полезные ссылки
27.11-01.12
14.11-17.11
14.11-17.11
[форум]
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s
[форум]
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s
[форум]
Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s

Photoshop: Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Партнерство » hp: finite incantatem


hp: finite incantatem

Сообщений 161 страница 172 из 172

1

http://forumstatic.ru/files/001b/2c/02/90189.png
HARRY POTTER 1980 // ВЫБРАН НОВЫЙ МИНИСТР МАГИИ

Отредактировано finite (30.05.2021 16:40:57)

0

161

юджиния дженкинс ждёт

https://i.imgur.com/w5v00Q1.gif
rodolophus lestrange
[1946, slytherin, death eaters; —// joel kinnaman]
https://i.imgur.com/N2F1pAm.png

вокруг тебя змеи, они обвивают шею, сжимают всё крепче / /
[indent] КАКОЙ ИЗ НЕГО МИНИСТР МАГИИ? ЖЕНИЛСЯ НА БЛЭК И ЧТО? НАВЕРНЯКА ВСЕ ЕЁ ДЕНЬГИ НА БРАТА СПУСТИТ.

тебя всегда воспринимали, как испорченного наследника древнего рода. ты не раз был замечен в скандалах, в ссорах, бывшие девушки с удовольствием давали интервью, а вокруг тебя формировалось то самое мнение, которое со знакомством беллатрикс пришлось не раз и не два пытаться разбавить кусками правды. ты и в министры магии метишь только лишь потому что тёмный лорд считает, что ты справишься. от того болвана в семидесятых не осталось и следа, когда ты раз за разом зарабатывал уважение избирателей, дуря их обещаниями. у тебя даже получилось наложить империус на юджинию, а эдгара практически исключить из гонки за кресло министра. ты был в шаге от победы, когда на аукционе, устроенном в честь вас с беллатрикс, появляются авроры и с жадной яростью справедливости пытаются ободрать тебя до последней нитки ( как ты держишься, рудольфус? ты её правда любишь настолько, чтобы рисковать всем, что у тебя осталось? )

жена сидит в тюрьме, младший брат попадает в передряги, а алекто кэрроу убивает одного из орденовских дураков в твоём подвале ( но всё ведь оборачивается в твою сторону, потому что как иначе ). ты её обмениваешь на беллатрикс и ни разу не сомневаешься в содеянном: тёмный лорд рвёт и мечет после твоего проигрыша, но ты уже знаешь, что выберешься. ведь как иначе? белла скрывается в ирландии в компании антонина, и ты принимаешься за последствия. сначала принимаешь активное участие в ставках, потом находишь метаморфку. у тебя умирает сын, а ты ведёшь "жену" в визенгамот и, наверное, черствеешь ещё сильнее ( как будто ещё есть куда ).
суд снимает всяческие обвинения с беллы, тёмный лорд принимает твою помощь, и ты снова на нужном месте: рядом с хозяином с покладистой и удобной женой под руку.
зря ли беллатрикс в ирландии переживает, что ты можешь в самозванке найти то, чего она не смогла тебе дать?
или ради неё ты готов на всё?


[!] ЗАЯВКА НА БЕЛЛАТРИКС
- рудольфус у нас сюжетный персонаж, а ещё самый лучший мужчина и вообще ♥
в выборах он лидировал на протяжении практически четырех месяцев, но после ареста беллы потерял большую часть поддержки избирателей. проигрыш был очевидным даже после устроенного теракта в шелтере общества бедствующих волшебниц, после которого юджиния потеряла в рейтинге примерно столько же, сколько и рудольфус месяцем ранее. у лестрейнджа слишком много всего происходит в личной жизни, чтобы успевать за всеми изменениями, поэтому потеря ребёнка, а также отсутствие жены рядом, возможно, сказались на его холодности и решительности. мы тут не расписывали много и будем рады, что ты сам всё решишь, потому что никому не нравится играть по заранее прописанному шаблону. детство и юность, а также настоящее и будущее - всё в твоих руках!
- потерю ребёнка вы можете с беллой, например, убрать. если хотите, растите ребёнка в тайне, хотите - разойдитесь по сторонам. мы не будем против, если вы окажетесь самой крепкой семейной парой финиты или же наоборот заходите запустить череду разводов! поддержи всё http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/10435.png
- внешность заменить можно, всё, что связано с выборами, расскажу, а всё, что будешь дальше, отыграем так, шо закачаемся!
- тебя ждут эдгар, пожиратели смерти, я, сокурсники и все-все. приходи один или с беллой сразу, мы будем только рады. будь самостоятельным, продумай ваш род, приведи брата, а может и любовницу или ту же метаморфку! не ограничиваем ни в чём, твори ♥

пример поста

я был переполнен словами,
Н О   Н Е   С М О Г   И Х   С В Я З А Т Ь / /

[indent]  [indent] Юджинии важно, чтобы всё получилось; она об этом пытается себе напоминать, когда приходит в Министерство Магии и поднимается уже не на привычный этаж, а выходя из лифта раньше. Она не предполагала, что в ней всё ещё сохраняется так много гордости, чтобы каждый раз сталкиваться со злобой в разговорах с Эдгаром. Его победа кажется нечестной и пережить проигрыш оказывается не так легко. Она скрипит зубами, обходит стороной его коридор и усаживается за стол, кажущийся больше издёвкой, потому что на нём видны пятна от предыдущего хозяина.

[indent]  [indent] Дженкинс пару дней тратит на уборку и на обстановку кабинета, а потом подаёт прошение о создании нового отдела. У неё идея горит, она ею буквально жить начинает, когда осознаёт, что Мэннерс не вернётся, а все, кто когда-то рядом находился, теперь работает под началом другого человека. Юджиния себя снова и снова находит в одиночестве; она сталкивается с собственным взглядом в отражении зеркала и тут же отворачивается — это не она.

[indent]  [indent] Она бы, настоящая Юджиния, никогда бы не пряталась от окружающих, потому что не может никак справиться с горечью и желчью на языке. Она бы не опустила руки даже после того, как по ним хлестали бы смазанными ядом хлыстами. Она бы боролась дальше, открывала отдел, о котором грезила столько лет, продолжила бы свою кампанию и помогала всем, кому бы могла. Дженкинс смотрит на дочь, принявшую в свои руки управление Общества Бедствующих Волшебниц, и тайно ото всех вздыхает с облегчением. Она чересчур много обязанностей принимает на себя, как будто бы никто больше не справится, а на деле просто боится, что иначе останется ненужной для остальных. Кто будет ей писать, кто будет навещать, если проблему решить можно без её участия?

[indent]  [indent] Мысли жужжат в голове, когда Дженкинс получает удовлетворительный ответ на прошение; когда она проходится по новому коридору, вот-вот вышедшему из-под палочки местного архитектора. Теперь отдел располагается на удобном этаже, у него небольшая отдалённость от постоянно шумного холла. Несколько дверей без табличек, цветы, тумбы — Юджиния обстраивает каждый угол, пока наконец не осознаёт, что уже достаточно расставила цветов. Всё свободное время она занимает работой руками, как будто бы снова возвращается в пятидесятые и пытается выстроить Общество Бедствующих Волшебниц или хотя бы избавить шелтер от плесени.
Она переносит свой стол в кабинет неподалёку, расставляет колдографии и дополняет список, собранный из людей, которые уже проходили собеседования в мае. Некоторые из них уже уехали из страны, кто-то определённо точно негативно высказывался о работе Министерства Магии, но остались и те, кто за ничем плохим замечен не был.

[indent]  [indent] Юджиния решает, что лучше заняться наймом самостоятельно. Она бюджет выбивает, ссорясь с несколькими судьями Визенгамота, когда они указывают, что подобные траты скажутся на финансировании отдела спорта. Как бы сильно Дженкинс ни уважала квиддич и всех его болельщиков, проблема неравноправия по ней бьёт куда сильнее, и она лично приходит к Боунсу. Общение с ним всё ещё отдаёт кислотой на языке, так что Юджиния достаточно быстро приступает к очередному этапу поиска работников отдела. Она пытается придумать названия секторам, но везде ставит вопросительные знаки, боясь, что таким образом снова слишком много работы возьмёт на себя одну.

[indent]  [indent] Сова стучит в окно, наколдованное магией всего лишь парой днями ранее, и тут же улетает с лакомством в клюве. Дженкинс довольно собирается и тут же спешит к выходу — знакомый в Кабаньей голове предупреждает, что Дёрст пришла на работу. Юджиния её пытается выловить уже больше недели, та всё время куда-то испаряется. Письма до неё не доходят, и она решает, что лучше действовать нагло.
Дверь паба открывает, заходя следом: — добрый день, — здоровается с вышибалой, наличие которого посреди белого дня кажется странным — кто придёт пить до обеда? Она оглядывается по сторонам и самостоятельно находит ответ на данный вопрос. Людей оказывается не так уж и мало, оттого приподнятое настроение тут же омрачается: если Алкмена будет занята, то поговорить не получится.

[indent]  [indent] — Мисс Дёрст, — зовёт девушку, подходя к барной стойке. Та стоит к ней спиной, будто бы занимается чем-то чересчур важным, и Юджиния с интересом разглядывается бокалы, а также бутылки, выставленные, наверное, скорее ради украшения, чем для выбора. — Я писала вам, но письма не доходили, поэтому пришла лично, — Дженкинс не любит представляться, потому что её имя сначала ассоциируется с началом войны, а теперь — с позорным проигрышем и сотрудничеством с пожирателями смерти.
— Можем поговорить? — переходить сразу к делу кажется не лучшим решением, только вот у Алкмены рабочий день, а Юджиния отвлекает её от заработка. [float=left]https://i.imgur.com/akGSPdI.gif[/float]— Понимаю, что пропала чересчур неожиданно, — эта проблема испортила ей не одни отношения. И дочь, и друзья, и родственники — все переживали, все обижались, все пытались добиться внятного ответа на глупое «почему», да только ничего толком не получили. Дженкинс не может объяснить, зачем сбежала, почему решила, что лучшим решением будет скрыться ото всех сожалеющих комментариев. В воспоминаниях остались только ощущения трансгрессии на длительное расстояние и сбитые стопы, потому что сброшенные туфли при побеге, мешали уйти незамеченной.
— Но я бы хотела вернуться к разговору, который мы начинали в мае, — глупо с её стороны надеяться, что Алкмена сразу же вспомнит, в чём дело, но Юджиния оглядывается по сторонам, чтобы дать возможность мужчине сделать заказ.

[indent]  [indent] Пока он диктует название пива, а также его количество, Дженкинс присаживается все-таки на лавку и скидывает с плеч мантию.
— Пусть я и не министерка, но всё-таки этот отдел имеет право на существование. И мне кажется, что у вас были отличные идеи… — Юджиния чувствует, что чересчур тараторит, оттого делает вдох и пытается улыбнуть. Слишком много времени прошло с того момента, как она объясняла кому-то что бы ни было, поэтому неловкость буквально ощущается в воздухе вокруг. — Возможно, вы всё ещё хотите помочь оборотням? — она слова не заглушает, вслух произносит чужую расу, о которой не принято разговаривать так открыто. Где-то за соседним столом слышится гогот, и Дженкинс принимает его за очередное подтверждение её опасений. Нельзя размениваться на уговоры, нужно — действовать.

0

162

джорджиа слагхорн ждёт

https://i.imgur.com/gmG8Swn.png
alecto & amycus carrow
[±1950, slytherin, death eaters; —// alyona mikhaylova & kirill zaitsev]

https://i.imgur.com/jOu4K4Q.gif https://i.imgur.com/fkKZodO.gif https://i.imgur.com/Fy6REPW.gif https://i.imgur.com/gDDoDXf.gif

i  c a m e   u p   f r o m   n o t h i n g   t h e   s t r e e t s   w e r e   m y   p l a y g r o u n d
•       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •       •
so i let the rumors turn me into a legend

когда-то алекто и амикус считались примером для остальных пожирателей смерти; их имена устрашали, их имена вселяли ужас. они сражались во имя тёмного лорда и грезили о будущем, справедливом и свободным от маггловских выродков. она шла в бой, высоко задрав подбородок и оставляя после себя лужи крови / / он просчитывал операции и угадывал следующий шаг противников. они - идеальный тандем, они - бракованный дуэт.

[indent] •       •      А Л Е К Т О
ты всегда хотела большего; всегда тебе недостаточно, всегда ещё немного и наконец мнимое, долгожданное удовольствие. ты стремилась наверх, зная, как будет больно падать, помня, как неприятно разочаровываться. только ничего не останавливало, ничего не сбивало тебя с пути - ты верила в тёмного лорда, ты ради него готова была спалить целую деревню и умыться слезами пострадавших. к восьмидесятому ты обладала статусом: ты была одной из тех, кто убивает гарольда и миллисент; ты была той, кто участвовал в операциях рудольфуса, кто убил максвелла маккиннона, а потом практически лишила жизни и марлин маккиннон. тебя опасались, от тебя убегали, когда доносились слухи о твоём неожиданном визите.
ты бы правила этим миром, если бы не предательство рудольфуса: он решает, что свобода беллатрикс стоит твоего будущего. он решает, что ты - разменный материал. теперь тебя окружают прутья клетки в азкабане и только несколько ничтожных лучей намекают на смену суток. ты обязательно выберешься и отомстишь всем, кто посмел смешать с грязью то, что ты так отчаянно строила. и твой образ, и твои мечты о будущем, о том самом будущем, которое вы с амикусом планировали для чистокровного и свободного от грязнокровок мира.

[indent] •       •      А М И К У С
ты - старший сын, ты - наследник. ты работаешь сначала на своё имя, а потом имя работает на тебя. несмотря на пьяницу отца, на гуляющую мать и неоднозначных принципов кузенов, ты, амикус, с пути не сбиваешься. сестра наслаждается страхом, который вызывает её присутствие, а ты холодным и расчётливым взглядом предугадываешь проблемы. ты их решаешь заблаговременно, предупреждая тёмного лорда об эмоциональных нападениях пожирателей смерти или о том, что орденовцы снова дали отпор. ты берёшься за палочку, и все вокруг запираются на несколько засовов. ты воруешь жену девлина вайтхорна, увозишь её в лесную чащу вместе с двумя сыновьями и прячешь от окружающего мира больше пяти лет, активно воздействуя на министерских. ты подбрасываешь контрабандное яйцо в квартиру кандидатке в министры магии, ненадолго становишься её соратником, ты плетёшь интриги и знаешь, как важно, чтобы рудольфус добился успехов.
единственное, что предугадать не можешь, так это то, что лестрейндж поставит собственную жену выше общей цели. ты представить не можешь, что твоя сестра, та самая, которая вселяет ужас в мерзких грязнокровок, окажется по одну сторону с неудачниками за решёткой. она будет мёрзнуть в азкабане пока беллатрикс, счастливая и свободная, на собраниях пожирателей докладывает о том, что в ирландии хорошая погода.
долго будешь держаться, сможешь отомстить, поможешь сестре? будущее ведь вас ждёт.


— объявляю пожирательский сбор  http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/91684.png
— внешности можно изменить, хотя посмотри, как прикольно;
— алекто и амикус отыгрывались на форуме, все важные моменты указаны в описании, но всё расскажу и всё объясню подробно! если что-то захочется исправить или переписать, договоримся обязательно! характеры, прошлое, какие связывают вас отношения, мотивация и прочее - всё в ваших руках, ни на что не претендую. могу лишь пообещать, что заберу в игру, и вы обязательно возьмёте этот форум в ежовые рукавицы;
— приходите вместе или отдельно, оставайтесь, развивайте ребят и заставьте всех в девяностых пожалеть и за азкабан, и за предательства. вы - лучшие, а я просто посимплю со стороны и сделаю вид, что мы лучшие друзья. ладно, может и не сделаю...... договоримся http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/10435.png

пример вашего поста


где ты
[indent] / /
ЗАХОТЕЛА СПРЯТАТЬСЯ?
С Л Е Д Ы     Т В О И      Н Е      О С Т А Н У Т С Я

[indent]  [indent] Джорджиа на тени смотрит, и себя в них не узнает: она сидит ровно и неподвижно, а тень скачет, вокруг нее круги очерчивает и то и дело ближе склоняется // п о й м а ю _ в е р н у шепотом доносится до усталого сознания. Слагхорн, наверное, надумывает и кошмары себе самостоятельно сочиняет: вот Гойл в углу стоит, вот он на другой стороне улицы и руки в карманах прячет, ожидая, когда она, пристыженная, к нему неловкими шагами пойдет. Джо пытается себе напомнить, что все уже позади, что она уже давно для него мертва, для всех, кто когда-либо о ней помнил, в земле червей кормит. За столько времени ее труп бы разложился, от него не осталось бы ничего, потому что звери в лесу голодные // им бы чем-нибудь питаться и без разницы, падаль в их зубах оказывается или же человеческое мясо. Джо уверена, что она по вкусу от скудной оленихи не отличается — такая же костлявая, такая же пресная.

[indent]  [indent] Когда Темный Лорд призывает на собрание, Слагхорн каждый раз старается с толпой смешаться. Руки держит по швам, а те то и дело хотят за спину спрятаться — что, если рядом с ней стоит Гойл, что, если это он покачивается с ноги на ногу? Джорджиа от мыслей своих убегает // уплывает, выныривая из сомнений, чтобы сконцентрироваться на очередных приказах.

[indent]  [indent] Никогда не хотела становиться аврором // Никогда не стремилась к власти или послушанию, но по иронии судьбы оказывается там, где ослушаться — не привилегия и даже не каприз, а сплошная глупость. Джо не рискует и не подводит тех, кто ее на задания отправляет; она и маски своей не снимает ни до собрания, ни во время, ни после. Анонимность, о которой диктуют правила, ей на руку — никто не знает, что Слагхорн жива, что она следом за несколькими десятками плащей отправляется на очередное задание, то ли очень важное, то ли совсем бессмысленное.

[indent]  [indent] Ветер под маску не пробирается: магия не допускает «если», поэтому Джо уверена, что ее никто не узнает, что к ней никто не подберется. Она может рука об руку с Аттикусом работает, когда сначала один дом сжигает, а потом проверяет остатки пепла — доски, гвозди, несколько украшений, но нет артефактов.
Слагхорн по пепелищу ходит, когда впереди слышит шорох подошвы. На месте замирает, оглядываясь и замечая фигуру, напротив нее стоящую. Палочка уже воздух по инерции разрезает, предупреждая об атаке — Джорджиа не допускает ошибки ; не после того, как сбегает, прошлое свое позади оставляя.

[indent]  [indent] В сумерках рассмотреть Гестию удается без особых на то проблем. Она стоит уверено, пару шагов делает, щит выставляет, а Джо атакует. Губы поджимает, пальцы свободной ладони в кулак сжимает, специально смазывая Аваду, без которой нельзя // без которой есть лишь опасность получить наказание, разоблачающее ее лицо на всеобщее обозрение. Слагхорн минуту вырывает, когда за балкой прячется, и тяжело дышит, нервность пытаясь убрать на задний план.
Джонс для нее заменяет младшую сестру; она ей кажется куда более интересной, чем та же Дейзи, они с ней вместе эту дуру за косы тягают и пугают небылицами, от которых не рассмеяться невозможно, если вдруг та решится жаловаться. Гестия с детством ассоциируется // Гестия — сестра, которую оставлять было тяжелее всего. Джорджиа от ее атаки уворачивается, она по пеплу катится, замечая сбоку несколько пожирателей - они к ней спешат на помощь. Оттого сквозь боль на ноги поднимается, рычит в маску проклятья, которые никто не услышит, потому что голос ее изменен, а шепот разобрать практически невозможно: — диффиндо, — луч с палочки вырывается, — авада кедавра, — мажет специально, но тут же перекрикивает, останавливая двоих: — круцио! — Гестия на колени падает, она от боли корежится, пока пожиратели смерти уже на других орденовцев переключаются.

[indent]  [indent] Джорджиа за ними следит краем глаза, палочку не опуская, но когда те с виду скрываются, то пару шагов в сторону Гестии делает. Кто-то из ее сокомандников же должен рядом быть? Где они все, твою мать? Слагхорн нервно дергается в сторону, когда в нее летит красный луч; с колен не поднимается, с места сразу же аппарирует, зная, что Джонс кто-то подхватит // ее обязательно спасут, в Мунго отведут и не дадут пострадать.

[indent]  [indent] Джорджиа несколько дней после этой операции с отвратительным настроением показывается в главном здании. Разговаривать ни с кем не хочется, а Пайпер все еще в ее поведении ищет подводные камни. Слагхорн плюется на всех, кто на ее пути оказывается, но потом тут же улыбается, вспоминая, что Сара Рэндалл так не умеет // Сара Рэндалл — девочка хорошая. Она напивается в местном баре и плетется по улице до дома своего, который ничем не напоминает тот самый особняк, в котором они с Гестией прятались от вездесущего Дэниела. В доме нет ни чердака, где хранятся волшебные травы матери, нет ни перины, которая тебя поглощает с концами, если все-таки решишься на заколдованный матрац лечь.
В доме она одна // сбежавшая от реальности, прячущаяся на островах в объятиях драконов, которые спалить ее готовы в любое мгновение. Но тем не менее правда находит Слагхорн: она ей во снах приходит, в кошмарах, где Джонс кричит, где она плачет и задает вопросы, на которые ответов у Джо никогда не будет.

[indent]  [indent] Когда они растут, в Хогвартс поступают, а потом разъезжаются по сторонам, Джорджиа не думает // она не анализирует, что Гестии захочется цепляться не за тех, с кем держаться рядом нужно. Слухи распространяются быстро, и она с ней сталкивается на поле боя задолго до побега: специально атакует, к границе подталкивает, окружает языками пламени и никого близко не подпускает. Аттикус ругает, Аттикус за это высмеивает, но Джорджиа, зная, что после отвечать за подобное придется, разменивается на одни и те же ошибки. Гестия не понимает, что смертный договор себе подписывает — кажется, именно это ее и заботит до того момента, пока Гес не начинается отбиваться // до того момента, пока ее не окружают другие пожиратели смерти, которые после атаки оказываются на земле, а она уже вдалеке.

[indent]  [indent] Слагхорн учится не реагировать, она привыкает не заботится, но то и дело порывается в самую гущу, если замечает знакомый силуэт. За эти пару лет, которые Джо проводит в бегах от прошлого, уже успевает забыть, а тут рана вскрывается, а тут она снова кровоточит сомнениями.
Джорджиа себе под ноги смотрит, пока привычный соленый воздух перестает казаться знакомым. Аромат духов растворяется, он буквально обволакивает берег, который от неспокойных волн не успевает просохнуть. Слагхорн сапогами скользит по гальке, когда голову поднимает и замечает, что неподалеку Джонс стоит.

[indent]  [indent] Джорджиа не изменяет свою внешность в заповеднике: ее тут никто не знает, жители Гебридских островов территорию не покидают. Кем бы Слагхорн ни была на материке, тут она — никто. Разве что Пайпер ложь сразу же раскусывает, правда все еще молчит, словно причину ищет для того, чтобы в подлость сыграть. Джо шаг назад делает и растеряно на Гес смотрит, потому что понятия не имеет, что делать, потому что у нее в голове лишь одна привычка всплывает криками нервными // атакуй, атакуй, атакуй.
Слагхорн палочку достает быстрее, чем Джонс лишний шаг в сторону сделать успевает: — редукто, — галька в воздух подскакивает под лучом, и Джорджиа пользуется этим, разворачиваясь и со всех сил вперед устремляясь.

[indent]  [indent] Волосы по лицу хлестают, потому что она то и дело оборачивается, чтобы от погони отдалиться, да и ветру абсолютно все равно, что на этом самом береге правда вновь соль втирает в раны, что уже начинают щипать и комком в горле отдаваться.
Слагхорн замирает за стволом дерева, соображая быстро и чересчур хаотично: если побежит дальше, то привлечет внимание местных - от вопросов не отделаться, а если Джонс вернется домой, она обязательно кому-то что-то расскажет.

[indent]  [indent] Гойл.

[indent]  [indent] Джорджиа из-за дерева показывается, палочку крепко сжимая в ладони, но уже не держа ее перед собой: — привет, — не так встречают сестру, не так встречают ту, кого позади оставляют и хоронят мысленно. Слагхорн с самого начала присоединяется к тем, кто своим делом считает истребление тех, с кем дружит Джонс // кем она является. [float=right]https://i.imgur.com/CXTmHKP.gif[/float]— Ты обозналась, — последняя попытка сбежать от последующих проблем, но Джо уже себя сдала, она уже вместо того, чтобы жизни Гес лишить, вновь ищет обходные пути. Аттикус именно поэтому доберется до нее рано или поздно, потому что больные места // потому что хрупкие места. Джонс лиловым синяком на запястьях Слагхорн каждый раз остается после очередной попытки ей помочь с поля боя сбежать, а теперь Джонс, кажется, лиловыми синяками на ее шее станет, когда Гойл до правды доберется. Он ведь наверняка за ней должен был следить, понимал, что рано или поздно, но две идиотки друг друга найдут.
[indent]  [indent] — Как ты меня нашла?

0

163

джорджиа слагхорн ждёт

https://i.imgur.com/sjgtAM4.gif https://i.imgur.com/lOp9Mgr.gif

crimson & alroy snyde
[±1945-1950, slytherin, death eaters; —// alexander skarsgård & zoe kravitz]

он женится на ней, потому что за её плечами внушительное наследство; она соглашается на замужество, потому что влюбляется. но любое чувство имеет срок годности, а любовь к расчётливому и горделивому и вовсе чаще всего не длится дольше трёх лет. кримзон быстро осознаёт, с кем связала свою жизнь, и решает взять от этого всё. сначала алроя разбирает на части, ядом проникая в самые отдалённые его мечты, потом и себя начинает понемногу отравлять.
она ненавидит всех, кто счастлив, он ценит это чувство в ней. она лезвием ножа оставляет шрамы на его шее, а он синяками украшает её запястья. они друг друга обязательно убьют, но не в самый разгар войны. они нужны тёмному лорду, сломленные и готовые ярость и неудовольствие от жизни выплеснуть в задания. иногда жестокие, чаще всего - зверские.
кримзон кровь сплёвывает, алрой целует её алые губы под крики жертв, создающих для них атмосферу романтичнее, чем в любом ресторане её отца. они любят друг друга, когда остальным плохо, и это ли не то самое, ценное и настоящее, что их связывает?

кримзон по-другому не умеет, кримзон с болью родилась, с болью и уйдёт из этого мира.
алрой по-другому не хочет, алрой себя чувствует состоявшимся, когда под его руками дрожит жертва.

пока кэрроу и лестрейндж выясняют отношения между друг другом, снайды планируют занять их место рядом с тёмным лордом. и окрасить мир в багровый [crimson] и рыжий [alroy]. и никто их не остановит, даже орден феникса.


— а вот так вот! мерула снайд - их дочь, про неё почитать можно здесь;
— в каноне вы оба сели в азкабан, если хотите, можете туда и стремиться, а может - обойдёте лестрейджей и кэрроу, заняв их места рядом с тёмным лордом http://forumstatic.ru/files/001b/59/2d/10435.png
— всё ещё объявляю пожирательский сбор, поэтому будьте приверженцами идей тома риддла, любите друг друга или не любите, но главное несите в мир его идеалы!
— внешности сменить можно, а ваша история знакомства и прочего - всё в ваших руках. ни на что не претендую, только желаю сделать персонажей своими и никому их не отдавать ♥

пример вашего поста


где ты
[indent] / /
ЗАХОТЕЛА СПРЯТАТЬСЯ?
С Л Е Д Ы     Т В О И      Н Е      О С Т А Н У Т С Я

[indent]  [indent] Джорджиа на тени смотрит, и себя в них не узнает: она сидит ровно и неподвижно, а тень скачет, вокруг нее круги очерчивает и то и дело ближе склоняется // п о й м а ю _ в е р н у шепотом доносится до усталого сознания. Слагхорн, наверное, надумывает и кошмары себе самостоятельно сочиняет: вот Гойл в углу стоит, вот он на другой стороне улицы и руки в карманах прячет, ожидая, когда она, пристыженная, к нему неловкими шагами пойдет. Джо пытается себе напомнить, что все уже позади, что она уже давно для него мертва, для всех, кто когда-либо о ней помнил, в земле червей кормит. За столько времени ее труп бы разложился, от него не осталось бы ничего, потому что звери в лесу голодные // им бы чем-нибудь питаться и без разницы, падаль в их зубах оказывается или же человеческое мясо. Джо уверена, что она по вкусу от скудной оленихи не отличается — такая же костлявая, такая же пресная.

[indent]  [indent] Когда Темный Лорд призывает на собрание, Слагхорн каждый раз старается с толпой смешаться. Руки держит по швам, а те то и дело хотят за спину спрятаться — что, если рядом с ней стоит Гойл, что, если это он покачивается с ноги на ногу? Джорджиа от мыслей своих убегает // уплывает, выныривая из сомнений, чтобы сконцентрироваться на очередных приказах.

[indent]  [indent] Никогда не хотела становиться аврором // Никогда не стремилась к власти или послушанию, но по иронии судьбы оказывается там, где ослушаться — не привилегия и даже не каприз, а сплошная глупость. Джо не рискует и не подводит тех, кто ее на задания отправляет; она и маски своей не снимает ни до собрания, ни во время, ни после. Анонимность, о которой диктуют правила, ей на руку — никто не знает, что Слагхорн жива, что она следом за несколькими десятками плащей отправляется на очередное задание, то ли очень важное, то ли совсем бессмысленное.

[indent]  [indent] Ветер под маску не пробирается: магия не допускает «если», поэтому Джо уверена, что ее никто не узнает, что к ней никто не подберется. Она может рука об руку с Аттикусом работает, когда сначала один дом сжигает, а потом проверяет остатки пепла — доски, гвозди, несколько украшений, но нет артефактов.
Слагхорн по пепелищу ходит, когда впереди слышит шорох подошвы. На месте замирает, оглядываясь и замечая фигуру, напротив нее стоящую. Палочка уже воздух по инерции разрезает, предупреждая об атаке — Джорджиа не допускает ошибки ; не после того, как сбегает, прошлое свое позади оставляя.

[indent]  [indent] В сумерках рассмотреть Гестию удается без особых на то проблем. Она стоит уверено, пару шагов делает, щит выставляет, а Джо атакует. Губы поджимает, пальцы свободной ладони в кулак сжимает, специально смазывая Аваду, без которой нельзя // без которой есть лишь опасность получить наказание, разоблачающее ее лицо на всеобщее обозрение. Слагхорн минуту вырывает, когда за балкой прячется, и тяжело дышит, нервность пытаясь убрать на задний план.
Джонс для нее заменяет младшую сестру; она ей кажется куда более интересной, чем та же Дейзи, они с ней вместе эту дуру за косы тягают и пугают небылицами, от которых не рассмеяться невозможно, если вдруг та решится жаловаться. Гестия с детством ассоциируется // Гестия — сестра, которую оставлять было тяжелее всего. Джорджиа от ее атаки уворачивается, она по пеплу катится, замечая сбоку несколько пожирателей - они к ней спешат на помощь. Оттого сквозь боль на ноги поднимается, рычит в маску проклятья, которые никто не услышит, потому что голос ее изменен, а шепот разобрать практически невозможно: — диффиндо, — луч с палочки вырывается, — авада кедавра, — мажет специально, но тут же перекрикивает, останавливая двоих: — круцио! — Гестия на колени падает, она от боли корежится, пока пожиратели смерти уже на других орденовцев переключаются.

[indent]  [indent] Джорджиа за ними следит краем глаза, палочку не опуская, но когда те с виду скрываются, то пару шагов в сторону Гестии делает. Кто-то из ее сокомандников же должен рядом быть? Где они все, твою мать? Слагхорн нервно дергается в сторону, когда в нее летит красный луч; с колен не поднимается, с места сразу же аппарирует, зная, что Джонс кто-то подхватит // ее обязательно спасут, в Мунго отведут и не дадут пострадать.

[indent]  [indent] Джорджиа несколько дней после этой операции с отвратительным настроением показывается в главном здании. Разговаривать ни с кем не хочется, а Пайпер все еще в ее поведении ищет подводные камни. Слагхорн плюется на всех, кто на ее пути оказывается, но потом тут же улыбается, вспоминая, что Сара Рэндалл так не умеет // Сара Рэндалл — девочка хорошая. Она напивается в местном баре и плетется по улице до дома своего, который ничем не напоминает тот самый особняк, в котором они с Гестией прятались от вездесущего Дэниела. В доме нет ни чердака, где хранятся волшебные травы матери, нет ни перины, которая тебя поглощает с концами, если все-таки решишься на заколдованный матрац лечь.
В доме она одна // сбежавшая от реальности, прячущаяся на островах в объятиях драконов, которые спалить ее готовы в любое мгновение. Но тем не менее правда находит Слагхорн: она ей во снах приходит, в кошмарах, где Джонс кричит, где она плачет и задает вопросы, на которые ответов у Джо никогда не будет.

[indent]  [indent] Когда они растут, в Хогвартс поступают, а потом разъезжаются по сторонам, Джорджиа не думает // она не анализирует, что Гестии захочется цепляться не за тех, с кем держаться рядом нужно. Слухи распространяются быстро, и она с ней сталкивается на поле боя задолго до побега: специально атакует, к границе подталкивает, окружает языками пламени и никого близко не подпускает. Аттикус ругает, Аттикус за это высмеивает, но Джорджиа, зная, что после отвечать за подобное придется, разменивается на одни и те же ошибки. Гестия не понимает, что смертный договор себе подписывает — кажется, именно это ее и заботит до того момента, пока Гес не начинается отбиваться // до того момента, пока ее не окружают другие пожиратели смерти, которые после атаки оказываются на земле, а она уже вдалеке.

[indent]  [indent] Слагхорн учится не реагировать, она привыкает не заботится, но то и дело порывается в самую гущу, если замечает знакомый силуэт. За эти пару лет, которые Джо проводит в бегах от прошлого, уже успевает забыть, а тут рана вскрывается, а тут она снова кровоточит сомнениями.
Джорджиа себе под ноги смотрит, пока привычный соленый воздух перестает казаться знакомым. Аромат духов растворяется, он буквально обволакивает берег, который от неспокойных волн не успевает просохнуть. Слагхорн сапогами скользит по гальке, когда голову поднимает и замечает, что неподалеку Джонс стоит.

[indent]  [indent] Джорджиа не изменяет свою внешность в заповеднике: ее тут никто не знает, жители Гебридских островов территорию не покидают. Кем бы Слагхорн ни была на материке, тут она — никто. Разве что Пайпер ложь сразу же раскусывает, правда все еще молчит, словно причину ищет для того, чтобы в подлость сыграть. Джо шаг назад делает и растеряно на Гес смотрит, потому что понятия не имеет, что делать, потому что у нее в голове лишь одна привычка всплывает криками нервными // атакуй, атакуй, атакуй.
Слагхорн палочку достает быстрее, чем Джонс лишний шаг в сторону сделать успевает: — редукто, — галька в воздух подскакивает под лучом, и Джорджиа пользуется этим, разворачиваясь и со всех сил вперед устремляясь.

[indent]  [indent] Волосы по лицу хлестают, потому что она то и дело оборачивается, чтобы от погони отдалиться, да и ветру абсолютно все равно, что на этом самом береге правда вновь соль втирает в раны, что уже начинают щипать и комком в горле отдаваться.
Слагхорн замирает за стволом дерева, соображая быстро и чересчур хаотично: если побежит дальше, то привлечет внимание местных - от вопросов не отделаться, а если Джонс вернется домой, она обязательно кому-то что-то расскажет.

[indent]  [indent] Гойл.

[indent]  [indent] Джорджиа из-за дерева показывается, палочку крепко сжимая в ладони, но уже не держа ее перед собой: — привет, — не так встречают сестру, не так встречают ту, кого позади оставляют и хоронят мысленно. Слагхорн с самого начала присоединяется к тем, кто своим делом считает истребление тех, с кем дружит Джонс // кем она является. [float=right]https://i.imgur.com/CXTmHKP.gif[/float]— Ты обозналась, — последняя попытка сбежать от последующих проблем, но Джо уже себя сдала, она уже вместо того, чтобы жизни Гес лишить, вновь ищет обходные пути. Аттикус именно поэтому доберется до нее рано или поздно, потому что больные места // потому что хрупкие места. Джонс лиловым синяком на запястьях Слагхорн каждый раз остается после очередной попытки ей помочь с поля боя сбежать, а теперь Джонс, кажется, лиловыми синяками на ее шее станет, когда Гойл до правды доберется. Он ведь наверняка за ней должен был следить, понимал, что рано или поздно, но две идиотки друг друга найдут.
[indent]  [indent] — Как ты меня нашла?

0

164

макс скарр ждёт

https://i.imgur.com/xUvoWn1.gif https://i.imgur.com/KAygckz.gif

markus scarr
[1952+-, хогвартс; —// внешность: charlie heaton]

маркус рисует непонятные закорючки на пергаменте и совершенно игнорирует преподавателя по зельеварению. маркус занят другим, маркус себе на уме, маркус не белая ворона — чёрная, сгорбленная над задней партой в лектории, забившаяся в угол и предпочитающая темноту свету. он любит скрываться в путаных коридорах библиотеки, забираться в дальние секции и читать книги, больше, конечно, обращая внимание на буквы: вы замечали, как строга при своей мягкости буква M? маркусу нравится рисовать, нравится выводить каллиграфией буквы и нравится быть в одиночестве.

второй ребёнок в семье сомнительной чистокровности скарр, поскрёбыш, рождённый людьми уже довольно преклонного возраста. ничем не примечательные скарры, довольно бедные, но отчаянно цепляющиеся за статус крови и давно потерянное звание интеллигенции, ростят двух сыновей если не в любви, так уже точно не в ненависти. у них другие задачи — им бы выжить, да лицо сохранить. маркус донашивает за максом одежду, тащит его порванные учебники в школу и прячет обугленный котёл ( зелья в нём никогда не будут получаться ). маркус донашивает за максом комнату, свитер с буквой M ( удобно, мам ), но никак не характер. маркус тише, маркус замкнутее. у маркуса и макса, такое чувство, ничего общего, кроме фамилии. но никто не берёт в расчет, что за спинами обоих беспросветная бедность, сожранные надежды и комплекс вины выжившего.

маркус выпускается из школы с потерянными глазами и средненькими результатами экзаменов. он не ждёт ничего особенного. он идёт работать в один из паршивеньких газетёнок сперва колдографом, а потом — иллюстратором. он не прекращает рисовать. сам и не знает почему; другой давно бы забросил и мечту и надежды, но он упорно продолжает, просто потому что это помогает ему отвлечься. забраться в рисунки, оградить себя от реальности причудливыми рунами и защититься от бедности и тоски буйством красок на холстах. тогда же он начинает рисовать на коже. первым подопытным становится брат. позже рисунки обретают магию; татуировкой он запечатывает защитные заклинания, накладывает протеевы чары, чары помех и использует магические чернила, чтобы придать рисунку жизнь.

пять лет назад маркус и макс с помощью накоплений и ссуды открывают «салон татуировки маркуса скарра». крохотное помещение у лестницы, ведущей к белой виверне. бизнес не сразу начинает приносить деньги, но слушок по лютному о магических чернилах пущен был основательно, поэтому клиенты у маркуса есть всегда. макс работает вместе с братом, он гораздо меньшего таланта, но не меньшего упорства. он с клиентами почти не работает — ведёт бухгалтерию и, в основном, экспериментирует с чернилами и способами нанесения, выводя запечатывая новые чары, которые могли бы пригодиться ирландской стае. а маркус, кажется, наконец-то на своём месте. но разве у скарров бывает всё хорошо?


маркус — канонический персонаж, про которого ничего не известно, кроме того, что он владеет салоном татуировки. поэтому лепить из него можно всё, что душеньке угодно.
макс оборотень, лояльный ирландской стае и сыновьям миля. маркус может быть как лоялен пс, так и оф, можно сделать его сочувствующим триумвирату и ирландским волшебникам. можно даже бросить на передовую, а можно оставить на задах, прописав полное нежелание вмешиваться вот в это вот всё.
возраст можно поднять, можно и сделать его чуть помладше, тут смотри сам — смотря каким количеством связей ты захочешь обрасти. имя поменять не получится, внешность очень бы не хотелось, потому что об их схожести с ридусом мне хочется кричать.
очень жду, люблю, надеюсь, верю ♥

пример вашего поста

[indent]  [indent] если взвесить нутро макса — его ценность едва ли встанет хоть в парочку галлеонов // если нутро макса вынуть — по нему едва ли хоть кто-нибудь будет скучать. едва ли кто-то заметит пропажу, если нутро закопать на три метра под землю — если оставить только шкуру, начинить её булавками и скрепками, если набить её пенопластом и заставить застыть навсегда — никто не заметит. едва ли его нутро имеет хоть какое-то право скулить о несправедливости. макс держит в руках куцую записку и знает, как только он из рук её выпустит, заклятье её огнём поглотит; макс перечитывает её в пятый ( десятый? ) раз и ещё раз пробегается по каждой букве глазами, обводит неровные закорючки, не узнавая подчерк жены — слишком нервный, — у нив всегда буквы идеальными выходили, она над каждой старалась ( красота должна быть во всём — так она говорила — и его волосы ладонью зачёсывала ). он думал сперва, что это ошибка. что это подсадная записка, что их просто выкрали, что спрятали, что они нуждаются в его помощи.

[indent]  [indent] но секрет в том, что они не нуждаются ни в его помощи, ни в нём самом.

[indent]  [indent] нив планировала это не один день. нив собрала все свои вещи и вещи рори, она вычистила каждый ящик и каждый угол их небольшой квартиры в дублине и пропала со всех радаров, оставив после себя записку и вопросы. макс искал сына. макс искал жену. макс искал семью, которая от него избавилась, как от пятна чёрной плесени на стене // избавилась как от чего-то лишнего. будто он никогда частью семьи и не был.

[indent]  [indent] макс искал их уже больше года. макс сделал копию этой треклятой записки в своей голове — выучил каждую закорючку, смог бы повторить её с закрытыми глазами на любой коже — а оригинал, наконец, предался завещанному огню. скарр искал везде, докуда только мог дотянуться. он достал всех их бывших друзей, наведываясь к тем и днём и ночью; он навещал её родителей чаще положенного, пока не добился ответа ясного: они знают, что с нив и рори всё хорошо, что они наконец живут счастливо и спокойно.

[indent]  [indent]  [indent] счастливо и спокойно потому что без него.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] потому что ты, макс, опасен — плевок словами прямо в лицо от матери нив оседает где-то глубоко и саднит потом ещё несколько месяцев.

[indent]  [indent] нив забрала рори и исчезла, потому что решила, что макс слишком опасен для них обоих. как заражённый ликантропией, он давно к такому обращению от чужих привык // но родным ведь никогда не давал повода. он не срывался на них, не был опасностью, он не клацал зубами у кроватки сына, не превращался на глазах у жены. только заразившись, он стал пропадать. от изолировал себя от родных, чтобы не нанести никому вреда, почти сразу присоединившись к урхарту, который всё неуправляемое взял под контроль. макс не был угрозой прямой; потенциальной — да. но разве он давал повод? разве хоть раз нив или рори было с ним страшно?

[indent]  [indent] видимо — да.

[indent]  [indent] скарр в сторону отбрасывает смятую пачку сигарет — хрен знает какую по счету — и закуривает ещё одну. он силится понять, что сделал не так. он силится придумать очередной план. особо ни с кем этим не делится, не несёт свои проблемы в стаю — только джошуа, как старый друг, помогает, чем может, — не делится со своей семьёй всеми тягостями, не беспокоит немногочисленных друзей. ликантропия и так всех от него отрезала, оставив в мире его только стаю, салон и ифу, которой он не спешил докучать. он заваливался к ней несколько раз — она ему казалась той самой ниточкой, что вела к ниве // те ведь вроде были подругами. макс, к своему стыду, последние несколько лет потерял связь с нив. не знал, чем она живет, кем себя окружает и зачем просыпается каждый день. скарр думал, что ради семьи. скарр думал, что он в эту семью входит.

[indent]  [indent] к ифе он заваливается раз десять за последние полтора года. семь из них — пьяным. и не потому что хотел чего-то от неё добиться, а просто потому что она одна у него из прежнего мира осталась. а только потому что она его никогда не прогоняла. никогда не смотрела искоса, никогда не подёргивала плечами боязно, никогда не держалась за палочку опасливо. только называла старым дураком и расстилала диван, помогая до него добраться. скарру всегда на утро было стыдно, он извинялся и клялся, что больше так не заявится. а через несколько месяцев безуспешных поисков его снова сковывало отчаянье и он возвращался к знакомому порогу: «почему, ифа, почему?» — спрашивал он из раза в раз // а ифа из раза в раз не знала ответа.

[indent]  [indent] ответа ведь никогда и не было.
[indent]  [indent] скарр так и жил с одними только вопросами.

[indent]  [indent] макс пробует искать везде, до куда только дотягивается. и, наконец, полтора года безуспешных поисков приводят его к одной единственной ниточке, что связывала его с женой. к ифе. к ифе, которая всё это время всё знала.

[indent]  [indent] к ифе, которая, как он всегда думал, была на его стороне. к ифе, которой он старался во всём помогать. к ифе, к которой всегда приходил за помощью. к ифе, которой он безоговорочно доверял.

[indent]  [indent] девчонка обманула старого дурака и даже бровью не повела. скарр первым делом разозлился. а потом разозлился сильнее и ещё сильнее. за годы жизни с ликантропией он уже научился, что в моменты, когда пробирает злость, нужно немного посидеть в одиночестве и точно не идти искать причину этого гнева. стоит выместить его на чём-то неодушевлённом. а если уж совсем кроет — выпить зелье // он, ***ь, травит себя столько лет, а чёртовы нив и ифа всё равно сочли его угрозой. скарр пережидает немного, когда первая волна сойдёт и всё же двигается к причине — к причине, к которой у него масса вопросов.

[indent]  [indent] — ифа-а-а. — он стучит по двери её квартиры костяшками пальцев и тянет последнюю гласную, издевательски приподнимая тон. — открывай, это макс.

[indent]  [indent] он не пьян и сейчас даже не глубокая ночь.[float=right]https://i.imgur.com/ISB1gM3.gif[/float] он не жалок, не расстроен, он не в отчаянье. он зол, взбешён и впервые за долгое время он нашёл, с кого можно требовать ответы. — я знаю всё. — проходит внутрь коридора, минуя девушку, разворачивается, смотрит в её глаза, ища там оттенки стыда или сожаления // большие круглые глаза смотрят на него с непониманием. — я знаю, что ты помогла моей жене спрятаться среди магглов. — бросает это в неё, как что-то жуткое и грязное, как что-то, что никогда не хотелось бы брать в руки. — как ты могла мне врать столько времени? сделала работу, получила денежки и всё — ***? я же, ***ь, распинался тут тебе о своей несчастной судьбе, — делает затяжку бесцеремонно подожженной сигареты и хватается за голову, — какой дурак, ну какой дурак! — на неё снова смотрит, шаги по квартире делая. — где они, ифа, где мой сын и жена?

[indent]  [indent] — ты знаешь.

[indent]  [indent] надежда вместе со злостью, требовательность с мольбой.
[indent]  [indent] на самом деле скарр уже просто отчаялся.

0

165

чарльз персиваль ждёт

http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/872710.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/587634.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/648793.gif

Cecelia Loise Persival
Сесилия Луиза Персиваль

[1958, Гриффиндор'76, журналистка «истоков», пс; —// внешность: keira knightley]

р е д а к ц и я  т р е б у е т  к р о в и

[indent]   дорогая Сесилия,
[indent]   всё может начаться заново. ты с детства выбрала быть против всех, родившись метаморфкой назло родственникам, видимо ещё там доставшим тебя рассуждением на кого ты будешь похожа. идти напролом всегда интересней, чем послушно стоять на месте, ведь так? многие попрекали тебя некультурной, но тебя никто и не воспитывал. мать умерла при тяжёлых родах, отцу всегда было плевать, а я был тебе лишь союзником, лучшим другом, который прикроет, утешит, ну и подерётся за тебя, если нужно. тётя Агата искренне пыталась сделать с нами что-то, но слишком быстро поняла, что проще будет направить детей в русло доброты и честности, чем хороших манер. мы оба вышли для семьи разочарованием и даже здесь у нас было соревнование. ты долгое время держала первенство, пока я не перебил всё своим пристрастием к веществам.
[indent]   моя милая Герда, я обещал себе всегда быть рядом с тобой и никогда не давать тебя в обиду. наверное, я предал сам себя, увидев тебя однажды в рейвенкловской гостиной с пустыми глазами и непривычно притихшую. ты не ответила ни на один мой вопрос, а в голову к тебе лезть было нельзя – единственное, кажется, ненарушенное обещание. ты до сих пор не открыла мне, что тогда произошло, но в тот вечер в гостиной я почувствовал от тебя непривычный холод, который больше никогда не уходил из твоего сердца. наверное, именно тогда ты превратилась в Снежную Королеву.
[indent]   знаешь, мы точно друг друга стоим. как бы ты не пыталась мне доказать свою независимость, высказать своё «фи» или любым другим способом откреститься от меня, мы всё ещё одной крови. это ты не вытравишь даже своим юношеским упрямством. знала бы ты, как ужасно сложно с тобой, когда назло мне прёт твоя самонадеянная уверенность в собственной самостоятельности. и точно также сложно наблюдать, как твоим авторитетом назло мне становится мой лучший друг. но самое больное – то, что я до сих пор пытаюсь простить – это увидеть твою чёрную метку и прочитать в надменном взгляде опостылое назло. моим ответом на это становится падение прямиком на/дно и знаешь, Сиси, всё действительно может начаться заново. но хочешь ли ты?


♦ любителям и любительницам стекла посвящается. вот они, слева направо: brother issues, тернистый путь к принятию друг друга и нервные срывы.
♦ внешность обсуждаема, мой альтернативный вариант - любовь аксёнова, но всегда выслушаю ваши предложения. место работы менябельно в пределах СМИ.
♦ постаралась создать общий образ персонажки, чтобы было понятно, в каком направлении двигаться. на самом деле у меня куча хэдканонов и идей для отыгрышей, которые можно долго-долго вместе обсуждать, и я бы не хотела оставлять их без внимания. всё обсудим, решим и придумаем что-нибудь классное, главное приходи!
♦ мне очень хочется играть с живым, а не литературным образом. с тем, кто переживает эмоции, кто ошибается, глупо себя ведет, сомневается и боится. давай без широких жестов и бесчувственных и непробиваемых, я люблю читать бури чувств и колебания. но чуть-чуть пафоса никогда не помешает!
♦ по постам требований не имеется, сама могу пропадать из-за загруженности, но постараюсь записываться в отсутствующих и, в любом случае, средствами связи поделимся! ну и без игры точно не останешься, тут тебе подруга детства намечается, да и вообще у нас тут люди заинтересованные :D

пример моего поста

Чарльз болезненно глядит на подрагивающие руки, несколько раз до боли сжимает кулаки, чтобы избавиться от тремора, но эти попытки ни к чему не приводят. Он шумно втягивает воздух через нос, сдерживаясь, чтобы не ударить ни в чём не повинную столешницу. Третий месяц завязки был похож ***утые американские горки: только почувствуешь лёгкость от взлёта, как тут тебя поджидает резкое падение с высоты своих достижений — лишь бы не убиться к чертям собачьим. Одни диванные эксперты по избавлению от зависимостей за стопкой нелегально добытой маггловской водки твердили, что лучший способ держать себя в руках — выпускать негативные эмоции, направлять в другое русло. Что это за загадочное русло, было непонятно. Другие же, протягивая косяк чего-то, что точно не изучалось на травологии в школе, убеждали, что лучшие друзья в исцелении — умиротворение и спокойствие. Верить было некому, поэтому каждый способ Чарльз пробовал на себе с переменным успехом. Стоит, правда, отдать себе должное за просветления разума, ибо первый месяц не отпечатался в памяти совершенно — сплошное пятно боли, ядом растекающейся по венам.

Относительная изоляция заметно облегчала ситуацию. Случайная встреча с мисс Берк в «Дырявом котле» была невероятной удачей, ибо работа официантом в баре хуже всего подходит для того, чтобы покончить с наркотиками и переносить ломку. А вот быть продавцом не самого популярного магазина в не особо людном переулке, да еще и с возможностью снимать квартиру прямо над местом работы — сущее наслаждение. Свободных ушей и бессмысленной болтовни, конечно, порой не хватало, но вообще-то это было даже на благо: меньше слов, больше дела. Да и проблема с голосами в голове решалась сама собой из-за небольшой проходимости. Общество одного трезвенника переносилось гораздо легче, чем десяток орущих пьяниц с шумным роем мыслей в атрофированном мозгу. За четыре года наркотических зависимостей и почти беспросветного алкоголизма двадцать лет оттачивания своих способностей отправились псу под хвост. Божий дар, привносивший в жизнь статус и популярность, превратился в яблоко раздора, не доставляющее ничего, кроме адской мигрени и отвратительной на вкус смеси тревожности и дискомфорта. Чарльз всё еще топил этот ужас в алкоголе, с наслаждением слушая, как голоса захлёбываются и затыкаются наконец. Пил, конечно, не в таких количествах, что раньше, но без этого было не обойтись — чтобы заново запрячь легилименцию в узду, надо было для начала снова стать конструктивным членом общества, а потом уже трезвенником

Чарльз делает несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Тремор унять не удаётся, и проскакивает мысль о том, что бытовая магия, коей он хорошенько нахватался от тётушки, вновь оказалась очень полезна, вопреки словам покойной матушки. С такими проблемами даже палочку в руках удержать трудно, что уж тут говорить о каких-то домашних делах. Он прислоняется спиной к подоконнику и сжимает его, чтобы хоть как-то унять руки, бросая хмурый взгляд на работающую плиту. Паста предательски вкусно шкворчит на сковороде, обманывая своим сочным запахом о готовности. Персиваль переводит измученный взгляд на часы. Те показывают без пятнадцати девять вечера, насмешливо подыгрывая ленивому, только собравшемуся закату за окном. Чарльз не любил лето. Возможно, это пошло ещё с детства, когда он был вынужден возвращаться из любимого места в осточертевшее поместье, а может, внутренний шестилетний мальчишка всё ещё дуется, что ему порой приходится носить пальто и прятаться от нескончаемых дождей под зонтом. Ощущение обмана преследовало Чарльза каждый промозглый вечер. Во всех сказках лето было жарким и тёплым, дети там босиком бегали в майках и шортах по раскалённому песку. Видимо, на то они и сказки. Англия же громко смеялась в лицо расстегивающим верхние пуговицы на рубашках магам, смывая очередным ледяным ливнем первые признаки потепления. Поздние летние сумерки раздражали не меньше бесконечных дождей — тёмное время суток всегда нравилось ему больше. С темнотой было связано всё самое сокровенное и интимное, что было бы дурно совершить днём.

Чарльз оставляет попытки увидеть что-то интересное на сковороде и напряженно переводит взгляд на холодильник. Хотя, правильнее было бы назвать его хранилищем алкоголя на чёрный каждый день. Ничего съедобного найти там не представлялось возможным, зато количество и разнообразие стоящего там пива действительно поражало. Всё, что покрепче стояло в одном из шкафчиков на кухне, запертое на замок и предназначенное для особо тяжёлых случаев. Бутылки пива в большинстве своём хватало, чтобы унять тревожность и спокойно уснуть на несколько часов. При обострениях требовалось больше выпитого, и Чарльз каждый раз себя ненавидел за это — он должен справляться сам, не подавляя боль извне. Но порой становилось невыносимо.

Сегодня в планах было попытаться заснуть без алкоголя. Было.

Стук в дверь выводит Чарльза из гипнотического сверления взглядом холодильника. Он раздражённо фыркает и снова смотрит на часы. Без пяти. Поздновато для гостей, да и не то, чтобы он кого-то ждал. Скорее всего, очередной непутёвый мошенник-собутыльник, желающий впарить неведомую ***ню. В прошлый раз открыть дверь такому добром не закончилось. Однако, стук не прекращается и уже начинает действовать на расшатанные нервы. Чарльз старается игнорировать нежеланный чужой голос в голове и пытается подавить тревожность, несколько раз сжимая и разжимая подрагивающие кисти рук. Он уже набирает в лёгкие воздуха, чтобы послать незваного гостя в пешее эротическое, но, открыв дверь, со всем намеченным приходится распрощаться. Персиваль моментально расслабляется, увидев на пороге коллегу, и устало усмехается на её предложение.
Нам разве завтра не на работу, мисс Берк? — он приоткрывает дверь шире, впуская гостью. Комок тревожности в груди медленно тлеет в боевой готовности, не собираясь покидать хозяина даже в состоянии покоя. Это вечное недоверие мешало нормально жить, но Чарльз обычно успешно его прятал там, где точно о нём не забудет, но сможет хотя бы сосуществовать с людьми. Лири, кажется, единственная, кому за последнее время удалось отвоевать к себе немного расположения. От неё веяло силой и едва уловимой опасностью, но всё же она когда-то отнеслась к нему не как к мусору и даже помогла, доверив работу в своём заведении, а это дорогого стоит. Чарльз тогда мысленно поставил себя перед ней в долг.

Он бросает хмурый взгляд на бутылки огневиски и глубоко вздыхает, закрывая дверь за девушкой.
Пить на голодный желудок — плохая идея, уж поверьте. Я планировал ужин на одного, но, думаю, нам хватит. — Чарльз слегка морщится в попытке отогнать чужой голос и разминает пальцы, желая хоть немного расслабиться и унять, наконец, дрожь, а затем медленно проходит на кухню. — У меня есть пара маггловских пластинок. Надеюсь, вы меня не выдадите, — усмехается, переводя взгляд с девушки на часы. Ровно девять. — У них, к моему удивлению, интересная музыка. Если хотите, могу поставить.

0

166

чарльз персиваль ждёт


tonight the super trouper lights are gonna find me
shining like the sun, smiling, having fun,
http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/213929.gifhttp://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/897744.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/946981.gifhttp://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/337848.gif
feeling like a number one


Agatha Joanne Radwan (nee. Persival)
Агата Джоан Радван (дев. Персиваль)

[1922, факультет'39, место работы, оф/мм/ирландия; —// внешность: meryl streep]

[indent] женщина, покорившая меня с первого взгляда. определённо из тех людей, которые знают себе цену. она безо всякого стыда заливисто смеялась в лицо брату на застольях, поровшему очередную патриархальную брехню. она, не стесняясь в выражениях, говорила всё, что думала о социальном устройстве магического общества и никогда, никогда не боялась осуждения даже со стороны родственников. в первую нашу встречу от неё веяло силой, теплом и гордостью. она совершенно не была похожа ни на мою мать, с которой, однако, быстро сдружилась, ни тем более с братом, моим отцом. подозреваю, что отец просто ей до ужаса завидовал – у неё есть работа, которую она выбрала сама; деньги, которые она заработала сама; а самое главное – она до одурения счастлива.

[indent] Агата полностью компенсировала и забыла как страшный сон свои первые восемнадцать лет, когда к ней относились как к прислуге лишь потому, что она женщина. отцу было совершенно не важно, что перед ним стояла его пятилетняя дочь, когда он отдавал ей новорождённую сестру и уходил с женой и сыном на светский вечер, оставляя с младенцем и парой прислуг. в поместье Персивалей Агата не жила – существовала, мечтая сбежать. её брату Фрэнсису доставалось всё и делались любые поблажки, тогда как ей иногда было страшно даже дышать в этом доме. на следующий же день после выпуска из хогвартса она сбежала из дома с одной только сумкой с деньгами и документами, совершенно наплевав на всё, что происходит в доме и продолжив поддерживать редкий контакт с братом.

[indent] тётушка всегда знала, как нести себя людям, как умудриться понравиться всем, оставаясь при этом честной с собой и вежливой с другими. она никогда не говорила о превосходстве магов над другими или, наоборот, о их равенстве. всё, чему она учила – это относиться к людям так, как они этого заслуживают, вне зависимости от их принадлежности. после отцовских презрений и плевков в сторону нечистокровных это казалось ужасно странным, но год, проведённый с ней и её замечательнейшим мужем, ставшим мне настоящим дядей, совершенно перевернул мою жизнь. хотя, стоит быть уверенным, что не только мою жизнь она переворачивала своей абсолютной харизмой по щелчку пальцев.
однако, наступил момент, когда и её жизнь тоже оказалась перевёрнута вверх дном. потеряв мужа в 1976м году, Агата бежит с сыном в ирландию – в англии становится небезопасно.


♦ внешность можете менять, но учтите, что агате уже около шестидесяти лет. место работы может быть абсолютно любое, но желательно какой-то небольшой бизнес или руководящая должность.
♦ полная свобода действий – женитесь, выходите замуж, развивайте бизнес, сажайте сад, заводите полезные связи, исполняйте мечты пятидесятилетней давности, разрушайте патриархат – в общем, наслаждайтесь игрой, живите со мной и без меня. перелопатить заявку тоже можете, только уведомите меня, чтоб я при подаче анкеты не путалась :D
♦ агата – женщина с характером, сумевшая противостоять давлению со стороны общественности, войну пережила в конце концов, но при этом со своими чувствами и переживаниями. она точно не закрытый человек. больше здесь по характеру наставлять не буду, но если захотите, обсудим мои хэдканоны лично. очень хотелось бы увидеть именно ваш образ и представление этой женщины!
♦ по постам требований не имеется, сама могу пропадать из-за загруженности, но постараюсь записываться в отсутствующих и, в любом случае, средствами связи поделимся!

http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/378740.gif

пример моего поста

Чарльз болезненно глядит на подрагивающие руки, несколько раз до боли сжимает кулаки, чтобы избавиться от тремора, но эти попытки ни к чему не приводят. Он шумно втягивает воздух через нос, сдерживаясь, чтобы не ударить ни в чём не повинную столешницу. Третий месяц завязки был похож на *мат* американские горки: только почувствуешь лёгкость от взлёта, как тут тебя поджидает резкое падение с высоты своих достижений — лишь бы не убиться к чертям собачьим. Одни диванные эксперты по избавлению от зависимостей за стопкой нелегально добытой маггловской водки твердили, что лучший способ держать себя в руках — выпускать негативные эмоции, направлять в другое русло. Что это за загадочное русло, было непонятно. Другие же, протягивая косяк чего-то, что точно не изучалось на травологии в школе, убеждали, что лучшие друзья в исцелении — умиротворение и спокойствие. Верить было некому, поэтому каждый способ Чарльз пробовал на себе с переменным успехом. Стоит, правда, отдать себе должное за просветления разума, ибо первый месяц не отпечатался в памяти совершенно — сплошное пятно боли, ядом растекающейся по венам.

Относительная изоляция заметно облегчала ситуацию. Случайная встреча с мисс Берк в «Дырявом котле» была невероятной удачей, ибо работа официантом в баре хуже всего подходит для того, чтобы покончить с наркотиками и переносить ломку. А вот быть продавцом не самого популярного магазина в не особо людном переулке, да еще и с возможностью снимать квартиру прямо над местом работы — сущее наслаждение. Свободных ушей и бессмысленной болтовни, конечно, порой не хватало, но вообще-то это было даже на благо: меньше слов, больше дела. Да и проблема с голосами в голове решалась сама собой из-за небольшой проходимости. Общество одного трезвенника переносилось гораздо легче, чем десяток орущих пьяниц с шумным роем мыслей в атрофированном мозгу. За четыре года наркотических зависимостей и почти беспросветного алкоголизма двадцать лет оттачивания своих способностей отправились псу под хвост. Божий дар, привносивший в жизнь статус и популярность, превратился в яблоко раздора, не доставляющее ничего, кроме адской мигрени и отвратительной на вкус смеси тревожности и дискомфорта. Чарльз всё еще топил этот ужас в алкоголе, с наслаждением слушая, как голоса захлёбываются и затыкаются наконец. Пил, конечно, не в таких количествах, что раньше, но без этого было не обойтись — чтобы заново запрячь легилименцию в узду, надо было для начала снова стать конструктивным членом общества, а потом уже трезвенником

Чарльз делает несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Тремор унять не удаётся, и проскакивает мысль о том, что бытовая магия, коей он хорошенько нахватался от тётушки, вновь оказалась очень полезна, вопреки словам покойной матушки. С такими проблемами даже палочку в руках удержать трудно, что уж тут говорить о каких-то домашних делах. Он прислоняется спиной к подоконнику и сжимает его, чтобы хоть как-то унять руки, бросая хмурый взгляд на работающую плиту. Паста предательски вкусно шкворчит на сковороде, обманывая своим сочным запахом о готовности. Персиваль переводит измученный взгляд на часы. Те показывают без пятнадцати девять вечера, насмешливо подыгрывая ленивому, только собравшемуся закату за окном. Чарльз не любил лето. Возможно, это пошло ещё с детства, когда он был вынужден возвращаться из любимого места в осточертевшее поместье, а может, внутренний шестилетний мальчишка всё ещё дуется, что ему порой приходится носить пальто и прятаться от нескончаемых дождей под зонтом. Ощущение обмана преследовало Чарльза каждый промозглый вечер. Во всех сказках лето было жарким и тёплым, дети там босиком бегали в майках и шортах по раскалённому песку. Видимо, на то они и сказки. Англия же громко смеялась в лицо расстегивающим верхние пуговицы на рубашках магам, смывая очередным ледяным ливнем первые признаки потепления. Поздние летние сумерки раздражали не меньше бесконечных дождей — тёмное время суток всегда нравилось ему больше. С темнотой было связано всё самое сокровенное и интимное, что было бы дурно совершить днём.

Чарльз оставляет попытки увидеть что-то интересное на сковороде и напряженно переводит взгляд на холодильник. Хотя, правильнее было бы назвать его хранилищем алкоголя на чёрный каждый день. Ничего съедобного найти там не представлялось возможным, зато количество и разнообразие стоящего там пива действительно поражало. Всё, что покрепче стояло в одном из шкафчиков на кухне, запертое на замок и предназначенное для особо тяжёлых случаев. Бутылки пива в большинстве своём хватало, чтобы унять тревожность и спокойно уснуть на несколько часов. При обострениях требовалось больше выпитого, и Чарльз каждый раз себя ненавидел за это — он должен справляться сам, не подавляя боль извне. Но порой становилось невыносимо.

Сегодня в планах было попытаться заснуть без алкоголя. Было.

Стук в дверь выводит Чарльза из гипнотического сверления взглядом холодильника. Он раздражённо фыркает и снова смотрит на часы. Без пяти. Поздновато для гостей, да и не то, чтобы он кого-то ждал. Скорее всего, очередной непутёвый мошенник-собутыльник, желающий впарить неведомую *мат*. В прошлый раз открыть дверь такому добром не закончилось. Однако, стук не прекращается и уже начинает действовать на расшатанные нервы. Чарльз старается игнорировать нежеланный чужой голос в голове и пытается подавить тревожность, несколько раз сжимая и разжимая подрагивающие кисти рук. Он уже набирает в лёгкие воздуха, чтобы послать незваного гостя в пешее эротическое, но, открыв дверь, со всем намеченным приходится распрощаться. Персиваль моментально расслабляется, увидев на пороге коллегу, и устало усмехается на её предложение.
— Нам разве завтра не на работу, мисс Берк? — он приоткрывает дверь шире, впуская гостью. Комок тревожности в груди медленно тлеет в боевой готовности, не собираясь покидать хозяина даже в состоянии покоя. Это вечное недоверие мешало нормально жить, но Чарльз обычно успешно его прятал там, где точно о нём не забудет, но сможет хотя бы сосуществовать с людьми. Лири, кажется, единственная, кому за последнее время удалось отвоевать к себе немного расположения. От неё веяло силой и едва уловимой опасностью, но всё же она когда-то отнеслась к нему не как к мусору и даже помогла, доверив работу в своём заведении, а это дорогого стоит. Чарльз тогда мысленно поставил себя перед ней в долг.

Он бросает хмурый взгляд на бутылки огневиски и глубоко вздыхает, закрывая дверь за девушкой.
— Пить на голодный желудок — плохая идея, уж поверьте. Я планировал ужин на одного, но, думаю, нам хватит. — Чарльз слегка морщится в попытке отогнать чужой голос и разминает пальцы, желая хоть немного расслабиться и унять, наконец, дрожь, а затем медленно проходит на кухню. — У меня есть пара маггловских пластинок. Надеюсь, вы меня не выдадите, — усмехается, переводя взгляд с девушки на часы. Ровно девять. — У них, к моему удивлению, интересная музыка. Если хотите, могу поставить.

0

167

чарльз персиваль ждёт


http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/957371.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/869505.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/c4/ff/401/764132.gif


Frederich Hartmann
Фредерик Хартманн

[1950, Слизерин'68, аврор, пс; —// внешность: michael fassbender]


[indent] — эрик, нет; ты теряешь единственного близкого тебе человека в этом холодном, чужом городе и оказываешься в таком же холодном и чужом приюте. что с тобой не так?  // ты вспоминаешь её застывшее в ужасе лицо и винишь себя, искренне думая, что мог чем-то помочь. ты плачешь в подушку, на следующее утро получая за это по лицу – «сопляк». что с тобой не так? // ты думаешь об этом, хмурясь и ёжась от пристальных взглядов парней. ты ведёшь себя как они, пытаясь стать «своим», прибиться к кому-то и почувствовать хотя бы мнимую защищённость, но ты один, один, один. что с тобой не так?  // ты решил отомстить обидчику, и в этот раз получилось. ты едва касаешься его воротника, как его откидывает в стену. ты ужасно напуган, но держишь на лице гордую ухмылку, словив испуганные и уважающие взгляды.

[indent] — эрик, нет; мама рассказывала про школу для волшебников, но, кажется, ты должен был оказаться в другой, мрачной и холодной, как рассказывала она, а не в этом цирке (стоит признать, очень завораживающем). если бы они не бежали с родины… про факультеты ты узнаешь из коридорных разговоров и молишься попасть в слизерин – говорят, туда распределяют целеустремлённых и готовых идти по головам. тебе терять нечего // пока ты не встречаешь странного мальчика, умеющего читать мысли. он – твой путеводитель по магическому миру, про который мать рассказать не успела. ты начинаешь дружить с ним только поэтому, через пять лет обнаруживая себя с ним ночью на астрономической башне и пытаясь игнорировать его голодный щенячий взгляд. он – единственный, у кого каким-то образом получается вызвать у тебя искреннюю улыбку. обещал же в голове не рыться.

[indent] — эрик, нет; ты поступаешь на хит-визарда после выпуска, искренне желая бороться с преступностью в городе. промах; это не совсем то, чего ты хотел. работа с мелкими преступниками по-твоему – не работа, особенно для такого сильного мага как ты. тебе хочется больше и опаснее, хочется статуса и подтверждения собственной кому-то нужности (дурак). доработать несколько лет и запросить повышение оказывается легче и быстрее, чем начинать всё сначала, и ты бесстрастно делаешь свою работу, грезя о высшем и тёмном. у тебя есть амбиции, цели и даже друзья; ты не счастлив (может просто забыл, что есть счастье), но хотя бы спокоен.

[indent] — эрик, да; метка на предплечье так естественно вписывается в твой образ, будто с рождения здесь и была. идеи Тёмного Лорда давно привлекали тебя, и ты решил, что бояться больше нечего: пора выбрать сторону, и мир не твой выбор. ты не сомневаешься, что с тобой согласятся, поддержат и последуют, заходя в квартиру чарльза с новостью. вы не всегда полностью могли друг друга понять, однако принятие между вами было безоговорочным. видимо, до какого-то момента, потому что уходишь ты ни с чем, не считая полного морального опустошения. однако потери ничто по сравнению с мировой целью на благо всем. пятнадцать лет близких отношений, в которых ты нуждался всю жизнь // лучший мир для своей расы и возможность отомстить тем, кто когда-то лишил тебя самого важного. выбор кажется тебе очевидным. пока.


♦ блин а помните пейринг такой был черик назывался?? ориентация – би/гомо, по причине возможного продолжения подростковых недомуток. но официально женат на работе
♦ внешность и имя неменябельны, фамилия может быть любая немецкого происхождения. дубль внешности обговорен с пайпер.
♦ у меня столько сюжеток, вы не представляете!!1 очень-очень жду, обещаю загрузить игрой, ну и другим чуть-чуть оставить тоже :D все изменения в персонаже прошу пропускать через меня. я не кусаюсь и мы скорее всего сможем договориться обо всем и найти компромисс.
♦ персонаж очень важен для меня лично и поэтому хотелось бы найти человека, который захочет долго и много взаимодействовать по поводу персонажей и сможет натурально оживить этот образ.
♦ по постам требований не имеется, сама могу пропадать из-за загруженности, но постараюсь записываться в отсутствующих и, в любом случае, средствами связи поделимся!

пример моего поста

Чарльз болезненно глядит на подрагивающие руки, несколько раз до боли сжимает кулаки, чтобы избавиться от тремора, но эти попытки ни к чему не приводят. Он шумно втягивает воздух через нос, сдерживаясь, чтобы не ударить ни в чём не повинную столешницу. Третий месяц завязки был похож ***утые американские горки: только почувствуешь лёгкость от взлёта, как тут тебя поджидает резкое падение с высоты своих достижений — лишь бы не убиться к чертям собачьим. Одни диванные эксперты по избавлению от зависимостей за стопкой нелегально добытой маггловской водки твердили, что лучший способ держать себя в руках — выпускать негативные эмоции, направлять в другое русло. Что это за загадочное русло, было непонятно. Другие же, протягивая косяк чего-то, что точно не изучалось на травологии в школе, убеждали, что лучшие друзья в исцелении — умиротворение и спокойствие. Верить было некому, поэтому каждый способ Чарльз пробовал на себе с переменным успехом. Стоит, правда, отдать себе должное за просветления разума, ибо первый месяц не отпечатался в памяти совершенно — сплошное пятно боли, ядом растекающейся по венам.

Относительная изоляция заметно облегчала ситуацию. Случайная встреча с мисс Берк в «Дырявом котле» была невероятной удачей, ибо работа официантом в баре хуже всего подходит для того, чтобы покончить с наркотиками и переносить ломку. А вот быть продавцом не самого популярного магазина в не особо людном переулке, да еще и с возможностью снимать квартиру прямо над местом работы — сущее наслаждение. Свободных ушей и бессмысленной болтовни, конечно, порой не хватало, но вообще-то это было даже на благо: меньше слов, больше дела. Да и проблема с голосами в голове решалась сама собой из-за небольшой проходимости. Общество одного трезвенника переносилось гораздо легче, чем десяток орущих пьяниц с шумным роем мыслей в атрофированном мозгу. За четыре года наркотических зависимостей и почти беспросветного алкоголизма двадцать лет оттачивания своих способностей отправились псу под хвост. Божий дар, привносивший в жизнь статус и популярность, превратился в яблоко раздора, не доставляющее ничего, кроме адской мигрени и отвратительной на вкус смеси тревожности и дискомфорта. Чарльз всё еще топил этот ужас в алкоголе, с наслаждением слушая, как голоса захлёбываются и затыкаются наконец. Пил, конечно, не в таких количествах, что раньше, но без этого было не обойтись — чтобы заново запрячь легилименцию в узду, надо было для начала снова стать конструктивным членом общества, а потом уже трезвенником

Чарльз делает несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Тремор унять не удаётся, и проскакивает мысль о том, что бытовая магия, коей он хорошенько нахватался от тётушки, вновь оказалась очень полезна, вопреки словам покойной матушки. С такими проблемами даже палочку в руках удержать трудно, что уж тут говорить о каких-то домашних делах. Он прислоняется спиной к подоконнику и сжимает его, чтобы хоть как-то унять руки, бросая хмурый взгляд на работающую плиту. Паста предательски вкусно шкворчит на сковороде, обманывая своим сочным запахом о готовности. Персиваль переводит измученный взгляд на часы. Те показывают без пятнадцати девять вечера, насмешливо подыгрывая ленивому, только собравшемуся закату за окном. Чарльз не любил лето. Возможно, это пошло ещё с детства, когда он был вынужден возвращаться из любимого места в осточертевшее поместье, а может, внутренний шестилетний мальчишка всё ещё дуется, что ему порой приходится носить пальто и прятаться от нескончаемых дождей под зонтом. Ощущение обмана преследовало Чарльза каждый промозглый вечер. Во всех сказках лето было жарким и тёплым, дети там босиком бегали в майках и шортах по раскалённому песку. Видимо, на то они и сказки. Англия же громко смеялась в лицо расстегивающим верхние пуговицы на рубашках магам, смывая очередным ледяным ливнем первые признаки потепления. Поздние летние сумерки раздражали не меньше бесконечных дождей — тёмное время суток всегда нравилось ему больше. С темнотой было связано всё самое сокровенное и интимное, что было бы дурно совершить днём.

Чарльз оставляет попытки увидеть что-то интересное на сковороде и напряженно переводит взгляд на холодильник. Хотя, правильнее было бы назвать его хранилищем алкоголя на чёрный каждый день. Ничего съедобного найти там не представлялось возможным, зато количество и разнообразие стоящего там пива действительно поражало. Всё, что покрепче стояло в одном из шкафчиков на кухне, запертое на замок и предназначенное для особо тяжёлых случаев. Бутылки пива в большинстве своём хватало, чтобы унять тревожность и спокойно уснуть на несколько часов. При обострениях требовалось больше выпитого, и Чарльз каждый раз себя ненавидел за это — он должен справляться сам, не подавляя боль извне. Но порой становилось невыносимо.

Сегодня в планах было попытаться заснуть без алкоголя. Было.

Стук в дверь выводит Чарльза из гипнотического сверления взглядом холодильника. Он раздражённо фыркает и снова смотрит на часы. Без пяти. Поздновато для гостей, да и не то, чтобы он кого-то ждал. Скорее всего, очередной непутёвый мошенник-собутыльник, желающий впарить неведомую ***ню. В прошлый раз открыть дверь такому добром не закончилось. Однако, стук не прекращается и уже начинает действовать на расшатанные нервы. Чарльз старается игнорировать нежеланный чужой голос в голове и пытается подавить тревожность, несколько раз сжимая и разжимая подрагивающие кисти рук. Он уже набирает в лёгкие воздуха, чтобы послать незваного гостя в пешее эротическое, но, открыв дверь, со всем намеченным приходится распрощаться. Персиваль моментально расслабляется, увидев на пороге коллегу, и устало усмехается на её предложение.
— Нам разве завтра не на работу, мисс Берк? — он приоткрывает дверь шире, впуская гостью. Комок тревожности в груди медленно тлеет в боевой готовности, не собираясь покидать хозяина даже в состоянии покоя. Это вечное недоверие мешало нормально жить, но Чарльз обычно успешно его прятал там, где точно о нём не забудет, но сможет хотя бы сосуществовать с людьми. Лири, кажется, единственная, кому за последнее время удалось отвоевать к себе немного расположения. От неё веяло силой и едва уловимой опасностью, но всё же она когда-то отнеслась к нему не как к мусору и даже помогла, доверив работу в своём заведении, а это дорогого стоит. Чарльз тогда мысленно поставил себя перед ней в долг.

Он бросает хмурый взгляд на бутылки огневиски и глубоко вздыхает, закрывая дверь за девушкой.
— Пить на голодный желудок — плохая идея, уж поверьте. Я планировал ужин на одного, но, думаю, нам хватит. — Чарльз слегка морщится в попытке отогнать чужой голос и разминает пальцы, желая хоть немного расслабиться и унять, наконец, дрожь, а затем медленно проходит на кухню. — У меня есть пара маггловских пластинок. Надеюсь, вы меня не выдадите, — усмехается, переводя взгляд с девушки на часы. Ровно девять. — У них, к моему удивлению, интересная музыка. Если хотите, могу поставить

0

168

флоренс паркинсон патронусит

хочу видеть
ELIZABETH HENSTRIDGE
https://i.imgur.com/AXHnXhy.gif https://i.imgur.com/77hj4KT.gif

будучи магглорожденной, ты себя в англии никогда не переставала чувствовать как взаперти. казалось бы - все есть: работа, муж, дом, но ты всегда остаешься для окружающих человеком второго сорта. пару лет назад - сбегаешь в ирландию - и здесь лучше, здесь спокойнее, здесь ты - просто человек, и разницы никакой нет - кем твои родители были. только по мужу тоскуешь все равно, а тот предательство прощать отказывается.

0

169

флоренс паркинсон патронусит

хочу видеть
MATT RYAN
https://i.imgur.com/qdPXzMG.gif https://i.imgur.com/BHCM5QG.gif

ты полжизни провел в психбольнице, тебе твердили, что с головой не так что-то, а ты всего-навсего в детстве увидел  м а г и ю  и окружающим пытался о ее существовании рассказать. маггл, до которого министерство с их обливиаторами не добралось, потому что не сообщил никто о тебе; только теперь все больше людей вокруг готовы поверить в то, о чем ты знал всю жизнь.

0

170

флоренс паркинсон патронусит

хочу видеть
KYLE MACLACHLAN
https://i.imgur.com/HPtpmQM.gif https://i.imgur.com/FqMsT21.gif

пошли в ирландию, там весело, зэтс ол ай кэн сэй
но вообще может быть ты потерял всю свою семью в пожирательских терактах, ***ся и разочаровался в англии, министерстве и всем остальном и уехал куда подальше, а тут движуха своя, ребята правильных вещей в принципе требуют

0

171

флоренс паркинсон патронусит

хочу видеть
RYAN REYNOLDS
https://i.imgur.com/THfQ4MA.gif https://i.imgur.com/LrTv2mK.gif

хотим райана рейнольдса сторонником министерства и на этом все

0

172

варя скрябина ждёт

https://i.imgur.com/mGs9FtX.gif https://i.imgur.com/Ima446S.gif

augustus pye
[±1947, gryffindor, st mungo; —// andrew garfiled]

[indent] августус с детства интересовался всем, что лежит неровно. будь-то книжки матери о целительстве или же закрытые под несколькими магическими чарами склянки отца. они нашли друг друга на пересечении двух миров, и пай любит говорить, что нет чёрного и белого, иначе его родители бы никогда не ужились друг с другом. а сам он, будучи заинтересованном в справедливости во всём мире, чаще всего оказывался с переломанными ногами, пальцами и даже шишками на голове. какое тут чёрное и белое?
[indent] мать упрямо мазала его маггловскими отварами, отец, в тайне от неё, на ночь давал выпить настойки. он улыбался, когда жена радовалась обычному, маггловскому, способу лечения сына, а сам подмигал августу, чтобы тот молчал. это был их секрет, который пай с собой проносит до самой стажировки в мунго. и если многие идут в яды или даже на пятый этаж, августус же останавливается на отделе ранений от магических существ. если честно сказать, то шрамы от огня дракона или же укуса гоблина кажутся более впечатляющими, чем ментальные штуки. да и мама, расстроенная выбором магической дисциплины, не так сильно обижается.
[indent] август комбинирует оба способа лечения: и магический, и маггловский, чем многим не нравится. вопросы, которые ему задают начальство или же приверженцы той или иной стороны в войне, пай выписывает на листочек и потом составляет бинго вместе со своими коллегами. как правило, напиваются все.
он бы с радостью помог кому-то, поэтому у него в кармане помимо волшебной палочки всегда имеется набор из иголок разной толщины и нитей.


- парень у нас канон, потому что могу; а вы можете сделать с ним всё, что угодно, вплоть до смены внешности, возраста и прочих прелестей. очень нравится история с артуром, так что жду, когда вы придёте и зашьете варю!
- пишу от 3к, в третьем лице, подо всё подстроюсь и под тебя тоже! не тороплю, развивайся и давай победим всех змей (или сдадимся им)

пример вашего поста

пример поста тут

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissance » Партнерство » hp: finite incantatem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно