полезные ссылки
01.12-05.12
14.11-17.11
14.11-17.11
[форум]
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s
[форум]
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s
[форум]
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » marauders. crimson beginning


marauders. crimson beginning

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/283/418415.png•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
marauders. crimson beginning
it is the unknown we fear when we look upon death and darkness, nothing more.

ОПИСАНИЕ

На пороге война. И никто из нас не чувствует безопасности. Мы не подозреваем, над чьим домом будет красоваться Тёмная Метка завтра ночью. Мы боимся за жизни наших близких и родных. Мы требуем ответа властей. Мы призываем Министерство Магии перейти к активным действиям, заручиться поддержкой иностранных волшебников, выдать все необходимые полномочия правоохранительному департаменту и наконец-таки дать отпор тем, кто терроризирует мирных жителей Туманного Альбиона. Мы разоблачить тех, кто препятствует правосудию и потворствует несправедливости. Мы — голос простого народа. Мы говорим от лица всех, кто боится последствий. Пришло время отпустить страх и встать на защиту того, что дорого всем нам — свободы.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •             •   •   •   •   •   •   •   •   •   •
РЕЙТИНГ: NC-17; ЖАНР: ФЭНТЕЗИ, ДРАМА, ПРИКЛЮЧЕНИЯ;
ИГРОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: ЭПИЗОДИЧЕСКАЯ;

Отредактировано сладкий сентябрь (11.11.2020 19:38:59)

0

2

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/399/756962.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/399/681046.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/399/748618.gif
OLEANDER RYE BROWN, 21
ЧИСТОКРОВНЫЙ — РАБОТНИК ММ, ДЕПАРТАМЕНТ МАГИЧЕСКОГО ПРАВОПОРЯДКА — JACOB ELORDI

олеандер - младший сын семейства браунов, незапланированный, рождённый в тот момент, когда они хотели разойтись. его появление удержало циннию и эштона вместе, а с годами они как-то привыкли друг к другу и о разводе не было и речи.
олеандер умён не по годам, в нём рано проявилась магия, он поступает на рэйвенкло и пытается доказать родителям что он хорош, он лучше старшего брата он не занят ерундой, не тратит время даром. он в меру талантлив, общителен с теми, кому может доверять. он дружен с сайпрессом, у него даже есть своя компания, как и у всех подростков.
переходный возраст для олеандера стал роковым. он всё также хорошо учился, добивался поставленных целей и от родителей получал только подарки с письмами благодарности маминым мягким голосом, к чему споры, мальчик же золотой (в отличие от старшего брата, балды). олендер чувствует ответственность, возложенную на него уже с детства, он станет тем, кто будет продолжать отцовскую карьеру. он будет тем, по кому будут судить род браунов, честных, ответственных, принципиальных людей. отец всё время твердит: не теряй бдительности, будь внимателен, будь мужчиной. на рождество за столом он поднимает за тебя бокал огневиски, представляя тебя своим друзьям, таким же уважаемым работникам министерства. тебя знакомят с их сыновьями, которые не общались бы с тобой в хогвартсе, потому что твой брат гриффиндорец и выскочка.
ты хочешь соответствовать олеандер. ты хочешь повысить планку. ты начинаешь видеть истинное лицо нашего отца - днём он работник в мм: отглаженная мантия, белая рубашка, шляпа с шёлковой лентой. вечером он проходит через таверну выпив там, потом приходит домой, снимая всю шелуху важности, пьёт огневиски на кухне. он становится жалким, когда напьётся, он бьёт посуду в дребезги, которую мать не успевает восстанавливать. она уставшая, женщина - серая мышка из хорошей семьи, не ждала что её же ячейка общества станет такой.
тебе её жаль, и ты хотел бы её защитить, но не можешь пожертвовать своим будущим, что тебе пророчит отец.

закрываешься в себе, всё чаще интересует тебя тёмная магия. хочешь изучить её, тебе нравится в этом что-то запретное, неизвестное. тёмные книги с выцветшими чернилами, что нельзя вынести из библиотеки, это всё так заманчиво, оли.

я заканчиваю хогвартс и уезжаю на год, ты же должен выучиться последние два года. тебе не хватает нашего общения, последней детали из детства, где нам было так весело, и мы любили мелкие проделки. наши отношения всегда оставались такими, я же тебя люблю, братец. но я уезжаю на год путешествовать. тебе же не было позволено такой участи, когда ты закончил хогвартс. для тебя было готово место в министерстве где уже ждали нового стажёра.

отглаженная мантия, белая рубашка. с тобой здороваются те, кто видел тебя ещё мальчиком.
в наши тёмные времена, когда справедливость стала чем-то призрачным, ты тот, кто пособничает пожирателям, если это тебе выгодно. так же ты останешься в безопасности, не тронут твою семью, твою маму, меня. ты никогда к ним не хотел присоединиться, но ты знаешь с кем надо иметь связи. с некоторыми ты на короткой ноге, потому что в чём-то помог, кого-то продолжаешь уважать, ведь кто-то из друзей отца теперь тоже вступили в ряды пожирателей.

когда министерство пало, ты знал, что наша семья в безопасности, но стоила ли эта сделка с совестью твоих нервов, оли?


брат, я тебя жду.
за любыми пояснениями, родословной, предложениями, обращайся. я всегда открыт к диалогу и буду рад отыграть с тобой, как и что-то светлое, так и погрызть стекла вместе.
я люблю писать посты от 4к, если же ты пишешь меньше в этом нет ничего страшного, я просто искренне буду рад семье. мне кажется главное эмоции.
все романтические отношения, дружеские, за тобой.
мне бы хотелось видеть эту внешность, но тут я также открыт предложениям, в конце концов, играть и жить этим персонажем тебе. я жду.

ПРИМЕР ИГРЫ

худой, растрёпанный, но в необычно приподнятом настроении Cайпресс Браун был этим утром, пусть он и не спал всю ночь, следя за своими вещами в поезде. единственное, что ему было необходимо в данный момент это найти горизонтальную поверхность, где можно было бы прилечь и сносный завтрак после. хотя бы чашка кофе. за плечами небольшой рюкзак, потрёпанный и засаленный, переживший не один дождливый поход.
он достал из кармана шапку и пошёл прочь от вокзала в маленьком французском городке Конк [Conques], где проживала одна из коммун волшебников. здесь он не преследовал какой-то особенной цели, возможно приобрести пару интересных ингредиентов для зелий, может познакомиться с зельеварами, о которых он только читал. в неофициальном списке городов, которые стоит посетить юному волшебнику эта очаровательная деревня была на третьем месте, славилась своими пейзажами, обширным рынком редких ингредиентов и лавандовым вином.

это был январское, холодное утро, в горах воздух был особенно морозным. Сай поёжился и достал из сумки свой ежедневник - здесь было записано название таверны, где стоит остановиться. старшекурсники говорили, что это место особенно популярно среди молодёжи со всей Магической Европы. он увидел пожелтевшую вывеску на готическом фасаде. само здание уже издалека выглядело мрачным и совершенно не похожим на место для молодых волшебников. Браун подошёл к двери и трижды постучал кулаком, ожидая ответа. резная деревянная дверь с потрескавшейся краской была украшена цветами, посередине красовался закрытый глаз. через несколько секунд он открылся, поморгав несколько раз, будто бы именно Сай его пробудил. дверь открылась.

внутри пахло дрожжами и выпечкой, было необычайно светло. от такого количества свечей парень даже зажмурился, всё внутреннее убранство совершенно не было похоже на старинный фасад. за деревянными столами сидели люди, что-то живо обсуждали и смеялись. они говорили на разных языках, некоторые были одеты в очень любопытные наряды. за барной стойкой стоял темно-волосый мужчина лет тридцати. он помахал Сайпрессу рукой, стараясь обратить на себя внимание. парень торопливо двинулся в его сторону, топнув несколько раз на коврике ногами, оставляя ещё не растаявший снег с улицы.

- bonjour, - улыбаясь произнёс он, - добро пожаловать, чем я могу помочь путнику? - мужчина за барной стойкой говорил с заметным акцентом на английском языке, но его можно было понять. Сай улыбнулся ему в ответ.
- хэй, - протянул ему руку парень, - меня зовут Сай Браун, я хотел бы у вас остановиться на пару дней. найдётся свободное место?
- да, конечно, - он проверил пергамент на столе с нарисованными кроватями будто бы детской рукой, - в комнате на шесть человек, мсье Браун есть одно местечко.
- я согласен! - Сайпресс уже поднял было чемодан, чтобы пойти наверх, спать хотелось кошмарно. он почувствовал как от тепла в помещении он совершенно расслабился.
- отпейте чарочку нашего лавандового вина, мсье! - палочкой он приманил к себе один из пустых бокалов, и тот сразу же наполнился вином лилового цвета, - давняя традиция, поить гостей с порога, - подмигнул молодой человек. Сай не рассчитывал пить с самого утра, но рука сама потянулась к бокалу. от нарастающей жары он в несколько глотков выпил прохладное вино, однако, внутри оно разливалось теплотой и голова потихоньку становилась ватной.
- ого, так быстро, - Сай запрокинул голову посмотрев на свечи висящие у самого потолка, - и не скажешь что оно будет таким крепким, дружище, - работник тут же протянул ему деревянный значок с ключом, на значке лепестками трепыхалась выжженная лилия.
- кровать с лилией на изголовье, ключ для сундука, запрёте там свой чемодан, мсье Браун, - быстро выговорил француз, тут же отвлекаясь на девушку, подошедшую к стойке, и заговорив с ней уже на французском.

неуклюже развернувшись Сай двинулся в сторону лестницы. ему было необходимо было держать равновесие, дабы не толкнуть случайно стол сидящих там людей. они не обращали внимания на пьяного Сая, были увлечены своим разговором. почему у меня чувство будто все их взгляды обращены в мою сторону? или я действительно так опьянел. стареешь Сай, стареешь.

он толкнул дверь вперёд. в комнате было также тепло, хотя окно было приоткрыто и занята лишь одна кровать. на ней сидела фигура в синей, бархатной мантии, что лишь мельком подняла взгляд, когда в комнату вошёл наш герой.

- добрый день, - пробормотал Сай, отыскав лилию на изголовье кровати и плюхнувшись прямо лицом в подушку, даже не снимая пальто. он отдалённо услышал смешок, голос был похож на девичий. медленно повернув голову, всё также лёжа на животе он обратил внимание на фигуру в мантии. фигура сняла капюшон, оголяя лицо девушки с азиатской внешностью. она смотрела на него с улыбкой.
- вы тоже выпили вина, мистер? - произнесла девушка бодрым голоском, - не переживайте, выспитесь и эффект пройдёт.
- мхм, - промычал Сайпресс, пытаясь стянуть одной ногой ботинок с другой ночи. один из них сдался, второй же висел на пятке. жалкое, наверное зрелище. руки он распластал по кровати. одеяло под ним казалось необычайно мягким и крахмальным. мать всегда ругала его если он в верхней одежде будет валяться на кровати, сейчас она бы была в ужасе. тем не менее он знал, что возможности снять с себя пальто у него уже нет.

парень проваливался в сон, словно в бездонный океан.

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:22:41)

0

3

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/409/982055.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/409/491536.gif
DEVLIN BURKE, 21
ЧИСТОКРОВЕН — ПОМОЩНИК ПРОКУРОРА — BENJAMIN WADSWORTH

- шах и мат, -
лицо брата не отображает ни одну эмоцию – он привык выигрывать у сестры, у отца, у всех своих однокурсников, а теперь и коллег. по правде говоря, все меньше увлеченных шахматами проявляют желание сыграть с ним. одна только элла упрямо раз за разом садится напротив и пытается взять реванш. хотя бы однажды.
- ой все, devil, -
девчонка «оговаривается» и из-под опущенных ресниц наблюдает, как девлин, наконец, меняется в лице – губы плотно смыкаются, язык медленно проходит по переднему ряду верхних зубов, он шумно проглатывает слюну и поднимает темные глаза. элладора знает, что играет с огнем; элладора знает, насколько сильно ему претит это «имя»; элладора знает, что сейчас эта фигурка коня, которой он жонглирует в эту секунду, может в мгновение полететь в ее голову… но она так любит доводить брата до белого коления, чтобы в очередной раз ему напомнить, что он такой же, как и все, а не…

- идеальный!..
томно  вздыхают однокурсницы, чем заставляет дору четырхнуться и театрально закатить глаза.
ну, конечно. в отличие от нее самой, дев прекрасно учился в школе – прилежно выполнял домашние задания и регулярно зарабатывал баллы для своего факультета; был одним из лучших в дуэлях и на квиддичном поле; мог бы стать старостой школы, если бы не его спортивная «карьера». и все это с обворожительной улыбкой и без лишней спеси. слагхорн все не уставал им восхищаться в клубе слизней, поражаясь, как же им всем повезло, что такой талантливый молодой человек не оказался на факультете умников, где ему было бы самое место. шляпа хоть и та еще рухлядь, но дело свое знает.
девлин бёрк любит шахматы. настолько, что каждый раз, достигая своей цели, едва слышно произносит «шах и мат». настолько, что носит в кармане фигурку коня в качестве талисмана. настолько, что жизнь для него – черно-белая доска, где стратегическое планирование и критический анализ ситуации вымещают минутные порывы и чувства. он ловко манипулирует людьми и отсиживается «в тени», наблюдая, как его единомышленники пробивают лбами стены и идут на амбразуру; он ищет лазейки и обходные пути – делает ход конем, нападая не напрямую, а исподтишка. и выигрывает. шах и мат.

- девлин!
голос доры вздрагивает вместе с семейным столовым серебром в шкафу, в миллиметрах от которого старинная ваза (не дай мерлин с чьим-то прахом) встретилась со стеной. привычно аккуратно повязанный галстук болтается на шее; бёрк оттягивает ворот рубашки – та его душит чуть больше, чем собственное высокомерие и ярость от «проигрыша».  черные глаза метают молнии и метаются по комнате в поисках новой «жертвы», но, встречаясь со взглядом сестры, смягчаются – юноша делает тяжелый вздох и протягивает руку. дора в мгновение оказывается в его объятиях – таких крепких, что она может слышать хруст собственных костей – и, чувствуя его горячее дыхание на своем плече, перебирает темные кудри. для девлина эти минуты – маяк, указывающий путь обратно, «в себя»; для элладоры – самое сердце шторма, в котором, как известно, безопаснее всего.


еще один прекрасный бёрк скромность, как и богатство, — не наша отличительная черта — элле нужно за кого-то держаться в этом жестоком мире; к счастью, девлин совсем не интересуется лавкой «БиБ» и артефактами, чем не составляет конкуренцию младшей сестре и делает ее, тем самым, особенной; зато, скорее всего, он разделяет интересы юных пожирателей  во всем, что касается темной магии, и, наверняка, частенько предоставлял семейную библиотеку им в пользование сам-то он и так все уже перечитал — чем не книжный клуб? сам к метке не стремится от слова «совсем» — ему приятнее и безопаснее быть в стороне, помогая единомышленникам в тылу; возраст вариативен: он может быть ровесником розье и ко или мародеров; не разбивайте мне и блэку сердечко, желая заменить бена на кого-нибудь другого, — я очень долго его подбирала;
что еще? а, ну и хольте меня, лелейте так, как буду холить и лелеять я вас ♥

ПРИМЕР ИГРЫ

— Мистер Борджин?
Беззаботная улыбка рассекла точеное лицо, и Элла покачала головой в темноте — «ты даже себе представить не можешь, кто». Она выждала пару мгновений, прежде чем предстать пред черные очи самого Регулуса Блэка, какие бы дракклы его не затянули на эту — темную — сторону.

Там, в дальней комнате магазина, из которой она собиралась появиться, была импровизированная кладовая, где девчонка проводила большую часть времени. Ей не позволено было выходить в зал и жонглировать знаниями перед посетителями, пока в лавке присутствуют «взрослые». Карактакус предпочитал держать дочь подальше от работы в лавке [по большей части — от любопытных глаз покупателей] — леди не пристало быть обслуживающим персоналом. Как будто младшую Бёрк что-то с этими «леди» связывало — нет, она, конечно, делила стол с некоторыми из них в школе Большом зале и в первые пару лет пыталась с ними дружить, но на этом все звенья заканчивались. Бёрк всегда была другого поля ягодой, и глупо было это отрицать, но запретить отцу об этом мечтать она не могла.
И вот, когда в очередной раз бывшая слизеринка занималась инвентаризацией полученных артефактов и делала пометки сразу в трех местах — общей тетради магазина и дневниках [отца и своего собственного], она услышала знакомый, как ей показалось, голос. А позже, когда гость представился, девчонка даже не поверила своим ушам. Волшебница тут же отложила все свои дела, несмотря на то, что это грозило полным пересмотром свежего поступления и задержкой в лавке до глубокой ночи, и на цыпочках пробралась к дверному проему, стараясь оставаться незамеченной. Благо, в «Борджин и Бёрк» всегда царил комфортный полумрак, а любовь к темным цветам в одежде еще никогда не бывала так кстати.
— Что ж ты меня закапываешь, Блэк, — девчонка процедила сквозь зубы, едва Регулус упомянул ее, предпринимая попытку расположить к себе Карактакуса, который обязательно выскажет свое недовольство дочерью [нашла чем хвастаться]. Воспитанный мальчик даже не догадывался, что его жест доброй воли был заранее обречен на провал.
Притаившись в темноте, Элла внимала каждому звуку, сорвавшемуся с губ волшебника, — все же то, что Блэк не пришел бы к Бёркам на кулички просто так, было очевидно: лавка же — место отнюдь не для обмена рецептами лечебных чаев и любезностями; тут творилась история… по большей части темная, но история. Регулус заливал ее отцу в уши очередную порцию сомнительного рода комплиментов, которые должны были смягчить не самый радушный настрой хозяина лавки, а Элладора в нетерпении закусывала нижнюю губу, ожидая, наконец, когда он озвучит суть своего визита.
У девчонки был нюх на самые интересные темные тайны, и этот раз не стал исключением. Крестражи, значит. Пару раз ей встречалось их упоминание в книгах, но Элла не стала зарываться в их изучение, махнув на них рукой, не посчитав это для себя важным. На тот момент. Хотя сейчас, естественно, эти знания пригодились бы — Блэк бы побелел, если бы она смогла дать ответы на все его вопросы. Но не в этот раз. Волшебница уже решила для себя, чем займется, когда покинет рабочее место и окажется в домашней библиотеке. Ее интерес к этой теме подогревало еще и нежелание Карактакуса не то что помочь ее бывшему однокурснику, а и, вообще, говорить об этом. Не дав мальчишке даже закончить и практически выставив его вон, мистер Бёрк только еще больше убедил свою дочь в том, что о крестражах нужно узнать все. И она непременно это сделает.

— Его тут почти не бывает, — тихий вкрадчивый голос младшей Бёрк наполнил небольшое помещение, когда она, наконец, появилась перед гостем, — но даже его присутствие тебя бы не спасло — его мало интересует история…
Черные внимательные глаза изучали Регулуса, словно девчонка видела его впервые. По сути, так оно и было в какой-то степени — в школе все старались чему-то [или кому-то] соответствовать, а теперь «взрослая» реальная жизнь, расставив все по своим местам, предоставляла массу возможностей для реализации. Могла ли Элла подумать, что однажды этот золотой ребенок окажется на пороге этой лавки?.. К тому же, с такой пищей для размышления.
— Ты думал, что отец тебе расскажет все, что знает? Серьезно? — Бёрк оказалась за прилавком, все еще не отрывая глаз от мальчишки; в какой-то момент на ее лице появилась широкая улыбка, и могло создаться  впечатление, что она откровенно над ним смеется: -  твоя наивность даже умиляет. Это же не справочное бюро, Блэк, ну, в самом деле.
Поправив экспонаты на витрине, девчонка сняла черные перчатки, которые все это время защищали ее руки от разного рода воздействия [это было обязательным условием для работы от старшего Бёрка — он и Девлин наложили не одно заклинание во избежание неприятностей]. Облокотившись на прилавок, Элла подалась чуть вперед:
— Так зачем тебе крестражи?..

+ бонус [от лица миссис забини]

Скрестив руки на груди, девушка постукивала тонкими пальцами по левому локтю — ей не терпелось, чтобы ее однокурсник, который все это время рассматривал пузырек с зельем так, словно он по одному его виду мог что-либо сказать о качестве продукта.
— Прекрати так на меня смотреть, — наконец, не выдержав тяжелого взгляда хозяйки дома, произнес молодой человек, но тянуть время не прекращал.
— Прекрати заниматься ерундой — собирай свои пожитки и вали отсюда, — девушка сделала жест рукой в сторону выхода, — Вэл скоро вернется, и всем будет лучше, если ваши параллельные не пересекутся.
Гость оторвался от изучения зелья и, усмехнувшись, поднял глаза:
— О, серьезно?.. Даже не «Валентин»?.. Супружеская жизнь начинает тебе нравиться, да?..
— Про-ва-ли-вай.
Хозяйка стала подталкивать молодого человека к выходу, настойчиво похлопывая его по спине ладонями, — все же ее «свободное» время подходило к концу. Ей еще предстояло привести себя в порядок прежде, чем ее супруг переступит порог дома, чтобы встретить его с работы в лучшем виде. Не то чтобы другие ее «виды» сильно разнились в своем качестве — что ни надень, все к лицу — но предстать перед главным мужчиной в своей жизни в пропахшем сомнительного характера зельем платье все же не стоило. Хотя бы исходя из того факта, что он пока ни сном ни духом о… пусть это будет подработкой, да… о подработке своей милейшей супруги. И вот, кажется, в этом не было ничего зазорного, но девушка предпочла не распространяться о своих занятиях в отсутствие супруга, ограничившись банальным чтением, чаепитием, приготовлением ужина… или что там еще делают приличные замужние дамы?.. Редкий клиент знал о том, что корпела над его заказом Эглантин Забини — та самая, что… и далее по списку. Разговоров не оберешься.

Тина перебирала платья, выбирая, в котором показаться за ужином, и вдруг в дверь постучали. Она готова была поклясться — если гость вернулся на полпути из поместья, она разорвет его в клочья и позже сошьет воедино, но уже в произвольном порядке. Ее черная, как смоль, голова показалась из-за ширмы — в дверях замер домовик, заплетая пальцы в неловкости. У него на предплечье повисла мантия Валентина.
— Госпожа, — робко протянул домовик.
— Мой супруг пришел с работы, — не задала вопрос, просто констатировала факт. И без того было ясно, что мистер Забини пришел домой раньше предполагаемого — вряд ли, домовик расхаживал в его рабочей одежде по дому, воображая из себя ее супруга. Девушка поджала губы — оставалось только надеяться, что мужчины не встретились на территории, но шансы были ничтожно малы. Особенно, учитывая совершенно неспешную манеру однокурсника.
Что ж, оставалось только проследовать на казнь прежде, чем ее приведут туда силком. И проследовать стоило во всей красе — возможно, хотя бы ее внешний вид смягчит супружеский гнев, хотя обстоятельства не намекали на обратное — орали. Застегивая платье и приглаживая волосы, Тина все же задумалась. Если не знать подробностей, а Валентин их не знал и, вероятно, не станет в них вдаваться, со стороны ситуация выглядела более чем очевидной и наименее выгодной для нее. Но с другой стороны… С другой стороны ситуация, в которой жена придет к мужу с фразой «милый, я тут повариваю яды да отравы на досуге», тоже не располагала приятными моментами. Особенно для мужа. Особенно для ее мужа. Тина слышала истории про бабушку Забини, но не собиралась пока идти по ее стопам — девушку все устраивало. Другое дело — это ее супруг, который, наверняка, не в курсе ее внутренней гармонии в статусе его второй половины.
Неспешно добравшись до теплиц, Эглантин все же замерла на мгновенье, прежде чем открыть дверь — ее личный ящик Пандоры. Она глубоко вдохнула и, досчитав до десяти, вошла. Дверь предательски хлопнула, и Валентин обернулся на звук. Стараясь не выдать свое волнение, девушка смотрела на мужа — он саркастично улыбнулся, что, наверняка, не сулило ей ничего хорошего. Одного она понять не могла — он был… разочарован?.. Его эмоции всегда были менее очевидными, чем ее собственные, и Тина не всегда могла их считать верно. Ей стало немного грустно — чисто теоретически, она не сделала ничего плохого… во всяком случае, по отношению к нему, но все равно чувство того, что она его подвела, заставила усомниться в своей честности, не покидало. И оно было не самым приятным.
— Вы столкнулись, — снова совсем не вопрос — тон супруга и формулировка, в которую завернуты слова, дали ей понять, что таки да, столкнулись, и было бы гораздо лучше, если бы тот (с неспешной манерой) все же зашевелил своими извилинами и ногами быстрее в ту же секунду, как увидел фигуру хозяина дома. — Это Флинт.
У мистера Забини, конечно, сразу от сердца отляжет — Флинт же, конечно.
— Если я скажу, что это не то, о чем ты подумал, — с губ сорвался неуместный предательский смешок — это была самая большая банальность из всех возможных, но самая правдивая, и то, что эти двое просто стали героями какого-то неудачного анекдота о супружеской неверности, не могло вызвать никакой другой реакции, — ты мне поверишь?

+ бонус [пост с др.форума]

— Ты мне веришь?
Она медленно убрала руку с лица, которой заблаговременно успела прикрыть округлость своего рта, чтобы не проронить и звука. Всего минуту назад, когда пред ней предстала картина того, что вез все это время с собой Брейден, ее диафрагма расширилась в одно мгновение, позволяя сделать резкий — почти со свистом — вдох. Теперь же, затаив дыхание, она более походила на красивую статую — без малейшего движения, без малейшего звука она замерла на месте, не удосуживаясь даже моргнуть. Увиденное повергло ее в шок. Джек Джексон и рада была бы представить, что это дурной сон, бурная фантазия и расшатанные нервы, но собственный пульс в висках бил металлической ложкой по железной посудине, а в голове по кругу всего один вопрос, звучащий его голосом, — «Ты мне веришь?».
Наконец, из приподнятой груди вырвался лишь тяжелый вздох, и девушка, проморгавшись и сделав неопределенный жест рукой, отошла на несколько шагов от машины и стоявшего возле нее Оззи. Ей понадобилось всего пару минут размышлений. Ну, как «размышлений», скорее — пара минут попыток собрать себя в кулак и принять ситуацию такой, какой она была. Из серии «что сделано, то сделано», «не повернуть время вспять» и прочей ерунды, которой очень просто оправдывать легкое отношение к происходящему. Джек запустила пятерню в распущенные волосы, убирая золотистые пряди с глаз, — хотела, чтобы Освальд вообщетымнениктоДжекДжексонноблятьпомогимнепожалуйста Брейден видел ее бесцветные глаза, когда она сказала ему:
— Да, — полуулыбка рассекла ее лицо, и девушка не смогла заглушить предательский смешок: — *мат*, да.
Середина ночи, лесополоса, труп в багажнике, нуждающийся в поддержке Оззи Брейден и Джек Джексон с улыбкой до ушей — просто картина маслом. Все это мало походило на романтическую прогулку, да и весельем от происходящего едва ли веяло, но… Девушке тот факт, что она так легко последовала за ним, не задав ни единого вопроса, казался чертовски забавным. Чертовски забавным. По-детски наивным. По-настоящему глупым. О чем Джексон, вообще, думала?.. И думала ли, в принципе?..

Джек давно не ложится спать раньше трех утра. Она обыденно заваривает себе чай с мелиссой и читает; думает; думает, что читает, и так по кругу, пока ее, наконец, не начнет клонить в сон. Поэтому, когда в ее доме в полночь раздались три настойчивых удара во входную дверь, это не стало чем-то из ряда вон. В принципе, ночных гостей девушка с легкостью могла объяснить: тот же Теодор мог бы «совершенно случайно» проходить мимо и, зная о странных привычках Джексон, зайти на тот самый чай с мелиссой, что иногда происходило, когда мистер Джексон отсутствовал по долгу своей службы. Но в этот раз, спустившись в пижаме на первый этаж, она ожидала увидеть кого угодно — даже Дональда Трампа — но не его. Короткое «здравствуй» замерло на языке и прилипло к небу, не давая возможности произнести и звука в качестве приветствия. Голубые глаза осмотрели Освальда с головы до ног, не задерживаясь ни на единой клеточке его тела ни на секунду, — он выглядел довольно странно; она не могла [уже] понять, что именно в нем не так, но эта мысль не давала ей покоя. За ответом Джек попыталась обратиться к его глазам, но он упорно избегал ее взгляда и просто:
— Мне нужна твоя помощь.
Ни приветствия тебе, ни «как дела, Джек», ни «прости, что врываюсь». В твой дом среди ночи. В твою жизнь, словно никогда из нее не выпадал. Словно между ними не было непроходимой пропасти. Словно они распрощались минуту назад, и он вернулся, потому что просто что-то забыл. Словно «они» еще существуют. Ее удивил тембр его голоса, но Джексон мгновенно нашла оправдание всему, за что зацепилось ее нутро, — это был абсолютно другой человек; незнакомец, который выглядел точь-в-точь как тот, которого она знала и любила. «Когда-то» — хотелось бы ей добавить, но в глубине души она понимала, что это другим можно рассказать о новых ярких красках жизни, и как, оказывается, легко можно заглушить боль от расставания, только врать самой себе она так и не научилась.
Ее взгляд проследовал за кивком Освальда, остановившись на отцовском «гольфе», и, поджав губы, она еле заметно кивнула в ответ и на полупальцах скрылась в доме. Минуту она простояла, просто прижавшись спиной к входной двери, — не от того, что не знала, как ей поступить, Джек нужно было перевести дух и принять сам факт того, что он пришел за помощью к ней. Это значило для нее гораздо больше, чем то, какого рода помощь ему была необходима. Она была готова ко всему — это могло быть очередной галочкой в списке необходимых добрых дел, которые нужно было совершить, чтобы, наконец, получить свою индульгенцию. И освободиться. Или привязать себя еще сильнее?.. Кто знал…
И ведь она поехала. Прыгнув в первые попавшиеся под руку вещи, достаточно удобные для… Она не знала для чего, да это и не было важно на самом деле — Джексон показалось правильным быть в комфорте. Она наспех схватила со стола на кухне ключи от машины отца и, сделав паузу, а вместе с ней и самый глубокий вдох-выдох в ее жизни, толкнула дверь на улицу. Только оказавшись за рулем, Джек обратила внимание, что Брейден за рулем не старого-доброго «форда», а пикапа, который она видела не раз, но едва ли сейчас вспомнит, кому он принадлежит. Но сути дела это не меняло — девчонка следовала за Оззи, стараясь не отставать. Джексон ехала в тишине, но ее мысли были достаточно громкими, что даже желания включить хотя бы радио, чтобы отвлечься, не возникло. Мыслей было масса, и все — ни о чем. Девчонка терялась в догадках, куда и зачем они едут; почему он пришел именно к ней. Задумавшись, она едва не догнала его передним бампером, но вовремя спохватилась, оттормозившись. Оззи в тот же момент дал по газам, и, наконец, они перестали изображать из себя двух монашек, соблюдающих все правила дорожного движения на пустынных улицах города, и понеслись вперед на всех парах. Она уверенно переключала передачи одну за одной, устремив глаза в задний бампер пикапа. Когда на нем загорелись стопы, и Оззи снизил скорость, Джексон тоже пошла на пониженную и след в след кралась за ним — дорога ей, конечно, была до боли знакома, но все ее колдобины оставались сюрпризами даже для постояльцев этих лесных троп. Остановив «фольксваген» недалеко от места, где стал Брейден, девчонка не торопилась выходить из машины. Вид клифа навеял воспоминания, от которых на лице Джек появилась блаженная улыбка, и в какой-то момент ей показалось, что, наверно, это даже символично, что они вернулись сюда спустя три года. Если бы она только знала, что именно это будет символизировать. Это была ночь, когда этот клиф перестал быть романтическим местом; старые воспоминания понемногу вытесняли новые.

— Что будем делать? — взяв себя в руки, она подошла к Освальду. Откуда-то снова возникло это «мы» — оно объединяло и успокаивало, хотя и не оставляло мнимой надежды, что, возможно, все вернется на круги своя. Девчонка заглянула ему в глаза и коснулась ладонью лица, чтобы он не отвел взгляд. Прервав зрительный контакт, она бросила мимолетный взгляд за его плечо и решительно спросила, снова глядя ему прямо в глаза:  — С обрыва?.. Вода смоет следы…

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:31:17)

0

4

более неактуально.

Отредактировано saint augustin (01.07.2021 18:46:10)

0

5

более неактуально.

Отредактировано saint augustin (01.07.2021 18:46:19)

0

6

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?

https://i.imgur.com/lnfjQKv.gif

WAITING FOR
HOLYHEAD HARPIES

«Холихедские Гарпии» – одна из самых известных спортивных команд во всем соединенном королевстве и просто кошмар для всех остальных ведь на поле одни только девушки, и девушки не простые. Каждая из них своего рода икона для юных обладательниц мётл, ведь их основная цель в жизни показать, что не только мужчины могут играть в квиддич и играть довольно хорошо. Пока для остальных команд набирать в состав девушек – в новинку, гарпии придерживаются традиции с 1203 года. К слову, квиддич вовсе не легкий спорт, он требует выносливости, скорости и смелости в ситуациях, когда счёт идет на секунды. Гарпии команда дружная, несмотря на наличие грозных покровителей – статуй гарпий, которые встречаются по всему штабу. Помимо спортивной карьеры, на которой можно прилично заработать, гарпии обожают проводить время вместе и путешествовать по миру, хоть это удаётся и не так часто из-за постоянных сборов. Полный соцпакет с отпуском в сентябре обеспечен!


https://i.imgur.com/jWYqGuD.gif

https://i.imgur.com/AeYh3Zf.gif

rowena rookwood, 26
Anya Chalotra, чистокровная

Охотница «Холлихедких гарпий». В прошлом капитан команды, с 1979 по 1980, после окончания сезона покинула пост по собственному желанию, хотя тематические издательства поговаривают, что травма в последней игре не дала ей возможность полноценно занимать пост.
Ловко играет терминологией, любит шутки и является веселой, любознательной волшебницей, которая все еще чуть-чуть заучка из Рейвенкло. Часто подкалывает девчонок и по сути хранит все их секреты, пользуется уважением в команде. В прошлом должна была выйти замуж по наставлению семьи, но сбежала, предпочитая зарабатывать на жизнь самостоятельно, а узами брака сочетаться с тем, к кому будет лежать душа, а не кошелек.

cyrene rathmore, 28
Katherine Langford, полукровка

Охотница «Холлихедких гарпий», окончила факультет Гриффиндор в 1971 году. Настоящая оторва, с девизом по жизни «слабоумие и отвага», отважная как лев, но попадает в неприятности так часто, как маленький львёнок. Действительно знает, как навести шуму и является настоящей душой компании. Несмотря на всё (местами напускное) веселье, очень грустит по прошлым отношениям: Сайрен тайно была влюблена в девушку, они даже встречались какое-то время. Но этот роман не привёл ни к чему хорошему – осталось лишь разбитое сердце. Как полагается львятам, завела рыжего котёнка, в котором не чает души и всю отраду в жизни видит в этом существе и веселии. Никогда не признается, что на самом деле лелеет надежду о новой любви. Впрочем, до поры до времени?

https://i.imgur.com/LSGlSjn.gif

https://i.imgur.com/eYoMZEb.gif

marigold barkridge, 20
Sadie Soverall, магглорожденная

Самая молодая охотница за все годы существования «Холлихедских гарпий», ещё одна львиная головушка с факультета Гриффиндор, пташка сразу после обучения! После травмы предыдущей охотницы и безвременного ухода со спорта, заняла её место в основном составе и очень радуется этому! Вся же команда, не сказать, что в восторге: неопытный игрок хуже хромых двух. У Мэри огромные фиалковые глаза, которые похожи на две сферы для гаданий – может именно поэтому она предсказывает хорошие исходы матчей и изо всех сил надеется на удачу. Несмотря на зелёность и незрелость, старается подражать старшим Сайрен и Морриган, много тренируется, а в будущем мечтает лишь об одном: занять место в Британо-Ирландской сборной и поучаствовать в Чемпионате мира по квиддичу.

lilith  devonshire, 25
Aime Lou Wood, полукровная

Загонщица в «Холлихедских гарпиях», пожалуй, с самой несчастливой судьбой из всех. Лишилась семьи, когда была маленькой девочкой – вся семья погибла при странных обстоятельствах во время драконьей оспы. Воспитывалась тётушкой и считает её своей матерью. Её главной целью в жизни был совсем не квиддич, а желание быть по-настоящему счастливой, построить дом полный любви. Любовь к квиддичу появилась позже, на уроках в Хогвартсе, благодаря которым Лилит овладела полётами на хорошем уровне. Окончив Хаффлпафф, все ещё немного сомневается в выборе своей профессии – помимо квиддича её любимым предметом была Забота о магических существах. Возможно, оставив квиддич после блистательной карьеры, будет заниматься именно этим.

https://i.imgur.com/XVqbRFt.gif

https://i.imgur.com/uXJy73N.gif

laura grimsbane, 29
Bianca Lawson, маг

Загонщица в «Холлихедских гарпиях», которая приехала в Британию в возрасте пятнадцати лет. Окончила Ильверморни. Несмотря на то, что в Америке более популярной среди волшебников считается кводпот, предпочитает квиддич, ведь в него играл её отец (переселенец из Британии). Осталась в Лондоне даже после того, как ей предложили блестящее место в американской команде по кводпоту в Чикаго. Очень скрытная и не любит давать интервью: любую информацию о ней очень сложно найти в газетных сводках или публикациях. Иногда настолько скрытная, что получает шутки от сокомандниц, что она – иностранный агент Макусы. Несмотря на них, преданная и добрая девушка, которая всегда согласна на новые тренировки по квиддичу. Даже в ночное время. Даже в выходные. Идеальный пример для подражания!

morrigan macdougal, 31
Blake Lively, чистокровная

Новоиспеченный капитан и ловец «Холлихедских гарпий», который ещё не до конца разобрался как работает управление людьми в команде. Окончила Слизерин, а помимо учебы на факультете, явно упражнялась в ораторстве – оттого может дать отпор буквально любому, кто заикается плохо о ней самой или команде. Может быть грубой и прямолинейной, но в ответственных ситуациях никогда не хамит и держится в рамках чистокровных приличий. Известна своими потрясающими светлыми волосами, и не менее бурными романами, которые частенько всплывают в «Ежедневном пророке» в графе «Знаменитости». Непостоянна в своих любовных привязанностях, несмотря на этот факт – самая опытная как в любви, так и в квиддиче. Всегда поддержит советом близкого человека, но постороннего ждёт лишь холод в ответ.


дорогие курочки, приходите и сделайте квиддич GREAT AGAIN!
1. персонажи полностью ваши, это - лишь небольшая зарисовка, чтобы появилось вдохновение, куда думать.
2. можно поменять всё! ну прям, правда всё. для лоры принципиально остаться poc, но даже это очень обсуждаемый пункт. остальные девчонки просто прекрасны, присмотритесь к ним, а если не нравятся то меняйте всё.
3. вас ждёт любовь. когда я говорю любовь: я подразумеваю много любви. обеспечу графикой, эпизодами, личным чатиком в телеграме с шутками, веселушками и обсуждениями котиков.
4. я пишу посты от 4К и если вдохновлена, могу плюнуть на работу и начать отвечать! мне всё равно, пользуетесь вы птицей тройкой или нет.
уже люблю, целую, и жду.
ваша мисс вратарь холихедских гарпий, капитан в каком-то там будущем седом году, трисси.

Отредактировано saint augustin (17.05.2021 15:35:51)

0

7

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/183578.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/904345.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/235514.jpg
BRYONY PREWETT, 19
ЧИСТОКРОВНА — УЧЕНИЦА АКАДЕМИИ — MACKENZIE FOY

Бриони восемь и её привычный мир никогда не будет прежним. Цепко хватаясь за отцовскую руку, словно она мощный якорь, удерживает Фабиана от свободного падения. В ещё открытую могилу. Сама чудом держась, хныча и поскуливая, теребя его за карман плаща, привлекая внимание, заставляя одуматься и очнуться от дурного сна. Малышка, он правда собирался лечь в сырую землю вслед за своей любимой, — прекрасной в своём нынешнем умиротворении матери двоих рыжих девочек, — прижаться щекой к крышке гроба и принять свою смерть рядом с ней. Бриони восемь и они втроём — Фабиан-папа, Маргарэт-сестра и малышка Бриони, теперь, кажется, так мало, — сбегают из дома в Кембридже, чтобы поселиться в старом убогом месте, что на протяжении многих лет должен стать им домом. Тесный, тяжелый, с давящими стенами, он словно всасывал в себя воздух, не давая его обитателям вдохнуть. Впрочем, так могло казаться, а дом был самым обычным.

Бриони восемь и она не знает ещё как это жить без мамы. Бриони восемь и она мечтает, чтобы всё было, как раньше. Дома пахнет вишневым пирогом и мамиными духами. Дома слышится детский смех и девочки играют в пиратов пытаясь взять на абордаж корабль-диван с сокровищами! Дома улыбается папа, дома ласковая мама нежно обнимает и гладит по голове, целуя в макушку. Дома играет музыка и во время маминой работы пахнет разными ароматными травами для зельеварения. Дома на стенах висят колдографии, дома светло и ясно. Дома никто не плачет. Дома — Бриони в безопасности!

Бриони — папина дочка, его капризная конфетка и пирожочек с солёно-сладкой тёплой карамелью из надутых недовольных щёчек, принятых с горяча решений и непростого упрямого характера. Бриони воспринимает в штыки новую подружку своего папы, топает ножкой и отказывает её впускать в собственную жизнь. Ведёт себя, как капризные ребенок, но ей плевать. Ей всего двенадцать, кто будет обвинять её в непослушании? Будет так, как она решила или не будет вовсе! Бриони живет у бабушки и дедушки, потому что новая возлюбленная папы никак не хочет покинуть их жизнь и вернуть — как было! Бриони знает, как всё это выглядит, но уступать не собирается, даже спустя месяцы, а потом и годы. Она очень упрямая юная леди, на том и держится весь её мир.

Бриони десять и она уже знает чему хочет посвятить свою жизнь в отличии от своей старшей сестры.
Бриони одиннадцать и они с сестрой подолгу разговаривают в школьной гостиной, переписывают в длинных письма-записках, делятся секретами.
Бриони двенадцать и она отказывается возвращаться домой на каникулы, проводит всё время с кузенами, скучая и печалясь о доме.
Бриони тринадцать и она прикладывает ухо к животу своей пятнадцатилетней сестры и разговаривает со своим, никогда не увидевшим мира, племянником.
Бриони четырнадцать и она кажется себе потерянной и опустошенной одинокой маленькой леди.
Бриони пятнадцать и она... хочет вернуть всё, как было.

Бриони девятнадцать и она много времени проводит в доме Боунсов: своей старшей сестры и её мужа, там уютно, светло и всегда что-то происходит. Бриони чувствует себя, как дома, и наслаждается свежей выпечкой, а ещё подслушает репетиции Маргарэт в зеркальной студии. Оставаясь за дверью, прижимая колени к груди, слушая, как плачет об утраченном виолончель в руках старшей сестры. Бриони знает, кем хочет быть в этой жизни и упорно идёт к своей цели. Бриони всё ещё следует старым заветам не разрешая себя передумать.


Кусочек вдохновения [1];
Вообще я не настаиваю по внешности, но мисс Пруэтт представляется мне такой воздушной, легкой, прекрасной словно цветочной феей из сказок. Поэтому если ты сможешь предложить что-то настолько же прекрасное и светлое, то я готова. Имя не обязательно, можно изменить, кое-какие факты я оставила на твоё усмотрение, например будущую занятость, какие-то проблемы на любовном фронте, в голове и в душе. Я не стала описывать в заявке все сценарные повороты из жизни Пруэттов, но их немало, так что придётся немного попыхтеть изучая матчасть. Жду свою маленькую сестренку, люблю, хочу скорее тебя затискать! Пишу посты от 4к до 10к, часто, и замучаю тебя игрой. Буду очень рада, если ты станешь развивать персонажа по своему сценарию. Приветствую личное общение и флудовую активность, но буду хорошей булочкой и не стану настаивать, если тебе не комфортно.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] В последнюю ночь, перед отъездом в хогвартс-экспрессе домой, Маргарэт затаив дыхание долго стояла в тени, перед дверью его спальни. Она, конечно, вздрагивала от каждого шороха, чадящих свечей парящих в конце коридора — те, словно, недовольно подтрунивали над юной волшебницей. То надолго замолкали, подрагивая на легком сквозняке, то раздавались такой трелью от попадающей в огонь пыли, что сердце немедленно уходило в пятки. Маргарэт продрогшая до кончиков волос, ухватившись за дверную ручку, зажмуривала глаза, пыталась себе представить завтрашний день. Дни после: в своей постели, дома, и каникулы показались бесконечно долгими, а расставания настолько невыносимым, что она скучала уже прямо сейчас. Будучи разделенной с ним всего одной единственной преградой. Реальным сейчас, кажется, даже мерный стук колес уносящий обратно из её сказки, в жестокую реальность, веселый гогот одногрупников, которые совершенно не будут понимать почему Маргарэт такая хмурая и молчаливая, ведь каникулы, рождество, домой. Мэгги вздрагивает от нового шороха, кто-то шел с противоположной стороны, сердце бешено застучав в висках заставило голову наконец-то работать: здесь слишком опасно. Открывает дверь быстрым движением, оставляя крохотный проем в который втискивается только усилием своего упрямства, так же быстро закрывает. Прижимаясь лбом, а потом ухом к двери — прислушиваясь; он смеётся над ней, а она расслабляется и улыбается, сбрасывая капюшон мантии дрожащими пальцами. Уговаривает себя не хандрить, всё-таки ещё вся ночь впереди. Больше немедля ни секунды бросается в открытые только для неё объятия, чтобы найти своими жадными до поцелуев губами, его. И, так, после жарких объятий задремав в его крепких сильных объятиях Маргарэт неохотно проснувшись, как обычно в половину третьего, чтобы собраться и вернуться к себе, только удобнее устраивается, нежно целует его плечо, трется носиком и позволяет себе ещё десять минут. Потом ещё десять, полчасика, пять минуточек — до самого рассвета. Утром, вопреки неписанным законом конспирации, вместе завтракают весело смеясь словно забыв о скором прощании до следующего года. А когда приходит время молча расстаются, пряча грустную улыбку в тесных объятиях.

[indent] Маргарэт ищет его глазами на платформе ещё в Хогсмиде.
[indent] Маргарэт ищет его глазами на платформе в Лондоне.

[indent] Старается говорить с Фабианом подходя ответственно к каждому произнесенному слову. Его вопросы про школу, правда, заканчиваются слишком быстро — еженедельные письменные отчеты и без того рассказывают в полной мере о школьной бытности юной волшебницы. Правда, ровно до того момента, когда заканчиваются уроки, и начинается он — её тайна за семью печатями, её любовь и, кажется, сама душа, что осталась утром в профессорской спальне. Вместе с запахом её волос на подушке. Вместе со вкусом его поцелуев на  губах. Весь мир превращается в ожидание. Обволакивая своим туманным прохладным беспокойством. Заставляя ночами ворочаться без сна, подолгу гонять чаи на кухне, вслушиваясь в тихое бурчание радиоприёмника и полуночного ведущего вещающегося на любимой и единственно признаваемой Маргарэт волне. Бриони загадочно улыбается толкая сестру в плечо, а Маргарэт отвечает ей не менее загадочной улыбкой, но они остаются молчаливы, и каждая задумываясь о своём, прижимаясь к другой, чувствуя себя большими и очень ответственными заговорщиками. Фабиан предоставленный своей новой головокружительной любви и открытым отношениям, совершенно не замечает перемен в своё доме, перемен в старшей дочери. Не замечает то, как подолгу утром Маргарэт находится в ванной комнате, то как днём сбитая с ног необоснованной усталостью дремлет в своей кровати, не замечает и ночного кухонного бдения. В любом случае его старшая дочь всегда плохо спала.

[indent] Предвкушение рождественской вечеринки — о, конечно Маргарэт совершенно не было никакого дела до безумного количества гирлянд в доме, или слишком чинно украшенной ёлки посреди гостиной, даже развешенные красные носочки на камине, не принесли оживления, — полностью захватило голову юной волшебницы, а именно долгожданной встречи. Казалось, прошло не несколько дней, а целая вечность длиною в жизнь. В итоге, списав своё недомогание на простую, но весьма приставучую, простуду, Маргарэт попыталась взять её измором: трудотерапией, сосредоточилась на приготовлении сладостей. Головокружительный аромат выпечки окончательно заставил позабыть о плохом самочувствие и даже, когда бабуля принялась готовить фаршированных перепелов, а запах птицы как-то весьма не элегантно смешался с запахом сладостей, а Маргарэт поскакала обниматься с белым другом — никаких плохих, или хороших мыслей это не принесло. Прижимая ладонь к пылающему лбу Маргарэт усиленно копалась в аптечке раздумывая стоит ли принять жаропонижающее зелье или сразу от тошноты, но, всё-таки беспечно решила — само пройдет.

[indent] В указанный день — двадцать четвертого декабря, в семь вечера — дом Пруэтт стремительно заполнялся гостями. Превращая и без того маленький дом в настоящий улей. Жужжащий, веселый, тесный. Заставляя Маргарэт, в озорном красном колпачке и бубенчиком на белом кончике, постоянно обращать беспокойный взор на дверь: а новые гости всё прибывали, открывались бутылки шэрри, а среди них всё не было того самого. Маргарэт нетерпеливо заламывала руки, уговаривая себя, что он просто опаздывает, как и всегда, ловя ободряющей взгляд младшей сестры, которая взяла на себя тяжелую артиллерию в роли вездесущей бабули и дедули, с нюхом на тайны, как у ищейки. И когда дверной звонок снова оживает, Маргарэт поспешно улыбнувшись тёте Молли, уже набегу просит прощения, буквально настежь распахивает входную дверь. Сдерживается, усилием невероятной той самой воли, чтобы не упасть в его объятия.

[indent] — Привет, — шепот, взгляд такой яркий, прямой, ласковый; Маргарэт пропускает Освина в дом, закрывает за ним дверь, сталкивается буквально нос к носу и улыбнувшись, говорит ещё тише, — я соскучилась.

[indent] Позже, уняв бешеное сердцебиение, они обмениваются требуемыми моментом любезностями, и когда Маргарэт протянет ладошку, для приветствия он сжимает её чуть дольше положенного, гладит большим пальцев нежную кожу, и она снова поднимает на него взгляд и едва ли шепчет, произнося одними губами: я люблю тебя. Стремительно, под любопытным взором Молли резко вышедшей из-за угла, расходятся по разным углам гостиной, чинно занимаясь вверенными им ролями: она — добрая хозяйка, он — лучший друг её отца. Молчаливо ловя задумчивые взгляды, легкую полуулыбку и веселье, когда гости доходят до определенного момента, начинают чудить. А Маргарэт всё пытается улучшить случай, чтобы уединиться и обменяться подарками. Она, конечно, бессовестно лжет себе, доказывая въедливому внутреннему голосу — только подарки, ничего больше, пять минут. Тот вторит  ехидством: Маргарэт не сдержится, не сможет противостоять желаниям. И девушка с рыжими волосами с явным удовольствием пускает всё на самотёк, позволив рождественскому чуду немного по властвовать над их домом. Оказывается рядом с Освином, переплетает их пальцы, и тянет за собой ровно в тот момент когда Фабиан в окружении друзей упоенно голосит второй куплет рождественского гимна.

[indent] — У нас не так много времени, — всё ещё шепчет Маргарэт словно кто-то может подслушивать, осматриваясь так чтобы ей было хорошо видно все выходы и входы на кухню, — у меня есть для тебя подарок, на рождество. И... у этого парня, очень грустная история и нам с Бри пришлось повоевать немного в косой аллее... — Маргарэт достает из-под стола крепкую коробочку с несколькими большими дырочками в крышке, аккуратно снимает её и демонстрирует карликового пушистика, тот прокатился по своей коробочке, чихнул, потер мордочку об подставленные Маргарэт пальцы и заурчал, — это скорее спасательная операция, чем подарок, но... — она улыбается поднимая глаза на Освина, — с тобой ему будет лучше всего, папа сойдет с ума, если найдет его у нас... а ещё мы назвали его Жорж, — Маргарэт щурится немного поднимая коробку выше, размещая на губах какую-то очень лукавую и вместе с тем хитрую улыбку, — счастливого рождества!

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:33:21)

0

8

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/644680.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/268/226331.gif

GIDEON PREWETT, 37
ЧИСТОКРОВЕН — ВИЧВОЧЕР — JAMES NORTON

«Смотри в небо — там ярко сияют звезды, и пока вы ходите по одной земле, есть шанс, что однажды вы встретитесь».

Гидеону пятнадцать и он по уши влюблён в возлюбленную своего брата. Гидеону пятнадцать и прекрасная двадцатилетняя Флоренс всё-ещё Эбботт целует его в светлой парадной дома Пруэтт ранним утром лета 1957 года. Завтра она должна стать миссис Фабиан Пруэтт, завтра она будет самой красивой невестой на всём белом свете, завтра... а сегодня, горячие тела прижимаются друг другу в страстном порыве, до боли стискивая в объятиях. Гидеону кажется, завтра никогда не наступит. Гидеон думает, отныне Флоренс принадлежит только его ему. Гидеон жестоко ошибается, потому что завтра, всё же наступает.

Миссис Флоренс уже-теперь Пруэтт пишет ему длинные письма в Хогвартс: ровным почерком на белой бумаге, уголки которой сбрызнуты капелькой её французских духов. Берет обещание молчать, обещает свою крепкую дружбу, интересуется успехами, рассказывает про свои. Конечно, Гидеон уверен, такая, как Флоренс Пруэтт, — его невестка, Мэрлин сохрани, — не может любить такого, как он. Средний сын. Ему нравится квиддич и не нравится выполнять домашние задания. Нравиться гонять с друзьями к озеру, участвовать в проделках и не нравится получить письма от отца, где он настоятельно рекомендует заняться своим образованием, а не глупыми шалостями. Гидеон не знает, чем хотел бы заниматься в будущем, но уверен — это будем что-то фантастическое. Потому что она обещала ему все приключения мира, если только он немного постарается, ведь она в него верит!

Пасхальные каникулы 1958 года — только пять восхитительных дней — они проводят вдвоём. В доме у озера. В ноября 1958 года на свет появляется Маргарэт. Ни у кого не возникает подозрений. 

Гидеон тратит свою жизнь на приключения и заграничную стажировку подальше от дома, но всегда возвращается, чтобы провести праздники в кругу своей семьи. Отец намекает на женитьбу, Гидеон отмахивается, оговариваясь, что уже получит всё что хотел в жизни. Мать прямо говорит, что одной работой счастлив не будешь, Гидеон безмолвно пожимает плечами. Он живёт приключениями, движением, геройством, не думая о юношеских увлечениях. Прилежно отвечает на каждое её письмо, бережно хранит колдографии; повязывает тёплый шарф вокруг шеи и не забывает перчатки — подарки на день рождение — потому что она так велела. Гидеону кажется, что у него нет причин не спать длинными зимними ночами, но почему-то всё равно не может сомкнуть глаз, вспоминая её светлый образ окруженный солнечным светом просачивающийся в отрытые окна парадной дома Пруэтт.

Флоренс умирает в родах осенью 1968 года. Через несколько недель Гидеон получает  от неё затерявшийся в пути последнее письмо.

«Эй, парень, кто теперь позаботится о тебе? Я волнуюсь! Впрочем, у тебя всё получится, как и всегда.
Присмотри за моими девочками и... хотя, ты же, итак, знаешь. Она слишком сильно похожа на тебя».

Потом было много опасной работы и необоснованного риска. Кажется в течении последующих трех лет Гидеон несколько раз оказывался на волосок от смерти, находясь вдали от родной страны. Преследуемый призраком Флоренс совершенствует свои навыки волшебника, но, как казалось ему, недостаточно быстро и недостаточно хорошо. Гидеон возвращается, вырывается из своего смертельно марафона, когда получает запоздалое письмо от матери, где та излагала сухими фактами, что Маргарэт попала под дурное влияние, погрязла в неприятностях, подростковой тяжелой беременности, и, как итог, смерти своего ребенка.

Маргарэт пятнадцать и весь мир сошел с привычных рельс, покатился под откос.
Маргарэт шестнадцать и никто не может ей помочь, обещая, что завтра всё забудется и она начнёт новую жизнь.

Потом была одна квартира в Лондоне на двоих. Недалеко от академии куда поступила Маргарэт после пяти лет Хогвартса. Долгие ночные разговоры за чайной кружечкой брэнди и неловких, впрочем успешных попыток узнать друг друга лучше.


Занятость и принадлежность к Ордену Феникса на твой выбор. Сменить внешность можно, но по предварительному обсуждению. Насчёт собственной семьи — Гидеон одинокий голубь на корзине за окном точно до 1976 года; и я не против, если твоей второй половинкой станет какой-нибудь крутой парень, так что можете даже сразу парой приходить. Отношения Флоренс и Гидеона были больше платонические, думаю, они после той истории на озере больше не оставались наедине. Мне кажется она любила сразу двоих мужчин, такое может быть да, но в итоге больше Фабиана, раз осталась с ним и подарила ему ещё одну дочь, а затем и сына (умер тоже в родах). Пишу посты от 4к до 10к, часто, готова утащить и в альтернативу. Буду рада, если ты будешь развивать персонажа и общаться с ребятами на форуме. Отношения Маргарэт и Гидеона — обсудим лично, потому что у меня слишком много мыслей, и эта заявка рискует быть бесконечной... но они будут самые положительные, строятся по кирпичикам доверия и понимания уже в более-менее осознанном и взрослом возрасте Мэгги. А ещё, мистер папа-Гидеон, поведешь Мэгги к алтарю?

ПРИМЕР ИГРЫ

Уютный паб с жаром камина и холодным сливочным пивом идёт почти в разрез с образом правильной девочки из приличной семьи играющей на виолончели. Безапелляционно замужней, никогда не опаздывающей к ужину, приносящей одни только проблемы. Маргарэт всегда нравились контрасты; на них она смотрелась особенно чётко ещё с самого детства. Слишком хорошая и слишком плохая — в одном флаконе. Приторно сладкая конфета с кислинкой внутри. Бабушка назвала Маргарэт червивым яблоком, на что та беспечно пожав плечами, ответила, что те парни тоже не дураки, выбирают только самые вкусные и спелые плоды. На том своевольно и стояла. Вздёрнув носик, глядела нагло, с вызовом всему миру, когда дело касалась всего того что любила и оберегала Мэгги в своей жизни.

А ещё она была одной из тех слишком ответственных девочек, которым можно поручить ответственное задание, точно зная, что она обязательно его выполнит. Родители отпускали с ней своих детей на прогулки и те обязательно вернуться к положенному сроку, целые и невредимые, правда, ровно до того момента, пока прошлое каким-то образом не просачивалось в разговоры в настоящем. Маргарэт была плохой дочерью, разочаровавшая своего отца до кончиков, поседевших за один разговор, волос, та что не может до сих пор выровняться в его глазах. Маргарэт была из тех, что осторожничала там, где не следовало, и шла ва-банк, там где стоило бы притормозить и сначала подумать. Тем временем жар исходивший от камина заставлял щечки после колючего мороза раскраснеться, а холодные пальцы наконец-то отогревались,.. ах, ведь она снова где-то посеяла свои перчатки.

Рождественское волшебство, не меньше, — улыбаясь подшучивает над ситуацией Маргарэт. Она всё ещё не верила собственным глазам и ощущениям. С каким-то особенным трепетом смотрела на возмужавшего друга — теперь настоящего мужчину — и не верила, что прошло уже столько лет. Раньше они садились рядом в столовой, под дружные перешептывания кого-нибудь из однокурсниц Мэгги, вечно треплющих своими маленькими колкими язычками не по делу, или друзей Сая, что не забывали над ним подшучивать, каждый раз стоило двоим появиться в поле зрения ребят. Раньше играли на школьном дворе, попадали в неприятности, обещали друг другу хранить тайны, делились переживаниями. Да, это всё раньше. А сейчас? Маргарэт не хотелось думать о грустном, но печальные мысли всё равно просачивались в её светлую голову оставляя отпечаток тени из горестей и переживаний об упущенном и прошедшем. Интересно, в каком возрасте начинаешь скучать по былым временам?.. или у этого недуга нет возрастных ограничений.

Сайпресс называет это встречей с «Мэгги Пруэтт», а сама Маргарэт думает, что уже давно перестала таковой быть. Миссис Боунс — звучит слишком громко, но на душе каждый раз непроизвольно теплеет. Она пожимает плечами, ежится, всё ещё пытаясь согреться после прогулки в морозный вечер или стараясь отогнать от себя воспоминания о себе прошлой, школьной, Пруэтт, утыкаясь взглядом в парящее над столом заколдованное меню.

Сай, какие косички? — очень искренне удивляется Маргарэт, — ты меня с кем-то путаешь, да и если было, ничего не докажешь, — перекидывает ногу на ногу, по привычке подаётся вперёд садясь на самый краешек стульчика, рыжие волосы ниспадают с плеч на светлую рубашку. Длинные, прямые, она по-прежнему их выпрямляет. Тянется к бокалу, и два кольца на безымянном пальце — помолвочное с камушком и обручальное — кажется слишком звонко ударяются об изящное стекло, напоминая, что нужно скоро возвращаться домой, — да-а, алкоголь, работа, то ли ещё будет? — улыбается, приподнимая бокал от стола, — что ж, нужно скорее придумать за что выпить, раз мы теперь достаточно взрослые для алкоголя, то будем достаточно старыми для горячих речей над бокалами, в твоём случае, кружкой. Мм-м, за встречу или рождество?.. или успехи на рабочем месте, а может быть за любовь, хотя, кажется, за любовь принято поднимать последним. — Маргарэт задумывается крутя в голове какие-то особенно умные мысли, заключённые, естественно, в кавычки, разглядывая друга из-под густых ресниц с каким-то немного отстранённым взглядом.

Маргарэт встречала своих однокурсников, встречала и тех с кем дружила или просто была знакома; для многих Мэгги так и осталась недоучкой из Хогвартса с сомнительной репутацией и историями-теориями, которыми бы хватило заполонить весь Хогвартс-экспресс, почему же она всё-таки ушла, и что же тогда стряслось. В беременность поверили не все, тем более никакого ребенка в итоге не было, а на будущий год, на пятый курс, Маргарэт вернулась к учёбе.

В итоге они выпили с молчаливого согласия без лишних слов.

Кажется это было миллион лет назад и всего одно мгновение прошло; я имею ввиду школу, приключения в которые мы влипали, или вообще не было, — ещё один небольшой глоток, когда перед ними оказывается ароматный ужин, от которого рот непроизвольно наполняется слюной, — ладно, эти все ностальгические настроения пробиваются исключительно на голодный желудок; лучше расскажи, как живется самому знаменитому ведущему магической Британии? У тебя уже есть сумасшедшие фанатки, которые поджидают тебя за углом с конфетами с начинкой из любовного зелья?

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:33:52)

0

9

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/27529/243497.gif https://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/27529/38450.gif

KINGSLEY ‘KING’ SHACKLEBOLT, 32
ЧИСТОКРОВНЫЙ ВОЛШЕБНИК — АВРОР ГРУППЫ БЫСТРОГО РЕАГИРОВАНИЯ—  REGE JEAN PAGE

кингсли шеклболт, или просто кинг, так уж вышло, что в нашей семье полные имена никому не нравятся. ты старший из троих детей семьи шеклболт, наследник семейного состояния, впрочем, там особо нечего наследовать и старший брат мины и рони [нужные персонажи].
звезда команды гриффиндора по квиддичу с сезона 62/63 года и её капитан с сезона 64/65, вплоть до самого окончания школы  в 1966 году. тебе прочили карьеру профессионального игрока, но ты всегда хотел большего.
в детстве мы были близки, я таскалась за тобой хвостом, отчего ты, конечно, был не в восторге, но героически терпел. мы мечтали о жизни полной приключений и путешествий. знаешь, мечты всегда исполняются немного не так как задумано.
ты аврор группы быстрого реагирования, член ордена феникса. о чем мама не знает, о том не печалится, верно?  ты любишь риск, но всегда сохраняешь холодную голову. вот что бывает если с детства начать совать руки в норы садовых гномов. ты достаточно умён, амбициозен, знаешь свою работу, и быть может однажды станешь министром магии.
ты всегда интересовался миром магглов, их одеждой, техникой, традициями. доводил этим бабушку фрэн до белого каления. но ведь там целый отдельный мир, где все эти годы волшебникам не было места.
ты всегда был нужен был мне больше, чем я тебе. но всегда помогал, даже когда я косячила, собираясь замуж за неподходящих парней, бросала подходящих, отказываясь от хорошей работы и отправляясь в путешествия по миру.
в твоей крови джаз, кофе и жаркое солнце луизианы, в которую ты влюблен так как может быть влюблен только человек, который там никогда не бывал. в великобритании тоже есть чем занятся.
мы мало общались последние годы. как знать, может твоё сердце уже не свободно  им владеет какая-нибудь девушка, а может и парень. может ты сосредоточился на работе, а может демонстрируешь красоткам в баре умение играть в дартс и очень дилетантскую игру на пианино.


я не мастер длинных заявок. очень многое в этой истории остаётся на ваше усмотрение. я всегда открыта к диалогу. с вас в любом случае логика и адекватность. сделайте кингсли живым человеком, ведь даже позиция жизненная позиция “за всё хорошее, против всего плохого” не исключает слабостей, недостатков и сомнений. внутренние демоны есть у всех.
в нашем мире всё совсем не так однозначно. орден феникса не идеален, и однажды вам придется оказаться перед дилеммой, выбрать между ним и министерством магии.
что играть? персонаж изначально задуман как сюжетный. пожалуйста, нашему ордену феникса, очень нужны активные игроки, готовые на любой кипиш. события как раз начинают набирать обороты. можно затеять очень много интересного, связанного с работой и расследованиями.
личное: у мины полно секретов связанных с её работой в подпольной газете и последним путешествием, а у кинга не меньше из-за его участия в ордене феникса. история о людях, которые хорошо прячут свои тайны друг от друга. порой мы знаем тех с кем росли совсем не так хорошо, как думаем. о долге, убеждениях, о семье и разнице взглядов.
пишу 5-8к иногда чуть больше, иногда чуть меньше, могу простынями, если хотите. с большой и с маленькой буквы, с птицей тройкой и без неё. от первого и от третьего лица. пишу разное и по-разному. всегда пытаюсь подстроиться под соигрока и получить гармоничный красивый текст.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] Разделение на волшебный мир и мир магглов иногда казалось таким условным. А иногда казалось, что между мирами пропасть. Пропасть, которую им никогда не преодолеть. Да и не зачем. С исторической точки зрения изоляция мира волшебников от мира магглов была вполне оправдана. Так уж вышло, люди бояться того, чего не понимаю. А когда не понимаю, они злые и агрессивные и норовят, что-нибудь уничтожить и кого-нибудь сжечь. Поэтому существует работа Мины - объяснять непонятные магглам вещи понятными для них явлениями. То есть врать, врать много и самозабвенно.
[indent] А когда враньё не помогает в ход идёт стирание памяти. Вот поэтому специалистам этих двух отделов частенько приходится работать вместе. В этот раз ей досталась Доркас Медоуз (кто кому достался - это спорный вопрос). Она как и сама Мина считалась в своем отделении почти новичком, и поэтому старалась подходить к процессу очень серьезно.
[indent] Мина в свою очередь считала, что у неё творческая работа, а потому порой позволяла себе творить и вытворять, выбирая наиболее нелепые маггловские наряды. Особенно, когда просто нужно было пойти и поговорить с людьми, чтобы определиться как много они знают, и придумать историю наиболее похожую на правду. Сегодня она выбрала пестрые брюки клёш, желтую рубашку, и псевдо-ковбойскую куртку с бахромой.
[indent] Они с Дорой шагали по маггловскому Лондону. Им даже пришлось прокатиться на двухэтажном автобусе. Мине очень нравились автобусы. Впрочем, район, куда они направлялись был не из туристических.
[indent] — Так себе район, - сказала Мина. Она немного научилась различать богатые маггловские районы от бедных. По этажности домов, чистоте окон и выражению лица людей на улицах.
[indent] — Похоже, что дела у музыкантов шли не особенно хорошо, - подчеркнула она.
[indent] — Как думаешь, учитель музыки что-нибудь знает? - за это время они поговорили с кучей ничего не знающих людей. По большому счету в таких ситуациях не так много людей что-то знают. Но слухи ползут активно. Направлять, эти самые слухи в нужную сторону тоже её работа.
Шеклболт сверилась с картой, выданной в Министерстве.
[indent] — Теперь до перекрёстка и налево, - подумав пару секунд выдала она. В обычно магловской карте ей бы точно не удалось разобраться, хорошо, что в Министерстве Магии выдавали специальные.
[indent] Мина и Дора повернули в нужный переулок. В Лондоне живёт 7,5 миллионов человек. Но даже Лондон иногда большая деревня. Вы всегда встретите знакомого там, где не хотели бы с ним пересечься. Все чистокровные волшебники так или иначе знакомы целыми поколениями. А обучение в Хогвартсе сводит ваши шансы встретить незнакомца к минимуму. По работе им с Доркас частенько приходилось разгуливать в маггловской одежде по маггловским улицам. Впрочем, эту долговязую швабру Мина легко узнала бы в любой толпе.
Ксенофилус, забодай его фестал, Лавгуд, учился на класс младше неё и был влюблен в Пандору Оливандер, неизменного комментатора всех матчей по квиддичу. После школы Лавгуд ударился в журналистику. А потом что еще хуже в журналистику независимую, что пожалуй еще хуже. И вот теперь Ксенофилус стоял на тротуаре перед тем самым домом, куда они с Доркас направлялись, чтобы поговорить с учителем музыки, оценить исходящую от него угрозу, и если не получится заболтать, то слегка поправить мистеру Гровзу память. Стереть последствия столкновения двух миров.
[indent] — Кого я вижу! Ксенофилус Лавгуд, собственно персоной, - громко проговорила Мина заставляя мужчину обернуться.
[indent] —  Каким нехорошим ветром тебя занесло в эту часть Лондона? - поинтересовалась девушка. Впрочем, всё и так было очевидно, но не стоит начинать конфронтацию прямо с ходу. С другой стороны и так понятно, что они все трое здесь делают. И сколько-нибудь законные основания есть только у двоих.
[indent] — Уж не собираешься ли ты сунуть свой длинный нос в активное министерское расследование? - она задала еще один риторический вопрос. Хорошо, следовало признать, что расследование выходило не слишком активным. Департамент охраны магического правопорядка не слишком то разбежится, когда речь идёт о маглах. Да и комитет по обезвреживанию опасных существ не особенно то разбежится, пока не получит железных доказательств о том, что тут замешаны существа.
[indent] — Знакомься, Доркас Медоуз, обливатор из штаб-квартиры, так что её лучше не злить, - представила Шеклболт свою спутницу. В худшем случае Доре придётся просто стереть всю эту веселую встречу. Но а пока почему бы не соблюсти хоть какое-то подобие вежливости.
[indent] —  А это в свою очередь Ксенофилус Лавгуд, журналист …, чего ты там сейчас журналист? - поинтересовалась девушка. Журналисты, особенно журналисты маггловские были главной головной болью Мины. Именно для них по большей части ей приходилось изобретать сказки и рассказывать странные истории, каждый раз когда магия врывалась в их обыденный мир. А им всё не терпелось докопаться до правды. Впрочем, было кое-что что они в большинстве своём предпочитали правде - сенсация.
[indent] — Ну, Дора, что скажешь, что будем делать с этим рыцарем пера? - спросила она у Доркас. Забалтывание журналистов не входило в её профессиональные обязанности, а вот стирание памяти очень даже да. Но торопиться с этим не стоит. Всё-таки интересно, что Лавгуд успел накопать.

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:34:59)

0

10

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/744970.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/518905.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/584722.gif

OTIS HARKAWAY, 21
ПОЛУКРОВНЫЙ — НЕИЗВЕСТНО — CHARLIE ROWE

« Отис, мне очень жаль, я никогда не был тебе настоящим отцом.
И, вероятно, уже не буду.

Я был виноват перед тобой с самого начала, когда так просто отказался от тебя, не дал шанса нам и не пошёл наперекор Морин. Я не могу оправдать себя тем, что был молод и глуп, но мне было восемнадцать, как и тебе сейчас, и я, признаться, совсем не понимал, как быть родителем. Я был растерян и испуган, подавшись уговорам и угрозам твоей мамы, я исчез из вашей жизни ещё до твоего рождения, бесконечно коря себя за свойственную мне слабость и безответственность. Мне трудно просить прощения, но ещё труднее осознавать, что ты никогда не сможешь меня простить. Ведь я всегда помнил о тебе, и несмотря ни на что, всегда буду.

Знаю, в этом году ты закончил школу и, как и я когда-то, завалил важный для тебя экзамен по зельям. Уверен, твоя мама очень хотела, чтобы ты стал колдомедиком и закончил академию в Бостоне. Но чего бы она не желала, прошу, не давай ей решать за себя. Иди своей дорогой, даже если это будет сложно, даже, если она этого не одобрит. Я всегда буду на твоей стороне.

Думаю, ты не помнишь, но однажды, перед одной из моих экспедиций, Морин разрешила мне увидеть тебя. Тебе только исполнилось четыре, но уже тогда ты был страшно похож на меня: смешные слишком густые брови дедушки Боунса, которые унаследовали мы с твоим дядей Эдгаром, широкая улыбка и бесконечное любопытство, с которым ты разглядывал мой первый и последний подарок, который она разрешила оставить. После, честно, я перестал пытаться. И я думаю, теперь ты знаешь почему.

Дважды в год я писал тебе письма, понимая, что ты никогда их не прочтешь только потому, что я не решусь их отправить в правильном направлении и испортить вашу теперь уже налаженную жизнь, которую Морин так долго хотела для вас обоих, в которой меня не должно было быть. Казалось, что я не имел права, но предполагаю, это суждение было ошибочным, как и множество других, сделанных мной много лет назад.

От чего-то я до сих пор надеюсь, что нам когда-нибудь нам удастся увидеться. Ведь ни одно из моих скомканных, полных неловкости посланий не расскажет о том, как я бы хотел быть частью твоей жизни, если бы у меня была такая возможность. »

1977 год / О. Харкауэю от О. Боунса


Если у вас не дрогнуло сердечко при виде перфект мэтча в виде Пейса/Роу, как отца и сына, знайте — у вас его нет! Шучу, на деле, всё куда прозаичнее. Я безумно жду своё некогда потерянное продолжение в виде Отиса, которого я бессовестно оставил [или наоборот — опционально, обсудим при первой же возможности] двадцать лет назад и который сам нашёл меня [зачем — остаётся 'от и до' на ваш откуп]. Возможностей и вариантов игры бесконечное множество: можем пробовать в долгожданное воссоединение в колдорадиопередаче 'жди меня', а можем размазывать обвинения и горькую ненависть по семейному сервизу Боунсов — любой вариант будет приемлем после обоюдного согласования. Все детали [кроме внешности и места рождения — США] можно изменить почти сходу, противиться ни в коем случае не смогу [даже если очень захочу], а особенности персонажа и его личная история — чистый лист, на котором можно нарисовать всё, что захочется. Кроме меня Отиса горячо ждёт любовь всей моей жизни — Мэгги, которая заиграет до смерти [при желании] и с радостью предложит свои идеи для совместных эпизодов. От себя могу пообещать вдумчивую, неторопливую игру, посильную помощь, крепкое отеческое плечо и, конечно, бесконечную любовь самого непутёвого папаши на свете. В надежде на прощение и понимание, крайне жду и надеюсь на хороший конец для всех нас. Приходите!

ПРИМЕР ИГРЫ

Освин Боунс невероятно любил пятницы по двум причинам. Первой из них, конечно же (тут даже не стоит сомневаться), была Мэгги. Каждый пятый день недели она была дома: очень редко случались репетиции, или (о ужас!) концерты — но это было скорее исключением из правил, чем строгой закономерностью с весьма незначительной погрешностью (которую Освину приходилось бы предугадывать, или и того хуже, рассчитывать). Второй, был традиционный пятничный ужин с Эдгаром, Агатой и невероятно вкусным йоркширским пудингом (по которому он скучал многие годы в штатах и до сих пор не мог наесться). Ко всему прочему, в этом году пятница стала и его личным выходным, что, безусловно, не могло не радовать (и ему удавалось целый день не отвечать на вопросы по типу: мистер Боунс, а вы когда-нибудь видели сналлигастера? А ходага гладили? А вампуса ловили?). Знакомить юные умы с зоологией волшебного мира Освин бесконечно любил, но порой уставал от них (не от детей, от вопросов), и ему хотелось хотя бы один рабочий день остаться дома и до обеда лежать в постели, смеясь над очередным выпуском «Приключений Мартина Миггса».

Это утро не было исключением. Освин открыл глаза уже после того, как Маргарет тихонько выскользнула из-под одеяла, пытаясь его не разбудить (хотя он прекрасно знал, что её ранний подъём был связан с вечерней угрозой щекотки с его стороны; а она, вероятно, очень хотела этого избежать). Солнце билось в деревянный пол их спальни упрямыми лучами, а развалившийся на полу мистер Мышкинс (которого Мэгги якобы совершенно случайно подобрала прям перед самым Рождеством и сделала подарком мужу) громко мурчал, катаясь по ковру. Освин любил всех зверей, но между котами и собаками в любом случае бы отдал предпочтение псу (даже самому маленькому и зубастому), и новоиспеченный член их большой и дружной семьи (кроме Бэни, весь задний двор, первый и частично второй этажи дома Боунсов были плотно заселены совершенно разнообразными представителями фауны) бесконечно нравилось терроризировать своего хозяина. И как только Освин потянулся к тумбочке за лежавшей на ней новым выпуском комиксов, мистер Мышкинс молниеносно отреагировал: стремительно пикируя с комода (на который он залез за какую-то долю секунды невероятным образом) он упал на журнал, хорошенько пройдясь по нему лапами и с довольным видом уселся напротив Освина, который от бессилия снова упал на подушку.

К жизни его вернул урчащий желудок, который явно требовал подкрепления или хотя бы активных действий в этом направлении, и мистер Боунс, не хотя накинув халат, закинув в один из его карманов палочку, и кое-как нацепив очки, отправился вниз по лестнице, прямиком на кухню с явной надеждой, что обоняние его подводит и Мэгги приготовила что-нибудь невероятно вкусное (в тройном размере). Освин спускался максимально тихо, хотя был уверен, что его шаги и так заглушит радио, однако план состоял в том, чтобы разведать обстановку и в случае чего (если Мэгги его увидит и заставит что-то делать) быстро ретироваться обратно в спальню и притвориться спящим ещё на пару часиков, вместо этого с интересом изучая приключения сумасшедшего маггла мистера Миггса в мире простаков. Однако, увидев, что кухонный стол пуст, а Маргарет пританцовывает возле книги, попутно подпевая приёмнику и размахивая половником, Освин так же тихо проследовал обратно на второй этаж (до этого пару минут с умилением смотря на супругу, которая невероятно органично выглядела везде, всегда и во всём) пока не стало слишком поздно.

Пробурчав себе что-то под нос, в спальню он решил не возвращаться, дабы избежать очередной встречи с котом (который совершенно точно, тут Освин был уверен, был на четверть низзлом), и проследовал в ванную, где попытался привести размытое пятно, коим он стал сняв очки, в кого-то более менее похожего на него самого и после, натянув домашний свитер с огромным пятном от тыквенного сока, которое он от чего-то не разрешал ни Мэгги, ни себе вывести по причине что, она служило то ли приятной памятью, то ли грустным напоминанием (сам он уже и не помнил), проследовал в комнату с окнами на север, которая служила чем-то вроде кабинета, библиотеки и ещё одной комнаты с живностью. Там его уже ждала тройка карликовых пушистиков, которых ему приходилось закрывать по ночам с появлением в их доме мистера Мышкинса, который упорно охотился на них, словно дальний кузен Освина из Шотландии по праздникам на свиную рульку. Пушистики встретили его радостным сопением и Освин радостно плюхнулся на кушетку рядом с ними, достав журнал и палочку прошептал «репаро» и наконец-таки вернулся к долгожданному рассматриванию движущихся картинок.

Идиллия длилась не больше семи минут. В какой-то момент Боунс почувствовал, что на кухне, которая располагалась прямо под ним, произошел то ли взрыв, то ли крушение одной из стен Хогвартса, за этим последовало весьма громкое, однозначное и наполненное паникой «Оззи» от Мэгги и Освину, который только начал познавать трудный, странный, но весьма захватывающий мир магглов. Отбросив в очередной раз в сторону комикс, он быстрыми и длинными шагами преодолел лестничный проём (пару раз стукнувшись о неудачный порожек) и оказался на кухне с интересом и недоумением смотря на жену, которая находилась в весьма странной и необычной позе, при этом походила на жонглёра в цирке, который хочет подбросить воздух всё и сразу. Невольно он растрогался (однозначно от умиления, которое испытывал уже много лет, когда видел её).

Маргарет, я очень надеюсь, что в следующий раз, когда ты решишь помыть всю посуду дома, ты будешь брать по одной тарелке, а не сразу все, да ещё и вместе с полкой, — он тихо усмехнулся, зная, что сейчас она не сможет дать ему подзатыльник, — дай угадаю, ты хотела приготовить пончики? — он встал рядом, смеясь заглядывая в её глаза, не торопясь помогать, но держа наготове палочку, дабы не дать случиться происшествию, за которое потом отвечать будет несомненно он, — предлагаю сделку: пончики в обмен на сервиз бабушки Пруэтт, который останется целым? — он продолжил, не смотря на то, что Мэгги насупившись открыла рот, чтобы ему возразить, — я не сомневался, что ты согласишься!

Освин рассёк воздух, взмахнул и все вещи встали на свои привычные места, а полка вовсе прилипла к стене намертво. Он же, усаживаясь напротив юной супруги, которая до сих пор прибывала то ли в недоумении, то ли в шоке (а возможно и в недовольстве), положил подбородок на руки и широко улыбнулся ей:

Сегодня я хочу шоколадные с персиковым джемом, и теперь ты не сможешь мне отказать!

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:35:24)

0

11

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/30/472729.png
ELIZABETH 'BETS' POTTER, 26
ЧИСТОКРОВНАЯ — ПОД ВОПРОСОМ — OLIVIA COOKE

бэтс, когда мы были детьми, ты уверяла меня, что я никогда не буду играть в сборной великобритании. я же твердил раз за разом, что ты навсегда останешься поттер и со своим скверным характером никогда не найдёшь себе мужа [даже самого дохленького]. here we go again! я стал звёздочкой на небосклоне квиддича, а тебе же уже исполнилось двадцать шесть [!] и наша тётушка дорея скоро даст тебе титул «очередной старой девы». за последние семь поколений лишь джорджина поттер счастливо вышла замуж, всем остальным же повезло остаться в стенах родительских домов и скрасить старость разведением шишуг. пора заключить пари, дарлинг, если до двадцати семи ты не найдёшь себе как минимум мужа [или как максимум жениха], то наконец... а дальше я ещё не придумал!

— бэтс, у тебя никогда не будет мужа, ты разговариваешь и ведешь себя как кокни-полукровка!
— пф, кто бы говорил, джеймс, кто бы говорил.

на деле ты безумно обаятельна и бесконечно умна, но порой слишком критична и категорична. твоя ма подсовывает тебе женихов [но «достойных» тебя мало [по твоему скромному мнению — их вообще нет]]. ларри в шутку твердит, что ты должна выйти замуж именно за него, иначе он никогда не женится. я же киваю головой и в очередной раз твержу, что это лучшая идея — никто кроме лоуренса не решится на такую авантюру. мы трое — последние из поттеров. и, к сожалению, ответственны за новые лица на семейном древе. и тебя это тяготит [ужасно]. ты хотела бы оставить всё, как есть. для тебя семья значит куда больше, чем ты показываешь.

— ларри твердит, что поведёт тебя под венец, на твоей свадьбе [которой никогда не будет], это нечестно, я тоже хочу!
— ты понесёшь кольца, джим, если не потеряешь их [как всегда].

ты всегда знаешь, чего хочешь. с ранних лет идёшь к своей цели уверенными шагами не боясь смотреть в лицо запретам и, тем более, опасностям. ты — поттер и этим, в принципе, всё сказано. то, насколько мы все можем быть безрассудными, гордыми и нерациональными — святая истина и страшный секрет. ты — поттер. а все женщины нашего рода больше похоже на рыцарей из сказок, чем на кисейных принцесс [читай барышень]. и я, говоря, что ты никогда не выйдешь замуж, просто не хочу признавать, что ты лучше и «выше» многих мужчин, которые так желают сломать тебя и заполучить в жёны.

— я когда-нибудь соглашусь с тем, что найти тебе достойного мужа нереально, но сегодня вечером у тебя свидание с младшим уизли.
— джеймс флимонт поттер! если ты ещё хоть раз устроишь мне с кем-то свидание, я обещаю, что ты попрощаешься со своей коллекцией метёл!


попытка номер два с кодовым название 'я буду любить любую сестру, только дайте кого любить'. если честно, я уже тысячу раз забыл, что собирался писать в пожеланиях и дополнениях. всё, что хочу сказать — я безумно влюблен в бэтти-бэтс [чисто по-братски] и невероятно нуждаюсь в её пинках, угрозах и искренних обещаниях оттаскать меня за ухо. жду, невероятно, сильно и трепетно. честно, не могу сказать, что вот готов забрать на пять тыщ эпизодов [но на две тысячи, вероятно, смогу]. однако, полностью готов помочь вступить в игру, обжиться, найти связи и мужчину мечты [или женщину; кастинг вести чур буду я]! а ещё найти ларри, потому что без него нас всех просто вместе не мыслю [да и на родителей можно будет заявки написать и очень их ждать!]. что касается внешности: изначально тут была крутейшая конор лесли, но я пересмотрел свои приоритеты и теперь здесь оливия, которая не менее адорабл. но! если вдруг вам зайдёт образ бэтс в общем — поищем темненькую альтернативу, вернём конор, что захотите! что касается факультета, занятости прочих деталей — обсудим вместе [если будет нужно моё участие]. я не особо настаиваю на описанном выше [пожалуй, кроме имени и возраста /играю в принципиального придирчивого заказчика/] и готов пересмотреть образ и характер, приходите! ♥

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent]— Джеймс Поттер — восходящая звезда британско-ирландской лиги этого сезона просто разгромил в финале вратаря Гордости Портри под руководством своего капитана мисс Морган, с которой ему приписывают роман уже второй год подряд, правда ли... — Бэтти опустила газету, не смогла удержаться и захохотала, — Джимми, неужели она вообще смотрит в твою сторону? Где ты и где она. На фоне того же Монтегю, мне кажется, ты жутко проигрываешь!

Джеймс насупился и закатил глаза. Уже три недели, как он вернулся в Англию и три недели как прозябал в доме дядюшки Уилмота и тётушки Джозефины. Октябрь был сезоном охоты и Поттеры, по многовековой традиции, собирались в одном из семейных домов, что в графстве Сюррей, и проводили его совместно. Юфимия строго-настрого запретила сыну оставаться в лондонском доме — она прекрасно знала, что ничем хорошим это не закончится (по крайней мере раньше так и было; вспоминать про тот «случайно» испорченный портрет дедушки Никодемиуса, который в попытках скрыть улики перевесили аж на третий этаж, в надежде, что миссис Поттер не заметит подмены, не стоит — увы, обладая невероятным чувством интуиции матушка с порога поняла, что что-то случилось и за полторы минуты обнаружила пропажу, а вот что было дальше история умалчивает). Именно поэтому уже которое утро Джеймс завтракал в компании Бэтти и Ларри, которые по многолетней привычке пытались осадить младшего брата при каждом удобном случае.

— Джим, я бы на твоём месте воспользовался шансом и подогрел эти слухи, если ты понимаешь о чём я, — Лоуренс засмеялся в своей излюблено-мерзкой манере и тут уже и Элизабет, и Джеймс на пару закатили глаза. Старший из младших Поттеров иногда не видел границ и говорил то, что приходило ему в голову. Обычно его успешно останавливала (затыкала) Дорея, но в этом позднее утро они были в западной столовой лишь втроём. И в тот момент, когда Ларри открыл рот, чтобы продолжить свои условно «непристойные» намёки, Джеймс резко встал из-за стола.

— Я бы с радостью продолжил слушать ваше мнение о моей карьере и, тем более, о личной жизни, но! Мы поговорим об этом в следующий раз, когда ты, Ларри, займёшься чем-нибудь дельным кроме тренировки шишуг, а Бэтти наконец найдёт того, кто сможет вытерпеть её дольше десяти минут наедине и не сбежит при первом удобном случае. Хорошего дня! — скорость, с которой он покинул комнату, была феноменальной (быстрее он мог передвигаться, вероятно, только на метле). В холле он наткнулся на Чарлуса, но поспешно свернул направо, дабы избежать долгого разговора на темы весьма абстрактные (с ним вообще было очень трудно о чём-то разговаривать, потому что Чарлус просто-напросто не умел слушать). Через пару минут он оказался в своей просторной комнате в восточном крыле и увидев время на часах, которые пугали его всё детство (необъяснимо, но факт — у Джима с юных лет по какой-то странной причине образовалась тиктакофобия, и теперь он всеми силами избегал любые часы, тиканье которых слышно), понял, что он уже критически опаздывает. В эту пятницу они с командой должны были фотографироваться для обложки самого главного спортивного журнала Британии и (барабанная дробь) первой страницы Пророка. И Джеймс в своей излюбленной традиции опаздывал. Это никогда не было критически — обычно он мог задержаться на час (ну максимум на полтора), но сегодня... Сегодня был тот самый день, когда Джеймс Поттер, вероятнее всего, поплатился бы за свою несобранность и непунктуальность. Через полчаса кое-как он вышел на крыльцо дома и аппарировал в торговый квартал.

Октябрь был любимым месяцем Джеймса (и нелюбимым одновременно). И пока он стоял в конце Диагон аллеи, пытаясь вспомнить в какую сторону ему идти, резко вспомнил, что сегодня именно та пятница, в которую он должен встретиться с Лили. На минуту его обуяла паника — он был уверен, что всё это фотографирование затянется дольше чем на пару часов (Руби слишком привередлива к тому, как выглядит на снимках, а Вуд, дай бог, вообще явится на всё это мероприятие) и он несомненно опоздает ещё и на встречу с Эванс. Последние полгода они редко виделись — он пропадал на тренировках и матчах, Лили усердно проходила обучение и практику в Мунго и порой брала дополнительные ночные смены. Он старался выкраивать время (они оба на самом деле; но он по своей натуре искренне считал, что Эванс может освободится в любой момент и именно она должна подстраиваться под его график) и перед каждой игрой посылал ей билеты на лучшие места (в надежде, что она придёт его поддержать), но увы. На деле, она быстро поняла, что ей не место на трибунах — Джеймс тонул в толпах фанатов после матча, раздавал автографы, фотографировался и отмечал победу (чаще всего победу; в сезоне 78/79 они поднялись с девятого места на первое, что стало событием для всего британского квиддича) с командой, и для Лили во всём этом места не было. И как бы он не хотел видеть её рядом, как бы она ни хотела не быть одна в дождливом Лондоне, они оба понимали (он, увы, только в глубине души, потому что он очень редко признаёт вещи такого рода), что дальше так продолжаться дальше не может.

С мыслей его сбил Гримстоун, который буквально пнул Джима под зад с криком о том, что его ждут все (даже Вудди соизволил прийти вовремя; да боже, как же так!). И Поттер резвым шагом под громогласную нотацию своего менеджера отправился в офис на трёхчасовую съёмку. Всё проходило гладко (относительно, где-то через час у обоих Оллертонов началась истерика, Морган была морально вымотана, а Джим вместе с Ронни курили её самокрутки на лестнице, пока «отец» (именно так они прозвали менеджера Торнадос скорее в шутку, потому что отец из него был никудышный — ходили слухи, что он бросил трёх или четырёх беременных девушек на произвол судьбы) пытался привести всех в чувства.

— Как там Лили? — Шеклболт и Поттер учились на одном курсе, но на разных факультетах и знакомы были с того момента, как попали в школьные сборные; в последствии оказалось, что только она могла составить ему достойную конкуренцию на поле, а затем стать лучшим тиммейтом (Хиггс, без обид). И да, она была в курсе большей части его перипетий с Эванс, ибо иногда Джеймс был невероятно глуп и беспомощен в плане любых межличностных отношений (особенно с прекрасным полом; особенно с Лили). Советы она, конечно же, давать не решалась, но всегда могла направить мысли Джима в нужное русло (не как Л., но всё же).

— Я должен был встретиться с ней сорок минут назад, но Гримстоун сказал что, если я уйду, дисквалифицирует меня на полгода, а то и до конца игрового сезона. И не даст мне расторгнуть контракт. Ну и ты знаешь, что только здесь он сдерживает обещания, — Поттер нервно усмехнулся, пожал плечами и иронично добавил, — я не уверен, что вообще могу сдвинуться с места без его разрешения, хотя что мне терять, если он увидит, что мы курим, а не пытаемся успокоить бедную Руби...

Они оба громко засмеялись и вернулись ко всем. Джеймс дал себе слово, что пробудет здесь ещё ровно полчаса и обязательно найдёт предлог, чтобы поскорее уйти (он надеялся, что Лили догадается зайти в ближайшее кафе или паб и не будет стоять на холоде). В течение этого получаса все наконец-таки собрались. Но! Волшебным образом кто-то принёс сливочное пиво (пару ящиков), и через час мысли Поттера не путались, но были совершенно не там и не с той, которая ждала его уже точно больше положенного. Опомнился он только к 11, когда ужасные тикающие часы на стене в коридоре издали резкий звук обозначив условное начало ночи. Первой его мыслью было то, что он знатно проебался (именно проебался). По его примерным подсчётам Эванс ждала его примерно три с половиной часа (если не больше). И схватив пальто, он выскочил на улицу (не прощаясь, в надеждах, что уже изрядно пьяный менеджер этого не заметит) и быстрее, чем утром он пытался ретироваться от надоедливых родственников, зашагал к Горизонтальной аллеи, где всё это время должна была быть Лили.

В голове он держал сотню извинений, тысячу оправданий и миллион вариантов того, что может вообще его ждать. В лучшем варианте — Эванс обидится, но простит его через пару дней, в худшем... О худшем он думать не хотел, но знал, чем это всё могло закончиться. Скандал назревал уже давно и Джеймс, хоть и не любил спорить с Лили, но иногда был вынужден это делать. А иногда был вынужден молчать. И это второе иногда должно было настать именно сейчас. В конце аллеи он увидел скамейку, а на ней маленькую девочку, которая безусловно бы уже покрылась сугробом снега (если бы сейчас шёл снег). На фоне Поттера, она всегда выглядела маленькой (но не хрупкой; Лили всегда была той, кто может за себя постоять и никогда не производила впечатление слабой, наоборот — именно это Джиму всегда в ней и нравилось): в начале шестого курса он резко вытянулся, став выше её на две головы, а сейчас вовсе выглядел условным великаном на её фоне. Но несмотря на то, что она была во всех смыслах малышкой (очень редко он позволял себе её так называть, что ей безумно не нравилось), сейчас она выглядела достаточно грозно (даже немного пугающе). И по мере того, как Джеймс приближался к ней, понимал, что лучше бы она просто ушла, не став дожидаться его на холоде всё это время. И его ждала даже не нотация, Эванс собиралась отчитать его и максимально пристыдить (как это умела делать только она; даже матушке такое было не под силу). Он не был готов к тому, что она сорвётся на него таким образом. И поэтому вместо того, чтобы по привычке ёрничать и высоко задирать нос, на удивление замялся не зная, что он должен сказать.

— Лили, я всё готов объяснить, у нас была фотосессия в Пророке и ты же знаешь, что каждый раз происходит чёрт пойми что… И я правда помнил! Я даже заказал тебе пирожных, твоих любимых лимонных пирожных у Фортескью, но я не успел их забрать. Но, я готов вломиться туда прямо сейчас ради тебя, даже если меня арестуют и посадят в Азкабан на 12 лет, правда. Проси чего хочешь, я на всё готов чтобы загладить свою вину. Мне правда очень жаль, что так получилось, — он глубоко вздохнул и его брови изогнулись для максимально эффектного грустного взгляда с нотками извинений, сожалений и бесконечной преданности. Но он не был уверен (предполагал по большей части), что от условной казни (палачом на которой он стал сам) «щенячьи глаза» (которые он в своё время перенял то ли у Сириуса, то ли у Ремуса) его спасут.

Однако, вряд ли Джеймс был готов к тому, что ждало его впереди.

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:36:11)

0

12

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/15316.png
HADES MULCIBER, 50 *
ЧИСТОКРОВНЫЙ — ЧЛЕН СОВЕТА ПРИ МИНИСТРЕ; АДВОКАТСКАЯ КОЛЛЕГИЯ — KEANU REEVES (!)

das siebenmeer laЯ strцmen in mein glas:
ich kann so lange trinken als du glaubst, ein gift zu mischen

в монотонном узоре стен визенгамота и однообразной схеме рассадки членов судебной коллегии читается непримиримая суть: постыдно упускаемые возможности стороны обвинения поглощаются тошнотворно правильно изложенными фактическими обстоятельствами дела. на пятнадцатой минуте защитительной речи [две с половиной на вступление, все оставшееся время - на словесное фехтование и интеллектуальное доминирование] хейдес выявляет нелогичность оппонента и вплетает удобные ему противоречия в фабулу дела. мистер мальсибер переходит от частности к универсальным истинам, варьирует тембр и тональность, уводит из-под прицела подзащитного, камуфлируя вину оного ошибками следствия - все это вызывает реакцию 'на бис' беззастенчиво страждущих зрителей. хейдес мальсибер - лучший адвокат магической британии.
[indent]
хейдес деконструирует грани стейка medium rare, аперитив запускает череду множественных мыслительных процессов: вот одна мысль, за ней подобралась следующая, вот мимическая морщинка у смыкания бровей - пока пространство вокруг шумело капризным фоном бездумно потакаемых 'хочу', в доме же мальсиберов воспитывали потребность поглощать знания [хейдес не применет напомнить о том, что быть отпрыском чистокровного рода не только привилегия, но и труд: никс - начинённая описательными характеристиками абстракция, выхолощенная донельзя в недопущении погрешности, слишком зацикленная, чтобы развернуть свой режущий край - дочь; тесеус - перепетийный, движущийся слишком хаотично, несогласный, чтобы посмотреть под иным ракурсом - сын] и предотвращали вырождение семьи в мутирующую заносчивость. плотное пальто с округлыми пуговицами и аспидными [разного кроя] перчатками, не высказанные [лишние] вопросы, не названные [вслух] поименно враги - определенные ограничения: не ущемляющие, но воспитывающие дисциплину. хейдес опускает вилку с едва ли уловимым звоном [и эта сиюминутная искренность кричит - я вложил вам знания в руки, чтобы вы передавали их следующим в линии].
[indent]
хейдес смывает вкус коньячного соуса, промокает губы выбеленным, выглаженным хлопком, препарирует происходящие в последние годы в лондоне перемены с завидной мальсиберовской (а)политичной осторожностью: предельно приятно улыбается и крайне рассудительно замечает [про себя], что истеричные [необдуманные] вспышки огней под знаменами последователей лорда воспринимает с налетом легкой озадаченности - то, что хейдес десятилетями выстраивал вокруг идеи [вырубал под корень во имя], легкомысленно подвергают опасности и это кажется ему не самым обстоятельным подходом к делу. хейдес не может игнорировать, но бессистемные раздражители можно отрезать только если они находятся достаточно близко к тебе: вести неспешную беседу, сжимая визави кольцом информационного мусора, проявляясь очень галантно и уместно, генерировать диалоги, занимая голову насущными задачами. хейдес никогда не уходит с потерями, а то и с приобретениями.
[indent]

details

absolutely dog-person. наличие добермана cerberus непоправимая данность бытия. пожалуйста, да. // шахматы [стратегическое мышление вкупе с высокими показателями логики = выверенность следующего хода; эта же абилка выходит далеко за пределы шахматной доски] // хейдес щедр, но видит грань между слепым задариванием [откупом] и реальным желанием сделать подарок // не использует физическую силу от слова совсем, даже в высшей степени своего неудовольствия [здесь же вопрос тактильности, но это я, полагаю, обсудим в личной беседе] // безупречно социализирован, превосходно мимикрирует под любого рода обстоятельства, искусен в создании связей в которых ему должны [лейтмотив жизни хейдеса мальсибера - использовать людей, как предосторожность, потому что никогда не знаешь, кто может понадобиться]

[indent]

ПРИМЕР ИГРЫ

никогда у нас не было ничего лучше войны, meine herz
никс молчит, когда брат нашептывает на ухо свою безмятежную веру, словно старую немецкую колыбельную. она это слепое стремление не разделяет и порой готова удавить свою лучшую половину перед его собственным отражением в зеркале, чтобы он посмотрел на себя и понял насколько не прав, но ее сдерживает безапелляционная любовь и нежелание перечить всерьез. никс - двойник, заполняющий его пробелы собой [чужие движения, чужой голос, чужие желания]. никс знает все, что эребус когда-либо знал и все, что он когда-либо сможет узнать. она не помогает ему жечь костры, но знает благодаря чему пламя будет гореть
ярче и выше.
[indent]
эребус сгорает в мучительной лихорадке [никс тянет руки, но идол больше не принимает подношений - а больше у нее ничего нет]. она шепчет ему напоследок, я видела темноту, которая обнимала тебя так крепко что ломались рёбра. ты так хотел и куда тебя это привело?.. проблема в том, что ответить он ей уже не может: ни защититься, ни отбиться от ее выверенных словесных ударов, ни убедить в том, что в этой комнате главный неправый это она сама. никс сложно сказать, что входит первым — злость или разочарование? пожалуй обижаться на (не)живого брата, что семью [ее] променяли на мнимую идею превосходства, которой он по правде даже не успел коснуться, чтобы никс могла разделить его эйфорию и желание пожертвовать всем ради этой самой минуты. никс смотрит на эребуса сквозь мутное стекло [приходится разжать чужой захват на запястье, чтобы высвободить руку - цепляет пальцами грязные разводы], сохранить ясность разума в связи с пережитыми событиями представляется задачей почти непосильной [возле него увядали даже сухоцветы, осыпались пеплом прямо в бледные ладони. ей приходится еще долго тратить древесно-можжевеловый сбор, чтобы смыть с себя мертвый запах вместе с любыми напоминаниями о том, как могло бы быть иначе. не могло.].
[indent]
с уходом эребуса мальсибера [он никогда раньше не казался ей таким холодным или ей просто не хватило прикосновений чтобы распознать это раньше? рука, что она протягивала брату была выбрана загодя - всегда выбираешь ту, что кажется почище] остается только нагота из-под лохмотьев [вторую кожу она так и не успела нарастить (да?) - сейчас самое время]: кожа никс преломлялась, светилась и была видна напросвет [змеи тоже сбрасывают кожу, но сложно осозновать, что сама ты не змея и никогда ею не станешь - приходится брать другим]. если вскрыть никс прямо сейчас, там не окажется ничего кроме; ничего кроме внутренней жажды испепелить и отправить к создателю их всех [она останется на самой поверхности, будет здравствовать//медленно таять (что угодно!), она задержится здесь настолько долго, чтобы записать имена, высечь их на камне - каждое имя, что знало_умолчало_скрыло_было причастно]. эребус уносит с собой голос [свой и ее], в доме пусто глухо и нехорошо. никс делает шаг назад [на смену прихдят три маленьких вперед. от отца пахнет бергамотом и чем-то еще - этот запах ей (пока) незнаком], заправляет выбившуюся прядь за ухо и разглаживает одежду. лучше не станет, разумеется, но определенная дистанция помогает разрубить невидимую нить как можно быстрее. никс вынужденно осекается. эмоции - слабость, от нее не дождутся и крошечной доли [ни один из тех, кто сейчас в доме; ни один из тех, кто вне него].
[indent]
в кабинете хейдеса шелестит подолом никс [матери нужен день на ненависть. лилии горят неохотно (в этом доме не горят разве что фамильные гобелены и резное дерево: никс восходит на костер и не горит), это занимает никс чуть больше чем расходящееся трещинами зеркало - мальсибер выцарапывает из рамы осколок, чтобы рассмотреть поближе и обнаружить там ровным счетом ничего приходится перехватывать инициативу и забрать право зваться хозяйкой этого дома на ближайшие пару дней. ни у кого в этой комнате нету ни желания, ни времени выяснять - заслужила ли. она это место не отвоевывает. и даже не принимает в дар. просто занимает], впивается лопатками в прозрачную карамель окон. хейдес никогда не вмешивался. зря. никс понимает, что слова отца теряют весомую силу. никс понимает, что для него у нее нет ни слов, ни веры, ни оправданий - у обоих остается сил только на краткие распоряжения. в мальсибер-мэнор не должно остаться ничего лишнего: ни сказанных слов [вечером она бросает шипящее 'он умер из-за тебя'; на утро садится по правую руку от отца - разрешения не спрашивает - так, словно того разговора не существовало], ни старых привязанностей [никс никогда не была убийцей, но скоро станет - собака эребуса исчезнет бесследно, пойдет по следам хозяина и не вернется никогда], ни вещей, напоминающих о.
[indent]
момент, когда дом накрывают плотным черным полотном, словно золоченую клетку птички певчей, она чувствует почти физически. до этого казалось, что здесь было всегда тихо - заблуждалась: кузены, знакомые близкие и не очень, во всем доме чувствуется движение. последние приготовления даются легче - приходится переступить через выпотрошенное, сожженное мерзкой гнилью тело брата: подменяет его волшебную палочку на жалкий дубликат [эребус не заметит разницы. во всяком случае она надеется, что был бы не разочарован и оценил перестраховку].  скорбные кивки и сдержанные поминальные речи, сдобренные парой глотков коллекционного вина кажутся на чужих устах  позорным богохульством. комья земли даже еще не успели пасть на гроб, а она уже слышит нечеткие, неслышные злобные шепотки [что вы знали вообще?..].
все они знают.
[все они молчат]
[indent]
никс слышит ее поверх толпы. никс концентрирует внимание на единственном лице, отсекает стройный шум тембральных перепевов и шепотков, твой стылый след здесь был бы предпочтительнее, carrow. мисс мальсибер не всласть переступать с пятки на носок французского прононса, но очень хочется высечь вороньим карканьем свою искреннюю радость от встречи. немецкий был бы в самый раз. но по вине акцентированного аристократического воспитания и заложенной ближайшим окружением системы ценностей, она припасет это на десерт, -
- спасибо, что пришла.
ее мерное дыхание близится к мочке уха, она слишком близко, но даже на таком расстоянии звуки едва различимы, она подобна хищному зверю, что нависает сверху в неистово сдерживаемом желании вырвать чужой хребет, но вместо этого полнится почти ощутимой нежностью, той, что удавит алекто приторной, невыносимо ровной интонацией, запустит вереницу разбегающихся по разные стороны позвонков мелких мурашек. никс оставляет отметину губ на припудренной щеке алекто [меня здесь никогда не было] - она все еще не устала испытывать ее пределы, -
- эребусу было бы приятно знать, что он в кругу друзей. что я в сложные для нашей семьи времена в кругу друзей.
алекто кэрроу ей вовсе не друг. никс подумывает, чтобы уронить обрывочное, скомканное, небрежно брошенное, мы могли бы быть сестрами. при других обстоятельствах. на минуту никс допускает эту мысль всерьез [задумывается: а в сестринстве ли дело?], на другую - что такой статус был бы излишне обременителен [пожалуй, не стоит опошлять, алекто. не так ли?..] - для обеих. никс столько лет подбирает правильное определение, но, возможно, ни в одном языке мира для подобной связи даже нет описания.
[indent]
никс помнит, как алекто смотрит на нее точно также. разница лишь в декорациях.
мисс мальсибер четырнадцать, руки алекто по локоть в крови и она пачкает багрянцем кожаный диван гостиной слизерина [here comes alecto carrow].
холодной водой, никс поджимает колени и звучно захлопывает книгу. рассматривает абрис лица напротив; вырисовывает надбровные дуги, обводит скулы и кайму подбородка, запоминает глаза [в полумраке подземелья они выглядят темным обточенным янтарем], запечатлевает облик и погружает его как в застывшую воду [here comes nyx mulciber] - so sьЯ und herrlich.
алекто демонстрирует оскал [но едва ли совесть - это то, о чем говорят в приличном обществе вслух] и никс знает, что алекто рано или поздно за ней вернется. и возвращается - в алекто все возвещает о том, что она приходит за тем, что принадлежит ей.
[indent]
алекто пробует на зуб, давит мелким дактилоскопическим узором прозрачную кожу - в никс ничего не отзывается, никс ничего не чувствует. почти. самую малость она чувствует вибрации сладкой паранойи, порождающие навязчивые мысли - алекто гладит против шерсти, прощупывает чужие грани. ну что же, с алекто лучше работать на опережение, но никс лениво пропускает вопросы и выдергивает из контекста то, на что удобно отвечать [предположим, в ее скорбящем положении такая невнимательность простительна], -
- в гостиной будет удобнее.
вербальный блицкриг - знакомый нарратива алекто кэрроу. то, что отдать живой алекто место подле отца она просто не может слишком очевидно. алекто не может не знать. но знает ли она то, что никс готова играть в поддавки до саморазрушения мира и его остов. алекто будет бродить в крови, которую щедро пролила - никс будет босой [ни скрипа, ни шороха от ее (не)весомого присутствия] идти следом по пеплу; зацелованная алой щедростью, в миг власти и силы алекто будет героиней, и тем не менее, никс готова собственноручно соорудить пъедестал из костей и живой плоти, чтобы выбить из-под ног алекто кэрроу стул первой, пока та будет взбираться.   
все для тебя.
- я не предложу тебе то, что предлагаю остальным. у меня есть один особенный сбор, полагаю, ты оценишь, - мальсибер не утруждает себя развернуть руку в приглашающем жесте, лишь добавляет. bitte setzen sie sich.
всё у них в противодействие [они сидят напротив — всегда, никогда — рядом], так непохожи как и идентичны [we woulde've been damn awful together. brilliantly awful]. домовиками приходится суетиться, никс - отсечь крайнюю фразу степенным:
- благодарю, - на ней черное. как и полагается. длинный рукав, но нагие ключицы. туфли на среднем каблуке. - каждый скорбит отлично от другого, - если закрыть глаза, то темноты внутри никс мальсибер будет почти столько же сколько света в этой комнате. никс лениво огразается и думает о том, что может этому противопоставить.
[indent]
а м и к у с.
никс подмечает как увеличивается прогрессия длительности звуков, как по-змеиному шипит окнчание имени [это она находит занятным], мальсибер округло ведет головой [в другом конце залы она увидит отражение - не ее собственное, но алекто. никс всматривается и (пока) не может понять: чей трафарет вышел первым из кэрроу - и наугад обрисовывает амикуса поверх алекто.] и позволяет себе излишество смотреть долго и в упор, чтобы лицо брата алекто рассмотрела в антрацитовых зрачках мальсибер.
сущее испытание на стойкость и внимательность, не так ли алекто?..
- эребус много значил для меня, алекто. но братья принимают решения, которые порой не приводят к хорошему концу. и нам всем приходится считаться с итогом этих решений. надеюсь вашей семье не придется проходить через подобное, - хотелось бы думать, что в череде привязанностей амикус кэрроу [амикус - отдельный разговор, особые проблемы. твои проблемы, алекто. и еще немного мои. с сегодняшнего дня.] занимает важное место. даже если алекто скажет, что ей все равно [всегда было и всегда будет], никс поделит надвое. покажи мне как именно тебе все равно.
[запустить в соломенную копну длинные тонкие пальцы, обвести скулы и дотронуться до ворота рубашки, прикусить выступающую пульсирующую жилку на шее. деликатно. ]
[как могло бы быть красиво, алекто]
[так ли тебе все равно?..]
- возможно тебе стоит быть чуть более внимательной, нежели была я.

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:36:42)

0

13

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://64.media.tumblr.com/92a33ab2b8652a9f7d9e34e765fb6a26/tumblr_owsf88uDdh1vgrsr1o1_250.gifv https://64.media.tumblr.com/2caf2f05a67107add9230d583e30eb29/tumblr_owsf88uDdh1vgrsr1o3_250.gifv
RUFUS SCRIMGEOUR, 38
ПОЛУКРОВКА — ГЛАВА АВРОРАТА — JOSEPH FIENNES (ОБСУЖДАЕМО)

Отдаю персонажа в ваше распоряжение, но хотелось бы выделить несколько ключевых моментов и поделиться своим видением (согласитесь вы с ним или нет — ваше право).

» Одарённый боевой маг, который уверенно поднимался по карьерной лестнице, одно за другим получая вполне заслуженные повышения. В отличие от своего буйного коллеги, а ныне подчинённого, умеет играть по министерским правилам, за что его уважает и ценит правящая верхушка. При этом они с Аластором в целом похожи: оба вспыльчивые (просто Скримджер умеет контролировать эмоции, а Муди не считает нужным этого делать) и упрямые.

» Обещаю постоянную конфронтацию на рабочем месте — Аластор глух к авторитетам и нередко (читать — всегда) поступает так, как велит ему чутьё, нутро, шестое чувство, которое, однако, ни разу его не подводило, а потому, несмотря на неспособность Руфуса приструнить самовольного и дерзкого сотрудника, последний всё же является ценным кадром, выдающимся волшебником и аврором, и начальство вынуждено мириться с его выходками. Отмечу, что зависти Муди к бывшему коллеге не испытывает — мужчине чужда амбициозность. Для него главное, чтобы механизм исправно работал, а какую роль он сам в нём играет — дело второстепенное. В любом случае, с мнением Аластора считаются. В том числе и сам Руфус.

» Отрывок из поста на другом проекте, но именно так я вижу взаимоотношения героев: “Когда девушка упомянула мистера Скримджера, я невольно рассмеялся, причём вышло это несколько глумливо. Руфус был младше меня и поступил на службу на год позже, однако беспрекословная преданность начальству, которому он буквально руки готов бил лизать и свернуться калачиком у ног, словно пёс, помогли ему продвинуться по карьерной лестнице. Да, он был талантливым волшебником, и в этом я вынужден отдать ему должное, однако его жизненные взгляды и ценности всегда вызывали у меня вопросы. Когда его назначили главой Аврората, он неоднократно пытался присмирить меня, задавить авторитетом, а я только сурово глядел на него, хмурился и кривил рот. Может, он и был моим начальником, но лишь согласно ничтожным бумажкам; я же не воспринимал его в роли наставника, не испытывал должного пиетета, отчего он сильно страдал — это я видел, чувствовал — и боялся потерять свои позиции (как это так, не смог обуздать подчинённого!)”


Роль важная, интересная, да и отыграть непростые (у Муди других и не бывает) отношения с начальством очень бы хотелось. Жду, затаив надежду. Всё готов обсудить, включая внешность (она непринципиальна, но крайне желательна).

ПРИМЕР ИГРЫ

Мне бы хотелось в это верить, — я провёл рукой по лицу и сделал глубокий вдох, вспоминая своего наставника и бывшего главу Аврората, который в силу преклонного возраста и проблем со здоровьем уступил пост молодому поколению в лице Руфуса Скримджера — моего бывшего коллеги и заклятого друга. Признаться, даже спустя годы меня удивляло столь неожиданное назначение.

Мистер Гор... Он был потомком одного из первых авроров, весьма уважаемым и благородным волшебником, по праву занимавшем свою должность; одним из немногих, в чьей компетенции я ни разу не усомнился. Он научил меня всему, что я знаю, и я старался быть похожим на него. Мистер Гор заменил мне отца ещё задолго до смерти матушки и размолвки с роднёй. Но особенно дорого мне было наше общение, потому что мистер Гор был также наставником Гэвина и иногда, словно в награду за успешно выполненное задание, делился со мной какой-нибудь байкой: «Братец твой был не промах. Однажды...». Погрузившись в воспоминания, я пропустил мимо ушей большую часть того, что сказал Фабиан (и хорошо, он как раз расспрашивал о личной жизни). Взгляд помутился, всё вокруг поплыло, а голос товарища доносился откуда-то издалека — будто из-под толщи воды.

Извини, задумался, — я зажмурился, несколько раз моргнул, отгоняя видения, и отпил ещё немного пива. — У правосудия всегда были любимчики, Фабиан, ты это знаешь, — презрительно произнёс я. — За правосудием стоят обычные люди. И на них легко повлиять. Деньги, страх — у каждого свои слабости. Не удивляюсь, если Пожиратели давно подмяли систему под себя. Не удивляюсь, если именно они и дёргают за ниточки, клеймят неугодных и проталкивают сквозь лазейки в законах своих.

Я не верил в нашу систему. Не верил в торжество закона. За годы службы в правоохранительных органах я убедился в одном — власть портит людей, всех без исключения, ломает моральные ориентиры, опьяняет сильнее алкоголя. Государство призвано оберегать народ, но в действительности никому нет дела до общего блага — все пекутся только о личном благополучии и благополучии близких.

Отвечать террором на террор, — задумчиво протянул я. — Тоже думал об этом. Знаешь, если противник играет нечестно, даёт ли мне это право поступать так же?.. Вот ты играл в квиддич, — я повернулся в сторону друга и опёрся спиной о подлокотник. — Даже когда Слизерин нарушал правила, вы, — я указал на него пальцем, — продолжали их соблюдать. И всё равно одерживали победу, — я сделал последний глоток и поставил бутылку пива на стол. — Я бы с удовольствием использовал непростительное заклинание на одном из этих ублюдков в масках, но, боюсь, меня это только раззадорит, — я печально усмехнулся, взглянул на затухающее пламя в камине и продолжил после длительной паузы. — Помнишь взрыв банке в конце прошлого года? Я тогда оказался заперт в подземельях вместе с Рабастаном Лестрейнджем. Он работает в Отделе тайн. Я давно приглядывался к его отцу и брату... Если кто-то может быть хуже Блэков, я отдам это почётное звание Лестрейнджам, — я хрустнул челюстью и потянулся к волшебной палочке. — Инсендио! — лениво пробормотал я, указывая на поленья в камине, и от снопа ярких искр огонь разгорелся с новой силой; я снова выдержал паузу, будто вспоминая, о чём шла речь. — Он весьма странное себя вёл. И я видел не менее странное видение... Никому прежде об этом не рассказывал. Даже Ма... — я осёкся и, разгорячившись, продолжил. — Нутром чую, что он один из них, Фабиан, понимаешь, нутром! —  ударил кулаком по груди. — Но толку в этом? Для ареста нужны доказательства.

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:37:22)

0

14

более неактуально.

Отредактировано saint augustin (17.05.2021 15:37:18)

0

15

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?
lestrange: rodolphus & cillian
СЫН: 36 ЛЕТ, ЧЛЕН МЕЖДУНАРОДНОГО СОВЕТА ПО ВЫРАБОТКЕ ТОРГОВЫХ СТАНДАРТОВ
ОТЕЦ: 55 ЛЕТ, ГЛАВА ДЕПАРТАМЕНТА МАГИЧЕСКИХ ПРОИСШЕСТВИЙ И КАТАСТРОФ

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/267462.gif

Очень тяжело не прогнуться под грузом ответственности, когда ты носишь фамилию Лестрейндж, да еще женат на старшей из девиц Блэк. Рудольфус всеми силами пытается не упасть в грязь лицом, и у него почти это выходит: он с достоинством носит Темную метку, с лучше стороны себя показывает в отделе Международного магического сотрудничества, и вообще для всех является примером для подражания. Единственное, что в чем он пока не преуспел - судьба никак не подарит ему наследника и это гложет изнутри. Он винит в этом Беллатрикс, но в ней ли причина? Киллиан же всю жизнь проработал стирателем памяти - и он в этом мастер - навряд ли Вы найдете хоть одного волшебника во всей Великобритании, кто бы так ювелирно владел заклятием "обливиэйт" - не зря Темный Лорд считает его одним из самых близких своих соратников.

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/743519.gif

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:38:31)

0

16

более неактуально.

Отредактировано saint augustin (01.07.2021 18:46:45)

0

17

более неактуально.

Отредактировано saint augustin (01.07.2021 18:46:55)

0

18

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?
mulcibers: theseus & hades
СЫН: 20 ЛЕТ, ЧЛЕН МЕСТНОЙ ПОЖИРАТЕЛЬСКОЙ КЛОУНАДЫ // ОТЕЦ: 50 ЛЕТ, АДВОКАТ ДЬЯВОЛА, ЧЛЕН СОВЕТА ПРИ МИНИСТРЕ

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/835697.gif

Тесеус рвется в бой - еще в школе он понял, что жизнь грязнокровок ничего не стоит, и нередко использовал вычитанные в запретной секции библиотеки заклинания на магглорожденных.  Он считал дни до совершеннолетия, чтобы иметь возможность принять метку и умирал от зависит, когда Эван сделал это первым. Но Хэйдес против - он потерял своего старшего сына в одной из первых столкновений с Орденом Феникса и теперь не готов жертвовать продолжением своего рода даже ради идеалов Лорда. Он запрещает, пытается всеми силами оградить единственного наследника от надвигающейся войны, вот только все бесполезно - через Розье Тесеусу все-таки удается получить Метку - возможно, Хэйдесу стоило использовать "империус" не только на нынешнем министре магии, но и на родном сыне.

https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/96/93424.gif

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:39:16)

0

19

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?

https://forumupload.ru/uploads/0015/df/7a/2/41600.png

ISELIN ROSIER/EX-ROWLE, 32
ЧИСТОКРОВНАЯ — BELLE-MИRE — BELLA HEATHCOTE

you just don't know it yet but you love me and i love you the same
иселин в детстве — тревожная и флегматичная, ищущая одобрения родителей, внимания старших брата и сестры, слишком сильно сжимающая складки платья, оставляя на отглаженных юбках заломы. иселин в юности — осторожная и невротичная, предпочитающая держаться в стороне, вечно опускающая глаза, заливающаяся румянцем при любом неосторожном взгляде на неё. иселин сейчас — тихая и кроткая, позволившая возвести себя в абсолют и создать из беспокойной девочки недосягаемый идеал, на который позже можно будет молиться.
_________________
иселин спускается на землю, словно ангел с небес, а за ней шлейф тянется из благих слов и дел, из благодушия и милосердия. будь иселин ни роули, и тем более ни розье, наверняка бы выхаживала смертельно больных и прокажённых собственными руками, ни боясь ни крови, ни грязи, ни даже драконьей оспы. иселин совсем не похожа на старших сестру и брата, она другая, совершенно: ни злости во взгляде, ни резкости в движениях. она к себе притягивает и взгляды и внимание, вызывая одно лишь благоговение. иселин — недостижимое и невозможное, по крайней мере в глазах эвана, который забывает обо всём мире, наблюдая за ней теперь в их общем доме. её он не воспринимает ни как мачеху, ни как тем более мать, но лишнего сказать и сделать в начале не осмеливается, и лишь послушно следует и внимает каждому её слову. а эве это не нравится, но эвану всё равно. ведь нить между ними, что он бережно хранил у того самого места, где должно быть сердца, а она крайне любила натягивать, медленно, но верно становится всё тоньше и совсем скоро порвётся. и когда эван смотрит на иселин не как пасынок и племянник, а в разы смелее, эвелин берёт ситуацию в свои руки, и усугубляет её, доводя до максимума и предела, извращая все возможные понятия, создавая свою собственную греческую трагедию в пяти актах.


проясним и расставим по местам на всякий случай: иселин — молодая жена констана розье, почти что первая леди и главное — мачеха [и тётя в одном лице] для юных наследников — эвана и эвы. её старшая сестра, эмбла, была первой женой господина розье и семь лет назад погибла при загадочных обстоятельствах в собственном доме, её старший брат, торфинн, пожиратель смерти и последний носитель своей фамилии в пределах волшебной британии. семейство роули [в этом прочтении] имеет нордические корни и спектр странных особенностей, которые передались и иселин, но в меньшей степени. она выходит замуж ровно через год после похорон эмблы и становится центром притяжения и фактором сплочения в семействе розье, выстраивая идеальную картинку для окружающего мира, пряча глубоко и надёжно тайны и проблемы в фамильной усадьбе мужа, которому многим обязана, которого безусловно уважает и бесконечно ценит. детей своей уже покойной сестры она горячо любит и всеми силами старается наладить контакт, но выходит плохо: эвелин относится к ней притворно хорошо, скрывая за приторными улыбками слепую ненависть и жгучую ревность из-за брата, который на новую жену отца воспринимает совершенно не так, как должно пасынку.


so, новая порция сюра уже тут, но я лично считаю её слишком вкусной, чтобы пройти мимо или хотя бы не закапать заявку слюной. в тексте есть какие-то туманные намёки, которые, на деле, можно трактовать как угодно, но если вдруг совершенно случайно вы где-то там нащупали step fantasies, то будьте уверены — это для вас. все детали, что были указаны выше, обсуждаемы в той или иной мере. я не притязательный и совершенно не привередливый, поэтому можно попробовать меня уговорить на какую-нибудь авантюру по смене чего-нибудь, но это не точно и я не обещаю соглашаться. пишу с переменным успехом нужное количество символов, легко подстраиваюсь под партнёра, иногда делаю сомнительно красивые картинки, плей-листы и глупые мемы про персонажей. охотно делюсь идеями и сюжетами: сейчас держу в голове как это всё можно раскрутить в весьма интересном, безусловно неподобающем и ужасно волнительном русле, чтобы погрызть локти и покидать томные взгляды друг другу в затылки, с продолжением или без — зависит от того, что выберем вместе. обещаю, что не дам грустно и одиноко сидеть в углу, взамен же попрошу прислать любой текст на почитать и поддержать меня в стремлении собрать всех покемонов семейства розье-роули.

ПРИМЕР ИГРЫ

[indent] i want her to melt into me, like butter on toast.
[indent] i want to absorb her and walk around for the rest of my days with her encased in my skin.
[indent] i want.
[indent] _________________________________________________________________________

кусок мяса не лезет в горло, упирается штыком в нёбо, царапает горло — эван демонстративно выплёвывает его на салфетку, не поднимая глаз ни на мачеху, ни на отца. оправдываться он не любит, да и не за что, мясо — сухое, как стопка пергаментов; он же предпочитает то, из которого сочится кровь, обагряя губы и острый подбородок, роняя капли и оставляя красные подтёки на белой скатерти, которые придётся выводить часами, а то и днями несчастной прислуге, стирая ладони до костей. от этой мысли он улыбается, представляя заплаканные лица и мозоли на руках, которые ещё не скоро заживут.

покидая столовую, окутанную приятным, почти интимным полумраком, в которой сейчас нет места ему [а может кому-то другому?], он не произносит ни слова, зная, что отец ждёт извинений [и будет ждать после]. ему скучно, как было вчера и будет завтра. ему скучно, снова, и это раздирает изнутри, заставляя оставлять следы, на всём [на всех], кого он касается. но жажда [перемешенная с ноющей мыслью о недостижимой истоме] не пропадает, а лишь возрастает, усугубляясь раз за разом, доводя до исступления без возможного [видимого] окончания.

и жажда ведёт его.

к ней.

он возвращается к этому весь учебный год, задерживая в мыслях её образ чуть дольше, чем она могла бы не дышать, и чуть меньше, чем он хотел бы держать руку на её затылке. он видит её в других, чувствует её запах на себе, слышит её отвратительно приятный голос каждый раз, когда закрывает глаза. и это становится наваждением, а после кошмаром, который преследует его плоть до последней поездки в хогвартс-экспрессе и первого глотка весьма условной свободы.

но делать шаг вперёд [не навстречу, а всего лишь за] он не решается, оставляя себе лето и последнюю возможность вернуть то, что в нём угасало долгими днями в самой тёмной комнате семейной усадьбы, которую он считает своей усыпальницей. границ не нарушает [но хотел бы], непривычно аккуратно огибая возможность, бережно храня в своём шатком сознании то, как выглядят её заплаканные глаза и спутанные кудри. однако, успеха эван не достигает, и весьма предсказуемо для самого себя сдаётся [не особо пытаясь противостоять], расчерчивая в голове пока что эфемерную клетку для неё, которая когда-нибудь [совсем скоро] станет её [их общим] домом.

этот образ рождает очередное желание, искажённое, изуродованное его больным разумом, противоестественное от начала —

и до конца, который ждёт её рядом с ним в любом из возможных вариантов.

ведь любое упоминание о ней, даже случайное, даже про себя, не сулит ничего кроме ужасного мучительного голода, терзающего его с каждым разом больше. это чувство душит эвана, и он прячется от него, пытаясь отодвинуть на задний план. сосредоточиться, усмирить нрав и представить пресыщение ей во всей мере, такое, от которого ему будет тошно вплоть до последнего дня на земле. но израненное воображение рисует ему нечто другое, сокровенно жуткое и бесконечно непоправимое, что он конечно же сделает, как только позволит себе.

на это уходит время, а ожидание убивает в нём всё, что не успели похоронить мать, сестра и он сам. почти что четырнадцать месяцев сырых иллюзий, не подкрепленных ничем, кроме туманных воспоминаний и никчемных фантазий, в которых не было ничего, помимо дрожащих пальцев и прерывистого дыхания.

но стрелки часов в холле двигаются медленнее, чем ему бы хотелось. цифра девять пульсирует багровым в его глазах, и он предвкушает момент, когда вечер, переступив порог, превратится в ночь и подарит ему наконец то, чего он так сильно желал. от нетерпения его пронизывает дрожь, непривычно разливающаяся теплом по всему телу, разум мутнеет, а воздух раскаляется до того, что обжигает лёгкие — он теряет самообладание и покидает дом раньше, чем должен.

ветер, слишком холодный для октября, на короткое время остужает пыл, а мысли, всё это время мучившие его, внезапно исчезают. что-то внутри умоляет его вернуться домой, покинуть англию, уйти из жизни; оно настойчиво шепчет ему остановиться, её голосом. в какой-то момент всё сливается воедино от боли, он не видит ни огней лондона, ни грязную, обшарпанную дверь ведущую в мунго, ни ясное небо, усыпанное звёздами — только её бледное от ужаса лицо, которое возникает перед ним как будто во сне. и как во сне он тянет к ней руку, но она не исчезает.

— уиллоу, — словно в первый раз произносит её имя, непривычно протягивая y, — уиллоу, — повторяет снова, закрывая ладонью ей рот, — уиллоу, — заключает он, пытаясь найти ответ в её глазах, — я обещал, что вернусь, ты же помнишь?

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:39:33)

0

20

HAVE YOU SEEN THIS WIZARD?
https://forumupload.ru/uploads/001a/b3/18/276/749874.gif
MINERVA MCGONAGALL, 45
ПОЛУКРОВКА — ДЕКАН ГРИФФИНДОРА — CAITRНONA BALFE

Сколько прошло лёт, Минерва?

Слишком много, чтобы каждый из них поддавался счёту. Конечно, я не писала тебе писем. Никогда не слала открыток и поздравлений; с удачным замужеством или днём рождения. Не пришла и на похороны твоего мужа много лет назад. Зачем? Не думаю, что ты нуждалась в моей поддержке хоть сколько-нибудь. Тебя всегда окружались друзья, верные соратники и все те, кого Альбус много лет спустя прозвал — Орденом Феникса. О, милая, я не буду рассказывать тебе, что думаю про эту вашу великую эпопею по спасению мира, но, наверное, если бы ты вспомнила обо мне, то я бы представилась тебе со скрещенными руками на груди и закатывающей глаза. Недовольно цокая языком. Ты помнишь меня, Минерва? Хотя, нет. Не вспоминай. Не к чему. Ничего выдающегося просто две потерянные девчонки искавшие тепла друг в друге, мечтая, что после выпуска весь мир ляжет у наших ног.

Я знаю, у тебя сейчас есть мужчина. Фабиан Пруэтт. Тебя всегда привлекали земные радости, отношения, дом полная чаша. Дети. Впрочем. Кроме двух взрослых дочерей и бесконечных попыток Фабиана залить свое горе выпивкой из-за потери жены, досталось ли тебе что-то хорошее? Спорный вопрос. Откуда я это всё знаю? Ох, милая, я много чего знаю. Информация всегда была для меня особенным товаром, а ещё... если я исчезла из твоей жизни почти тридцать лет назад, это ещё не значит, что ты исчезла из моей. Ты должна помнить наш последний день. Нашу последнюю встречу. Когда мы были ещё подругами... или как эти отношения между нами можно назвать? Друзья с привилегиями — слишком модное словосочетание, но вполне истинное. В тот день много чего случилось. Последняя встреча, загадочная смерть моего отца. Да, ты к ней не имеешь никакого отношения — я буду стоять на этом до конца своих дней и никогда не узнает правду. Удивительно, несмотря на то что мы друг другу никто, невольные школьные подружки, я до сих пор продолжаю тебя защищать. И будет лучше, если ты никогда об этом не узнаешь!

Нет, конечно, мы виделись. Существование в небольшом магическом сообществе подразумевает короткие незапланированные встречи. Но всегда как-то отстранёно, без разговоров по душам (что мне в принципе никогда не было свойственно), должных приветствий и упоминаний о чем-нибудь большем, чем дел насущных. Ты всё ещё профессор, декан факультета, уверена, что отличный специалист. Занимаешься воспитанием двух падчериц, дочерей Фабиана, с переменным успехом. Впрочем, весьма отвратительным, как по мне. Вы существуете с этими девочками на разных планетах и они так тебя и не приняли. Хотя... ты могла этого и не желать на самом деле. Мне никогда не удавалось пробраться в твою голову и узнать истинные мотивы любого из поступков. Да, мы никогда не будем друзьями, близкими друг для друга людьми, как в те школьные годы с пятого по седьмой курс. Поэтому я не буду писать тебе писем. Никогда. Поздравлять с праздниками или новым удачным замужеством. Было только прошлое, оно там и останется.


Максимально много возможностей для игры. Поэтому если ты пишешь от 4к до 10к, чуть быстрее, чем один пост в месяц (лучше раз в неделю, или чаще), хочешь развивать персонажа во все возможные направления, то мы все очень тебя ждём. Внешность — неменябельна. Есть много фактов которые в биографии персонажа тоже не подлежат изменению, например — отношения с Фабианом Пруэттом (с 1973 года по наст. время, дальше если не хочется, можно и не продолжать) и мачеха, на словах и деле, двух девочек Маргарэт Пруэтт и Бриони Пруэтт; отношения натянутые, но всё можно поправить при желании. Всё подробно расскажу в лс, покажу и направлю, так что без поддержки точно не останешься, и без игры тоже! В моем воображении Минервая такая живая женщина, которая может и оплеуху отвесить и где нужно подкрепить свои слова непечатными выражениями.

Отношения Атропа/Минерва предполагаются около романтические в школьные времена; впрочем можно уйти дальше и глубже от романтики, по твоему желанию. Плюс можно будет удариться в альтернативную версию событий в соответствующем разделе, где Атропа не вышла замуж для Малфоя. От себя могу гарантировать игру по школьным временам, на всё сто процентов, альтернативу и может что-то интересное в настоящем времени (какие-то может быть конфликты интересов или оказания услуг).

Насчет меня, как игрока. Я пишу много, часов, со вкусом, опечатками и страдательной манере. Поэтому любителям пожевать стекла на сон грядущий — прошу заглядывать на огонёк. Люблю внеигровое общение, но не навязываюсь, если тебе не интересно. Строчными буквами пишу по согласованию  с игроком, так что, тут проблем быть не должно. От 4к до 10к, по договоренности. Все моменты, конечно, обсудим в личной беседе. Можно в лс, а можно в телеге. Жду и надеюсь на скорое появление!

ПРИМЕР ИГРЫ

атропа — образец элегантности и сдержанной роскоши. ею восхищаются, ставят в пример — плохой или хороший, это уже вопрос второго порядка — опасаются, на всякий случай, ведь слухи ходят разные. одни правдивые, другие, ну... тоже, отчасти или полностью. атропа молчалива, когда того требует собственная выгода. присматривается, прислушивается, запоминает. с легкой полуулыбкой представляется неразборчивому оппоненту недалекой, посредственной женщиной. удачно вышедшей замуж в юном возрасте и теперь находящейся под покровительством супруга: его денег, его власти, его могущества. мало кому приходит в голову, что они действуют из года в год слаженной командой. нет не договариваясь, приятно удивляя друг друга. впрочем, не смотря на некоторые весьма положительные качества её характера, атропа, ко всему прочему была абсолютно безумна, как и все прекрасные представительницы семейства кэрроу. то скрывалось тщательно, но от опытного волшебника не ускользнет этот особенный блеск в глазах. полуухмылка на тонких всегда подкрашенный губах, легкая нервная дрожь в пальцах.

атропа, несмотря на подозрения и злые треплющие разное языки, всё ещё оставалась верной женой. нет, не из-за глубоких нежных чувств к супругу, скорее из-за как-то противоестественной привязанности. ту что она испытывала против своей воли. ревностно ощущая, как мистер малфой должен отныне и навсегда оставаться только её игрушкой. и никто не может портить ему жизнь, кроме драгоценной супруги. да, у него должно быть всегда время на её особенные, прекрасные в своём ужасе и драматизме, спектакли одного актёра. остальные — невольные зрители, мыши скребущий под сценой, пыль танцующая в солнечном свете. атропа желала получать внимание супруга всецело. и если кто-то или что-то нарушали желания миссис малфой, она предпочитала брать всё в своим руки и сосредоточившись полностью на решении проблемы, вскоре добивалась успеха.

мистер фэнрир был тем самым особенным орудием в опытных руках миссис малфой. они познакомились — впрочем неважно когда и зачем это было. мистер фэнрир решил проблемы миссис малфой, красиво с особой кровожадностью и эстетикой, за что она щедро вознаградила его звонкой блестящей монетой. вероятно решая материальные вопросы на некоторое время. должно быть хорошо, когда есть надёжный покровитель, что не имеет стеснённость в средствах? атропа не знала, как это. точнее — знала. но возводила их отношения с супругом на несколько другой, особенный уровень. куда остальным не добраться, как бы они не старались.

белая виверна встретила миссис малфой приятным полумраком и гнилостным смрадном спертого воздуха. атропа едва сдержалась, чтобы не скривить губы. положила на стол мешочек галлеонов и любезный хозяин заведения избегая посторонних и лишних взглядов провожает драгоценную посетительницу в закрытую комнатку, где они с мистером фэнриром должны были встретиться для обсуждения деталей и оплаты. атропа прибыла первая. в очаге горел огонь, на старом дубовом столе стоял графин с выпивкой (вероятно, по меркам владельца, самого лучшего), какая-то убогая композиция из фруктов, и вероятно чего-то ещё, но атропа уже потеряла всякий интерес и к этому месту и к украшениям в целом.

её волновал мистер слагхорн — точнее то, какие проблемы он создавал для мистера малфоя, попутно задевая и интересы миссис малфой. воробушек на своём прекрасном хвостике — атропа любила подкармливать разных умных волшебников монетами, что отплачивали ей верностью и небольшими услугами, им не сложно, а она всегда в курсе последних новостей — принесла не самые лучшие известия. судья визенгамота видимо возомнивший о себя слишком много раскапывал своим любопытным носиком разные подробности из жизни малфоев. и неизвестно, чем эти раскопки давно мертвых тел погребенных под грудой воспоминаний и пыли, могли закончиться.

— опаздываешь, — дверь за грейбэком захлопывается, а миссис малфой медленно сбрасывает с головы чёрный капюшон. и даже не важно было, что атропа сама пришла чуть раньше положенного времени. — впрочем, мы никуда не торопимся, — её тонкие пальцы закованы в чёрные перчатки, а на шее виднеется тонкая нить белого жемчуга. подарок мистера малфоя, не иначе. — угощайся.

— у меня есть для тебя работа, — конечно он должно быть догадался, что она позвала его не для того чтобы выпить вина или задушевно потрепаться на отвлеченные темы, — мистер слагхорн, — атропа не боится произносить имена вслух, даже если их подслушивают, что исключено из-за наложенных на эту комнату чар. никто никому не поверит, где миссис малфой, а где случайный болтун. — может быть ты слышал о нём или видел? —  атропа тянет за пальчик чёрной перчатки, и фарфоровая кожа показывается из её недр; ровные длинные пальчики, увенчанные несколькими тонкими кольцами. ах, миссис малфой питала некоторую слабость к украшениям, всё-таки она женщина. — я хочу сделать ему внушение. одно из тех после которых в мунго косточки сращивают ни одну неделю, — не улыбается, скорее говорит каким-то унылым тоном, словно обсуждает цвет салфеток на предстоящем ужине, — если внушения не подействуют — я хочу, чтобы мистер слагхорн умер. а в газетных заголовках на будущий день напились, что-нибудь... хм, ох, как называют вашу братию, пожиратели смерти.

Отредактировано saint augustin (08.05.2021 21:39:46)

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » marauders. crimson beginning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно