандра в числе многих принимает этот крик за сигнал к передышке. Ксифос Николаоса в её руках подрагивает, едва чиркая по горлу костлявого лучника, и от смертельного удара её отделяет один судорожный глубокий вдох.
- Вон с глаз моих, - выдыхает она и опускает оружие. - Беги, беги, сандалии не потеряй.

Пляж завален трупами, песок пропитан кровью, а воздух наполнен смрадом выпущенных кишок. Кассандра утирает нос краем ладони, ещё не успев убрать отцовский меч в ножны, и ступает аккуратно, пытаясь не наступить в кровавое месиво и не споткнуться о чью-то отрубленную конечность или обломок плавящейся брони. Её трюки с горючим маслом оставили за собой тлеющие костерки, рассыпанные по всему пляжу; там и тут она натыкается на обугленные, изуродованные трупы и всякий раз молится, чтобы очередной павший солдат со слезающей с лица кожей не открыл глаз и не схватил её за ногу. Столько бессмысленных смертей, и ведь это всего лишь небольшая стычка на карте бесконечной Пелопонесской войны. За что умирают эти люди? Взять хотя бы того лучника, которого Кассандра отпустила - он не ответит. Его полемарх скажет, что каждый афинянин в этот день погиб ради того, чтобы спартанская гегемония сгинула в Лаконии не распространилась по всей Греции; спартанские военачальники ответят, что война с Афинами - это война за выживание вымирающей Спарты, и все они будут неправы. Что афиняне, что спартанцы - каждая армия доблестна по-своему, каждой есть, чем блеснуть на поле боя, и Кассандра бы не назвала солдат той или иной стороны немощными мальчишками, согнанными на войну против воли, но, разглядывая дело рук своих, она не может не думать о том, что вот этот вот афинский пращник со вспоротым брюхом, наверное, любил кого-то и хотел чего-то, пока не ушел к Аиду этой ночью просто потому, что кому-то из Делосского союза сегодняшняя стычка принесла бы прибыль. Культ Космоса процветает за счёт этой войны и бесконечной торговли вооружением и ресурсами; завтра на афинской агоре преемник Клеона назовёт сражение на Делосе плевком в лицо Аполлону и происками дикарей-спартанцев, попирающих сами основы греческого жизненного уклада. Ради такой ерунды...

- Эй! - Кассандра вскидывает голову и видит Киру, что летит на неё с горящими от ярости глазами. Половина её лица залита кровью так густо, что кажется, будто с неё кто-то неумело снял скальп. - Ты видела его?

- Кого? - тупо переспрашивает Кассандра, прекрасно понимая, о чем речь, и, слабо соображая что делает, тянется к щеке Киры, чтобы стереть ладонью кровь с её лица. Девушка резко дергает головой, вырываясь.

- Того, кого ты назвала Деймосом, - Кира отворачивается, явно намереваясь убежать обратно. - Фалет... Он дышит, но всё очень плохо. Боюсь...

- Кира-а-а! - в суете, что поднялась после сражения, где островитяне и выжившие спартанцы копошились по пляжу и стаскивали трупы в одну кучу, чтобы сжечь прямо здесь или переправить ради этого на Миконос, не сразу было ясно, что означает этот крик. Прошло несколько тягучих, пронизанных морозом секунд, пока Кира и Кассандра глядели на вздернутую голову парнишки, что держал голову Фалета на своих коленях и следил за его состоянием, прежде чем все поняли, что произошло.

- Кассандра, - на её запястье сомкнулись шершавые и холодные пальцы. - Найди его, прошу тебя. Найди... И убей.

Она не понимает, что это я привела его сюда, - вдруг осознала Кассандра, высвобождая руку и глядя на Киру глазами человека, который знает что-то важное, чего не озвучивает вслух. И отчасти ей хочется умолчать, трусливо сбежать отсюда без объяснений, сделать вид, что выполняет просьбу, а потом... А что потом? Выгнать Алексиоса на все четыре стороны и посоветовать ему исчезнуть и затаиться? Ему нет на то резона, кроме как поддержать её бессмысленную ложь. Убить его? Скорее она сама спрыгнет с вершины горы Тайгет навстречу смерти.

Нет, она не привыкла врать.

- Кира... Стой, - даже если бы Кира видела её сегодня впервые, то поняла бы, что Кассандра сама не своя. Люди вроде неё не бормочут нервно, зажевывая слова, не отводят взгляда, не мнутся в критические моменты, как она сейчас. - Ты... Ты не поняла. Он был со мной. Он мой. Он с "Адрестии". Это мой брат.

- И? - на её лице не дрогнул ни один мускул.

- Я не стану этого делать, тем более... - тем более из-за твоего труса-спартанца, но эту часть она оставила при себе. - Не стану, и всё. Я приехала, чтобы помочь. Я это сделала.
- И Фалет погиб! - её голос едва не сорвался.
- Фалет так и рвался умереть ещё с тех пор, как узнал про нас с тобой, - вспыхнула Кассандра и плюнула себе под ноги, не в силах больше притворяться, что ей жалко этого идиота. - И умер бы еще два года назад, если бы не я! "Это должна была быть моя победа, моя ночь, моя слава, моя Кира, а ты пришла и всё испортила," - хуже ребёнка, честное слово, как и все спартиаты, и сейчас он был бы жив, если бы сам не кинулся на Алексиоса с оружием, так и знай! Я не стану убивать своего брата просто потому, что этому дураку взбрело в голову играть в героя и лезть на рожон!
В ночи раздалась звучная, на весь пляж, пощёчина, и, отряхиваясь и потирая щёку, Кассандра медленно кивала. Заслужила, что сказать. Он только-только ушёл к Аиду, как тут же получил ребяческую обиженную речь себе вслед... Каким бы он ни был придурком, он такого не заслужил. Ничья душа не жаждет до срока сойти в бесконечный мрак подземного мира.
- Я отца родного отправила к Аиду твоими руками ради общего блага, - прошипела Кира почти неслышно, прожигая Кассандру взглядом. - Так было нужно. Ты мне что-то говоришь о кровной связи?..
- Успокойся, - только и бросила Кассандра, всё ещё потирая ужаленную пощёчиной щёку, - Потом поговорим.

Если поговорим, - собравшиеся расступились, пропуская Кассандру в тень пальмовых зарослей. Что за напасть, что за проклятие висит над её семьей? Почему это раз за разом, из поколения в поколение какие-то люди требуют от них невыполнимого? Почему считают, будто у них есть на то право?.. "Найди и убей", конечно, сейчас. Как будто Алексиос - это Подарк. Как будто он сам виноват в том, какой он есть, как будто он жесток осознанно...

В лучах лунного света, наткнувшись на какой-то ручеек, Кассандра садится на пятки и стирает кровь с плечей и груди, погруженная в свои мысли. Кровь и сажа сходят с её кожи, а обида и возмущение рассеиваются, пропуская на поверхность простое осознание: во всём сегодняшнем виновата она. Если бы не она и её легкомысленная затея притащить с собой Алексиоса и забросить его в привычную для Деймоса среду, сейчас всё было бы иначе. Дурак Фалет был бы жив, но и многие его люди тоже выжили бы. А главное...

- Пойди ко мне, - шепнула Кассандра, вытягивая руку навстречу спускающемуся с высоты Икару. - Поможешь мне найти его?
Икар дернул головой, клацнул клювом и взмыл обратно в небо, оставляя Кассандру следовать своему клёкоту и продираться через леса.

...а главное - с самим Алексиосом всё было бы в порядке. Что-то произошло на том пляже - в его голове. Кассандра не смогла бы описать это словами, но временами ей кажется, что она способна различать, где заканчивается Деймос и начинается Алексиос. Деймос каждое своё слово выплевывает как неоспоримую истину; Алексиос задаёт странные, по-детски неловкие вопросы. Деймос громкий, грубый и холодный; Алексиос молчалив и замкнут. Деймос не улыбается - он скалится, гримасничает, передразнивает; Алексиос не делает и этого. Кассандра всегда зовёт его по имени, которое ему дали Миррин и Николаос, стараясь таким образом вдолбить ему эту простую идею о том, что теперь он - Алексиос, всегда будет им, что Деймос окончательно ушёл в прошлое и пора о нём забыть. А лучше - никогда не вспоминать. Но там, среди крови, огня, и дыма, она знала, что Алексиос не отзовётся. Что звать нужно Деймоса. И в этот момент что-то будто бы сломалось - и в ней, и в нём.

Ничья душа не жаждет до срока сойти в бесконечный мрак подземного мира.
Если будет нужно - она бросит все свои начинания и будет тащить Деймоса на своём горбу хоть всю оставшуюся жизнь, пока он не станет человеком.

Икар привёл её к подножию холма, на который пришлось взбираться по-паучьи, хватаясь за самые мелкие выступы. На вершине её ждали залитые лунным светом руины: вымощенный некогда раскрашенным мрамором пол и пара колонн, одна из которых совсем обветшала и крошилась прямо на глазах. А посреди них, к ней спиной, стоял Алексиос, и его доспех в серебрянных лучах отливал всеми оттенками золота и серебра.

- Далеко же ты забрался, - Кассандра отряхнула ладони друг о друга и сделала несколько шагов ему навстречу. - Сбежать решил?

пример моего типичного вводного поста

when the sun sets in the east
- Мы встретимся в Вавилоне, - сказал старик с факелом в руках, оглядываясь на Александра перед тем, как проделать последний свой путь.

В глазах великого царя пляшет пламя, пожирающее индийского мудреца Калана, шесть лун тому назад покинувшего Пятиречье, чтобы служить Александру советником. В походе его схватили старческие боли, от которых он нередко просыпался по ночам и изводил соседей стенаниями, подолгу звал кого-то на своем наречии (а может, молился своим странным богам), пока не свыкся со своей судьбой. Александр велел собрать для него костёр и сам подал ему факел.

- Он был сильнее меня, - Кассандра уловила краем уха его невеселый, отрешенный голос, обращенный к Птолемею. – Он сражался с самой смертью, а не с царями.

Его смирение не вызывает удивления ни у кого. Таким уж он был: завоеватель, повелитель всего мира, что трепетно чтит чужие законы и традиции и стремится сохранять их, взращивать, как редкие привередливые цветы. Там, где его отец Филипп воззвал бы к своему царственному авторитету и насаждал бы свои порядки, Александр проявлял гибкость ума и открытость взглядов. Ему хватало чуткости понять, что индийскому старцу не нужны снадобья, милость Асклепия или благословение Аполлона – ему нужно лишь понимание и проводы, и потому он прощался со своим новообретенным царём как со старым другом, так, что зловещий смысл его слов ускользнул в ту ночь от всех без исключения.

Солдаты в лагере шутят, что им впору лезть на костер вслед за стариком. Кассандра бросает на них тяжелый взгляд, но они не замечают её, и она устраивается поотдаль, у своей одинокой лежанки, где будет чистить перья Икару до тех пор, пока веки не отяжелеют.

Она одна из немногих женщин в походе, которые держат в руках оружие. Колонна Александра уже много лет как не состоит из одних только солдат: после завоевания Вавилона поход сам по себе стал движущимся государством, кочевой общиной, которой нужны торговцы, повара, пастухи, проститутки; по прошествии десяти лет греки, что ушли вслед за Александром из Пеллы, обзавелись наложницами, детьми от них, пока кочевая армия разрасталась вширь, расползалась, но корней нигде не пускала. Десять зим назад Кассандра присоединилась к этому походу по чистой случайности, выполняя какую-то мелкую доставку для своего тёзки, что служил при Александре генералом – да так и осталась у него на службе, прибившись к армии. Буквально не смогла пройти мимо.

В Греции много мест, которые она могла бы назвать своим домом: Лакония, Кефалония, Ахея, Миконос. И Македония среди них. Она помнила этот край ещё с тех времен, когда Амфиполис только-только возводился, а Пелла была не колыбелью империи, а пастушьей деревней, и между Македонией и, скажем, Аттикой или Коринфией лежала зияющая культурная пропасть. Кассандра помнит медвежьи леса, крутые скалы и болота, помнит греческую глушь, среди которой нашла свою вторую семью, и с каким-то неосязаемым страхом проводит связь между великой империей Александра и той самой Македонией столетней давности. Она как будто была там только вчера, а сейчас сидит на краю мира, куда привёл её этот молодой царь, гонимый неизвестно чем всё дальше и дальше от родины.

История не помнит такой наглости – такой храбрости. Поход Александра привёл её за пределы той картины мира, которую она знавала во времена своей юности. Кассандра даже не подозревала, как огромна эта земля, и не знала бы этого до сих пор, если бы Александр остановился еще в Вавилоне.

«Мы встретимся в Вавилоне.»

До Вавилона неделя пути – старец не дожил совсем чуть-чуть. Среди солдат идут споры: решил ли царь развернуть поход и вернуться домой или погонит их куда-то вновь, когда переведет дух. В душном ночном воздухе витает напряжение, усталый страх и физически ощутимая тоска по родине. Стоит только Александру высунуться из своего шатра, как его иллюзии рассыпались бы в прах: его народ не хочет больше завоеваний. Его народ хочет домой.

Вот только никто теперь не знает, кого великий царь назовет своим народом.

Кассандру вырывает из размышлений разговор на повышенных тонах, доносящийся со стороны царского шатра; развернувшись вполоборота, она замечает, как из прорези шатра летит прочь Лисимах, а следом – чаша из-под вина. Царь в накидке нараспашку и со взлохмаченными отросшими волосами делает пару шагов ему вслед, и Кассандра со своей лежанки видит, как горят его глаза от ярости.

- Даже женщина справилась бы лучше!.. Уведите его, - по одному его движению руки караул из трех гипаспистов, постоянно дежурвших у его шатра, двинулся к Лисимаху. – Стойте. Ты!

Когда Кассандра подняла взгляд, тишина затянулась настолько, что лишь по этому задержавшемуся молчанию она ощутила, что перестаёт быть зрителем.

- Да, ты. Подойди.

Икар вспорхнул в небо, и Кассандра повиновалась, не без опаски приближаясь к царю.

- Будешь моим новым телохранителем. Я приказываю.

Лисимах, спешно поднимаясь с пыльной земли, мотал головой между царем и растерянной Кассандрой, которая как раз соображала, как бы сформулировать вопрос. Но Царь Азии вопросов не ждал и отвечать не собирался: только плюнул под ноги своему бывшему телохранителю, метнув в него ядовитый взгляд.

- А теперь увести.

+1

2

Актуальненько

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Поиск ролевой/игрока » ищу игрока: assasssin's creed & the order 1886 [кросс]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC