ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ:

http://theredbus.ru/

ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ:

Rebecca Ferguson

ТЕКСТ ЗАЯВКИ:

https://funkyimg.com/i/32Fxe.gif

МАТЬ ПОДШЕФНОГО И ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ПОДРУГА ЖИЗНИ


Rebecca Ferguson

Имя: любое
Возраст: 40 +- пара лет
Род занятий: любой, но мать-одиночка
Ориентация: гетеро


Я просто хочу быть кому-то нужным.
Нужным и необходимым. Мне нужен кто-то, кому я мог бы отдать всего себя — все свое свободное время, все свое внимание и заботу. Кто-то, зависимый от меня.
Обоюдная зависимость. (с) Паланик

I WANT YOU, I WANT YOU SO BAD:
И тут вдруг меня потянуло на серьезную остросоциалку с фоновыми отношеньками.

Завязка примерно такова: ты - одинокая мать сложного подростка (любого пола, возрастом от 15 до 17), я - куратор социальных программ в англиканской церкви. Ты хочешь, чтобы я помог твоему чаду встать на путь исправления, и я из-за своей старой истории рьяно берусь за дело. В твоей жизни появляется человек, которому ты можешь позвонить и поплакаться на очередной побег из дома, попросить вместе поискать его по улицам и притонам, просто переложить часть своей ноши. И в какой-то момент у тебя в сознании стирается грань между человеческой привязанностью и чисто деловым сотрудничеством, и появляются какие-то более неуместные чувства, желание перевести отношения с первым человеком, проникшимся вашей бедой, в нечто большее.

Социальная драма про сложный подростковый период, этические аспекты отношений между куратором и тем, кто пришел к нему со своей бедой, разница в возрасте в сторону женщины - вот, что тут хотелось бы поиграть. Существует также тема моего темного прошлого, которое тебя очень смутит, и факт, что я все еще в тайне принимаю вещества, несмотря на то, что помогаю детишкам от них отказаться. В случае появления игрока на роль сына/дочки можно еще и развернуть тему конфликта детей и потенциальных отчимов.

Не планирую наперед, но готов даже на триллер с бывшими мужьями, подростками с ножом и что-нибудь такое.


Об игроке:
Пожеланий мало - писать регулярно, быть болтливым членом коллектива и не пропадать. Фергюсон можно заменить, но, имхо, она милая и графика у нее от гламурной до замученной, как раз то, что доктор прописал. Бэкграунд любой.


ВАШ ПЕРСОНАЖ: Дэн, 33 года (George Blagden), куратор социальных и молодежных программ в англиканской церкви.

ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

пост

Артур всеми силами упирался и не желал идти на голгофу, но Эдит его уломала. В ход пошли все запрещенные приемы, какие только сумела выдумать ее хорошенькая головка: и как же она одна будет отдуваться перед папочкой, если проблему они создали вместе, и что же будет, если папочка прямо из гостиной потащит ее к врачу, и переживать ей, вообще-то, не очень-то полезно… Поэтому переживать за всю компанию выпало на его долю. Проблема, собственно, безотлагательной, на его личный вкус, не была. Если честно, он бы предпочел отложить ее обсуждение… месяцев на девять, пока радикальные решения не отпадут сами собой. Ну или хотя бы на шесть, чтобы хоть частично себя обезопасить. Авось мистер и не взбесится, если шанса повернуть назад уже не будет.

А взбеситься было с чего. Артур бы сам, будучи на месте Мистера Занудной Задницы, оторвал себе голову. Он бы, собственно, и на своем оторвал, да без головы кормить растущую семью будет как-то уж совсем невесело.

Для ужина у любимого папочки Эдди он заготовил целую речь, но все заготовки улетучились из памяти, стоило ему только переступить порог миленького пригородного домика. Переводя озадаченный взгляд со своих потрепанных кед на антикварные лампы «Тиффани» и салфетки ручной работы и обратно, Артур все больше понимал неправильность, неестественность всей этой ситуации. Чужой дом. Ему здесь нет места. Как и ничему, с ним связанному.

— Ммм, привет, сэр, — все таким же озадаченным тоном поздоровался он, хотя обстановка и повод и требовали чего-то более вежливого. Неразумно драконить мистера прямо вот так, с порога, фамильярным обращением, но была все-таки загвоздка, мешавшая обмену любезностями. Первый визит Артура на ковер к мистеру И. прошел не то, чтобы гладко. Папаша тогда глазел на него так, словно ждал, что он того и гляди нассыт на ковер, как перепуганная больная дворняга. Полугода еще не минуло с тех пор, как мистер Истли угрожал засадить его лет на восемь и пожизненно включить в лист особых преступников. С таким послужным списком Артур рисковал даже в Канаде работы не найти, хоть бы и с самым почетным дипломом. Он признавал, конечно, что папаша в чем-то прав, что его позиция даже понятна и справедлива, но тот инцидент не просто не смылся из памяти, но еще и сделал Артура навеки нежеланным гостем в этих стенах. Перед визитом он дернул ирландского виски из запаса кузена на всякий случай, но даже эта превентивная мера не спасала от нервной трясучки: он чувствовал, как у него трясутся пальцы в кармане ветровки. Что теперь полагалось сказать? Эдди, вроде, велела похвалить папин костюм и обсудить погоду, но слова никак не шли на ум. — Дождливо нынче. Надеюсь, вы хоть самые дорогие коврики подвернули.

Он подозревал, конечно, что в таком доме коврики не подвернут, а трижды почистят после гостей, лишь бы не доставлять им неудобств, но ничего более вежливого в арсенале фразочек отчего-то не нашел. Когда вообще следовало перейти к теме сегодняшнего разговора? Явно не прямо сейчас. Подставка для зонтиков выглядела довольно тяжелой, а хозяин стоял в опасной близости от лампы, которой запросто можно прибить и трех таких, как Артур. Краем глаза он уже уловил, что Эдит за его спиной сняла плащик. Хоть кто-то на его стороне. «Пока что», — услужливо подсказывал червь сомнения. Пару часов назад она убеждала его, что не даст его в обиду, но как знать, куда повернется разговор? Уж в этом мистер Истли мастер – не зря ведь он ест свой хлеб в адвокатах.

Впрочем, перед казнью не мешает и покушать, раз уж Эдит устроила «семейный ужин». Даже тем, кто идет на эшафот, полагается последний пир. Артур на список блюд по его вкусу даже в самых смелых мечтах не рассчитывал, но надеялся, что папочка сжалился над ним и не собирается подавать каких-нибудь хитро сделанных моллюсков, которых Артур не умел есть. Хотя… С него станется как следует позабавиться над плебейским бойфрендом дочери и еще разок опустить его в ее глазах.

— Надеюсь, обойдемся сегодня стейком с картошкой, — пробурчал он, сам не понимая, кому – себе, хозяину или Эдит. — Не хватало еще в петлю на голодный желудок.

С петлей он слегка переборщил, но все-таки не слишком: ничем хорошим ужин не кончится. Вариантов, как именно Артур покинет этот дом, было множество, но все не самые лучшие: вперед ногами, в наручниках, почти женатым или алиментщиком из далекой Аргентины. Не то, чтобы Артур жениться на Эдди не хотел, нет, этот вариант был даже неплох в сравнении с остальными, но… Закончить бы сначала магистратуру, поступить в аспирантуру, обзавестись работой, зарплатой, своим углом. Тогда да, тогда и о семье подумать можно.

А сейчас что? Съемный дом на двенадцать разновозрастных студентов, круглосуточные пьянки и шум, комната – четыре шага в каждую сторону… Водить туда девчонок было не так уж и стыдно, но одно дело на ночь, а другое – на постоянное место жительства. Да там даже ее коллекция игрушек не поместится! Да и стоит ей вырасти в талии, как им и спать-то будет негде.

Надо все-таки повежливее с папашей. Может, он и примет правила игры. Оставит ее у себя хоть до тех пор, пока младенец не пойдет в детский сад, а к тому времени Артур и выучиться до конца успеет… Можно даже на нормальную жизнь рассчитывать.

— Так что, — собрался с духом он, как только все расселись за столом: хозяин во главе в своем костюме, он сам – напротив, в своей кофте с протертыми локтями, а Эдди – справа от него в нарядном платьице. Стол длинный. С такого расстояния, пожалуй, даже мистер И. не сумеет попасть ему вилкой в глаз… — С чего начнем? С ужина или задушевной беседы?

Определение «задушевная» в их случае явно происходило от общего желания задушить друг друга и избавиться от этой обязанности глазеть друг на друга и искать способы смягчить известия о надвигающемся смерче.

— Если с беседы – то мне последнюю сигарету и звонок домой. — Артур нервно ухмыльнулся. Оттягивать неизбежное – значит затягивать свое пребывание в этом доме. В этой гнетущей обстановке, в неизвестности, что будет дальше. — Но я бы предпочел сначала стейк и рюмку виски.

Отредактировано Bloody_Hell (29.02.2020 01:01:57)