Набор. Ролевая месяца. Июнь [до 30 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Июнь [31-80 чел.]
Набор. Ролевая месяца. Июнь [от 81 чел.]
Урок: Cовмещение статики и gif
видеоурок: стеклянные глаза
внимание, голосование ролевой!
доброшрифт: мастерская
объявление: месяц добрых дел
Урок: Создание gif из видео
Снова новости. блокировка FunkyImg
Свежие новости. Про паки
внимание, новый пак!
ознакомься с правилами!
объявление от администрации
обязательно к прочтению всем!
обновление. скрипт уведомлений
прорыв недели: 08.07-14.07
графист недели: цезарь
прорыв недели: 16.06-23.06
графист недели: nova
новый пак ресурсов: gif pack
Подсчет символов в опубликованных постах
партнерские темы в архиве. верни и обнови
новый скрипт выделения в блоке "Код"
лето наступило. итоги ролевой месяца.
новости. обновления и напоминания
конкурс. отгадай рекламу
добавлены стандартные паттерны
объявление: темный стиль и штрафы
новости: отпуск и плюшки
полезные ссылки
02.07-05.07
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
[romance club: new story]

клуб романтики, который мы заслужили. все истории клуба в одном сюжете.
[hp: finite incantatem]

ГП, мародеры, 1980. министр магии мертв, оф и пс объявлены вне закона
[MEMORY LANE]

Реал-лайф по яркому, необычайно дерзкому и тщеславному Чикаго.

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » Мистерия


Мистерия

Сообщений 461 страница 474 из 474

461

***

Так значит вот что толкнуло древнюю ведьму на предательство. Любовь.
- Ишь ты!  - ведьма вытянула губы, всем видом изображая смятение. – Одной шпилькой уколола разом двоих! – Нира фыркнула, - Что ж, я без того никогда не отличалась умом.
Любовь. Ей отчаянно не хотелось этого признавать, но что, если это была именно она? Ведьма всегда с презрением относилась к ней. Дурацкое слово. Подходит для плохих поэтов, которым не о чем больше строчить, и глупых женщин, которым не о чем поболтать. Нира считала это сказками для детей, ведь в реальном мире отношения между мужчинами и женщинами сводятся к постели и деньгам. А теперь вот, посмотрите на неё: по уши увязла в кошмарном болоте страха и вины, вожделения и смятения, потери и страдания. Любовь. Что за проклятие!
Наверное, лучше было придушить эту глупость уже сейчас. Добра она не принесёт. Сделаться бессердечным созданием, не знающим любви. Так будет легче. Но во что, интересно, выродится светлый дар в лапах твари, коей любовь неведома? Коль в сердце будет лишь тьма, что ждёт её? Только одно: тварь выродится в чудовище.
«Но ведь ты всё равно к этому придёшь. А так будет легче. Так будет быстрее»
Жрица подняла взгляд на эти необозримые холмистые просторы, дремлющие в колыбели роскошного лета, на высокие сочные травы, на рощи деревьев с широкими кронами и прямыми стройными стволами
«Я подумаю об этом позже»
Упоминание о влюбленности Марго вызвало у нее и другие мысли. Такое неуловимое чувство, будто этот факт протянул связующую ниточку к другому, уже слышанному; но к какому? Нира никак не могла нащупать, ухватить. Ещё один вопрос в копилку к той тысяче, что уже хотелось задать фолианту. Пока же нужно снова сосредоточиться на своих «подарках».
- То есть…. Вы продали душу за спасение не себя, но друга? – изогнулась изящная бровь, - Тогда почему он не с вами?
«Хорош видать дружок, нечего сказать!»
Ведьма смешливо улыбнулась шуту, но беззлобно, приветливо. Слова паяца её успокоили. Просто иномирцы-невольники, странноватые, но не стоило из-за них так параноить. Может, они своей службе не особенно и рады, но заложенная душа должна быть хорошей мотивацией.
«К тому же, - тщеславно думала магичка, - служение мне – далеко не худшая расплата. Даже крайне приятная по меркам этого мира»
Да, шут помог парочке реабилитироваться в глазах жрицы… Ровно до того момента, как клюв раскрыл пингвин.
- В смысле победила Камиллу? – опешила магичка, - Вы же только что сказали, будто она вас и прислала! Наэби – это что, говорящая фамилия?!
И шуту, и пингвинихе должна была продолжать пудрить мозги её аура очарования, но эта арктическая курица говорила с ней так дерзко и грубо, будто совсем не поддавалась этому воздействию! Что за гхырь? Нира ведь ясно ощущала птичий разум открытым! Неужели это обман? Неужели их защита была так хитра да тонка, что и на отданные приказы они плевали и лгали сейчас ей в лицо?! Вот и верно – животина уже путалась в показаниях, неся то, что абсолютно не сходилось с их историей.
И более того. Она звала её жрицей прямо при деревенском мальчишке.
«Тупая тварина»
Но гнев скрылся за маской доброжелательности. Воровка скользнула к пастушонку, положила ладонь ему на плечо и наклонилась, цепко заглядывая в глаза.
- Ухватись-ка за поводья покрепче, малыш, - тепло улыбнулась квази-блондинка, хотя ей всё ещё было тяжело смотреть на мальчонку, - Хочешь фокус? Сейчас я щелкну пальцами, и ты уснешь. А когда услышишь громкое мычание коровы – проснешься, но не вспомнишь ни нас, ни наши разговоры, - мурлыкала гипнотизёрша, - Будешь помнить, что тебя разморило на солнышке, вот ты и прикорнул в пути, идёт?
Последовал тот самый щелчок, магичка ухватила ослика под уздцы и развернула в сторону стада. Мальчик может проснуться быстро, и тогда снова заметит птицу и захочет их проводить. А может и нет. Всё равно.
- Твоя вина! Плохая птичка! – с шипением повернулась она к спрятавшемуся пингвину, – Я же сказала звать меня лишь по имени! Одна! Единственная! Просьба! Хочешь – госпожой, коль с именами проблемы! Но иное для меня опасно, драть твою лети!
Кажется, ещё немного, и воздух вокруг чародейки начал бы трещать от маленьких молний.
- И что значит не могу посылать на смерть?! Любое сражение – риск умереть! Переход через горы – риск сорваться и умереть! Семеро, да обед в корчме – риск подавиться рыбной костью и откинуться! На кой гхыр вас тогда прислали? Чтоб это я с вами нянчилась, а вы навлекали на меня беду своими языками?! Может, решили, что служить что-то не хочется, и надо бы не слушаться и избавиться от меня поскорее, так что ли?!!
Но на крик ведьма не срывалась, говоря тихо, и за гневом будто бы всё больше проступала просто обида и разочарование. Под конец показалось, что она сейчас расплачется, но рыжая лишь резко развернулась и снова быстро зашагала к деревне. Нужно было успокоиться и ещё поговорить с очнувшейся Сильварой.

Нира О’Берн

0

462

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15817.jpg

Участники:

1. Широяша
2. Синдари
3. Уарда Наэби
4. Баввур
5. Леандро де Ромеро
6. Исиль
7. Римон Рок
8. Сарра Смитт
9. Эния
10. Итара
11. Корифиэль
12. Дерек Дрегон Ди Деноро

0

463

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/01-d2-10.jpg

Автор - Ширан.

0

464

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/708153116260040704/6b55068679021c03.png

Страх сковал его во тьме пещеры, ужас, извлеченный наружу из самых потаенных глубин его души, свинцом наполнил его руки и ноги, словно цепями сковал сердце, белой пеленой представая перед глазами. Единственное, что ещё удерживало его на грани сознания, это ощущение присутствия света за его правым плечом.
Как это произошло? Почему?
Всего несколько часов назад он усталой тенью покачивался в седле. Конские копыта ещё недавно звонко стучавшие по редкой брусчатке полузаброшенных дорог, теперь с тихим шелестом скрывались в ковре бурой прошлогодней листвы, прелый ковер, будто бы пожирал все звуки, казалось даже шуршание листвы леса вокруг было съедено этим умирающим покровом. Крупный гнедой жеребец устало всхрапнул, напоминая хозяину, что надо бы и отдохнуть. Действительно, алые косые лучи заходящего солнца уже начали раскрашивать верхушки деревьев в красные тона, опуская кровавый саван на этот густой, дремлющей в тишине лес. Рыцарь тряхнул головой, заставляя тёмно-каштановые пряди откинуться с лица, найти ночлег было бы проще, если б не серые, грозные тучи, коварно нависающие над горизонтом, сейчас их круглые бока были подрумянены солнцем и казались далеко, но ночью они покроют этот лес водой, холодными струями прибьют прелый ковер листвы и остудят едва набухающие весенние почки. Рыцарь поплотнее запахнул тёмно-синий плащ с вышитой на спине серебром геральдической лилией и, легко тронув поводья, заставил коня забрать в сторону небольшого холма. Быть может в той стороне он найдет хоть какое-то укрытие.
Пещера предстала перед путником неожиданно – темный зёв, обрамленный корнями деревьев, словно пасть старого обеззубевшего монстра, заставлял насторожиться, но выбирать не приходилось. Едва ощутимый весь день ветерок, становился все сильнее, отдельными порывами уже едва ли не срывая с мужчины плащ. Рыцарь едва успел спешиться и завести коня в пещеру, как за её пределами стеной встал холодный дождь. О том, чтобы развести костер теперь речи и не шло, поэтому накормив коня и перекусив сам запасами из седельных сумок, он, расстелив жесткий лежак на относительном возвышении внутри пещеры, погрузился в беспокойный, не отгоняющий усталости сон.
Когда солнце, словно затухающий костер, полыхнуло напоследок багрянцем и окончательно скрылось за горизонтом, в наступивших розовых сумерках могло показаться, что с неба спустился ангел. Красивая девушка в длинном бордовом платье появилась в воздухе около пещеры. Она медленно опустилась вниз, а ветер неистово трепал её курчавые черные, как смоль, волосы и одежду, казалось, что и сама девушка может от сильного порыва ветра превратиться в дымку. Ведь её фигура была прозрачна словно ночной туман.
Вскоре босые ноги ночной гостьи коснулись земли пещеры, её темные своды скрыли туманный силуэт от ветра, и небо, словно расстроившись, что гостья скрылась от него, осветилось гневной вспышкой молнии и разразилось глухим ворчанием грома. Девушка сделала несколько шагов и встала у головы спящего, опустилась на колени, казалось, она положит голову рыцаря на колени, но она лишь аккуратно водила ладонью, едва касаясь его волос. Её глаза были наполнены нежностью и тоской:
- Засыпай, мой милый, спи, - её голос, нежный, словно шёлк, и тихий, как шелест листвы, был почти неслышен в пещере, наполненной звуками весеннего дождя.
- Сдался он тебе, - темная мужская фигура буквально вышла из камня стен пещеры. Демон был высок, статен, возможно, даже красив, если бы не горящие адским пламенем глаза и вечная злорадно-хищная улыбка на губах.
- Сдался он тебе, - повторил демон, перекрывая своим рычаще-свистящим голосом тихий шепот девушки. – Его меч выпил столько крови, погубил столько жизней. Его вечные походы, турниры, войны, - демон сокрушенно вздохнул. – Его душа давно должна быть моей, а он? – темный брезгливо скривился, - А он мирно посапывает себе в пещерке под твои колыбельные! – демон начал стремительное движение к спящему. – Пришло время забрать его дыхание и его душу! – всего несколько шагов отделяло темного от рыцаря.
- Не смей! – словно багряная молния полыхнула между демоном и спящим. Девушка стояла между ними, в страхе прижав руки к груди, - я не позволю…
- Не позволишь? – темный угрожающе приблизился к ночной гостье, вскинув одну бровь, он самодовольно улыбнулся и сделал шаг вперед, тесня противницу.
Девушка чуть слышно вскрикнула, и в её ладони загорелся огонёк, она резко отвела руку в сторону, приближая светящийся шарик к демону. Тот отшатнулся, зажмурился и зло зашипел:
- Глупая, самоуверенная девчонка! – темный развернулся, казалось, рассеяно махнул рукой и исчез под гулкий раскат грома.
В пещере стало тихо, лишь сбитое дыхание девушки да шум дождя нарушали тишину. Белый шарик в ладони девушки светился ровно и уверенно, но совсем не освещал ничего вокруг. Яркая молния прорезала небо, её вспышка на миг осветила пещеру, затем стало совсем темно. Вместе с темнотой пришёл страх, казалось, что он тонкими щупальцами тянется от стен пещеры. Очередная вспышка осветила пещеру – нет, демон не решил отступить: из стен вырастали темные фигуры - образы его слуг. Их костлявые пальцы, длинные когти и лапы тянулись из тьмы к спящему, их изувеченные тьмой и страданиями лица были крыты глубокими капюшонами, уничтоженные временем тела, наполнили пространство пещеры горьким запахом тлена. Девушка опустилась на колени перед любимым – огонёк её светлой души мог отогнать демона, но не его слуг, её призрачная ладонь коснулась лица рыцаря и на секунду словно утонула в его щеке.
- Проснись! Проснись или погибнешь! – голос её ворвался в его сон, заставляя резко открыть глаза. От неожиданности он сел, не понимая, что вырвало его из забытья, ведь он не мог видеть своей защитницы, зато очередная вспышка молнии позволила ему увидеть тех, кто нес ему смерть. Рыцарь схватился за меч.
В новых вспышках молний мерцал мечущийся во тьме меч, а раскаты грома скрывали демонические вопли прислужников тьмы. Холодная беспощадная сталь его меча – вот все, что у него было, чтобы противостоять им. Он выдыхался, но она стояла за его спиной, наполняя его силой, он уставал, но она держала его за плечо, даруя поддержку, а когда его внимания не хватало, прикрывала его собой. Неумирающие слуги темного полагались не только на свои когти, то и дело с их костлявых черных рук срывались языки пламени: не схватить, так выжечь, не одолеть, так покалечить – всё, чтобы исполнить волю жестокого господина. И она раз за разом наполняла его руки и меч силой, способной сдержать пламя мертвых. То и дело ей приходилось превращать огонек своей души в незримую стену, что отделяла его от тьмы и пламени.
Буря, что бесновалась в лесу, словно отражала одновременно и гнев нечисти, и страх девушки, и борьбу рыцаря. Очередная вспышка выхватила из темноты ночную гостью, спешащую отогнать костлявые пальцы от спины возлюбленного, но не успела вспышка угаснуть, как темный изогнутый коготь пронзил её грудь. Она закричала и тяжело облокотилась на спину рыцаря. В тот же миг буря стихла, мертвые тени исчезли – уже светало.
До того наполненные ужасом глаза защитницы наполнились слезами, из раны сквозь раскрытую ладонь утекало её время здесь. «Слишком рано! Продержаться ещё чуть-чуть!» - она хотела быть тут ещё немного, защитить, пока опасно, отгородить пока могла.
- Глупая, самоуверенная девчонка… - уже знакомая темная фигура вновь появилась в центре пещеры, тоже невидимая рыцарем, а ведь демон уверенным шагом приближался к нему.
Страх сковал рыцаря во тьме пещеры, ужас, извлеченный наружу из самых потаенных глубин его души, свинцом наполнил его руки и ноги, словно цепями сковал сердце, белой пеленой представая перед глазами. Единственное, что ещё удерживало его на грани сознания, это ощущение присутствия света за его правым плечом.
И хоть она ещё держала его за плечо, силы её уже были на исходе, не позволяя даже встать между ним и тьмой.
- Ты не получишь его, - голос гостьи был совсем тихий.
- Отнюдь, - темный злорадно усмехнулся, наблюдая, как отмеряющее их время солнце превращало его соперницу, в пылу боя оказавшуюся ближе ко входу в пещеру, в утренний туман, ведь ему было нечего бояться – тьма пещеры даст ему немного лишнего времени.
- Неееет!!! – крик девушки слился с криком лесной птицы, и в то же мгновение утренний ветерок развеял её туманную фигуру. Демон сделал шаг вперед, но рыцарь вздрогнул от её крика и, наконец, скинув с плеч оцепенение страха, сделал буквально два шага назад, но этого оказалось достаточно, чтобы оказаться под первыми лучами восходящего солнца – вне досягаемости темного. Ещё одна ночная битва пережита. Сколько их уже было с тех пор, как он отправился домой и сколько ещё ему придется пережить?
Лес, пронизанный рассветными лучами, звал в путь, и вскоре среди деревьев уже слышалось побрякивание упряжи. В какой-то момент путник взглянул на небо – облачная ночная гостья улыбалась ему, рыцарь моргнул, и лицо защитницы исчезло. Пора в дорогу.
Когда нижний край алого диска оторвался от горизонта, конь победно встал на дыбы, радуясь простору и окончанию леса. Впереди рыцаря ждал ещё долгий и нелегкий путь по извилистой тропе, бегущей по полям и оврагам, подсказывающей брод и проводящей через перевал, чтобы у моря ввести его в замок со знаменами, украшенными серебряными геральдическими лилиями, на пороге которого его встретит ночная гостья и их плоть и кровь.

0

465

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/708153115647672460/ea9d46e33f4b7c5d.png

1 место - Иллиситсина

https://i.yapx.ru/HO9O6m.png

2 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.ibb.co/fQftY2z/15880910.jpg

3 место - Бушер

https://i.servimg.com/u/f32/20/07/32/60/aa11.jpg

4 место - Баввур

https://i.yapx.ru/HQzkJ.png

0

466

***

Маг, все еще находясь в крайней растерянности, осторожно заглянул через верх непонятного приспособления, что, вроде бы, предназначалась для перевозки. Если это было нечто вроде ландо, то неясно было куда впрягать лошадей и зачем впереди нужны странные приспособления.
По иную сторону этой явно железной повозки был человек с острыми ушами. Дрег пощупал свои, убеждаясь, что его уши вовсе не такие по форме. Остроухому явно было плохо - его стошнило, но при этом он все равно сказал, что голоден.
- Слушай... - Дерек хлопнул по крыше "ландо", привлекая внимание. - Не подскажешь где это мы и кто ты? Я что-то вспомнить ничего не могу. И, если в этой коробке мы вместе были, то, возможно, знакомы? Не знаешь, случаем, как меня зовут?
Откуда-то со стороны послышалось явное цоканье. Словно к мужчинам навстречу бежала коза. Дрегон развернулся в сторону звука, ожидая очередной неожиданности, рука привычно потянулась за спину за оружием - возможно, маг и не помнил кто он, но приобретенные инстинкты никуда не делись - мужчина искал свои мечи. Дрег нахмурился, опуская руку.
Вскоре показалась бегущая женщина, что сбрасывала с ног туфли на высоком каблуке. Как можно было на таком ходить было, простите за каламбур, не понятно. Женщина была в помятом, так сказать, состоянии. Ее вещи были порваны и измазаны чем-то напоминающим кровь.
Незнакомка открыла дверь еще одной повозки - здесь их было немало, села в середину и закрылась. Дерек удивленно вскинул брови, не понимая как она собирается ехать. Но тут повозка взревела, словно где-то в ней сидел зверь, выплюнула вонючий дым и поехала. Деноро раскрыл от изумления рот.
- Боги Светлые! Это что за бесовский механизм?! Какого демона вообще происходит и почему я вспомнить ничего не могу?! - Дрег был на грани истерики и бешенства.

Дерек Дрегон Ди Деноро

0

467

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15811.jpg

0

468

"Кассий"

http://images.vfl.ru/ii/1553105986/b26ad35c/25849363.jpg

Автор - KuByKot.

0

469

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/a_202010.jpg

Мистерия поздравляет всех с первым днем лета!

0

470

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/718142584509431880/2020.png

1 место - Рене Эскорца

Наверное, каждая женщина, поступающая на военную службу, знает, что стоит ей попасть во вражеский плен – участь её вряд ли будет похожа на мужскую. Воительницам Церкви об этом приходится задумываться реже, потому как их враги крайне редко стремятся их пленить. Вечная битва, которую ведёт Инквизиция, подразумевает борьбу не на жизнь, а на смерть. Колдуны и химерики вряд ли будут озабочены тем, чтобы побеждённую даму в багровом изнасиловать: куда уж практичнее как можно скорее от неё избавиться и скрыться в тенях.
И тем не менее, они об этом думают. Вернее, имеют в виду.
Каждый день они просыпаются с чётким осознанием того, что день этот может стать последним. Опасностей в их занятии не счесть: чужая сталь, чёрная магия, эльфийский яд – лишь те, что первыми приходят на ум. Боятся ли они? Конечно, боятся, как и мужчины; нет стыда в том, чтобы бояться, стыдно только страху поддаваться. К числу их страхов просто добавляется ещё один. Рене Эскорца ещё в день присоединения к Инквизиции знала, на что подписывается.
Была, конечно, ещё гордость. Семейная. Она – Рене Эскорца, дочь великой Кауре, наследницы Энсифера, правительницы Спады. Мать воспитала её с особым стержнем внутри. Только, как Рене уже успела выяснить, стержень этот был не из чугуна отлит – иначе он сломался бы с жалобным звоном ещё в день, когда она узнала о смерти матери. Она оказалась гибче. Она сумела смириться с происшедшим, как смирилась со своей болезнью, и нашла укрытие в вере. Позор, который навлекла на Дом Эскорца её старшая сестра, запятнал её багровые одеяния, но она их не сняла – она продолжила и продолжит их носить, пока не удастся благими деяниями смыть последнее пятно.
Она давным-давно приняла и примирилась со страхом. Она давным-давно научилась смирять свою гордость. Вот животное отвращение – тут нет, с этим были проблемы. Именно его у неё вызывал своими внешностью, словами, действиями и манерами этот Каин, этот доморощенный колдун, у которого на губах ещё и молоко-то обсохнуть не успело. Вид этого кичливого недомерка, облитого недавним содержимым её желудка, заставил её губы растянуться в кислой улыбке.
"У тебя встаёт, когда на тебя блюют, жалкий ты подонок?" - подумала она, глядя, как он расстёгивает штаны. Рене даже хотела ему этот вопрос напрямую задать, чтоб посмотреть, как исказится в новой яростной гримасе его щенячья морда. Но вместо едких слов с её уст сорвался злой, презрительный, сумасшедший и совершенно неконтролируемый смех:
- Гы-гы-гы!!!
Её не удивило то, что последовало дальше – по правде говоря, даже скучный какой-то способ отомстить, Седьмой следовало бы подумать над ответным оскорблением подольше. По телу вновь прошла волна омерзения, и, если бы она могла, она блеванула бы прямо в процессе ещё разок – или, что куда лучше, хлопнула бы челюстью похлеще крокодила. Но эту возможность маг крови у неё отнял.
Каких-то новых ощущений не прибавилось. Он уже совершил акт наивысшей гнусности, когда подсадил непонятно что ей между ног. Он посмел осквернить земной сосуд великой Каерлан, и в своё время он за это жестоко поплатится. В остальном же то, что Каин сейчас делал, абсолютно ничем не отличалось от обычного акта самоудовлетворения. Жалко, пошло, по-детски. Инквизиция таких Каинов на завтрак каждый день ест.
Будет есть. Ведь Рене знает, что в конце концов её богиня победит, и знает, что её закон воцарится во всех известных человечеству землях.
«Ты ничего не можешь мне сделать, сопляк. И, когда ты это поймешь, ты взбесишься вдвое пуще нынешнего. Но сделать по-прежнему ничего не сможешь».
Гыгыкать Инквизитор не переставала.


2 место - Бушер

- Кому страшно? – не понял Бушер, - Мне страшно? Вообще не разу не страшно, чего тебя бояться-то? Ты судя по всему сам скоро с голоду сдохнешь, вон уже одни перья да кости.
Хотел Здоровяк еще что-то сказать, да вот только испуганный взвизг все же заставил здоровяка обернуться, приличия приличием, а вдруг барышни что-то страшнее паука увидели. В общем отвлекшись от гарпии чуть повернул голову , чтоб краем глаза посмотреть что происходит возле пещеры, да так и остался стоять боком и к пещере и к гарпии наблюдая, за тем как довольно некрупная мантикора играет с бабочками.
«А бабы где? Сожрал что ли? И чего теперь на этом куске суши делать, я ж со скуки помру. Хотя нет, вроде луж крови нет и кишки на гриве этой зверюги не намотаны, а куда они так резко разбежались.»
Тут наемник все развернулся спиной к пернатому и осмотрелся по сторонам в поисках девушек и только спустя пару секунд его посетила совершенно выдающаяся мысль.
«Какие к лешему бабы! Тут мантикора! Твою ж за ногу об колено!»
При этом рука рефлекторно дернулась вверх к плечу, чтоб снять с него привычный молот, но ни молота, ни секиры не оказалась.
«Ой как жаль. А ее ведь руками не задавишь, даже мелкие вроде ядовитые, да и здоровые. И чего делать.»
И вот тут наемнику очень резко захотелось научиться пафосно щелкать пальцами, как это делал козлорогий мужик, чтоб оказаться где-нибудь подальше от сюда, потому как стоять напротив такой живности совсем без оружия было как минимум неуютно, вплоть до того, что наемник уже начал прикидывать, как будет оправдываться если портки вдруг снова покоричневеют.
Но куда тут еще было деваться.
«Прятаться за камушек, аха или просто лопухом голову накрыть и сказать, что в домике. Эффект будет один и тот же. Можно конечно пернатого ему скормить, пару дней мантикора будет его переваривать, а я за это время сделаю себе плавучий домик и буду жить.»
От этой мысли было одновременно и смешно и как-то очень грустно особенно в перспективе быть сожранным мантикорой. Видать это остров такой, тут все хотя друг друга сожрать. И вот стоя и глядя на новую зверюгу наемник впал в некое подобие оцепенения и даже начал почесывать свою через чур отросшую небритость. Но это было только до тех пор пока на глаза не попался ошейник.
«Опа, чего-то она домашняя что ли.»
Ну и исходя из того, что есть шанс, что зверюга приручена, слушать если не человека, то хотя бы двуногих. Наемник пару раз глубоко вздохнул набираясь смелости и наглости, потом со всей дури отвесил себе пощечину, чтоб разозлиться и решительно двинулся в сторону минтикоры, при этом расшиперившись побольше, раздув щеки и сдвинув брови и как можно суровей и страшней гаркнул.
- Это кто тут нагадил?! А ну иди сюда гад блохастый!


2 место - Нира О’Берн

— Правда? А я думала, это был... Ну, не важно. Не сердись. Расскажешь потом про него?
Ответ книги удивил, но Нира не стала на этом зацикливаться. Только раздражённо закатила глаза.
— "Откуда не ждали", - тихо да едко передразнила вдова Сильвару, — Ну да, вы ведь буцефалов своих только вчера нашли, ни разу с таким не сталкивались и подумать не могли!
Судя по звукам, вместо того, чтобы успокоить людей, копейщик решил устроить чёртово представление. Глаз у ведьмы гневно задёргался.
«Когда я вообще последний раз была в компании без форменных идиотов?! Наверное, когда была наедине с Рене. Драть их всех с солью, начинаю проникаться желанием размозжить пару нелюдских черепушек! Семеро, хоть бы этот шут не начал в таверне цирк устраивать… Что за любовь всё усложнять?!»
Очень Нире не хотелось во всё это лезть. Не её ведь дело, правда? Но случившееся в подвале храма научило, что бездействие не приводит к добру, даже если кажется оправданным. Спускалось с рук оно, верно, только баловням вроде Арчера.
«Может, всё же не надо? А если я сделаю хуже? Нет, не буду об этом думать»
Изначально магичка хотела накинуть на лошадей пару иллюзий, чтобы они больше походили на крашеных уродцев, чем на инфернальные порождения, но толпа уже слишком долго на них глазела, чтобы легко поверить, будто им всем просто почудилось. Первое впечатление дважды не произведешь. Да и услышав про церковь и святую воду в мире, где молиться уж точно было некому, плутовка надумала другой план. Припрятала книгу в карман плаща, обновила иллюзию с аурой и неспешно двинулась к сборищу, подметая юбками пыль. Золотые волосы и синие глаза создавали поистине неземной дух непорочности.
«Цирк так цирк. Набожные селюки ведь любят светленьких магов?»
- Что у вас тут приключилось? – беззаботно поинтересовалась Нира, пробираясь сквозь толпу, - Чего лошадок обижаем?
Взгляд остановился на приволоченном из церкви мече, и жрица изумлённо застыла. Она осознавала, что стоит с открытым ртом, но не могла закрыть его. И пусть со стороны это походило на благоговейный восторг, но воровкино восхищение имело совершенно иные корни. Это яркое, чистое золото, испускающее то особенное жёлтое сияние… Казалось, от сокровища исходит тепло, как от костра. Оно притягивало Ниру, манило, тащило вперёд. Она сделала нерешительный шаг, прежде чем сумела остановить себя.
— Ваша бдительность похвальна, но я же вижу, что ваша деревня и так под хорошей охраной, — О’Берн с трудом оторвала взгляд от реликвии и подняла лицо кверху, выразительно кивая на незримый купол и сцепляя засиявшие ярким светом длани в жесте не то умиления, не то молитвы. Свет этот ясно давал понять, что перед ними не простая блаженная, — Неужели спокойно прошла бы сюда эта несчастная скотина, если б несла зло? Да и разве в характере истинно бесовских отродий так смиренно стоять, едва ли не вторую щеку подставляя?
«Они б вообще тут не стояли, будь у их хозяев мозги. Но да, конечно, коль Нирочка не напомнила, так сами гхыр подумают!»
- В любом случае, уверяю, если бы эти животные были опасны, я бы уже давно самолично сожгла их, - ласково улыбнулась жрица. Сладка, что твоя летняя земляничка. Окруженная аурой очарования, в простом синем платье, она казалась невинной, как сама Дева. И лишь скромно поблескивающий на солнце хищными зубьями факел заверял, что зажечь эта дева не дура.
- Мы здесь проездом и не собираемся задерживаться. Проблемы не нужны ни нам, ни вам, поэтому совсем скоро они уберутся отсюда под моим надзором, не волнуйтесь и возвращайтесь к своим делам.
Она посмотрела на четверых самых бойких кликуш, гипнотически подкрепляя указ. Те, кто поскромнее, и сами следом стушуются. Разве что мужика с мечом нарочно разворачивать не стала - очень уж интересная штуковина!
«Почему такую с такой красотой таскается какой-то полудурок? Её что, в любой момент кто угодно тут взять может? Что, совсем не охраняется? А с куполом эта штука связана?»
Коней же и их хозяев Нира обвела взглядом холодным и властным. Дескать, просто заткнитесь и не усугубляйте.


2 место - Леандро де Ромеро

Солнечный только-только смог сосредоточиться на призыве своей новой силы, как вдруг, всего в нескольких метрах от него, раздался невероятной силы, оглушающий грохот от падения двух борющихся между собой существ. Взрывная волна, огромным пыльным облаком с частицами золы и пепла, в мгновение ока распространилась по территории Министерства, едва не сбив Ромеро с ног.
Покачнувшись, кудрявый инстинктивно закрыл лицо руками и отступил на пару шагов назад под натиском "стихии", после чего закашлялся и отвернулся.
Дыхание перехватило, во рту чувствовался отвратный привкус сажи, однако волновало Лео сейчас отнюдь не это. Он переживал о том, что после падения стало с Корифиэль. Демон убил её? Или они погибли вместе?
Увы, рассмотреть что-то сквозь этот "туман из золы и пыли, было невозможно... Так что брюнет разволновался ещё больше и опустившись на колени, пустил слезу.
- Нет... нет... Кори, как же так? - прошептал он, с грустью глядя куда-то вдаль, а вслед за этими словами внезапно раздалось утробное урчание желудка.
Положив руку на живот, Леандро сразу же притих и оглянулся, чтобы убедиться, что никто этого не слышал. После чего порылся в своей сумке и, выудив оттуда апельсин, расстроенно вздохнул.
"Это не то.. Не то!"
- Я хочу рыбку! Солененькую, вяленую на костре! - засовывая фрукт обратно в сумку, тихо, но очень требовательно заявил он и тот час разрыдался.
"О, солнце! Нет, о чём я говорю? Как я могу желать есть плоть живого существа? Это ужасно!!"
И впрямь, для Лео это было странно, так страстно желать съесть то, что за всю жизнь не пробовал ни разу. От одной мысли об этом его тот час затошнило вновь, но после ему снова очень сильно захотелось съесть солёных огурцов. С мёдом. Вот только, где их сейчас взять? Негде...
Впрочем, когда он успокоился немного, то посмотрел на залитое синем огнем здание:
"Наверняка там, что-то такое есть! Но из-за рогатого который всё это учинил, теперь туда дороги нет!"
Вот гад... - раздражённо похрипел изголодавшийся Ромеро, и в следующий момент, резко поднявшись на ноги, достал катану и целенаправленно двинулся к месту сражения. - Убью! Ты мне за всё заплатишь демон! За всё! Я тебя изрублю на мелкие кусочки, замариную и до тла сожгу! Во имя соленых огурцов и всех тех, кто мне так дорог...

0

471

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15916.jpg

0

472

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/721394054465585222/41cdcf0a2b4311fd.png

1 место - Шаой

https://cdn.discordapp.com/attachments/488475023548350466/719361031087849584/New_Mista_Banner_on_the_path_to_rendering_2_flipped.jpg

2 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.imgur.com/WJGD1Ta.jpg

0

473

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/721394058169155674/2.png

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/imag0513.jpg

0

474

***

Ситуация балансировала на лезвии остро наточенного ножа. Вот уж чему Инквизиторов не учили, так это дипломатии. Эскорца подумала, что предпочла бы, чтоб все её спутники не открывали ртов вовсе и предоставили ей самостоятельно побеседовать с местными, но те, конечно, не сдержались. Шаой начал что-то бубнить про свой фальшивый Свет, ящер включил сарказм, а химеричка… а та её просто раздражала так сильно, что Рене с трудом сдержалась от того, чтоб не развернуться и не выбить ей кулаком все зубы.
Хотя, может, пускай лучше говорят? Так, по крайней мере, видно, что Рене за этот цирк уродов не отвечает. Строго говоря, об этом остальным мог бы сообщить крылатый мальчишка, но он предпочёл промолчать. Наверное, глупо было от него ожидать большего.
Инквизитор подумала о том, что будь она на месте предводительницы этого маленького отряда выживших, у неё возникло бы очень много вопросов к членам крайне разношёрстной группы оборванцев, что явилась прямо в сердце их крепости в разгар кровавой бойни. Для этого даже не надо быть праведником, знающим истину о нелюдях. Подозрительность – одно из тех качеств, что помогают в таких случаях спасти свою шкуру.
«Вот скажу я, что её люди погибли, что она подумает? Подумает: ну конечно, как же иначе, люди погибли, а вместо них пришли вооруженные монстры. Или спросит сначала: как погибли? И я скажу: Ксиабо совершил впечатляющее самоубийство, молодецки прыгнув в пропасть». 
А на вопрос про то, почему она гуляет в сопровождении тёмного, у Рене вообще ответа не было. Она не знала. Так получилось. Строго говоря, чья бы корова мычала: рыжая воительница тоже гуляла в компании тёмного. Незнание и смещённая система ценностей этого не оправдывают. И сейчас эта группа либо сбежит, пятками сверкая, либо достанет оружие. Логичное развитие событий. Инквизитор очень надеялась, что они выберут первый вариант.
Ответил ей тусклый блеск обнажённой стали. Кто-то упомянул Кишилу. Рене закусила губу; жёлтая маска надёжно скрывала появившееся на её лице выражение чрезвычайной задумчивости. Она знала, что до кровопролития остались считанные секунды и знала, что в результате такового никто не выиграет, кроме чудовищ, таящихся в холодных коридорах Акаада (а пока не будет доказано обратное, следует считать, что их там ещё полным-полно).
Ах, не так она себе это представляла! Рене-то надеялась на большой, вооружённый арбалетами и алебардами отряд и какое-никакое пространство; а так, в узком коридоре, с одними лишь мечами… Безумцы, напуганные и отчаявшиеся безумцы! Инквизитор скрипнула зубами и негромко молвила:
- Они напуганы.   
Она всё ещё держалась за меч; глаза её неотрывно следили сквозь прорези маски за людьми в другом конце коридора. Если бы только они были поумнее, если бы только догадались, что приведённые ею монстры на время могут стать подспорьем против не в пример более страшной напасти – или хотя бы попытались их вывести на группу стражников побольше… Если бы. Но нет, они действуют сгоряча; да и чего большего можно ожидать от напуганных людей, видящих в каждой тени опасность? И вот теперь они бросают вызов явившемуся по их души бронированному титану с гротескным молотом. Может, это они так даже в самый чёрный час не способны преодолеть кричащие об исходящей от него опасности инстинкты? Может, Рене Эскорца есть чему у них поучиться?
Она знала, что ответ наверняка лежит в заветах Церкви. Она когда-то поклялась соблюдать Догматы Шести Тронов – и если и осталось в её реальности хоть что-то истинное, то это её вера. Она поклялась защищать людей, служить им жарким пламенем, разгоняющим холод и тьму. И насколько хорошо у неё это в последнее время получалось? Можно, конечно, сказать самой себе, что люди-то были не слишком достойные: защитить Ксиабо от его собственного клинического кретинизма она не могла, а Абрафо был редкостным подонком, за которого она, к слову, успела отомстить. Кто ещё? Нира? Колдунья. Бушер? С Бушером она стояла до конца. Дети в погребе? Бессмысленная загадка, на которую у неё в тот момент пьянящей ясности просто не было времени. Да и вообще их убила Присцилла, притащив их в храм.
Она обязана помочь этим людям. Даже если их так мало. Даже если шансы на победу ничтожны…
И тут она вдруг поняла, почему решение нынешней дилеммы давалось ей с таким трудом. Они вместе с Шаоем бились с мертвецами, вместе стали жертвами гнусного колдовства Присциллы, вместе пытались защитить Ниру О’Берн, вместе выбили чёртов «потайной» люк. После изнасилования в библиотеке он даже помог ей прийти в себя. Они не были друзьями – и вряд ли когда-либо станут; но жестокая судьба свела их вместе, и даже если это была какая-то очередная шутка Седьмой Сестры, Рене Эскорца чувствовала с молотобойцем родство. Шаой – её соперник, её антипод, но при всём этом единственный, кто сейчас во всей этой Шестерыми забытой крепости может её понять, как один ревнитель веры понимает другого. Когда-нибудь они обязательно должны сойтись в бою, когда-нибудь она либо отрубит его рогатую голову, либо упадёт, бездыханная, с проломленным черепом – но этот миг ещё не настал, и не может настать, пока в их противостояние вмешивается кто-либо другой. Она просчиталась, когда попыталась его завести в ловушку, и в первую очередь потому, что не понимала саму себя. Жестокая ошибка.
- Я не дам тебе их убить, - тихо сказала она. А потом свободной рукой подняла маску на лоб, открывая блестящее от пота лицо, и повысила голос:
- Услышьте меня! Этот тёмный со мной. Я привела его, потому что он – часть истории, которую Осхарн и Кишила обязаны услышать. Ваши люди, Абрафо и Ксиабо, доблестно погибли в бою с женщиной по имени Присцилла. Она опасна и творит чёрные ритуалы прямо у вас под носом. Это очень важно. А потому, именем Каерлан, либо отведите нас к Совету, либо уйдите прочь с дороги, иначе нам придётся, - тут она покосилась на Шаоя, - вас связать. Здесь пролилось достаточно крови. Я знаю, что вы напуганы, но сейчас я ручаюсь, что он не причинит вам вреда. Ваши избранные лидеры мне доверяли, ваш ангел меня лечил, - она кивнула крылатому юноше, - так охладите же свой пыл!
Само собой, говоря, она не отрывала глаз от мужиков на том конце коридора, и меча не отпускала. Если придут в движение – оружие Рене выхватит и встанет в боевую стойку. Может, удастся их привести в чувство парой хороших ударов плашмя. На самом деле всё зависело от Шаоя – может, он бросится их убивать, и тогда ей останется только встать на защиту людей; может, решит развернуться и уйти, и догонять его она не станет. Может, сложит оружие. Может, треснет её по голове, справедливо решив, что она его завела в ловушку… но это, кажется, не в духе «паладина». Ну и, строго говоря, она ему не лгала. Удобнее всего было бы если б вся тройка сложила оружие и представилась её пленниками, но убедительно в этом направлении ситуацию уже не развернуть.

Рене Эскорца.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Фэнтези; магия; » Мистерия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC