Набор. Ролевая месяца. Сентябрь [до 30 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Сентябрь [31-80 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Сентябрь [от 81 чел.]
Голосование. Ролевая месяца. Август [до 30 чел.]
Голосование. Ролевая месяца. Август [31-80 чел.]
Голосование. Ролевая месяца. Август [от 81 чел.]
Обновлены правила Ролевой месяца
Новогодний Розыгрыш 2.0
Результаты Новогоднего Розыгрыша
Новогодний Розыгрыш
Урок: Cовмещение статики и gif
видеоурок: стеклянные глаза
внимание, голосование ролевой!
доброшрифт: мастерская
объявление: месяц добрых дел
Урок: Создание gif из видео
Снова новости. блокировка FunkyImg
Свежие новости. Про паки
внимание, новый пак!
ознакомься с правилами!
объявление от администрации
обязательно к прочтению всем!
обновление. скрипт уведомлений
прорыв недели: 08.07-14.07
графист недели: цезарь
прорыв недели: 16.06-23.06
графист недели: nova
новый пак ресурсов: gif pack
Подсчет символов в опубликованных постах
партнерские темы в архиве. верни и обнови
новый скрипт выделения в блоке "Код"
лето наступило. итоги ролевой месяца.
новости. обновления и напоминания
конкурс. отгадай рекламу
добавлены стандартные паттерны
объявление: темный стиль и штрафы
новости: отпуск и плюшки
полезные ссылки
13.09-17.09
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
[РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА]

Принимайте участие в ролевой месяца "Август" уже сегодня!
[РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА]

Принимайте участие в ролевой месяца "Август" уже сегодня!
[РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА]

Принимайте участие в ролевой месяца "Август" уже сегодня!

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » hp: finite incantatem


hp: finite incantatem

Сообщений 81 страница 100 из 120

1

http://forumstatic.ru/files/001b/2c/02/90189.png[/url]
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
hp: finite incantatem
ОПИСАНИЕ

январь 1980 года, министр магии убит, орден феникса и пожиратели смерти объявлены террористическими организациями, но продолжают сражение за свои идеи. магический мир ожидают политические интриги и сражения на поле боя.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: nc-17; ЖАНР: harry potter, marauders; ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: эпизодическая;

Отредактировано finite (30.05.2021 16:40:49)

+1

81

доркас мэдоуз патронусит

хочу видеть
SERINDA SWAN
https://i.imgur.com/hLXEU58.gif https://i.imgur.com/JJDSqxG.gif

Давай приходи девчонкой, сломленной обстоятельствами и попавшей по счастливой случайности в общество бедствующих волшебниц до того, как наступила точка невозврата. Доркас подрабатывает в обв волонтеркой и может подолгу общаться с тобой, отвести в паб забыться хотя бы на вечер, попробовать помочь найти работу. Кто знает, может потом и ты в ответ поможешь ей?

+1

82

лили поттер патронусит

хочу видеть
ZACHARY LEVI & YVONNE STRAHOVSTKI
https://i.imgur.com/43gkmOw.gif https://i.imgur.com/dmQVTis.gif

у меня проблемы хочу их парочкой не могу!!! понимаю что они не особенно популярные, но у обоих есть недавние фильмецы и сериальчики ПРИХОДИТЕ а то придется заставить кого-то посмотреть серик и развести на твинков

+1

83

лили поттер патронусит

хочу видеть
ADAM SCOTT
https://i.imgur.com/jltXLep.gif https://i.imgur.com/B9dloX1.gif

чисто министерский чувак!!! очень топил за юдж, очень расстроился победе эдгара!! и вообще максимально правильный мальчик, но может со своим секретом??

+1

84

патриция селвин патронусит

хочу видеть
FREDDY CARTER
https://i.imgur.com/4gsUY1l.gif

ну, если пойти на опережение, то можно сразу его взять, пока еще свободно https://i.imgur.com/0CWVuti.png

+1

85

алкмена дёрст патронусит

хочу видеть
CASEY AFFLECK
https://i.imgur.com/ch7A8sn.gif https://i.imgur.com/TbT1D9w.gif

увидела хант и понеслось; давай встретимся где-нибудь посреди скал румынии: два запутавшихся волшебника, которые ищут то, чего нет, убегая от того, кем являются на самом деле. успокоения нет ни в чём, но от реальности убегать приятно, пока существуют зелья и бутылочка огневиски. паршивый маггловский бар, где звучит совсем незнакомый язык — здесь нас точно никто не найдёт. здесь нам удастся спрятаться и забыть о том, какие мы на самом деле трусы. налей ещё пару стопок и, может, я скажу тебе, как меня зовут и от чего я бегу так быстро.

+1

86

машка демидова ждёт

https://i.imgur.com/Bo5D6jt.png https://i.imgur.com/LnHtPc8.png https://i.imgur.com/Eycd70R.png

kai & jai macmillan
[±1946, kai [hebrids], jai [diagon alley]; —// domhnall gleeson & andrei burkovsky]

[indent] история о двух братьях, пошедших по разные стороны одной и той же войны, уже стара и знакома практически каждому волшебнику современной магической британии. джай, когда слышит, что из них двоих является "плохим", стакан, зажатый в руке, вверх поднимает, потому что - а почему бы нет? кай отнекивается и головой качает, потому что ответить тем же не может - завязал с алкоголем на прошлых выходных.
[indent] между ними всегда ощущалась огромная разница, потому что по древнему замку макмилланов в сорок шестом ходили слухи, что беременна не только жена старшего макмиллана, но и его помощница. никто не знает, правда ли кай и джай являются двойняшками, но по крайней мере именно так их представляют поначалу, а потом все привыкают - вы вообще видели, как они друг на друга похожи?
[indent] схожести, правда, заканчиваются, когда разговор заходит о целях, о планах и о ценностях. кай остается работаться в заповеднике на гебридский островах в качестве казначея, а джай с островов сбежагает. как он так, бежал прицельно, что при первой же возможности окунулся в криминальные дела лютного переулка до сих пор непонятно. но на совместных ужинах макмиллан сидят по разные стороны стола, потому что джай только что продал редкие драконьи клыки на темный рынок, а кай не досчитался лишних сотен галлеонов.
[indent] что победит: тьма или добро, а может, нет никакого черного и белого? может, только серое и осталось между ними, с детства друг в друге нуждающихся? джай только семью находит в лютном, а кай, наверное, так просто это не оставит.


п р и в е т      к а к      д е л а      т у т      т а к о е      д е л о
— внешности - основное в этой заявке; мы разъебались с глиссона, с бурковского, а теперь не можем перестать видеть их братьями. имена, фамилии, род деятельности и возраст можно заменить, а вот внешности очень сильно ждем, потому что иначе не может больше русфф существовать;
— джая приписали к криминальной группировке в лютном переулке, побольше расскажем уже лично, потому что должна быть где-то интрига;
— кая же вписали в заповедник, потому что там живут только лучшие мальчики и девочки. можешь не любить работу, а можешь, наоборот, души в ней не чаять;
— кай - теплый, джай - холодный, если говорить оттенками, а если опустить всю эту лирику, то ни в чем не ограничиваем и будем рады, если вы создадите своих и классных братьев;
— пишем стабильно, от 4к и больше, третье лицо. на спидпостинг не претендуем, но ждем в любом случае!

пример вашего поста

Могу забрать тебя с собой,
[indent]  [indent]( но только если хочешь )

ПОПРОБУЙ БОЛЬ, ЕЕ ПОЛЮБИШЬ, ЭТО ЗНАЮ ТОЧНО

[indent]  [indent] Маша видит, что он издевается; его улыбка на ножны похожа, она не приносит облегчения, как это быть должно, она после себя оставляет недопонимание / / нервозность. Женя ей кажется человеком плохим; она видит и знает все его слабые стороны. Они открыты, на поверхности находятся, чтобы каждый посмотрел и выводы свои сделал, желательно такие, чтобы привязываться к такому типу не захотелось. Он буквально гордится тем, что одинок, что своеволен, что настолько мерзок, что никто рядом не задержится на лишние пару дней просто потому что его компания приходится по душе.
Демидова за всеми этими фасадами пытается рассмотреть человека, который нуждается в защите, который нуждается в соратнике. Маша сразу замечает эту потребность, она ею и пользуется все эти десять лет, что вокруг него ходит и рукава трансфигурирует в более длинные, чтобы скрыть чересчур цепкие прикосновения. Она ему всё оправдывает: каждому слову причину находит, каждому взгляду и жесту — обоснование. Ей Женя нравится, она его любит, и эта любовь её изнутри разрушает, она отравляет и прорастает сквозь кожу неаккуратными ветками. Если бы Машу попросили его описать одним словом, она бы не задумываясь ответила — ядовитый плющ. Он её, может сам того нехотя, но обвивает и, порой, душить начинает, когда вдруг ему скучно становится.

[indent]  [indent] Такое сожительство её вполне устраивает.
Она знает, что у неё есть место, куда всегда можно вернуться. Демидовой с её простецкой семьей и отсутствием какого-либо внимания в детстве задуматься бы, откуда такая потребность в синяках появляется, но зачем думать, когда можно ему в чай подмешать расслабляющего зелья, чтобы сегодня смог подольше поспать.
Никто так о нём не заботится, как Маша; Никто ему не сможет дать того же уюта, что Маша обеспечивает изо дня в день. Для Жени это всё привычное, оно для само себе разумеющееся, только вот ради того, чтобы он мог в хорошем настроении в пятницу уйти, она не одного и не двух клиентов вынуждена уговаривать и припугивать, порой, руководствуясь чересчур самонадеянными способами.

[indent]  [indent] Маша за всем следит, и оно о многих практически всё знает.
Она — человек незаменимый, оттого голосок внутри, который то ли на мамин похож, то ли на отцовский смахивает, постоянно вторит: Женя её не ценит.

[indent]  [indent] — Я в истерику не впадаю, — ровнее садится, потому что у Маши нет настроения в его уловки играть, у Маши жизнь решается прямо здесь и сейчас, хотя ему определенно всё равно. Она его ненавидеть хочет: выискивает все, что он делает отвратительно, вспоминает, как боль ей причиняет. Воспоминания прокручивает одно за другим, пока себя не застает с мыслью, что, пожалуй, любовь разной бывает. Демидова не требует ни прощений, ни внимания, ей даже, строго говоря, всё равно, чем он заниматься сегодня вечером планировал — всё, чего она хочет добиться, так это уважения, которым Золотарёв поделиться никак не спешит.
Ей кажется, что она заслужила: достаточно его истерик вынесла, недовольных девушек выгнала, нужных людей нашла. Маша заслужила поцелуя, пожалуй, требовательного, но ей предназначающемуся, а не так, перепавшему совершенно случайно. Если бы он прямо сейчас предложил ей повышение, она бы, не раздумывая, согласилась. Но ведь Женя так не может, ведь ему всё усложнять нужно, потому что если бизнеса вопрос касается — он всё замечает, а если у него перед носом происходит самая настоящая трагедия ( чужая ), то класть он на неё хотел.

[indent]  [indent] Демидову от всех остальных отличает одно лишь удобное качество — она всегда на его стороне, насколько неправильной бы и склизкой та ни оказалась. Если бы они оба оказались сейчас за чертой города, погрязшие в болоте и тине, Маша бы сначала ему ветку протянула и только потом бы себя пыталась спасти. Она прекрасно знает, что никто для Жени на подобные жертвы больше пойти не сможет: она чересчур его ненавидит, чтобы позволить себе дальше существовать без его раздраженного настроения вокруг.
[indent]  [indent] Маша его чересчур любит, чтобы отпускать так просто.

[indent]  [indent] Правда голосок-то, тот самый, что то на женский, то на мужской походит, требует справедливости. Она ведь знает, как правильно, видит, что определенно ошибка, что капкан вот-вот его голень схватит и до кости доберется наточенными ножнами. Да Жене все равно — у него на губах оскал, а между пальцами очередная сигарета.

[indent]  [indent] Маша его хочет на «слабо» взять, хочет самой себе доказать, что ещё есть возможность, что ещё есть шанс на то, чтобы своё отстоять. Ведь Женя так просто не сможет от нее отказаться, от той, кто постоянно рядом и всегда позади.
Она глубокий вдох делает, взгляд в сторону переводя, потому что, честно говоря, такого поступка от него и ожидала — растоптать, с грязью смешать, а потом сказать, что так оно и было. У Золотарёва сердца нет, и Демидову это устраивает ровно до того момента, пока циничность не стоит ей уверенности в будущем.

[indent]  [indent] — Вот и порешали, — ей слова трудно даются, они в горле у неё застревают, потому что Маша на другое десять лет рассчитывает, другими мечтами живет, когда раны свои зализывает, чтобы не дай Мерлин на следующее утро он их снова заметил и раскаиваться начал. Что-то ей подсказывает, что Женя такому не научен, что если бы она с синяками ходила, показывая всем вокруг, что значит с ним работать, то он бы куда больше уважения к ней проявил. Маша ногой покачивает, туфлю на пальцах удерживая, пока тираду слушает о том, что никому она не сдалась, такая вот       т р у д н а я.
— Да нет, просто поняла, какой ты неблагодарный кусок *мат*. Не приползай потом ко мне на коленях, когда тебя закруцианят до потери рассудка, — обе ноги на пол ставит, дотягиваясь до чековой книжки, что лежит по другую сторону стола. Она сама свое имя вписывает и сумму, которую считает вполне логичной для своего жалования: — если добавишь ноль, могу с уверенностью сказать, что уважать тебя больше не стану, но в твою честь хорошо поработаю в другом месте, — в его сторону книжку кидает, ему, собственно как и всегда, осталось только подпись поставить.

[indent]  [indent] Маша понятия не имеет, откуда в ней столько уверенности и выдержки, почему она ровным шагом идет к сумке, сбрасывая все, что не ее, на стол. У нее даже руки не дрожат, хотя внутри, кажется, что-то надламывается со скрипом. Скрип едва этот различим за шумом в ушах, но она не останавливается и все свои личные вещи по кабинету собирает. Это не занимает много времени — кабинет никогда не принадлежал ей, как бы ни старалась она обосноваться на этом ковре с совершенно безвкусными кожаными диванами.
Демидова возвращается к нему в кабинет, чтобы чек забрать. И, подхватив его двумя пальцами, улыбку из себя давит на прощание: — гори в аду, — дверью хлопать оказываться даже приятно, и Маша на выход спешит, чтобы знакомые путы ее снова не подхватили и обратно не затащили.

[indent]  [indent] Она на улице вдох свободный пытается сделать, но легкие сдавлены, а сердце, кажется, вот-вот из груди выпрыгнет. Маше не становится легче — Маше становится только хуже. С каждым шагом, что она вперед проходит, желание вернуться все отчетливее становится. Она бы, наверное, попросила у него прощения и объяснила поведение плохим настроением; бывает же такое, просто скучно, просто одиноко.
Демидова покупает пачку сигарет у одного из вороваек, что рядом ошивается. Приятный дым легкие наполняет, да облегчения не приносит — она, *мат*, понятия не имеет, что это сейчас такое было и самое главное, что делать дальше.

[indent]  [indent] Слово разносится по переулку быстро. Маша не знает, то ли потому что у Жени в офисе что-то произошло, то ли просто за ним следят чуть усиленнее, чем она ожидала. На следующий день после увольнения к ней прилетает несколько сов, а спустя еще сутки — считать количество приглашений на ужины Демидовой кажется уже некультурным.
Все хотят узнать, можно и переманить бывшую помощнику Золотарёва, ведь она знает достаточно, что при умелом использовании можно против самого Жени использовать. Маша не дура, она осознает, что он сделает всё, чтобы она замолчала и никому ничего не сказала, даже если на первых порах будет уверен, что сегодня-завтра она на его пороге вновь покажется.

[indent]  [indent] Демидова, если честно, едва соблазну не поддалась. Но голосок снова вернулся, подсказав, что, возможно, если он никак сам не объявился, то ему еще время нужно, чтобы осознать, как сильно ошибся. Маша однако дальше идет, она соглашается на встречу с Кадмусом, греком, который точно так же, как и Женя свой бизнес начал около десяти лет назад. В ней желание отомстить становится ярче, чем желание его на коленях перед собой снова увидеть. Демидова на ужин приходит в том же платье, которое Золотарёв ей покупает для ночи в казино, где они, якобы, вдвоем несколько тысяч галлеонов выигрывают, а на деле же на взятку соглашаются.
Уже на следующий день Маша становится помощницей Кадмуса: ей обещают и куда более выгодное положение, да и гонорар повыше того, что выплачивал Женя. Хорошая сделка, только подвох она сразу распознает, в контракте своем указывая, что никакие подробности из бизнеса Золотарёва рассказывать не будет, пока на все сто процентов уверенной не будет в собственной безопасности.

[indent]  [indent] Женя считает, что Маша тех нулей не стоит, которые она назло ему снимает сразу же, как из чертовой конторы выходит. Так она заработает куда больше, а потом окажется той самой, перед кем он извиняться будет.
[indent]  [indent] Жаль только, что далеко не все ее мечты, в которых Золотарёв фигурирует, имеют свойство сбываться.

[indent]  [indent] Она его замечает не сразу: у нее пальцы заняты бокалом, да и разговор с Катракисом затягивается — он просит рассказать ему все, что она знает про Роула. Демидовой не сложно, у нее зарплата теперь обеспечит ей не только отпуск в Греции, но и долгожданный переезд в Манчестер.
[float=left]https://i.imgur.com/W8tBXDp.gif[/float]— Золотарёв, — Катракис ладонь в воздухе поднимает, чтобы внимание его привлечь, и Демидова улыбку на губах растягивает.

Совсем такую же, как у Жени.
Ту, что на ножны похожа.

— Золотарёв, — кивает в знак приветствия, сигарету подкуривая. В этот клуб войти не может человек с улицы / / жаль, что Маша совсем не такая, какой он себе ее представлял / / хорошо, что теперь это как никогда очевидно.
Ты, кажется, дружишь с Демидовой, да? — глумится Катракис, и она ему это позволяет, потому что Золотарёв заслуживает куда больше говна.
— Ты перепутал, Кадмус, мы просто знакомые. Я же тебе писала памятку, — Маша на Женю не смотрит, он теперь не ее работа.

Отредактировано finite (02.07.2021 21:43:16)

+1

87

варя скрябина патронусит

хочу видеть
LILY ROSE DEPP
https://i.imgur.com/ybDsLMx.gif https://i.imgur.com/hUngV7H.gif

+1

88

пайпер мак-факин-фасти патронусит

хочу видеть
SCARLETT JOHANSSON
https://i.imgur.com/U9ubVhg.gif https://i.imgur.com/7BmKudd.gif

я с неё умираю спасибо тиктоку  https://i.imgur.com/pb7pWbV.gif  давай ты тоже будешь жить на островах едва ли не с рождения? твоя мать держит один из пабов, а, может, магазин с сувенирами, в котором ты знаешь каждый закоулок. ты наряжаешься сантой на рождество (потому что кто тебе вообще запретит?) и слушаешь маггловскую музыку на пластинках. по твоим венам течёт огневиски, а на губах широченная улыбка — ты сияешь и всё потому что никогда не предаёшь себя. ты ведь такая, да? свободная, смелая, сильная. у тебя вообще есть изъяны?

+1

89

филлип минчум патронусит

хочу видеть
RASHIDA JONES
https://i.imgur.com/SO59iji.gif https://i.imgur.com/PfqG4AM.gif

категорически не хватает светлого персонажа, который прошел через стекло и пламя в прошлом, но все-таки выбрался. возможно, ты работаешь в аврорате, а может - где-то в другом месте. уверен, что ты, несмотря на беспросветность будущего, будешь бороться до последнего. а еще ты наверняка варишь самый вкусный кофе  https://i.imgur.com/PFEkneO.jpg

+1

90

хьюберт палмер патронусит

хочу видеть
HUNTER SCHAFER
https://i.imgur.com/sycmd60.gif

пандора лавгуд?? пандора!!! лавгуд!!

+1

91

рейган грейвз патронусит

хочу видеть
DAVID GIUNTOLI
https://i.imgur.com/MRGcX7J.gif https://i.imgur.com/onZKHov.gif

отец-одиночка; жена погибла от лап оборотня, что не расследуется в аврорате, потому что сейчас вокруг война, да и ты сам понимаешь - пустая трата времени. у тебя ребенок, наверное, еще не совсем возраста хогвартса, может уже и носит школьную мантию. нас многое связывает, в первую очередь - место работы  https://i.imgur.com/NZV7OvG.gif

+1

92

филлип минчум патронусит

хочу видеть
DOMINIC COOPER
https://i.imgur.com/gOaN50g.gif

пора просто признаться, что у меня все нормальные идеи захватывают пастырей и священников. давай ты будешь тем самым священником, который в бога не верит, но единственное, что умеет делать, - это вешать лапшу на уши тем, кто ищет ту самую ложь, чтобы с ее помощью жить дальше. символично в этот самый момент заиграла harry styles - sign of the times, давай что-нибудь с этим сделаем https://i.imgur.com/SIdIgkX.png

+1

93

варя скрябина ждёт

https://i.imgur.com/YFrXqT2.gif https://i.imgur.com/jGr9z3i.png https://i.imgur.com/0eifStv.gif

andromeda tonks
[autumn'52, slytherin'71, журнал "новая англия", order of the phoenix; —// daisy edgar-jones]


Крок    > > >   я стою за порогом
  [indent]ТИХА  МАНТРА  НА  ВУСТАХ

у андромеды очень много сил: она сильнее, чем белла, потому что её "нет" не сопровождается угрозами, а встречается понимающим кивком; она сильнее, чем нарцисса, потому что храбрости достаточно в себе накапливает, чтобы за порог родного дома ступить и никогда больше не возвращаться. у меды сил с избытком, и она отчаянно полезной быть хочет, когда вместе с тедом рука об руку сталкивается с жестокой войной предрассудков.

кто бы чего от некогда блэк ни ожидал, она дома сидеть не станет. балы и приёмы ей знакомы, она знает, как себя вести и что произносить, чтобы очаровать / / чтобы к себе расположить, но жить в роскоши, когда есть те, у кого не хватает еды на ужин, андромеда не может. она чересчур болеет сердцем за всех, кого судьба обделила удачей, и оттого от собственной фортуны отказывается. варвара считает подобное поступком отважным, поэтому ещё в школе, будучи гриффиндоркой, оказывается с блэк связана нелепым пактом: если кто-то вдруг решает её оскорбить за происхождение, то андромеда вмешивается, а если уж сокурсники пытаются слизеринку на место поставить, то тогда уже варя вперёд выходит.

у андромеды есть всё: любящая семья и друзья, крыша над головой и много ( очень много ) надежды, что всё обязательно образуется. она пальцы марает в чернилах, когда снова и снова склоняется над столом, чтобы оформление статьям "новой англии" придать; пальцы у неё всегда чернильные, темноватые, и со временем тонкс и сама к этому привыкает. все знают, что на кухне побыла андромеда, ведь её отпечатки практически на всех поверхностях остаются.

она считает, что сражаться можно не только с помощью заклинаний, но и с помощью слова, поэтому отдушину находит в журнале, направленном на поддержку ордена феникса. именно тонкс становится художницей, которая создает того самого феникса, что украшает теперь штаб членов тайного общества. знала бы она, сколько духа и надежды передаёт читателям своим упорством и иллюстрациями, дух захватывающих.
( и как сильно беллатрикс не нравятся её собственные изображения, вышедшие из-под пера художницы с незнакомым псевдонимом )


- мы не хотим ограничивать тебя в твоей биографии, поэтому не прописывали ни отношений с тедом, ни отношений со всей семьёй. всё абсолютно на твоё усмотрение ( драмы, стекло и прочие дела - это всё классно, мы поддержим и, если что, поможем тебе соеринтироваться, куда пойти ). всё, чего мы хотим от меды, так это работу в новой англии, потому что нам не хватает там журналистов. если хочешь, можешь быть членом ордена феникса, а можешь стараться на благо независимой газеты, иллюстрируя и верстая ( ага хд ) выпуски;
[indent] в новой англии работают на данный момент оллард (главный редактор), аллегра и варвара. это заявка совместная с этими ребятами, вот, чего они передают:

аллегра:
мне хотелось бы, чтобы меда стала этаким наглядным примером, который будет показывать, что уйти из чистокровной семьи можно и никакой катастрофы из этого не случится. или наоборот, предостерегать, что никакой дороги в большое и светлое будущее не существует, что придется немало усилий приложить, чтобы привыкнуть к новому, непривычному миру. а потом было бы здорово, если бы меда стала именно той, кто поможет аллегре обосноваться там после ухода из дома, тут в принципе намечаются хорошие дружеские отношения, это только костяк и наброски, приходи, все обсудим, подкорректируем

- так что мы тебя ждём, игры будут, спасём человечество! помимо выше перечисленных ребят тебя еще очень ждёт молли (если ты не станешь членом ордена феникса) и доркас (если станешь). да и вообще все ребята, у которых и оф в стороне, и пс, и мм! у вари проблемы есть, ей нужен человек, который денег незаметно в кошелёк подкинет, приютит у себя и поддержит, когда вместо "помоги" вырывается только "отстань". скрябина может заменить тебе одну из сестёр, а аллегра - вторую. а может твоей второй сестрой станет молли, и варя с аллегрой будут сражаться за твоё внимание. смари, как придумали;
- пишем мы постоянно, так что можешь не переживать, от третьего лица, размер не имеет значения, сами пишем от 4к и выше;
- внешность можем обсудить, но дейзи такая прям андромеда https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

[indent] варя в гримасе себе не отказывает, потому что компания финна куда полезнее разговорчивого олларда. финн хотя бы может попытаться неудачно пошутить и получить кулаком в нос от проходящего мимо волшебника, а олли сидит на месте ровно, чересчур напряженно и пытается говорить о том, что мир и без его напоминаний каждый день тревожит. скрябина стопку опрокидывает, с удовольствием шипя, когда жидкость по горлу стекает. — ты меня сейчас сравнил с дураками, которые ведутся на разговоры финна? н-да, дипломат из тебя скверный, — варя по секрету ему рассказывает, на стуле растягиваясь и чуть расслабляясь. судя по тому, что оллард решил поговорить о плюсах и минусах распыляющегося внимания финнеана, то предложение у него явно поважнее собрания с плакатами. не то чтобы варвара туда ходила: она была в первых рядах с кричащими лозунгами на первых порах, а потом пару раз оказалась сражена слезоточивыми заклинаниями и отсиживалась в камерах хит-визардов под смешки тихона, которые только спустя несколько часов переживающего яда лишались. не очень ей нравилось подписывать документы при освобождении, как и не внушало доверия занесенные в дела процессы задержания. скрябина обязательно пыталась городецкого поддеть, а он обязательно покрепче ее руки сжимал.

[indent] — я тебе и так сказать могу, что ты мне не нравишься, — плечами пожимает, — а французы куда больше в революциях понимают. я бы на твоем месте не отказывалась от деятельных людей, — правда варя понятия не имеет, зачем ему понадобилась ее помощь, и, наверное, вопросов лишних лучше бы не задавать, но каким бы неловким оллард ни был на общих пьянках, голова у него смышленая. оттого, наверное, скрябина все еще продолжает напротив сидеть и пирожок надкусывать. алдертон определенно что-то задумал, что-то, что не совсем вписывается в рамки ежедневного пророка или придиры.

[indent] — ты, что, комплиментам научиться решился? — от смешка не удерживается, потому что колдография вари едва ли какую-либо обложку украсит: в ней нет ни красоты, ни доверительного взгляда, который все так отчаянно найти в нынешних политиках пытаются. скрябина самая обычная, она даже можно сказать заурядная, оттого так и выделяется, когда кричать начинает ( чересчур недовольно ), чтобы ее услышали и расслышали. — алдертон, я тебя умоляю, — тарелку с пирожками в его сторону отодвигает, потому что такое предложение оскорблением казаться начинает — начал же за здравие, а закончил за упокой. придется дома что-нибудь готовить, а скрябина не любит стоять у плиты, как и подогревать то, что удастся купить за несколько галлеонов в забегаловке неподалеку. она ногти свои кусать снова начинает, на спинку стула облокачиваясь и вокруг оглядываясь. если бы сейчас их кто-то вместе заметил, наверняка бы вопросы посыпались, потому что алдертона редко встретить на поле боя можно ( полем боя скрябина называет журналистские контакты и перевалочные пути ). ей жутко нравится бар в денби, где всегда можно застать грязного джо. у джо любая информация имеется — он обо всех всё знает, если только руку его достаточно утяжелить.

[indent] правда оллард продолжает и определенно разговор куда-то увести пытается, варвара ему это позволяет сделать, вопросов лишних не задавая.
— ты мне предлагаешь работу? — объяснения его пространственные, они какие-то однобокие, чтобы варя одно с другим самостоятельно соединить смогла, а он не озвучил то, что приговором посмертным стать может. скрябина вздыхает, допивая две стопки залпом и головой качает, не давая алдертону никакого ответа. такие вопросы не обсуждаются в забитом людьми пабе, такие вопросы не выкладываются на стол, чужими людьми очищенном, потому что и ветер, и стены услышать могут. даже если бы они закрылись специальными заклинаниями от заинтересованных ушей, то все равно бы слова, что здесь остались бы висеть в воздухе, принадлежать всем присутствующим стали.
варя себя не подставляет — варя достаточно узнает о работе, которой занимается, чтобы на такие глупые фокусы не покупаться. тихон ее обязательно за это похвалить должен, потому что она буквально его мыслями рассуждает, когда со стула молча поднимается и на олларда смотреть отказывается.
— рассчитайте, — эльфийке кричит, пока мантию на плечи накидывает и кивает алдертону, чтобы за ней шел.

[indent] она на морозный воздух выходит раньше, чем приносят счет, но все и так знают, что за себя платить варвара не станет: не тогда, когда ее задача — это отдохнуть. ладони в карманы теплые прячет, дожидаясь, пока оллард покажется на улице, и только тогда шагу прибавляет, направляясь к тупику, из которой аппарация происходит обычно.

[indent] она алдертона под руку берет, не задавая вопросов и от него не ожидая никаких уточнений, пока вихрь трансгрессии их из людного переулка уносит подальше. скрябина отчетливо видит место, куда своего несостоявшегося коллегу переносит, и когда глаза открывает, то сталкивается с просевшей дверью лицом к лицу. она палочкой касается ручки, нагревая ее достаточно для характерного щелчка спадающего защитного заклинания. заговоренные петли со скрипом дверь отворяют, и варя внутрь проходит, мантию скидывая с плечей тут же. тут жарко: камин топится всегда, а немытые тарелки с овсянкой на столе намекают на недавнее присутствие хозяев.

[indent] — оллард, я не знаю, где тебя носило все это время, — начинает, почесав лоб, и дрова тут же подкидывает в порабощенный огнем камин, — но сейчас дела делаются по-другому. ты не можешь обсуждать что-то, что произнести в присутствии остальных не решаешься. ты таким образом подставляешь меня и всех тех, кем я дорожу, — варя руки вытирает о полотенце, что висит рядом с кочергой, — и я надеюсь, что ты не хотел этого, иначе простить такого не смогу, — на олларда взгляд переводит, прекрасно зная, что он просто не догадывается, наверное, как опасно говорить о работе, скрытной и опасной, на глазах у всех.
— на дворе война, такие просчеты не прощаются ни пожирателями смерти, ни министерскими. а ты на меня сейчас направил красную мигающую стрелку лишь одним вопросом, который наверняка долетит до всех, кто заинтересован в том, чтобы меня убрать с пути, — скрябина объясняет алдертону, почему ушла и почему его привела незнамо куда. она своей безопасностью дорожит ровно настолько, насколько отчётливо осознает, что все, что она делает, отражается и на городецком. если ему терять некого, то это не забота варвары сочувствие подыскивать. а у нее на хвосте тот идиот с 1974 года все еще сидит.

[indent] — здесь нас никто не услышит, — чуть погодя, добавляет, чтобы оллард смог немного расслабиться, а потом ему протягивает чашку чая. она не пьет за серьезными разговорами и ему подобного не советует. — ты знаешь, где можно напечатать важные материалы без цензуры и авторства? — все вопросы, что удерживает в себе с того самого момента, когда алдертон переходит к делу, наконец на поверхности показываются. — есть только два журнала подобных, — глоток чая делает, задумчиво опираясь о край стола, — я тебе достаточно доверяю, чтобы привести в тайное место, о котором мало, кому известно. так что переходи к делу, олли. у тебя есть выход на новую англию? — варя не хочет его обижать и предполагать, что он работает на истоки, оттого даже вслух их не упоминает.

+1

94

филлип минчум ждёт

https://i.imgur.com/7ur6pto.png https://i.imgur.com/XQcpPw6.gif

damocles belby
[1950, r'1968, место работы [на выбор], лояльность [op or mm]; —// freddy carter]

у дамокла достаточно скелетов в шкафу, чтобы фил молчаливо кивнул и лишних вопросов не задавал; у него есть старшая и младшая сестра, а ещё множество обещаний, которых он успел раздать до того, как выпустился из хогвартса. его младшая сестра родилась с недугом, и он поклялся её излечить, оттого так упрямо занимался зельеварением и травологией, решив получить из обучения всё, чего уже не ожидал от родителей. сёстры положились на дамокла, и он их подвести не мог. фил ему помогал в этом, ненароком деньги предлагал, тайком от него сёстрам отправлял несколько сотен галлеонов на праздники и потом получал за это - они лучшие друзья с самого детства.
они лучшими друзьями остаются даже после укуса, который у минчума некрасивым шрамом красуется после злополучного полнолуния, друзьями они всё ещё зовутся, когда бэлби предлагает и своему уже_брату помочь. с седьмого курса всё слишком быстро закручивается: раздолбайство в школе, когда фил устраивает афёры по зарабатыванию сиклей вперемешку с "позже сочтёмся", а дамокл рядом оказывается и с энтузиазмом подключается. они после хогвартса не один бизнес открывают, прогорают, снова открывают: скачки, билеты на квиддич, подделки, артефакты - что они только не перепробовали, чтобы от реальности, мрачной и тленной, сбежать.
дамокл теряет младшую сестру в семьдесят четвертом, а фил уже хлестает его аконитовые зелья без лишних вопросов. они друг для друга опорой становятся и необходимостью, и минчум понятия не имеет, что бы без своего названного брата делал, когда остался без отца и без близкого человека рядом.


- заявочка с заявочкой: если кратко, для фила дамокл - лучший друг и брат, практически единственный человек, который знает о его тайне. для дамокла филлип - лучший друг и брат, который разделяет боль и на которого всегда можно положиться. вдвоём они отлично срабатываются в школьных переделках, а потом и в юношеских нарушениях законов (лично расскажу), а также они находят общий язык при создании аконитого зелья (которое к 1980 году пока ещё не совсем идеально). филлип его на себе пробует, а дамокл неустанно улучшает. брат за брата, двор за двор https://i.imgur.com/eZxDIFZ.png
- помимо фила тебя ещё ожидает доркас, потому что она самая лучшая:

Дора сама по себе доброжелательна и к людям относится без предвзятости, предпочитая разузнать человека самостоятельно. Так вышло и с Дамоклом - тот факт, что он был лучшим другом Филлипа, которого она на тот момент не переваривала, никакого отпечатка не наложил.
Белби внушал ей доверие, а потому Дора без проблем могла помочь ему с делами, если возникала в том необходимость; но так же беспристрастно выдавала ***юлей, если замечала его за незаконными делишками вместе с Минчумом.
Когда они с Филом сошлись, Дамокла в ее жизни стало больше; иногда Мэдоуз могла и к нему прийти, чтобы поговорить/обсудить, и принимала того дома с распростертыми объятиями, припасая дома бутылку их любимого с Филом огневиски.
Только когда она узнала про тайну Фила, поддерживать связь стало намного сложнее. Ей не составило труда догадаться, что Белби в тайну был посвящён; и пускай на него обиду за ее сокрытие она не держала - он вовсе не тот человек, который должен был ей рассказать, - избегать его все равно стала так же, как и Минчума. И попытки Дамокла поговорить, объяснить, что монстр внутри Филлипа ей бояться не стоит, воспринимала в штыки, не желая и слова об этом слышать.
Возможно, Белби догадывается, какие именно зелья принимает Мэдоуз, и наверняка знает, как ей нужно их принимать, чтобы не забываться в дремоте постоянно, но он не лезет; помогает только через Фила, если тому нужна помощь. Узнав же о том, что это благодаря Белби у Фила есть возможность хотя бы немного облегчить своё существование в облике зверя, и не дать никому причинить вреда, - преисполняется благодарностью за то, что хотя бы он находит в себе силы оставаться с Минчумом рядом.
Доркас же спустя столько лет знакомства пускай другом его называть может только его с натяжкой, то на помощь бросится сразу, если она ему понадобится.

- как ты понимаешь, компания собирается интересная; помимо доркас тебя ещё ждут все, кто так или иначе связан с зельеварением. а ещё, а ещё, у тебя тут родственники есть - аластор муди и его бывшая жена (отыгрывается маской), у которых двое детей, то есть, твоих племянников. скучно не будет!
- внешность можем обсудить, но года жизни и факультет лучше оставить, они с минчумом классно могут быть одногодками и проходить и шляпу, и квиддич вместе;
- играем постоянно, от 5к и выше, любим авантюры, не любим рамки и условия, ценим доверчивость и личные границы;
- вот как-то так и никак иначе, залетай https://i.imgur.com/3CusU3x.png

пример вашего поста


i got a killer
[indent] / /  [indent] I N  M E  T O  G I V E  M E   P U R P O S E

Он пытается без нее жить: правда пытается, когда отворачивается, дверь в кабинет закрывает и в дела погружается, чтение которых может немного потянуть время до окончания рабочего дня. Филлип после расставания долго смириться с ее решением не может. Отказы принимать не в его характере, поэтому он еще долгое время пытается Доркас переубедить, разговорить, до правды довести — она без него не может, а он без нее, пожалуй, тоже. Когда практически все стадии принятия остаются позади, Минчум осознает, что издалека наблюдать за ней не повредит. Убедиться, что в буфете всегда имеется ее любимый сорт кофе, а кружка всегда остаётся горячей — задачи не из сложных, и он изо дня в день продолжает этим заниматься, надеясь, что Мэдоуз не замечает (объяснять, что просто ему с нее переключаться ни на кого больше не хочется, как-то не подходит их нынешним отношениям).

Филлип более чем уверен, что так и продолжал бы за ней присматривать, вовремя успевая подобраться со спины, чтобы удержать при очередном передозе. Он Доркас пытается не пристыжать, губы поджимает, молчит, на провокации не реагирует и рвоту убирает, не забывая заставить выпить ее не один литр воды. К этой рутине Минчум подходит с такой будничностью, что Бэлби, порой, задается, а все ли с ним в порядке. Нет, с ним не все в порядке: Фил влюбился в девушку, которой врал большую часть отношений, потому что сам себя принять не мог. А после вылезшей наружу правды оказалось, что девушка рядом с ним, настоящим / / монстром, находиться рядом не может. Не потому что он такой подонок (хотя и это тоже), а потому что он — ее боггарт. История не из веселых, но Филлип считает, что из нее получилась бы отличная история, которую можно было бы издать для девочек, обучающихся в Хогвартсе и мечтающих о побеждающей все любви.

Дамокл обещает, что обязательно книгу проиллюстрирует и не забудет его мышцы и самодовольное выражение лица изобразить максимально правдоподобно, и Филлип смеется — умение сделать деньги даже из собственных страданий не так уже бесполезно.

Только книгу они не выпускают, а Минчум все так же Мэдоуз в женском туалете находит, с пола поднимает и забирает к себе домой, чтобы желудок ей промыть.
Ему кажется, что подобные случае все чаще происходить начинают, но связать одно с другим не может. Зелья Доркас пьет, чтобы нервы свои успокоить, чтобы страхи подавить, а не потому что без него не может. Месяцы спустя Филлип смиряется с очевидным — у нее проблемы, и ему нужно ей как-то помочь.

Решения, правда, не успевает найти, потому что убивают отца, и война становится теперь делом личным. Если до этого Минчум отлично абстрагировался и от атак, и от потерь, не принимая никакого активного участия ни в дебатах, ни в сражениях, то сейчас же все, что в голове у него скрипучим голосом строится, так это план к победе.
Филлип часто ошибается: и одно из выдрессированных умений — это с поражениями не расстраиваться, а новой задачей задаваться. Когда Мэдоуз оказывается под прицелом, он к ней приклеивается, на мгновение задумываясь о том, что скучал. Но первая и единственная за последние пару лет ссора его в чувства приводит, а раны после злополучного полнолуния не заживают к следующей полной луне.

Они с Доркас договариваются работать над делом совместно: Филлип обещает посвятить ее во все детали, как вернется из Восточной Европы с зацепками. Ему несложно поделиться подробностями, потому что когда Дора в работу пускается, то она на себя прежнюю становится похожей. Синяки под глазами из-за пристрастия к зельям кажутся последствиями бессонных ночей из-за расследования — так легче смотреть на то, что она себя изнутри разрушает, да и пальцы не приходится то и дело заламывать, чтобы ненароком не надавить чересчур сильно требованием перестать принимать. Мэдоуз еще и волосы собирать начнет, закрутит как-то странно на затылке, пером закрепит, и пряди в течение пары часов обязательно начнут из прически выпадать. В такие моменты Минчуму кажется, что, возможно, он любит ее так же сильно, как отец любил в свое время его мать. Когда она, увлеченная работой, не замечает, что кофе остыл, пальцами, перепачканными в чернилах, по щеке проводит и пятна оставляет под глазом. Доркас чересчур домашняя, Доркас чересчур родная в таких случаях, и Филлип, когда ловит себя на мысли, что поцеловать ее не прочь / / наклониться и губами щеку задеть / / то бумаги собирает и из комнаты уходит.

Он знает, что права не имеет.
А еще он помнит, как она с еле слышным дыханием на полу его ванны оказывается с прохладными щеками.

Если бы отец его увидел, то не узнал бы ; всего лишь за пару месяцев Фил учится тому уважению, о котором Дора просит в начале семидесятых. Почему ему не удавалось раньше подобное — вопрос все еще открытый. Но однажды Минчум уснуть не может и спускается к ней в комнату, чтобы проверить, все ли в порядке. Мэдоуз спит крепко, она одеяло зажимает, а он садится на стул неподалёку, так всю ночь и проводя рядом, но не решаясь приблизиться.

Филлип в тот же день уезжает на встречу с новым частным сыщиком, который говорит, что зацепки имеются, и Гойла поймать удастся раньше, чем они ожидали. Он ей записку оставляет, не берет много с собой вещей, но все-таки проверяет ящик с зельями — наверняка она успела несколько склянок по всему дому попрятать, но Минчум решает рискнуть довериться Мэдоуз.

Но зря он это; зря на те же самые грабли наступает, думая, что права не имеет вмешиваться. Даже если они и не вместе, даже если она его никогда не простит, он, как человек, который за нее переживает, должен вовремя среагировать и вместо намеков прямо поговорить. Доркас слишком усердствует: она не столько от страхов своих избавляется, сколько, пожалуй, пытается от реальности спрятаться за этими зельями, что изнутри отравляют. Филлип старается не замечать ее уставшее состояние, раздражённость списывает на нервы, но он знает / / он уверен, что еще немного, и она снова окажется на прохладном кафеле в одиночестве.

Минчум, когда возвращается, то ожидает Мэдоуз застать в Аврорате. Однако ее стол пуст, а все папки, обычно сложенные на краю, волшебным образом исчезают. Филлипу приходится зайти в кабинет к Руфусу, потому что Теодор вновь не выходит на работу. С Паркинсоном договориться о прогуле легко, поэтому Минчум коллегу не упрекает в очередном выходном, соглашаясь разобраться с его делами до конца дня.
Стол Фила быстро обрастает бумагами: он не успевает кофе заварить, как слышит разговор на другой стороне отдела. Проклятая ликантропия иногда окупается — Минчум чашку оставляет, содержимое выливая в мусорное ведро.
— Что ты сказал? — Гиббинс неловко на него взгляд поднимает, потому что с коллегой он обсуждал истерику Мэдоуз шепотом, и никто услышать его не мог / / да, как же. — Что там с Мэдоуз?
Да ничего, все то же самое, — присвистнув, он пальцем у виска крутит, а потом отворачивается обратно к своим документам. Филлип верхнюю губу закусывает, недолго раздумывая о возможности толкнуть придурка в затылок — он тогда красиво лбом приложится к столу. [float=right]https://i.imgur.com/3VEGOpi.gif[/float]Но решает не портить отношения с еще одним идиотом этого бессмысленного отдела бездельников и возвращается к Руфусу, свой вопрос ему повторяя.
— В смысле отстранил? — он садиться отказался, стоять напротив стола начальника далеко не каждому позволено, но Фил никогда к приказам не прислушивался. Он устало вздыхает, из кабинета его выходя тут же: — Розмари, дела на столе, сделай с ними что-нибудь, — бросает коллеге, подхватывая пальто и на ходу его одевая.

Минчум Мэдоуз успевает досконально изучить: от родинок на лице и до нервных тиков, которые не распространяются на постоянные круги от мокрых кружек на его стеклянном столе, но обязательно затрагивают неправильно заполненную форму. Единственное, что Дору удерживает наплыву помимо чертовых зелий — это работа.
*мат* работа.
Фил стучит в дверь ее квартиры не раз и не два, он долбит в дверь настойчиво, повторяя ее имя все громче. Соседка справа стоит у дверного глазка — Минчум ее слышит, — как будто раздумывая, вызывать ли на помощь или просто вернуться к телевизору. Она, кажется, решается пригрозить, потому что замок поворачивается, и небольшая голова появляется из щели: — ты что стучишь, бездельник? Вор? — у нее голос скрипучий, а на носу висят очки с толстыми линзами, из-за которых глаза кажутся чересчур большими для такого маленького лица.
— Не знаете, где хозяйка? — на вопросы не отвечает, он обычно себя как последний *мат* ведет. Но именно так и можно добиться своего — Минчум еще с детства это запоминает.
Доркас-то? Она не появлялась дома пару дней уже, — Фил громко ругается, бросаясь с лестницы вниз и в очередном шаге трансгрессируя.

У Марлин дверь также остается без ответа. Филлип несколько раз по ней стучит, а потом ударяет грязным ботинком по беспомощной доске. Он не курит, но в этот самый момент очень жалеет, что не может нервность свою унять несколькими затяжками чертового маггловского табака.
Минчум оббегает еще несколько мест, где могла бы оказаться Мэдоуз, пока не замечает новый выпуск Ежедневного Пророка — на первой странице огромный заголовок скачет. Филлип газету с прилавка тащит тут же, глаза жмуря несколько раз прежде, чем решается прочитать, какая аврорка оказалась в коме. Он пальцами сжимает выпуск чересчур сильно, потому что чертовы журналисты описывают, какое это чудо, что перекрестная атака не привела к смертельному исходу, но имя так и не удосуживаются написать.
— На кого напали? — останавливает мимо идущую волшебницу и на газету показывая. Магический мир не такой уж и большой: все друг друга так или иначе знают. Тем более если уж говорить об элитных аврорских волшебниках.
МакКиннон, — удивленно отвечает девушка, на пару шагов от Минчума отходя, но тот уже отворачивается и спешит к Дырявому Котлу. Несколько трансгрессий подряд его из сил выбивают, а стучащее переживание в ушах не сулит ничего хорошего при резкой аппарации.

Чтобы дождаться своей очереди к каминам, ему приходится растолкать нескольких мужчин и получить проклятья в спину, когда Филлип опережает женщину и первым забирается за решетку.
Ему правда глубоко насрать на то, что остальные кричат, потому что в мыслях только одно ее имя повторяется из раза в раз.

Нужную палату Фил находит в считанные мгновения — дверь открывает тут же, не особо церемонясь на стуки. Мертвым или тем, кто в коме, они все равно никакого смысла не несут.
Доркас сидит у кровати Марлин, и Филлип громко выругивается мерзким словом, потому что, *мат*, отлегло, потому что: — я тебя убью, — цедит и в несколько шагов рядом оказывается, за руку хватая себе в объятия. Минчум ее сопротивление не учитывает, крепко сжимая Мэдоуз в своих руках и пытаясь успокоить сбившееся от получасовой гонки дыхание. Носом ей в макушку утыкается, все еще против воли удерживая и разглядывая бледную МакКиннон, словно перепившую тех же зелий, что и ее дурная подруга.
[float=left]https://i.imgur.com/jmPffa4.gif[/float]— Ты должна была предупредить, что будешь тут, — взгляд на Доркас опускает, когда наконец хватку ослабляет и шаг назад делает. — Я вернулся с новостями, но в отделе услышал, что что-то произошло, а потом тебя пытался найти. Думал, что Гойл добрался, — про зелья Филлип не упоминает, но плечи ее пальцами сжимает, в глаза заглядывая: — Дора? — он ожидает, что после отстранения она во все тяжкие пускается ; он догадывается, что после его отъезда она себе волю во многом дает ; Филлип понимает, что травма Марлин на ней сказывается самым не лучшим образом.
— Дора, — зовет ее еще раз, ладонью по щеке проводя, — как долго ты здесь сидела? — замечает и синяки под глазами, и пальцы дрожащие. — Ты не спала?

Любой бы со стороны уже диагноз ему поставил, но у Филлипа ничего не осталось кроме секрета его ликантропии и Доркас, которая видеть его не хочет. Как тут держаться вдалеке? Как не замечать ни опухших глаз, ни обкусанных губ? Он выдыхает, слова пытаясь подобрать, но чертовы зелья единственной причиной кажутся валидной - неужели она даже тут под ними?

+1

95

лилька поттер патронусит

хочу видеть
ALEXANDER SIDDIG
https://i.imgur.com/8OITrxN.gif

ээээ военный переворот в магическом Судане после которого тамошний министр ищет политического убежища в Великобритании anyone?

+1

96

лилька поттер патронусит

хочу видеть
ROBERT DOWNEY JR
https://i.imgur.com/7tvYWxD.gif https://i.imgur.com/1gJYqaC.gif

жизнь игра а мы в ней безуспешно пытаемся не крашиться в 50+ летних мужиков

+1

97

дарра макдугал патронусит

хочу видеть
MICHAEL FASSBENDER
https://i.imgur.com/6QAWKgf.gif https://i.imgur.com/ieihkFO.gif https://i.imgur.com/WqhU348.gif

[indent] а) тебя зовут дайтон; б) ты драконолог; в) самый старший из оравы макфасти;
1) мы тебя ждем вместе с пайпер, твой младшей сестрой; 2) я - твой друг алкаш, который женится на младшенькой макфасти, представь вариации игр и возможностей; 3) мир рушится на части, и ты не в эпицентре (а может и там, кстати), ведь на тебе весь заповедник.


все еще не понимаем, почему тебя с нами нет, потому что тебя ждет младшая сестра, несколько драконов, старый друг и очевидная угроза для заповедника. игр будет много, желания и того больше, графику не будешь успевать менять, единственное, что должны предупредить: мы постов не клянчим, на флуде не настаиваем и не ограничиваем в развитии персонажа. не вижу ни одной причины, чтобы пройти мимо и не развить ветку с драконами. в конце концов темный лорд должен же бояться хоть чего-то, например, огня? ну, и мне надо кого-то бояться, да. и пайпер, кстати, тоже. почитай ее заявку и бронируй роль, ждем https://i.imgur.com/AoKZNYX.png

+1

98

оллард алдертон ждёт
каст ежедневного пророка
https://i.imgur.com/5ODdlYX.gif https://i.imgur.com/cUkwAgg.gif

крупнейшая газета магической британии, так или иначе ее выписывает больше девяноста процентов населения, а те, кто не получают номер с утренней совой, все равно знают, что написано в каждом выпуске.

https://i.imgur.com/PeAJIQw.gif https://i.imgur.com/qxdDMH9.gif

charles pearson
[1940, S'1958, главный редактор; mm// rob lowe]

на короткой ноге со всей магической англией - так? интересно, есть ли у тебя, чарли, принципы, или они остались где-то в далекой юности, которую и вспоминать теперь - стыдно? впрочем, какие принципы к черту, когда у тебя есть личные адреса последних трех министров магии? цензура, которую офис накладывает, тебя не волнует совершенно - гораздо интереснее то, что колдограф успевает запечатлеть тебя, пожимающего руку министру минчуму, так? власть - штука соблазнительная. ты вступаешь в должность года три назад; все твои секреты - тайнами государственного значения почти становятся: хорошо, тебе не хочется, чтобы личное на поверхность выплывало. абстрагироваться необходимо от того, что родная мать в семидесятых погибла во время протестов ирландских, потому что одним из лидеров бунта была. думаешь, это все позади? думаешь, сыновья миля не найдут на тебя выход теперь, когда ты шишка важная и столько пользы принести можешь?

https://i.imgur.com/EKi3Dru.gif https://i.imgur.com/MgES939.gif

eden saunders
[1920, R'1938, журналист; mm// bradley whitford]

ты на протяжении уже тридцати, кажется, лет - лучший политический обозреватель магической британии. ничего в этой стране не происходит без твоего ведома (во всяком случае тогда, когда дело министерства касается). ты всегда был на шаг вперед - о победе милли знал еще до того, как ее кандидатура была объявлена, в выигрыше боунса был уверен даже тогда, когда он дебаты пропустил и все остальные о нем забыли практически. грустно, что знания твои никому не нужны по большей части оказываются, несправедливо, что ты сам знаешь, что большую часть того, что сказать мог бы - не напечатают никогда. волнует ли тебя это? иногда - наверное, но только статус, который должность в пророке дает, важнее оказывается, ты цепляешься за него что есть сил. это сложнее и сложнее с каждым годом, потому что все тяжелее становится поспевать за тем, что в магической британии происходит - сказывается возраст, да и в игру с каждым годом вступает все больше и больше сторон.

https://i.imgur.com/3kUlinY.gif https://i.imgur.com/miUpI2s.gif

frankie sharp
[1945, R'1963, заместитель главного редактора; op// a j cook]

твой старший брат пошел в волшебное радиовещание: «семью позорит» - родители головой качают. но ты его ошибок не допустишь, ты знаешь точно, что сделать должна, чтобы ожидания оправдать. состояние семьи - не единственная причина, по которой ты должность свою занимаешь, хотя (давай будем честными) оно, конечно, не помешало. и все-таки - ты с юных лет знаешь, чего хочешь; в сми податься собиралась еще на четвертом курсе (журналистика тебя не интересовала никогда, тебе хотелось позиций руководящих, там, где власть сосредоточенна настоящая. ты столького добилась, мерлин - твои имя, может, не так знаменито, как имена некоторых репортеров, но это и не нужно: ты - тот человек, который большинство материалов просматривает перед печатью, что-то одобряя, что-то - прочь откидывая. у тебя каждая строчка в резюме - идеально выверенный повод для гордости (наверное, поэтому никто в связи с новой англией тебя подозревать не станет в жизни).

https://i.imgur.com/Fly4d5O.gif https://i.imgur.com/XyfL9E3.gif

mabel lloyd
[1955, S'1973, журналист; ireland// maisie richardson-sellers]

консенсус: журналистике таких, как ты, нужно больше. столько идей, столько мнений: кому-то ты кажешься чересчур наивной, но многообещающей все равно - тексты из под пера выходят остроумные, хлесткие. кто-то ценит твое умение оставаться в рамках границ - ты что угодно можешь заявлять на кухне небольшой, которую сотрудники пророка в офисе делят, но твои статьи все равно цензуру министерскую проходят всегда. если быть честным - в редакции не обращают на тебя особенного внимания. способная - да, но особенного веса не имеющая. забавно: никто не помнит, кажется, что ты родилась в ирландии. неважно - да? неважно, мало ли кто и откуда - ты теперь в пророке, авторитет себе зарабатываешь. никому и в голову не придет с сыновьями миля тебя связать - зря - ты с молоком матери идеи эти впитывала, ты знаешь точно, к чему именно магическая британия прислушаться должна. главное - часа дождаться своего (идеи скрываешь, чтобы в нужную минуту карты раскрыть всей магической британии).


в сми помимо олларда у нас на самом деле прилично народу, правда большая часть сосредоточена в новой англии (газете, пропагандирующей взгляды ордена). так что жду вас не только я, но и варя с аллегрой, да и в сюжет вписаться будет куча возможностей если захотите. по отношениям ситуация следующая:
чарли - давний приятель, у них разница в возрасте незначительная, когда оллард только в газету пришел, пирсон сам был молодым журналистом, начинающим, неопытным. годы идут, все меняется, чарли становится человеком влиятельным и значимым, олларду же - все сложнее скрывать свои взгляды. когда алдертон из пророка уходит, им удается компромисс заключить: у олли колонка, популярностью пользующаяся (сплетни министерские всем и всегда интересны были), пирсону терять аудиторию эту не хочется, а самому алдертону деньги нужны (новая англия доход приносит незначительный, как и статьи в реве мантикоры или визиты на радио). чарли о новом трудоустройстве олли знает мало, но свои догадки у него имеются - если придут люди заинтересованные и вопросы задавать начнут - скрывать ничего не станет (своя *мат* дороже).
иден - бывший наставник, когда-то именно он взял молодого алдертона на работу, когда-то - именно он обучил всему, что знает сам. наши отношения поизносились со временем - уважать сандерса все сложнее с каждым годом, потому что он поддерживает позицию исключительно нейтральную во времена, когда подобное кажется непозволительной роскошью. да и иден уже не может олли в качестве протеже рассматривать - уход последнего из пророка разочарованием большим становится. но они все равно нужны друг-другу - такими связями не разбрасываются (особенно теперь, когда боунс действительно кресло министра занимает).
фрэнки - однокурсница (предположительно). мы начинали вместе, но приятелями так и не стали: слишком разные сферы интересов. она всегда стремилась в редактуру (хотя взяли шарп изначально репортером); олли всегда хотел быть журналистом (хотя изначально попал на место младшего редактора). кто знал, что когда-нибудь мы под одной крышей окажемся, идеи ордена продвигая? олли не знает, что фрэнки сподвигло помогать новой англии, она сама с ним на связь вышла (убеждать пришлось долго - ей верить тяжело). главное: в каждом выпуске отсылки к ордену незаметные для обывателя, который темой не интересуется, появляются; главное - у нас есть рупор, на всю страну эхом отдающий, которым мы пользоваться можем (пускай нечасто и скрытно).
мейбл - все от мэйбл зависит. может, она пытается узнать, какова позиция ордена по ирландскому вопросу, пытается сделать так, чтобы ее завербовать попробовали (мнение по поводу пожирателей озвучивает активно, против объявления ордена террористами выступает). тогда - да, олли скорее всего ее завербовать попытается. в любом случае - молодая и многообещающая журналистка интерес его не вызвать не сможет.
меняемо практически все, с любыми вопросами можно обращаться в гостевую (обязательно подхватим и все расскажем) или прямо в лс мне или девочкам. у ежедневного пророка и его сотрудников в магическом мире положение очень интересное - с одной стороны к их мнению прислушивается большая часть магической британии, с другой стороны - они ограничены четкими рамками цензуры. но правительства меняются, а вы остаетесь: приходите, будем испытывать границы дозволенного  https://i.imgur.com/OpdSOmR.gif

пример вашего поста

[indent]  она выглядит уставшей - кто бы, конечно, говорил, но все же. не сочувствовать скрябиной тяжело - в нормальные времена она бы по карьерной лестнице карабкалась сейчас, большие надежды бы подавала качественными материалами и присутствием духа. им, увы, времена достались другие. на возражения вари внимание обращать - предприятие гиблое заранее, он только бровь приподнимает немного, когда она ногой едва заметно пинает стул, - на полном серьезе станешь утверждать, что компанию финна моей предпочтешь? - строит обиду и осуждение, языком цокая, но улыбается все равно, - ты ведь в курсе, что он всех, кому не лень, по барам таскает последний месяц, потому что протест несогласованный организовать пытается? - бедняга то ли выборов не мог дождаться, то ли просто лишний раз бэгнольд о ее обещаниях напомнить хотел, - а зубы он заговаривает только так, моргнуть не успеешь - и уже стоишь с плакатом, требуешь рабочие места для сквибов, - не то, чтобы это плохо, но министерство зная - разгонят их за пять минут, парочку еще и подержат на десятом уровне пару дней, проформы ради. интересно, поэтому финн сбегает? знает, что оллард его от дурной затеи начнет отговаривать в очередной раз? олли меню разглядывает, активно делая вид, что ему здесь рады:
[indent]  - буду перцовку без пирожков, - решает, наконец, криво-заламинированный лист возвращая: на голодный желудок думается, как правило, лучше. на трезвую голову, правда, тоже, но раз уж пошла такая пьянка. варя смотрит на него с выжиданием. алдертон хмыкает:
[indent]  - француза, - головой качает с осуждением, - ты мне еще испанца предложи, чтобы я точно уверился, что тебе не нравлюсь, - ладно, он думал об этом - он думал и вовсе редакцию перевезти куда-то за границу, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что игра не стоит свеч. безопаснее, разумеется, где-то дешевле даже, но нельзя было далеко от места действия оказываться: с другого берега, как правило, сложно разглядеть, что в соединенном королевстве происходит. варя вопрос задает прямо, но он ей ответить пока тем же не может, - расплата традиционная - бессонными ночами и последними нервными клетками, - драматизму вторит, глаза чуть щурит, - ну или, - но эту попытку она предвидит сразу - оллард головой качает разочарованно, впрочем - и не ожидал: у каждого из них источники личные - маленький золотой грааль, таким делиться не принято.

[indent]  - на радио тебя и пускать опасно, - замечает, подмигивая, и чуть двигаясь, официанту предоставляя место для маневра. он стопки перед ними опускает, - споешься с ними и магическому миру точно конец, - радиовещание вообще было сборищем, подходившим неплохо им обоим - чутье олли подсказывает, что единственная причина, по которой варя до сих пор в их штате не числилась, совпадала с той, по которой его собственного имени в этих списках не окажется никогда. радио отличным местом было - полным людей свободолюбивых, только вот несерьезным совершенно. у них своя аудитория была, важная тоже, только узкая чрезвычайно, что никак не соотносилось с целями, которые преследовали они оба.
[indent]  он на стуле откидывается довольно, когда речь о книге заходит - кто не любит хорошие новости, даже если они незначительные совершенно? а то, что она о книге слышала - новость для него хорошая, безусловно. велик соблазн поинтересоваться о чем именно олли пишет (последнее, что алдертон слышит - из под его пера роман вот-вот выйдет - надо же), но воздержаться удается все же, - если жирным шрифтом, то только в виде сноски, - дразнить потенциальных сотрудников - так себе идея, впрочем, в защиту алдертона, он наймом в жизни не занимался, - а вот за колдографию только спасибо скажу, она, думаю, обязательно станет одним из ключевых плюсов в продаж, - он момент этот улучает, чтобы один из пирожков украсть и, замечая недовольство ее, глаза закатывает, - я угощаю, скрябина, мерлин, успокойся, можешь еще заказать, - у самого с галлеонами не то, чтобы совсем радужно, но провести пару часов в пабе он себе позволить все-таки может. он руки отряхивает и взглядом ее серьезным смеряет - у олларда редко такой проскальзывает, но она ведь сама к сути перейти хочет. он медлит несколько секунд. к сути перейти тоже хочется, только он не может сразу речь о новой англии напрямую завести - там и об ордене речь вести придется, и если варя вдруг незаинтересованна окажется - бегать за ней, упрашивая тайну хранить - мерлин, сколько мороки.

[indent]  - насколько принципиальна тебе колдография? - спрашивает неторопливо, свою собственную стопку поднимая: перцовка губы обжигает, горячим теплом проходится по горлу, - или твое имя под статьей? - они вместе уже какое-то время не работают и это, наверное, единственный вопрос, который у него к ней остается (если притвориться, что это действительно можно назвать собеседованием). тщеславность всем журналистам свойственна, в этом нет ничего плохого. в их профессии, так уж вышло, признание - штука достаточно необходимая, без него мало кто станет с тобой разговаривать, еще меньше найдется тех, кто прислушаться решится. он и поэтому отчасти цепляется за периодические статьи то тут, то там: если с радаров исчезнуть окончательно и надолго - никакие слухи о книге предполагаемой уже не спасут. [float=right]https://i.imgur.com/qsPctVp.gif[/float]но сейчас не о нем разговор, - что важнее - чтобы правда опубликована была, или чтобы все знали, что за ней именно ты, варя, стоишь? - это можно, наверное, принять за бесцельные рассуждения на высокие темы, за которыми ничего не скрывается особенно, но у олларда тон серьезный совершенно, ничего гипотетического он не предполагает, - если бы ты могла статью свою в журнале разместить, без правок всяких, - он взгляд ее недоверчивый замечает и улыбается, ладони поднимая, - ладно, с правками минимальными, - редакторы не просто так существуют все-таки, олли за последние месяцы их необходимость на собственной шкуре ощутил, когда пришлось самому собственные материалы вычитывать на двадцать раз, и каждый раз правки вносить небольшие, - но все-таки - в том виде, в котором ты ее и задумывала изначально, - не на первой полосе, но на ней можно было бы сделать сноску; второй разворот у них стабильно оказывается занят тоже, там списки погибших, которых так или иначе с атаками пожирателей соотнести можно (оллард второй разворот ненавидит). третий - он может уступить ей третий. на первых порах. нужно будет проверить, хотя: нестабильное состояние - что именно это подразумевало? - оллард только про потерю патронуса у двух авроров слышал, сколько, год уже наверное назад, после неприятного происшествия в азкабане.

[indent]  мысли как всегда впереди паровоза бегут, алдертон осекается, - но только без имени твоего. и уж точно без колдографии, - проще сразу на лбу себе крестик нарисовать - авадой сюда, пожалуйста, - за триста десять галлеоннов за месяц, - уточняет, потому что для них обоих цена вопроса важна (сколько угодно можно говорить о том, что деньги - не главное, кушать от этого хочется не меньше). у него с цифрами неплохо, но заниматься ими до сих пор непривычно было: алдертон целый вечер проводит, пытаясь высчитать, как сделать так, чтобы возможное расширение не привело к появлению черной дыры в бюджете. выше трехсот сорока англия вытянуть ничего не сможет, он немного пространства для маневра оставляет - даже эта цифра обещает работу в минус на первый месяц как минимум - и это тогда, когда ему удалось, наконец, на стабильную самоокупаемость выйти, листовки заменяя на подписку на газету настоящую для тех, кто до правды добраться желал. триста десять галлеонов - почти в два раза ниже ставки журналиста уровня вари в пророке, чуть меньше, чем штатным журналистам рев мантикоры платит, чуть больше, чем ведущие радиовещания получают, - согласилась бы? - информация специфичная достаточно, чтобы с новой англией ее связать было можно, но  все еще позволяет олларду откреститься - он, может, новое издание задумал, где все материалы исключительно его собственным именем подписываться будут. алдертон официанта замечает поблизости, рукой машет, пустую стопку приподнимая, - можно повторить? - и к варе разворачивается снова, головой чуть качая, - сто лет не пил эту штуку, уже забыл, как люблю ее, - улыбается, напряжение собственное чуть сбавить пытаясь.

+1

99

марлин маккиннон патронусит

хочу видеть
CULLUM TURNER
https://i.imgur.com/Cxjob0z.gif https://i.imgur.com/RDiKFqd.gif

они говорят, что ты - плохой человек, что война тебя сломала // тебе нельзя общаться с дочерью, потому что ты неуравновешен, ты кидаешься на прохожих, которые тебе кажутся подозрительными.
[indent] АЛФИ, ВСЁ ПОНИМАЮ, НО ТЫ МОЖЕШЬ ПЕРЕСТАТЬ СТУЧАТЬ ПО РЕШЕТКЕ?
тебя арестовывают примерно тогда же, когда и меня. ты ждешь слушания визенгамота из-за очередного хулиганства - избил парня, кричавшего в баре о справедливости и о том, что война - это миф, выдуманный правительством для оправдания своих косяков. ты - хороший парень, ты просто сломленный. без понятия, что будет с тобой дальше, но надеюсь, что все-таки сможешь увидеться с дочерью, а жена тебя простит. или нет, но ты держись, алф.


у меня лишь наметки, их на заявку не хватит, поэтому все в твоих руках. очень хочу тернера не в образе последней сволочи, а страдающего от птдс. но можем все поменять, обсудить и сделать так, как интересно тебе. заранее на все согласна, забирай его https://i.imgur.com/pb7pWbV.gif

+1

100

патриция селвин ждёт

https://i.imgur.com/eZUqQkx.gif https://i.imgur.com/1aSaNvA.gif

deirdre byrne
[±1950, hogwarts, место работы, лояльность - на выбор; —// zoey deutch]

A N D       I       A L W A Y S       W A N N A       D I E
•       •       •       •       •       •       •       •
SOMETIMES

ты - ирландка; ты растёшь среди невысоких каменных заборчиков и росу с травы собираешь волосами, когда с холма катишься, чтобы успеть за убежавшими овцами. у тебя детство хорошее, родители, братья
[ сёстры ]. в принципе всё хорошо, всё даже чересчур дружно и приятно. война в хогвартсе догоняет на последних курсах, в омут тебя затягивает, и ты сопротивляться даже не пытаешься: безопасность родителей становится первоочерёдной задачей, а после гибели старшего брата [ сестры ] другого выбора и вовсе не остаётся.
ты сражаешься отважно, ты помогаешь, чем можешь; не одобряешь действия сыновей милей, не понимаешь, почему они не видят проблемы более важной, обширной и отравляющей всю страну.
мы с тобой знакомимся в мунго, когда ты в тайне ото всех приходишь на обследование, а я из кабинета выхожу с плохими новостями. ты оказываешься беременной, что некстати, что совсем не вовремя, учитывая, что ты без мужа, а возможность выкормить малыша едва ли предоставится. я тебя ловлю крепко, во лжи укутываю и убеждаю, что ты справишься
[indent]  [indent] [ ты обязательно выживешь, и малыш твой тоже ].
я с тобой во время всей беременности: всё тебе покупаю, рядом нахожусь, не отпуская ни на мгновение; ты во мне подругу находишь, а я в тебе - шанс на будущее. когда ты рожаешь малыша, полукровного, я ни на шаг не отхожу. потому что у меня уже вещи детские куплены, потому что у меня детская готова, а твоё сознание постепенно в сон погружается. когда ты снова глаза открываешь, то у меня для тебя плохие новости:
[indent]  [indent] [ прости, малыш не выжил ].
ты ведь его даже и не хотела, ты ведь даже и не планировала матерью становиться, когда война в самом кровавом разгаре до твоей родины добирается. дейрдре, ты мне благодарна должна быть, что я тебя от ноши освободила и дала возможность заниматься тем, что лучше всего у тебя получается. но на всякий случай общение с тобой сокращаю: у меня теперь бессонные ночи и маленькие ладошки, обхватывающий мой палец.
[indent]  [indent] [ держись подальше ].


- привет https://i.imgur.com/3CusU3x.png
- заявка простая, она практически никак не описывает саму дейрдре, поэтому ты можешь абсолютно на любой стороне бороться в войне; единственное, что определяющим остаётся - это беременность, рождение ребёнка и воинственный характер. предполагаю, что потеря малыша тяжело скажется на бирн, можешь сломаться, можешь - выдержать все невзгоды. пэт у тебя ребёнка, считай, купила [ украла ], так что разгребать последствий очень и очень много!
- на внешности и имени не настаиваю; в спидпостинг уже не умею, но поддержу со всеми идеями, одену и обеспечу хедканонами
- думаю тебе уже старшего брата, держу в курсе https://i.imgur.com/AoKZNYX.png
- приходи, будет весело!

пример вашего поста

[indent]  [indent] Патриция понятия не имеет, почему Зоя вдруг Корфа вспоминает — она взглядом по ней проходится, за кольцо на пальце цепляется, а на душе кошки скрестись начинают. Стоит ли предупредить и остановить, за ладони схватить, за плечи встряхнуть: «слушай, Зоя, брак — это трясина, брак — это отрава, ты себя потеряешь», но Сэлвин в диван вжимается сильнее, потому что права никакого на подобное не имеет. У нее сладость на языке, она расслабляется, мысли туманами окутывая. Может, то, что Нейт на нее смотрит недовольно — это доказательство его любви, может, то, что после разговоров с ним, она себя по кускам обратно собрать не может — это нормально. Пэт понятия не имеет, почему так сложно / почему так кисло каждый раз, когда он ее в лоб целует и уходит по работе. У нее мысли обрываются, стоит ей попытаться клубок распутать: хватается за один конец нити и стопорится тут же — куда дальше, что думать, кого звать?
— Почти не считается, — подмигивает Цековой, как будто она ее ответа ждет. Всем насрать, что она там себе думает. Жена Сэлвина, бывшая целительница, предательница — список продолжать можно долго. Если бы Трэверс не уехал за границу, она бы к нему пошла, на колени ему голову положила, глаза бы закрывала и говорила / говорила / говорила. Кадмус почему-то всегда слушать умел: у кого научился — непонятно, но он всегда молчал, а она продолжала слова в предложения складывать, пока сама до всех ответов не доходила. Патриция же теперь на Вильму смотрит, ухватывает как свет на ее лице играет причудливо: она красивая, она, наверное, жена — хорошая; такая, какую Трэвис себе выбирает, уже зная, чего именно ему хочется. Когда они с Натаниэлем клятвами обмениваются и пальцы переплетают, Патриция вслепую вперед идет, ступает на лед, семенит, чтобы не поскользнуться, и этого на первый взгляд кажется достаточно. Но годы идут, и она Нейта настоящего узнает, она на него смотрит и того, в кого влюбилась, не замечает. Обманутой себя не почувствовать сложно, и Пэт за чужой стопкой тянется / Нейт не любит, когда она пьет, он не любит, когда она слишком громкая без него, а она хочет, а Патриция напрашивается, чтобы ее заметили, чтобы успокоили и объяснили по буквам: в с е в п о р я д к е п э т

[indent]  [indent] — У него всегда с собой зелье, — делится Сэлвин, перекривая музыку и взгляда с танцовщицы впереди не спуская. Она так пластична: музыка, словно через ее руки проходит, иначе невозможно объяснить, почему они настолько изящны. Патриция сама за собой не замечает, как головой в такт начинает покачивать. — Когда мы начинаем разговаривать, он мне каждый раз подливает ровно семь капель. Говорит, что это лекарство, о котором я опять забыла, — Сэлвин не дура, но она слишком доверчивая идиотка. Прощения выпрашивает и наказание принимает радостно / все, что угодно, Нейт, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста — в ушах отдается голосом, на ее непохожим. Но Пэт знает, что это она произносила, правда вспомнить не может — когда именно. У нее все воспоминания в кашу смешиваются, и сначала зелье пьет, потому что себя плохо чувствует, потом, потому что Нейт говорит, что нужно.
Потом она с Элайджей встречается, и очередное наказание — заслуженное — принимает смиренно. Если бы Кадмус узнал, что его брат к ней Круцио применял, наверняка скандала было бы не избежать, но Патриция молчит, она никому ничего не рассказывает. Только смотрит на пальцы, который в тот момент без ее ведома сжимались, разглядывает на шрамы на ладонях от ногтей — она помнит все до мелочей. Слова Трэверса тоже запоминает: «у тебя что-то с головой». Сэлвин снова усмехается, когда в голове их воспроизводит, и вытягивается на диване.

[indent]  [indent] — Люблю? — переспрашивает у Цековой, на нее смотря. Любит ли она, как раньше, или по-другому, по-взрослому? Патриция понятия не имеет, она запутаться успевает, потому что сначала сбегает, потом возвращается и сейчас снова пытается как можно дальше оказаться от общего дома. — Люблю, — твердо отвечает, кивая следом, потому что, конечно, любит, потому что без Натаниэля, с ядом на языке, Патриция не выжила бы. Она, порой, думает, какой бы жизнь была бы, если помолвка с Кадмусом состоялась, если бы она и правда за него замуж вышла — наверное, ничего хорошего. У него слишком много сомнений внутри, а у него своих предостаточно, чтобы одновременно со всем разбираться. Сэлвин терпение мужа проверяет, она его нарочно доводит до недовольного крика, потому что по-другому добиться искренности не может / не умеет.
— Хочешь сказать, что любовь убивает, поэтому должна замолчать и спокойно его капли дальше пить? — Патриция слишком открыто об этом говорит. Она более чем уверена, что если Натаниэль когда-нибудь узнает, снова заставит обо всем забыть. У него желание ее дома запереть, а она по привычке противится, еще громче кричать начинает, когда танцовщица спускается с подиума и место следующей уступает. — А ты Долохова… Корфа? Любишь? В любви дело, Цекова? — до кольца ее дотрагивается, подушечкой пальца по камню проходясь и отмечая про себя его размер. — Ради любви хочешь чьей-то стать? Или просто потому что по-другому быть не может? Чтобы его ладонь у тебя на шее, а другой конец поводка у него в другой руке? — Патриция на Зою смотрит и на Вильму взгляд переводит. Она знает, что брат с ней жесток, что он ее наказывает за все, что ему вздумается; она прекрасно осознает, что у Цековой вполне не рабочие отношения с Долоховым, что его жадный взгляд и синяки у нее на бедрах красиво сопоставляются в эпилоге. Патриция знает, что Натаниэль ее травит, что он ее не любит, а наказывает за то, что на год сбежала, но вряд ли ( действительно ) решится когда-либо за порог дома ступить. Ей ( правда ) нравится в клетке находиться, о прутья обжигаться и кричать неистово, как зверь раненный. Потому что только так можно свой голос услышать и при этом других заставить слышать. Пэт могла бы быть сильной девушкой, доказывать кому-то что-то поступками и словами, но она решает по-другому поступит, по-умному. Она выжидает, позицию жертвы принимает и своею ее делает, потому что если вдруг Нейт ей позволит в руки поводья взять, она их ни в жизни не отпустит.

[indent]  [indent] На сцене начинает кружиться блондинка с короткой стрижкой. У нее короткое платье и ремни на бедрах, которые она оттягивает пальцами, когда музыка начинает ускоряться. Сэлвин на ее смотрит с прищуром, потому что понять не может, почему все вдруг свистеть начинают: толпа полностью под ее властью оказывается.
— Вейла? — уточняет, когда Мэйвор вдруг продолжает.
Станцуй, как танцевала, когда здесь болгарин был, — выкрикивает из толпы кто-то, и Патриция на месте замирает, взгляд на Зою переводя. У нее между пальцев уже третья — или четвертая — стопка зажата, и она ее залпом выпивает. Сэлвин следом за Цековой поднимается: — что ж, недолго искали, — кричит Паркинсон на ухо, которой шкуры не хватало. Она у толпы останавливается, руки под грудью скрещивает, на девочек поглядывая. Патриция всегда девочкой была хорошей: училась на отлично, домашнее задание за друзей делала, всегда после отбоя была уже в своей комнате, после Хогвартса замуж вышла и три раза уже беременна была. Она, в принципе, разочаровать каждого уже успела, к кому прикоснулась когда-либо.
[float=left]https://i.imgur.com/pVs5lmJ.gif[/float]Пэт за руку Зою останавливает, и сама в толпу проходит, по дороге бутылку перехватывая: — эй, — кричит девушке и пальцем к себе подманивает, — пятьдесят галлеонов, — за ладонь ее хватает и сжимает крепче. У нее никогда в голове мыслей жестоких не возникает, она крови боится ( нет ), она всем добра желает ( нет, только самой себе ). Патриция себе так красиво врет, что даже порой забывать начинает, что человека в марте убила. Воспоминание забавным теперь кажется, потому что Сэлвин и правда не помнила ничего о Трэверсе еще пару часов назад.
Ее пальцы крепко ладонь танцовщицы сжимают, когда она выходит из толпы, которая уже внимание на следующую девушку переключает. Она ее ведет к столику и останавливается напротив Вильмы и Зои.
[float=right]https://i.imgur.com/mH7gCZ2.gif[/float]— Пятьдесят галлеонов за танец, который ты танцевала болгарину, — говорит девушке, ее обходя и подталкивая к Цековой, — еще сверху пятьдесят галлеонов — делай все, что она говорит, — с Мэйвор рядом садится, с бутылки глотая и губы горькие ладонью вытирая.
— Слышала, что Нейт сюда заходил, когда меня не было, — стакан ставит на стол, — надеюсь, что пока ты была в Голландии ему самую старую шлюху подсунули, — у нее ревность горечью растекается, и Патриция уже за Зоей следит, у которой перед глазами все, что она когда-либо хотела — вседозволенность. Она сигарету чужую стаскивает со стола неподалеку, потому что у нее, кажется, крышу сносит, и этого достаточно, чтобы на мгновение вспомнить, каково это поводья в своих руках держать.

+1


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » hp: finite incantatem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно