ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://timess.rusff.ru/
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Lee Pace (например). если честно, то вариантов нет, обсудим, но не слащавый красавчик, не подойдет для идеи просто
ТЕКСТ ЗАЯВКИ: Вы познакомились еще в школе. У нее наверняка были проблемы с алкоголем, может и с наркотиками, с психикой так точно. Она лечилась, это скрывали. Ее могли "попросить" из частной школы, а может она сама захотела поучиться поближе к "простолюдинам". Ах да, она (и ты) из Лондона. А может быть это тебя каким-то волшебным образом занесло в частную школу, не важно, обсудим. Ты привлек ее именно тем, что был не из ее круга. Ей нравилось все новое и неожиданное, а дружба с тобой точно стала бы сенсацией. Ей так понравилась эта идея, что она быстро бросила своего парня, футболиста-первого красавца в школе, и начала встречаться с тобой. Страсти начались сразу же. Во-первых, ее бывший решил тебя проучить, и независимо от того, кто одержал победу (можешь решить сам, либо вместе обсудим), она все равно осталась с тобой. Ну и дальше будни избалованной принцессы, учащейся в старших классах. Вечеринки, домашка, подростковая драма, таблоиды, родители, которые вообще не понимают, что она в тебе нашла, друзья, которые против. И ее друзья против тебя, и твои - против нее. А у вас страсть, у вас любовь, у вас настоящее. И пусть вам только семнадцать.
Затем университет. Ты туда поступил своим умом, а она (хоть и не глупа) - благодаря деньгам и связям отца. Ты часто помогал ей. Возможно, что даже поступил туда, куда она хотела. Она ведь без тебя не справится, понимаешь? А такая любовь, как у вас - ее нельзя терять.
Однако, все это время вашу жизнь сопровождали мелкие ссоры и крупные скандалы. Зато и примирение всегда было соответствующим. Она ревновала постоянно. Не давала тебе свободно дышать, шпионила, проверяла телефон, почту, заставляла друзей подслушивать твои разговоры, следить за тобой. Вряд ли тогда ты подозревал об этом. Тебя, в целом, все устраивало. Потому что рядом с тобой любимая девушка, которая в нужный момент могла превратиться в нежного котенка, похвалить, когда это требуется, заверить, что никто тебя не понимает, кроме нее, поддержать. Все они - лживые и лицемерные твари, а она - именно то, что тебе нужно. Родственная душа.
Где-то уже после университета ты узнал, что пару раз она тебе изменяла. Ты решил ее бросить, но не тут-то было. Она буквально ползала перед тобой на коленях, разыгрывая жертву, угрожала, рыдала, истерила, пару раз ударила тебя. Но ты ушел. А потом тебе позвонили и сказали, что она в больнице - пыталась покончить с собой. И ты вернулся.
Ну, думаю, примерный смысл понятен, да? Вот в том же ключе длились их отношения с самой школы и до прошлого года. За это время они успели пожениться, скандалы и примирения все продолжались. У тебя уже никого не осталось, кроме нее. Вообще никого. Но год назад ты все-таки ушел. Вырвался. И она тебя отпустила... возможно, вы даже успели развестись.
Ты переехал в Нью-Йорк, нашел работу. Пытался завести отношения (но вряд ли удачные, это тоже обсудим)... но спустя год она приехала и постучалась в твою дверь.

ВАШ ПЕРСОНАЖ:
Внешность: Натали О'Кифф; рассмотрю так же Мэллори Дженсен, Джанет Монтгомери; можете попробовать предложить свои варианты, посмотрим.
Имя: Реджина/Эмилия/Амелия
Она дочь богатых родителей. Избалованная. Всегда получала то, что хочет. У ее отца были и деньги и власть. У нее были деньги и власть. Она привыкла, что все вокруг благоговеют перед ней. Люди - игрушки. Потеха. Их можно ломать и топтать. Но красиво. Истеричка, манипуляторша, лгунья, изменщица, абьюзер и, в целом, персонаж совершенно отрицательный, но хорошая актриса. Я уже писала, что лгунья? Да. Она вся состоит из лжи, крайне редко путается в показаниях, даже ближе к "никогда"; ловко выпутывается и находит отговорки. Мастерски плетет паутины интриг. Любит наблюдать за тем, что натворила, любит быть в самом эпицентре сотворенного хаоса, но любит и жертву из себя построить, чтобы пожалели, приласкали. Все переворачивает с ног на голову в свою пользу, а ей верят.

Немного об игроке: скажу честно, персонаж в процессе написания, и какие-то моменты мы можем обсудить вместе, просто брать ее в пустоту как-то не хочется. и я, честно, довольно адекватный человек и игрок, но вот очень захотелось чего-то истерично-неадекватного, чтобы прям очень, с перебором, с вечными скандалами, токсичностью, абьюзерством и вот это вот все. надеюсь, что найдется такой же псих хд
посты пишу от любого лица, разброс от 1,5 до 18т., но предпочтительнее 3-5, потому что не люблю я дробить написание постов, а времени писать простыни у меня нет.
персонаж будет твинком, и вообще я твинкоман, так что если вас это по каким-то причинам напрягает, то лучше не надо.
играю я не очень быстро, но пост в неделю-две вполне могу осилить, наверное, опять же все зависит от размеров. но давайте договоримся, если вы настоятельно просите меня писать пост в неделю, то ответ я тоже жду примерно в те же сроки, а не через два месяца; плавали, знаем хдд я постоянно на связи и часто сижу во флуде, вас к этому обязывать не стану, но если вы будете проявляться хоть иногда - это сделает мой день лучше, а нервную систему спокойнее хд

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

Одним из главных требований клиники была полная изоляция больного на время лечения. Никакого контакта с внешним миром. Со мной или Сарой могли связаться медсестры, но Оливер был лишен любого доступа к тому, что находилось за стенами реабилитационного центра. Наверное, это действительно было необходимо. Он не мог созваниваться со своими дружками, не мог сливать им информацию, не мог строить планов побега. Никто не принесет ему дозу в пакете с чипсами. Ни телефона, ни компьютера. Ему не давали даже музыку в наушниках слушать, потому что были случаи попыток задушиться проводами. Об этом мне как-то рассказала медсестра, но она упомянула, что подобное было очень давно, и не в этой клинике конкретно, но они взяли себе на вооружение, что лучше ограничить любые виды электроники, ведь наркоманы иногда бывают чертовски изобретательны и агрессивны. Они могут пойти на все ради дозы.

Свой законный выходной я хотела провести с братом. Он был в клинике уже довольно долго, лечение давалось ему очень тяжело. За довольно короткий срок он подсел на наркотики, и совсем на не детскую дозу. Около месяца назад нам уже казалось, что все позади, что он встал на путь исправления, заслужил каникулы, но все привело к тому, что он где-то нашел наркотики и снова обдолбался. Мы с Сарой понятия не имели - где, ведь перетряхнули весь ее дом вверх дном. Изобретательны и агрессивны...

Сейчас Оливер начал весь свой путь с самого начала. Мой приход он воспринял в штыки. Он специально выводил меня из себя, в итоге мы поссорились, и в запале он крикнул, что на наркотики его подсадил Кайл. Первой моей мыслью было, что он врет. Я уже начала привыкать к этой мысли: он всегда лжет. Ему нельзя верить. Я схватила свою сумку и захлопнула дверь палаты с другой стороны. Брат вел себя, словно сумасшедший. Мне кажется, именно это и творится в его голове. Полный дурдом.
Я старалась не думать о том, что он выкрикнул мне практически в лицо. Ни разу за все время он не выдал своего поставщика. С ним говорила я, говорила Сара, доктора, психологи, даже полиция. Он мог время от времени назвать пару имен, но в основном это оказывались те, кому он продавал наркотики. Откуда только такое упорство? И как это могло произойти с моей семьей? Оливеру всего тринадцать, а у него нет обоих родителей, зато есть наркотическая зависимость, огромные долги и судимость.

Я вернулась домой в полном замешательстве. Кайл еще не было. Я хотела приготовить ужин, перебирала пакеты с различными сортами макарон на полке, стоя при этом на табуретке, но мысль о том, что выдал Оливер так и продолжала пульсировать в голове. В итоге каструля с кипящей водой так и продолжила кипеть, шкафчик остался открытым, а я спрыгнула на пол и отправилась в комнату. Что я делаю? Это идиотизм. Кайл никогда... его перепады настроения вполне можно списать на усталость на работе. Нет. У меня перед глазами был прекрасный пример заядлого наркомана - брат. Но Кайл не вел себя так, как Оливер. Мой голова гудела от противоречий. Наркоманы эгоистичные и нечуткие. Будь Кайл наркоманом, он не успокаивал бы меня каждый раз, когда мне снятся кошмары, он не обнимал бы меня и не шептал на ухо что-нибудь успокаивающее, пока я не смогу снова расслабиться и задремать. С тобой происшествия в лифте прошло уже очень много времени, я уже практически не просыпалась посреди ночи с криком, но первое время кабина, наполняющаяся водой, снилась мне практически постоянно.

Я была уверена в том, что все это бред, сказки злого наркомана, который хочет сделать мою жизнь невыносимой только за то, что я пытаюсь ему помочь, но я все равно поддалась. Я начала вытаскивать ящики шкафов и комодов, и опрокидывать их на пол. Я раскидала в полок все книги и диски, перетрясла каждую складку, каждый закоулок, я отвлеклась только один раз, когда на кухне запищала пожарная тревога. Вода выкипела, кастрюля раскалилась и начала дымить. Чтобы устранить эту проблему и проветрить кухню понадобилось всего две минуты, после чего пищалка заглохла, а я продолжила свое занятие.

Когда Кайл вернулся, его ждал не очень приятный сюрприз. У меня не было ни малейшего желания разбираться в ситуации или выслушивать оправдания, поэтому я вытолкала его за дверь, швырнув в спину коробку с его заначками. Я могла бы написать на него заявление, сдать полиции. Почему я этого не сделала? Мне стоило.

После случившегося я не видела Кайла три недели. Мне казалось, что он прекрасно понял мои чувства, что ему не стоит появляться, что я вполне могла на него настучать и ему попросту опасно заявляться в нашу квартиру... в мою квартиру. Я старалась просто выкинуть его из головы, к счастью для меня, график у Виктора Блэквелла был достаточно насыщенным, чтобы занимать весь мой день, каждую свободную минуту. По пути до отеля и из него у меня тоже не было времени на пространные размышления и жаления себя любимой, а дома сил хватало только на то, чтобы принять душ и отрубиться на кровати до следующего утра.

Третьего января у меня должен был быть выходной. Я даже не думала, что начиная с двадцатого декабря график будет таким забитым. Казалось бы, праздники! Рождество, затем неделя - и Новый Год. Все должны быть со своими семьями, покупать подарки, праздновать и радоваться, но в гостиничном бизнесе все было не так. Отель был забит под завязку, в ресторане места были забронированы за месяц, постоянные званые вечера, корпоративы, то оркестр, то представление, то еще что-нибудь. И все это только-только начинало сходить на нет, поэтому у меня наконец-то должен был быть выходной.

Около четырех утра кто-то начал неистово долбить во входную дверь. За последнее время я так устала, а пробуждение мое оказалось таким резким и неожиданным, что мне показалось, будто я с глубокого бодуна. Стряхнув с себя остатки сна, я с трудом поднялась с кровати и сунула ноги в мягкие тапочки. На мне была короткая ночнушка, и по пути к двери я заглянула в ванную, чтобы взять халат. Открыла входную дверь я уже в халате. Особой прочностью конструкция моей двери н отличалась, в ней отсутствовал дверной глазок и не было цепочки, только замок, который закрывался ключом снаружи и на собачку (либо тоже ключом) изнутри. Я даже не успела взглянуть на часы, когда шла в сторону двери, но предполагала, что сейчас еще ночь, а с такой настойчивостью в дом рвутся либо полицейские, либо коллекторы. И первые и вторые без труда смогут выломать дверь, если им заблагорассудится. Но за дверью оказался не коллектор, и не полицейский. Там был Кайл. До чертиков пьяный и злой, он отпихнул меня с прохода и вошел в квартиру. Он говорил нечленораздельно, и я не могла разобрать, что именно он пытается до меня донести. Я стояла спиной к двери, не привыкшая видеть в этом парне угрозу, я была спокойна, но раздражена, от неприятного пробуждения сердце еще сильно колотилось, а голова побаливала. Я хотела скорее забраться обратно в теплую постель.
- Я не хочу ничего слушать, просто уходи, - я недовольно закатил глаза и отворила перед парнем дверь. Я оборвала его на полуслове, и Кайл взглянул на меня с таким выражением, которого я никогда раньше не видела на его лице. Я даже не могла точно понять, что это была за эмоция. Разочарование, непонимание, злость? Все сразу? Он двинулся к двери, и я уже было решила, что сейчас он уйдет, но вместо этого он положил руку на дверь и захлопнул ее, за так, что я повалилась на нее спиной. Кайл попытался меня поцеловать, но я увильнула. - Прекрати, ты пьяный, от тебя воняет, проваливай, - мне и видеть-то его не хотелось, не говоря уже о том, чтобы целовать. Но я была не совсем права. Он был не просто пьян, он был под кайфом. Кайл ударил кулаком по двери за моей спиной, у самой головы, я растерялась. Впервые он проявил при мне признаки грубости. Он придавил меня свободной рукой к двери и попытался поймать своими губами мои, безрезультатно. Тогда он задействовал вторую руку, крепко схватив меня за подбородок. На этот раз извернуться не получилось, с его поцелуем проник запах и вкус виски, а я пыталась убрать от себя его руки. Мои попытки его только распаляли. Я ударила его ногой по коленке, не сильно, но он отпустил меня и разозлился. Он рыкнул: «Ладно» и отошел на несколько шагов, поглядывая на меня, то на комод, к которому подошел. «Где остальное?», - спросил он, глядя на меня, а сам пальцами начал перебирать флакончики с духами. Я начинала подумывать о том, не стоит ли вызвать полицию. На вопрос Кайла я не ответила, потому что не понимала, про что он говорит. Могла лишь догадываться, но ведь у меня ничего не было.
- Раз пришел, то можешь забрать свои вещи, они все поместятся в мой старый чемодан, - я ткнула пальцем в сторону спальни, где под кроватью лежал большой потертый чемодан, который я и предлагала ему забрать с собой. Совсем не жаль, если эти двое навсегда исчезнут из моей жизни. Кайл задумался ненадолго, затем кивнул и вновь сказал: «Ладно», на сей раз немного спокойнее. Мне казалось, что к нему вновь вернулся разум, однако он не двинулся с места, поэтому за чемоданом я решила сходить сама. Он даже не шелохнулся, когда я прошла мимо него, и когда вернулась с чемоданом, то он стоял все на том же месте рядом с комодом, разве что теперь руки держал в карманах, а не развлекался со флакончиками духов. - Хочешь, чтобы я еще и вещи твои за тебя собрала? - вся ситуация меня раздражала. Меня разбудили ни свет ни заря, облапали, во рту был мерзкий привкус чужого перегара, так теперь я должна изображать из себя Золушку. Кайл широко улыбнулся, но так и не сдвинулся с места. Я стиснула зубы, открыла чемодан, отворила дверцу шкафа, сорвала с вешалки одну из рубашек, скомкала ее и вместо того, чтобы кинуть ее в чемодан, кинула ее прямиком в голову Кайла. Он сорвал рубашку с лица и та полетела на пол. Я не думала, что он так сильно разозлится. Из нас двоих право злиться сейчас было только у меня. Он схватил флакон с комода и запустил им прямо в меня. Я чудом увернулась, или просто была такой маленькой, что он не сумел попасть, но стеклянная бутылочка пролетела в нескольких сантиметрах от моей головы и разбилась о стену, оставив мокрый пахучий след на обоях. Я даже не поверила в случившееся, и смотрела на осколки под ногами, забыв о существующей угрозе и виде разъяренного мужчины. Я вспомнила о нем слишком поздно - он обхватил меня рукой за шею и наклонил вперед. «Давай не будем усложнять, просто скажи, где остальные заначки и разойдемся». Я не ответила, и он сильно меня встряхнул, перехватив за волосы. Теперь он тянул вверх, и я непроизвольно поднялась на носочки, а он продолжал тянуть. Я схватила его за руку, но безрезультатно. Я могла повиснуть на нем всем своим весом, а он бы даже не заметил. «Где?!» - гаркнул он мне в лицо и отвесил пощечину. Я все еще не могла поверить в то, что это происходит. Кайл, который в жизни не проявил ко мне жестокости, который успокаивал, заговаривал меня от кошмаров, который вытирал мне слезы и прижимал к себе.
- Ты обкололся?! - я выпалила это в шоке, сама не понимая, что несу. Кайл встряхнул меня еще раз. - Я не знаю, не знаю, в коробке было все, что я нашла! - он отреагировал на слова настолько быстро, что мне даже показалось, что он и не слушал. Заранее знал, что именно я скажу. Или просто предполагал. Мой ответ, должно быть, совпал с его предположением, и ему это совсем не нравилось. «*мат* лживая». Он отшвырнул меня в сторону, я угодила на книжный стеллаж и опрокинула на пол несколько книг. Происходящее все меньше напоминало мне реальность, и все больше - кошмарный сон, от которого я не могу проснуться. Я наверняка попала в сонный паралич. Мне как-то приснилось, что лифт все-таки не вскрыли, и вода сомкнулась у меня над головой. Я чувствовала, как сдавливало и обжигало мои легкие, и когда я проснулась, в теле болела каждая клеточка. Сейчас должно быть что-то похожее. «Где?!» - послышалось над самым ухом. Кайл наклонился ко мне. Оказывается, я успела сесть рядом со стеллажом и обхватила колени руками. Я тряслась, а он стоял рядом. В его взгляде не было ни капли сострадания. Он вдруг разогнулся и принялся ходить по гостиной, открывать ящики, раскидывать вещи по полу. Он то делал это словно ребенок, который играл в фокусника, то как безумец. Иногда он вновь вспоминал о моем существовании, злился, кидался вещами в мою сторону. Несколько раз я смотрела в сторону двери, думая, смогу ли проскользнуть мимо, когда он отвернется, успею ли, но мое тело совершенно меня не слушалось. Я хотела поднять руку, но не могла даже пошевелить ею. Наконец, Кайл переворошил всю гостиную и перевел внимание на ванную. Там я вообще не проверяла, когда искала его заначки, я совершенно не думала о том, что он может спрятать кто-то в бачке туалета или в вентиляции. Об этом я подумала только сейчас. Плевать. Пусть забирает и проваливает. Но что если это не все? Что если где-то лежит еще? Он не уйдет, пока не найдет все. Кайл скрылся в ванной, а я поднялась на ноги. Тело вновь начало подчиняться, как вовремя. Я оставила тапочки у стеллажа, чтобы не шаркать ногами, и босиком, очень осторожно, прошла к входной двери, я успела только скинуть по пути халат и взять с вешалки куртку, очень осторожно и тихо, я собиралась надеть ее по пути, на лестнице, постучаться к кому-нибудь из соседей, и попросить вызвать полицию, но на пути ждала еще одна преграда. Дверь оказалась заперта на ключ. В панике я несколько раз дернула ее и защелку, но никакого эффекта не последовало. Должно быть, пока я ходила за чемоданом, Кайл запер входную дверь. Он оказался слишком продуманным для человека, который пришел пьяным и под наркотой. Возможно, что у него был целый план в голове, но напился для храбрости, или чтобы совесть не грызла? Я вспомнила, как в меня летели флакончики с дуками и прочие предметы, и дернула дверь еще раз. Мне нужно было добраться до ключей, а они были в сумке. Я обернулась, чтобы найти ее взглядом, а в дверном проеме стоял Кайл. Он наблюдал за мной, но вряд ли давно. Ему не хватило бы терпения столько стоять и смотреть на мою попытку побега. Он быстро шел ко мне, а я, не придумав ничего лучше, кинула в него куртку. Я пыталась обежать его, тянулась к сумке, но он перехватил меня, приговаривая, что так дело не пойдет. Тут он был совершенно прав. Так дело не пойдет. Теперь я начала вырываться по-настоящему, уже не думая о том, что могу причинить ему боль. Я оцарапала его за шею и лягнула в пах, за что он грубо швырнул меня на пол и с силой пнул в живот. Должно быть, мой удар оказался ощутимым, но не настолько, чтобы он повалился на пол с воем, он же свой не рассчитал в обратную сторону: я лежала на полу и задыхалась. Мне словно перекрыли дыхательные пути, я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть, и когда вновь смогла дышать, поняла, что Кайл подхватил меня подмышки и тащит в сторону спальни. Я снова начала вырываться, но в следующую секунду он кинул меня лицом на кровать. Поиски заначки его сейчас совсем не волновали. Мне казалось, что он хочет меня связать, чтобы я не дергалась и не пыталась сбежать, я уверена, что он и собирался это сделать, но вот я оказалась перед ним на кровати, беспомощная, хрупкая, в короткой ночной рубашке, которая задралась, и из-под нее было прекрасно видно кружевные трусики. Я вдруг почувствовала его ладонь у себя на бедрах, а затем почти сразу между ног. Это был Кайл. Всего лишь Кайл. Мой бывший парень, который подсадил моего брата на наркотики. Я могла бы перетерпеть его посягательства на мое тело, но мне было мерзко даже от того, что он просто касался меня сквозь ткань одежды. Я дернулась, словно кошка в охотничьем прыжке, и соскочила с кровати, отбила себе коленки об пол, уже хотела подняться на ноги и бежать без оглядки, но Кайл, оказалось, соскользнул с кровати следом за мной, словно уж, и теперь схватил меня за лодыжку. Я пиналась до тех пор, пока он не поймал вторую ногу, не опрокинул меня на спину и не затащил обратно на кровать. Я попала по нему несколько раз, но не сильно, только запыхалась. На сей раз Кайл решил держать мои руки за спиной, вдавливая в кровать, и глазами искал, чем можно было бы меня связать. Во всем происходящем я чувствовала лишь одно: нереальность. Однако, мне больше не казалось, что я сплю. Я дергалась, вырывалась, но почему-то не кричала. Даже не знаю, почему я не кричала?
Сколько раз за все это время он меня ударил? Сколько раз встряхнул, швырнул, дернул? Я не понимала, что у меня болит, но я ужасно устала. Как давно Кайл наведался ко мне домой, когда я открыла дверь, который сейчас час? Я притаилась. Мне было практически плевать на то, что он собирается делать. Технически, я все это знала, еще я знала, что мне будет больно, потому что я его не хотела, и даже если я очень постараюсь расслабиться, то у меня не выйдет. Он пытался стянуть с меня трусики одной рукой, а я не сопротивлялась. Я притихла настолько, что он, должно быть, решил, что я задохнулась, лежа лицом в кровать. На мгновение он замер, затем решил меня перевернуть. И в этот момент я двинула ему точно между ног. Просто нельзя было не воспользоваться этим моментом. Скинув с себя его тушу, я соскочила с кровати, по пути успев только вернуть белье на место. Я схватила сумку, быстро отыскала ключи, отперла дверь и сбежала по лестнице на улицу. Я очнулась от ужаса где-то через квартал,все это время я бежала, как от пожара. Босиком, в одной ночнушке, с сумкой в руках. На часах была половина пятого утра, и все, что попалось мне на пути - это пустующая в такую рань круглосуточная забегаловка. Я проскользнула внутрь и села за самый дальний столик, подальше ото всех, поближе к теплу. Меня трясло от холода, от страха, и я не знала, что мне делать. С собой у меня был мобильный. Я должна была вызвать полицию, но я знала, как они работают. Они заберут меня отсюда прямо в таком виде, начнутся допросы, а мне хотелось передышки, хотя бы немного, хотя бы час, и одеяло. Большое двуспальное одеяло. Я несколько минут смотрела в экран телефона, прежде чем нажать на вызов.
- Мистер Блэквелл, простите, что так рано, - мне даже показалось, что мой голос совсем не дрожит, но восприятие реальности сейчас было отнюдь не верным. - Вы не могли бы отправить кого-нибудь за мной в круглосуточное заведение? - я бросила взгляд на меню перед собой и прочла в трубку название забегаловки.