ССЫЛКА НА РОЛЕВУЮ: http://sullenfables.rusff.ru
ЖЕЛАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: Taron Egerton (обсуждаемо)
ТЕКСТ ЗАЯВКИ:
SEAMUS FINNIGAN, 25
ШЕЙМУС ФИННИГАН // АРТ-ДИРЕКТОР РЕКЛАМНОГО АГЕНТСТВА «LEMONADE» // ПОЛУКРОВЕН

Заслуги Шеймуса Финнигана в Битве за Хогвартс неоднократно обсуждались в кулуарах - многие считали, что его незаслуженно не выдвинули в ранг героев Второй Магической Войны, ведь он сражался с Пожирателями Смерти вместе с остальными однокурсниками, кто выступал против гнета Темного Лорда. Впрочем, для представителей власти он остался лишь тем парнем, который подорвал деревянный мост, ведущий к Хогвартсу, тем самым задерживая противника. Что бы не говорили волшебники, Шеймус гордился собой и гриффиндорцами, что вступили в неравный бой с более опытными темными магами. После сдачи выпускных экзаменов профессор Макгонагалл лично отрекомендовала кандидатуру Финнигана Департаменту Тайн. В своем письме к главе отдела, Макгонагалл описывала чрезвычайно необычайные способности парня к экспериментальной магии, а также упоминала про его верность и преданность делу. Благодаря ходатайству бывшего декана, Шеймус Финниган поступил на стажировку, а вскоре стал носить гордое звание «невыразимец». Однако счастье бытия министерского работника продлилось недолго. После прохождения стажировки и официального назначения, Шеймус был уволен. Никто точно не знает, что случилось на службе, ведь невыразимцы не в праве разглашать тайны своего департамента. Кто-то судачил о том, что Шеймус случайно подорвал секретный объект во время задания; кто-то утверждал, что ирландская кровь парня бурлила в сторону огневиски и он приходил на работу в нетрезвом виде. Последнее казалось все же более верным толкованием причины увольнения - после увольнения Шеймус стал постоянным клиентом паба «Белая Виверна», где его однажды и встретил однокурсник Блейз Забини. Никогда не имевшие дружественных связей, молодые волшебники разделили пятничный вечер с выпивкой и беседами. Опьяневший Забини рассказывал о своем рекламном агентстве и о том, с какой тщательностью подбирает уникальных сотрудников, которые не брезгует удивлять консервативную публику качественным контентом. Забини также сказал Финнигану не унывать, ведь он берет его на работу и ждет в офисе в понедельник. К утру понедельника он о своих обещаниях забыл, но Финниган все равно пришел свежий и трезвый на порог «Lemonade». Так и началась карьера Шеймуса в рекламном бизнесе, где он утвердился на должности арт-директора, трудясь над визуальной частью проектов. Правда, один раз он снова чуть не лишился работы, когда постер с рекламой магического туристического бюро в Косом Переулке с изображением драконьего заповедника чуть не сжег близлежащую лавку артефактов.


А теперь отбросим формальности и поговорим о главном: нам с Теодором Ноттом чертовски не хватает Финнигана для игры "сообразим на троих". Да-да-да, Финниган внезапно стал нашим другом, несмотря на статус крови и соперничество слизеринцев-гриффиндорцев в прошлом. Возможно Теодор был покорен рассказами о неком Докторе Хаусе, который знает обо всех болезнях на свете. Я же очевидно являюсь фанатом того, как ты успеваешь выпить бочку огневиски и явиться на работу вовремя на следующее утро. Когда я циничен, Нотт - меланхоличен, ты - никогда не унываешь. Знаешь адреса всех рыжих бестий Лондона (и мы сейчас не про Уизли) и круглосуточных баров. Вместе с тем ты являешься неотъемлемой частью агенства и твои креативные идеи порой заставляют меня биться в истерике, выписывая очередную премию.
Финниган, давай домой, на Саллен :)

ВАШ ПЕРСОНАЖ: Блейз Забини, 26 лет, владелец рекламного агентства "Lemonade" и барбершопа "Riot Club". Женат на Дафне Гринграсс, бесконечно моногамен. С анкетой можно ознакомиться, воспользовавшись кнопкой "читатель".
ПРИМЕР ВАШЕГО ПОСТА:

Пример поста

В период рождественских праздников саркастичный Блейз отчего-то становился трогательно меланхоличным, будто в его жизни существовало хоть одно-единственное традиционное Рождество в семейном кругу. Семнадцатилетний Блейз напрочь отказывался игнорировать тот факт, что индейку в его доме из года в год разрезали разные мужчины, да и дом, вместе с остальной обстановкой, менялся. И вот сегодня, будучи почетным членом Клуба Слизней, он намеревался оттянуться на вечеринке профессора Слагхорна, репетируя будущее событие, которое на этот раз он решил провести в Италии. На радость бабушке Розе, на зло любимой матушке.
Блейз недолго раздумывал над тем, кого следовало позвать с собой на вечеринку. Дело было в том, что пассии Блейза менялись с той же скоростью, как и мужья его матери, с одной разницей в том, что девушки после случайного поцелуя или интимной близости в чулане для метел не умирали. Выделять какую-то определенную девушку из своих прошлых интрижек, Блейзу совершенно не хотелось. Как и находиться весь вечер в компании томно воздыхающей девушки. Поэтому для почетной миссии была выбрана давняя подруга Блейза - Панси Паркинсон. И она, памятуя все годы их крепкой дружбы, ему не отказала.

Еще раз проверив симметрично ли завязана его бабочка, Блейз хитро улыбнулся собственному отражению в зеркале, положил во внутренний карман пиджака флягу и покинул спальню парней. В гостиной факультета Слизерин его уже ждала Панси, что несколько разрушало его образ джентльмена. Блейз деловито глянул на наручные часы, проверив собственную пунктуальность, затем спрятал их под рукавом, и приблизился к дивану, на котором устроились три девушки: Панси Паркинсон, Дафна и Астория Гринграсс. Он окинул взглядом всех троих, чуть больше задержавшись на Дафне. Сестры Гринграсс были одеты по своему обыкновению, если так можно назвать шелка дорогих блуз, а вот Паркинсон принарядилась в темно-синее платье чуть длиннее колена.
- Что, даже без выреза? - не удержался от комментария Блейз и хмыкнул, имитируя разочарование.
Панси закатила глаза, как и всякий раз, когда Блейз по ее мнению неудачно шутил.
- Ты огневиски достал? - спросила в лоб однокурсница, не успев подняться с обитого зеленой парчей дивана.
- Обижаешь, - обиженно ответил он, похлопав самого себя по груди, касаясь пальцами ткани, под которой скрывалась фляга с огневиски.
- Тогда мне придется вас покинуть, дамы, - довольно произнесла Панси, обращаясь к сестрам Гринграсс.
Блейз снова задержал свой взгляд на Дафне, которая со скучающим видом осматривала его изумрудный костюм. Одернув себя от пошлых мыслей о старшей из сестер, он галантно протянул руку подруге.
- Мадам, - пропел Блейз, когда Панси вложила свою ладонь в его, и выровнялась, хоть и явно не догоняла его в росте, - Она будет поздно и пьяная, - сказал Блейз Дафне, будто она была Панси матерью, а не соседкой по комнате.
Они поспешили скрыться в проходе, ведущем к подземельям, а Блейз расстроенно подумал, что так и не расслышал, что ответила ему Дафна.

Вечеринка оказалась еще скучнее, чем мог предположить Блейз. Даже возможность пообщаться с писателем Элдредом Уорплом обернулась тем, что ему пришлось оттаскивать Панси прочь от голодных глаз вампира Сангвини. А музыканты Ведуний в жизни оказались еще более напыщенными, чем в своих интервью Ведьмополитену. Блейз, конечно же, Ведьмополитен не читал - ему рассказывала Панси.
Блейз и Панси разместились возле стола с чашей пунша, время от времени подливая себе новую порцию в стаканы. Когда слизеринец убеждался в том, что за ним никто не следит, он украдкой доставал флягу и подливал в пунш огневиски. Так вечеринка становилась более менее съедобной для их с Панси аппетитов. Подруга в красках словесно обливала грязью гриффиндорцев, в частности, Поттера. Иногда зевала, как бы выказывая свое равнодушие к собравшейся публике. Блейз же вычислял тех девушек, которые по его мнению были симпатичны. Наиболее интересным вариантом по его мнению была блондинка, что пришла вместе с Поттером. И то, что Панси обозвала ее чокнутой, его несколько не насторожило. 
Возможно, вечер и мог закончится нечем, если бы не появление неприглашенного гостя - Драко Малфоя. Их с Панси друг в последнее время стал закрытым и необщительным. Блейз ставил на то, что у Малфоя появилась неразделенная любовь, а его подруга каждый раз тревожилась по этому поводу. И в тот момент, когда Филч поймал Драко и намеревался выкинуть его за пределы мероприятия, она вдруг как с цепи сорвалась и побежала выяснять, чем же закончится дело.
- Мы его друзья, мы должны помочь, - с этими словами Панси скрылась, оставив хмельного Забини одного.
Мимо проплывала загадочная спутница Поттера - Луна Лавгуд. Так ее звали, если он ничего не путал. У Блейза с четвертого курса развилась слабость к девушкам факультета Равенкло, потому и этот... кхм.. экземпляр он пропустить не мог.
- Мадам, - обратился он к девушке в странном платье и большими звездами-серьгами в ушах, - Не желаете ли прогуляться на свежем воздухе? Атмосфера здесь несколько... Душная.
Забини допил свой огневиски-пунш и поставил стакан, сразу же забирая тот, который оставила Панси.