17.10-19.10
[НЕ ПРОПУСТИ!]

[01.08.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА ОКТЯБРЬ' - 'НАБОР' любого жанра с активом от 50ти
------------------------------
[11.09.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА СЕНТЯБРЬ' - 'ГОЛОСОВАНИЕ'

[31.07.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА СЕНТЯБРЬ' - 'ЛЮБОГО ЖАНРА' с активом до 50ти

[31.08.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА' - 'ИТОГИ'

[11.08.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА АВГУСТ' - 'ГОЛОСОВАНИЕ'

[01.08.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА АВГУСТ' - 'НАБОР' тематики мистика, постап!

[31.07.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА' - 'ИТОГИ'

[11.07.] 'РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА ИЮЛЬ' - 'ГОЛОСОВАНИЕ'

[02.07.] 'НАБОР' - 'от 50 пользователей!'

[02.07.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА - 'ИТОГИ'

[21.06.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'ГОЛОСОВАНИЕ'

[16.06.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'НАБОР' тематики кроссоверов, историчек, мистики!

[08.06.] Поправки по выкупке футера больше ролевых в футере

[11.04.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'ГОЛОСОВАНИЕ'

[02.04.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'НАБОР' от 50 пользователей!

[02.03.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'НАБОР' до 50 пользователей!

[01.02.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'НАБОР' тематики реальная жизнь и Голливуд!

[01.02.] НОВЫЙ КОНКУРС 'ПАЛИТРА' противостояние цветов!

[01.02.] НОВЫЙ КОНКУРС 'ПАЛИТРА' поиск красок!

[16.12.] РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'НАБОР' актив от 50 человек в сутки!

[18.11.] INSTAGRAM мы теперь есть в инсте! Логин: imagiart.ru

[18.11.] БЛОКБАСТЕРЕНО стань форумным супергером!

[15.11.] ВНИМАНИЕ! - КОНКУРС НА 'РЕКЛАМУ' Теперь без ограничений и с тематикой!

[15.11.] ВОЗОБНОВИЛИ! - РОЛЕВАЯ МЕСЯЦА 'НАБОР' Любая тематика до 50 человек в сутки!

[13.11.] Новые плюшки по голосованию за Работы Дня!

[12.11.] РЕЗУЛЬТАТ КОНКУРСА #6 'ночь живых мертвецов'

[26.10.] ВНИМАНИЕ! - КОНКУРСЫ НА 'АВЫ' и 'ЭПИКИ' Хэллоуин на носу, прими участие и получи специальный подарок за оригинальность!

[03.09.] ГОЛОСОВАНИЕ за КОНКУРС #1 'GAME OF THRONES'

[03.08.] Результаты конкурсов: Grey's Anatomy и Тайный умелец
[02.08.] "Тёмный стиль на сообщение" Давно просили темный стиль на сообщения в Авторских темах - теперь он есть!

[21.07.] "ВНИМАНИЕ! - КОНКУРСЫ" Много вкусностей и интересностей, секретный бонус!

[17.07.] "НОВЫЙ ДИЗАЙН РЕНО" Ждём Ваши отзывы и пожелания!

[01.06.] "ГОЛОСОВАНИЕ" на ролевую месяца началось!

[24.05.] "НАБОР" на ролевую месяца! актив от 50 ч. в сутки. Читаем правила!

[ЛУЧШАЯ РОЛЕВАЯ СЕНТЯБРЯ]

enigma
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели
Ролевой форум месяца

Photoshop: Renaissanse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Поиск роли/партнера » кузен/инцест/гп2


кузен/инцест/гп2

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

у кого как, а у меня всегда инцест хд

ссылка на заявку: http://sullenfables.rusff.ru/viewtopic.php?id=16#p2896

http://s5.uploads.ru/WkSDp.gif http://s8.uploads.ru/3CyQ6.gif

ADRIAN PUCEY (?), ~27
АДРИАН (ЭДРИАН) ПЬЮСИ (ИЛИ ЛЮБОЕ ДРУГОЕ) // РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ВЫБОР // ЧИСТОКРОВНЫЙ

ПРЕДПОЛАГАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: BILL SKARSGARD, WILL TUDOR, EZRA MILLER, ИЛИ БЕЗ РАЗНИЦЫ, СТАВЬ КОГО ХОЧЕШЬ

Неужели ты хочешь этого, с*ка. Неужели именно этого? Видеть, как я помешаюсь. Соскочу. Хочешь сделать меня тем, кто не отрывает от тебя глаз? Тем, кто пялится тебе вслед? Тем, кто сжимает зубы, чтобы не позвать тебя, когда ты проходишь мимо. ©

Предварительные факты:
- чистокровный; имя и фамилию можно сменить, но персонаж должен быть старше Флоры минимум года на 1-2;
- кузен по матери (возможно, наши матери кузины, или же родные сестры, что означает факт наличия между нами довольно близкого родства);
- был помолвлен, но спустя какое-то время расторг помолвку;
- это инцест, и никак иначе; больные отношения, что под запретом; чертова зависимость, толкающая на безрассудные поступки и поведение;
- это инцест, который не возник внезапно, а развивался годами, ломая две жизни ввиду невозможности по достоинству оценить всех остальных; иными словами, на момент настоящей игры он уже горит адским пламенем в груди, скрытый ото всех, даже друг от друга из-за опасений того, что вторая половина не испытывает того же; отсюда вытекают внутренние терзания, и все в таком духе.
Больше драмы богу драмы.
Поехали.


Флоре пять, и она искренне восхищается братом; громко хохочет, когда они вдвоем кружат над поместьем, под бдительным присмотром матерей и домовиков. Флоре пять, и она играет в свадьбу, рассаживая кукол по своим местам, и наряжая кузена в смокинг. Флоре пять, и она смеется, когда брат шутливо обещает, что если никто ее капризную не возьмет замуж, то он сам на ней женится.

Флоре одиннадцать, и она с едва уловимой улыбкой садится за стол Слизерина, получая в ответ одобрительный кивок. Твой кивок. Она так скучала все это время, пока ты был в Хогвартсе, а она нет, что едва ли не каждый день рисовала воображаемую свадьбу. Флора любила мечтать.
Флора знала, что брат всегда ее
п о д д е р ж и т.

Ей двенадцать, и она капризно дует губы, скрещивая руки на груди, когда вместо того, чтобы посидеть с ней в гостиной, ты уходишь в Хогсмид со своей новой девушкой. Ей всего двенадцать, и она не понимает, почему ты предпочитаешь общество сверстниц, а не ее. Она не понимает, почему ты отдаляешься.

Близняшкам Кэрроу четырнадцать, и слухи о возрождении Темного Лорда уже более не слухи; Флора с опаской смотрит на свою внезапно объявившуюся тетушку Алекто, слушает ее рассказы, и надеется, что все это ее не коснется. Она ловит на себе твои задумчивые взгляды, кусает в ответ губы, и с оглушающим грохотом в сердце понимает, что
п р о п а л а.

Сама себя в чертов капкан загнала; щелкнул замок на лодыжке, впились острые шипы в кожу нежную да тонкую; а она взгляд отводит, волосы длинные поправляет, и румянцем предательским щеки горят, бьется сердечко в груди неистово, подобно птице в клетке израненной.

Ей все еще четырнадцать, и она отклоняет приглашение в Хогсмид, замыкается, не смотрит ни на кого; все для нее не те, все для нее не ты. Флоре кажется, что она влюблена в саму идею о любви; но словно мантру, мысленно повторяет, что все это временно, и она еще так юна.

глупая

Флоре пятнадцать, она далеко от Туманного Альбиона, нежится в лучах теплого солнышка Франции, и день изо дня просматривает свежие газеты: она твое имя в хрониках увидеть опасается; и кажется ей, что война эта бесконечная, день за днем бесконечно долго тянется, а Флора встречу последнюю вспоминает, как поджимались твои губы, и взгляд задумчивый по лицу скользил, словно запоминал, впитывал.
Она не пишет тебе письма; нет в ней более наивности детской да восторженной, лишь сердце в груди ледяной холод сковывает, и мысль в голове страшная: это чувство должно быть под запретом, это чувство
н е в о з м о ж н о
противоестественно

Флоре семнадцать, она курит маггловские сигареты, и заламывает руки, твердо убедившись в том, что детская привязанность к тебе, последующая влюбленность, переросли в нечто куда более сильное, что подобно самому сильному наркотику лишает разума, воли, вынуждает совершать необдуманные поступки. Мать кричит и запирает в комнате, учуяв запах табака, но Флоре семнадцать, и никакая дверь ее уже не удержит.

вопреки
невозможному

Она вылезет в окно, и по привычке, прыгнув на метлу, полетит к тебе. И ты по привычке впустишь ее в дом, вымученно улыбнешься, придавая лицу отрешенно-надменное выражение, и светским тоном поведаешь о том, что отец подобрал тебе невесту. И слово то страшное: помолвка, - пронзит сердечко девичье иглами острыми, слезы в уголках глаз соберутся, и взгляд твой отчаянно-обреченный проводит фигуру тонкую молчаливо, будто бы отпуская.

Флоре семнадцать, она хлопает дверью, бросает вещи в чемодан, и уезжает из дома, из страны; отправляется путешествовать, в надежде на то, что сможет избавиться от зависимости к тебе. Сможет забыть, вычеркнуть, начать все заново; излечиться.

дважды глупая

Она вернется спустя пять лет; откроет аптеку в Косом Переулке, узнает о том, что большинство ее сокурсников уже глубоко женаты, спросит на счет тебя, и с удивлением распахнет глаза – холост, помолвка сорвалась.
И она больше не капризная принцесса, какой была в детстве, да и ты наверняка не надменный аристократ, да только узнавать она это не поспешит, хотя и очень хочется. Заглушит эмоции в алкоголе, закурит уже привычную сигарету, и постарается как можно дольше не попадаться тебе на глаза.


Давай взорвем эмоциональную бомбу? Приходи ко мне в лс, я закидаю тебя идеями, мы вместе все обсудим и решим) Биография на выбор, характер тоже, внешность так же обсуждаема.
Это не будут отношения, построенные на счастье, романтических ужинах и тд; это отношения, основанные на противоречиях, запретах, собственном отрицании их наличия, неприятия, боли, страдания, и давления общей атмосферы, когда по всем канонам мы с тобой просто никак не можем быть вместе.
Заявка в пару, заявка на отношения, которые мы вместе раскроем в игре, и определимся, в какую сторону двигаться. Игру начнем как с момента встречи спустя столько лет, так и во флешбеках; планов масса, вдохновения – вагон и сто тележек, и осталось только дождаться тебя, и начать игру.
Пост хотя бы раз в неделю. Чаще – хорошо, реже – сразу нет. Я могу подождать и две недели, но не более, ибо долгое ожидание убивает вдохновение, а я хочу играть, а не молча ждать, когда же меня порадуют постом. Сразу оговорюсь, что в этом плане не доканываю, посты не требую, и от тебя жду того же. Размер и лицо значения не имеют.
Если ты любишь инцест так же, как я, то беги в гостевую, а лучше сразу ко мне в лс ♥

пост

[indent] Lorde - Yellow Flicker Beat
https://c.radikal.ru/c08/1807/71/1e2414a27391.gif https://b.radikal.ru/b43/1807/0b/be07feaefacf.gif
I'm a princess cut from marble, smoother than a storm
And the scars that mark my body, they're silver and gold

Экран мигает именем знакомым; в голове ураган, в глазах непонимание; да будто бы очередной приход наркотический. Я посмотрю на телефон раздраженно, - дьявольская коробка все звенит и мигает, а вместе с ней звенит и разрывается череп, - это девятый звонок от кузины, это девятый пропущенный от человека, которому все еще было не все_равно.
Я закрываю глаза, и глубже погружаюсь в холодную воду, уходя по самую макушку, позволяя холоду пробраться до самого эпицентра гудящей боли.

Черт возьми.

Легкие рвет от недостатка кислорода; будто бы дьявол сжимает когтями своими изнутри, разрывает на части; да только на последних секундах рыжая голова покажется на поверхности, - рваный полувздох, - и наплевать, что вода стекает за борт ванны, наплевать что тяжелые капли срываются с пальцев, и с тихим стуком опадают на пол. Сосед с низу покричит и успокоится, я даже дверь ему не открою, сделав звук на колонках громче, отпуская в сторону всего остального мира полнейший игнор да безразличие.

Рубашка черная поверх кожи влажной, длинные волосы липнут к телу, а в руках бокал с вином, уже четвертый, если не ошибаюсь; а бутылки пустые гремят в пакете, когда я их в одну кучу сгребаю. Апатия в душе сменяется тревогой, и взгляд мимолетный в окно – там ночь темная, тихая, будто бы не живая. Она словно с моей душой полумертвой перекликается, общий язык найдя еще в прошлом, в жизни той, о которой я вспоминать не желаю более.

[indent] Они говорили, что в пожаре том шансов не было; говорили, что ей не стоит идти на опознание. Да лишь крышку гроба гвоздями забили, не позволили в последний миг проститься с единственной родной душой. Забрали, лишили возможности, и слова те были лживо-лицемерные, будто бы каждый в них должен поверить, а не только я.
[indent] Они говорили, что время лечит, что с каждым новым днем будет легче, но я покой в алкоголе нашла, в компании своей отнюдь-не-правильной, и едва не доигравшись, лишь тогда угомонилась, когда после травмы была отодвинута на задний план жизни охотничьей.

Я знала все про то чувство, которое рвет сердце на части, когда ты засыпаешь и просыпаешься с мыслями грешными, неправильными, но такими… мечтательными, наверное. А после эти мечты рвутся на части одним лишь словом: помолвка. Я умерла в тот самый момент, девять лет назад, когда увидела Его на пороге Нашего дома, с Другой. И в тот момент ничего более не имело значения; дьявол(!), в тот момент я не понимала, каких усилий мне стоило не подняться наверх за луком со стрелами, или же не метнуть вилку промеж Ее глаз.
Улыбка моя была натянутой лишь мгновение, а после к черту приличия, но молчать уже не было сил. Затем все как в тумане – гроб заколоченный, лучшее фото с траурной лентой цвета ночи; той самой ночи, что в моей душе хозяйкой стала. Долгое молчание, глубокая депрессия, и мысль лишь о том, что это я во всем виновата. Я сказала слова, и не простила; я бы и сейчас не простила, ибо как ни крути, но даже сейчас я не понимала, почему она. Почему не я, а она, такая чужая, такая не_наша. И злилась на себя, злилась на него; злилась на врача, когда подпись на рецепте подделывала, да успокаиваться вовсе не спешила.

Ни тогда, ни сейчас.

Лишь со временем боль едкую в сердце смогла заглушить, стереть образ из памяти, - да кого я обмануть пытаюсь? Единственная рубашка, которую я забрала однажды, оставшись на ночь не в своем доме, лишь она служила напоминанием о времени, когда в моей жизни еще был хоть какой-то смысл. Но и этот смысл со временем истончается, как истончаются острые углы у камня, что попал во власть вод морских.

Я пыталась жить дальше, - честно, пыталась!, - не всегда удачно, но попытки те были засчитаны плюсами в карму, да отзывами в дело; но от наркотиков отказаться уже не смогла, слишком плотно присела, слишком глубоко увязла, не желая слишком долго находиться в реальности этой, желая поскорее снова ощутить прикосновение эйфории, забываясь на собственной кровати в пьяном бреду и угаре.

А в квартире темно, лишь свет луны пробивается через большое окно; а я посреди комнаты стою, в одну точку тупо уставившись, да бокал в руках сжимаю с силой. Сегодня новый наркотик придет, мне было необходимо жизненно в себя прийти, собраться, да отправиться к тем, кому искренней смерти желала. Зайти по пути в казино, забрать часть расчета из кассы, послать наглый взгляд Ансгару, помахать пальчиками, да в ночи раствориться, тихий смех позади оставляя. Мне не стоило злить его, я была обязана расположить к себе ублюдка, но каждый раз, видя самодовольное лицо, колкости сами срывались с языка. Он ставил меня в приват к мерзким ублюдкам, я же платила ему в ответ, обирая их до нитки. Он следил за каждым моим движением пристальным взглядом, я же смеялась, пытаясь представить лицо колдуна, когда /если/ ему станет известно, что я не просто забитая наркоша с улицы, а охотник, посланный за ним следить.

Взгляд едва мутнеет на мгновение, настойчивое жужжание будто бы из транса выводит; не прекращаемое, но на этот раз уже не от опекунов навязанных, на этот раз дилер сообщение кидает, место и время без изменений, да на мне каблуки высокие, шпилькой острой при желании можно череп пробить. И платье черное кричащее, с такой длиной юбки мне только к шесту по привычке, но желание снова забыть о прошлом сильнее всего прочего, да только шаги не совсем твердые, под глазами тени едва уловимые, и бокал шампанского губ касается,
(просто выбора нет)
в глазах скука с улыбкой смешивается, я лишь на миг обернусь, будто бы взгляд чей-то жгучий почувствовав, но пальцы его ледяные настойчиво за собой тянут, а я вино игристое допиваю, и на деревянную поверхность бара отставляю. Лучи прожекторов слепят в глаза, окутывают помещение атмосферой наигранно веселой; и я уже не вижу след по краю бокала от порошка белого, не вижу как тянется дорожка лекарства, как играет бликами свет на простом стекле, и осадок, который вино никогда прежде не оставляло.

Здесь музыка гораздо тише, приглушенная едва до ушей достает, а я чувствую тяжесть в голове, веки будто бы свинцом наливаются. Останавливаюсь лишь на мгновение, возможно что алкоголь слишком крепким оказался, да не стоило мешать с теми пятью, - семью?, - бокалами вина, что я дома выпила; глупая.

Глупая, что к вампирам снова пошла, и руками трясущимися едва ли о новой дозе не взывала. Но я позволяю пальцам крепче обхватить за талию, и утянуть за собой, скрывая от глаз посторонних в темном помещении приват комнаты.
Сил едва хватает на то, чтобы оттолкнуть от себя чужие пальцы; руки будто бы в десять раз тяжелее стали, но я не бросаю очередную попытку задрать юбку у платья, ибо там, на бедре, маленький кинжал спрятан. Не чета моему луку со стрелами, но и я сейчас не при полном обмундировании.

Завтра. Все завтра, а сейчас дотянуться до клинка, на границе ускользающего сознания попытаться запомнить хоть одно лицо, но все вокруг плывет, и комната будто бы кружится, шатается. Я шаг делаю в сторону, пытаюсь увернуться от тени, что сбоку мелькает, да только оступаюсь, подворачиваю ногу, и под непрекращающийся хохот проваливаюсь куда-то в темноту. Голоса доносятся как сквозь плотный туман, я лишь чувствую, что чьи-то руки не дают познакомиться с паркетом, а вместо этого мое тело встречается с мягкостью кровати.

Я снова позабыла одно из своих главных правил.
Я снова взяла из рук вампира бокал, и теперь должна была расплатиться за свою ошибку.

Это потом, потом… когда ноги будут твердо удерживать, а взгляд наполнится решимостью.
Когда пальцы не дрогнут, стрелу выпуская.
Потом… все потом.

***

https://d.radikal.ru/d21/1807/2c/44ee17d46f50.gif https://b.radikal.ru/b14/1807/2a/bd935fcb83bc.gif
My blood is a flood of rubies, precious stones
It keeps my veins hot, the fire's found a home in me

Кто-то смеется, кто-то говорит, и сквозь этот шум я не слышу даже собственных мыслей; все сливается воедино подобно психоделическим картинкам в один из моих приходов. Утром будет хуже, а сейчас наплевать. Полная тишина наступает спустя вечность, на деле же мгновение, и в какой-то миг мне кажется, словно я парю в невесомости, уношусь куда-то ввысь, а после стремительно спускаюсь на землю; и запах, сквозь выстроенные барьеры в ноздри врывается до одури знакомый аромат из прошлого, приводя меня в сознание лишь на короткое мгновение. Белые волосы, холодная кожа, и слишком знакомый профиль лица. Наркотик был слишком сильным, раз вместо того, кому не все равно, я вижу лицо своего мертвого брата.

Прежде мертвого брата.

Наплевать. Руки крепче обхватывают его за шею, а я веки сжимаю, погружаясь обратно в темноту. Если это галлюцинация, то я буду пользоваться ею по полной программе. Завтра я окажусь в квартире у кого-то из моего клана; у кого-то, кому не все равно. Может быть даже у себя дома. Но это будет завтра, когда сознание протрезвеет от выпитого, а мозг снова постарается стереть из воспоминаний образ человека, который когда-то причинил слишком много боли.

Я проваливаюсь куда-то в неизвестность; пожалуй, пора завязывать со столь сильными наркотиками, раз сквозь сон, - сон?, - мне даже голос Твой слышится; но мгновение длится не долго. Темнота поглощает, в ней спокойно, я бы даже сказала что это именно то состояние, к которому я стремилась все эти годы.

Ни-че-го. Пустота внутри, пустота перед глазами, в сердце, в душе, в голове. Я не слышу внутренний голос, - ни один из моих множественных внутренних голосов, - лишь только ускользнувшую мысль о мести тем ублюдкам, да желание как можно дольше оставаться внутри черного кокона, пропитанного столь знакомым ароматом, да голосом.
Но пробуждение неминуемо, как неминуемо день сменяется ночью, а за ней следует молчаливый рассвет. Я не знаю, сколько провела без сознания, или же балансируя на грани бреда и реальности, да только стоило слегка пошевелиться, и в голове тут же простреливает яростная боль, словно кто-то намеренно приложил к виску лезвие, и медленно надавливает.
Пальчики дрожат, они чувствуют приближение нехватки наркотика; а голова разрывается от препарата, которым была накачана накануне ночью. Глупая, абсолютно и беспросветно глупая, и перед глазами моими интерьер незнакомый, чужой будто бы. Да только простынь ароматом отдает ночным, призрачным. Я пальчиками ткань сжимаю, лицом в постель утыкаюсь, вдох делая. Определенно, то была ядерная вещь, раз даже сейчас, уже в более трезвом состоянии, я продолжаю ощущать едва уловимый аромат прошлого.

Жизни прошлой, которую слишком долго забывала, да не до конца видимо.

Положение вертикальное принимается с трудом, но я понимаю, что должна, a: как можно скорее покинуть неизвестную мне квартиру; и b: вернуться в то заведение, чтобы вырвать из желудка вампира признание в том, чем меня накачали. Пожалуй, оба варианта предпочтительны, и это не взирая на то, что сегодня моя смена в казино, а значит я должна успеть прийти в себя, получить уже свою положенную, нормальную и проверенную, дозу наркотика, и лишь после всего этого попытаться отыскать внутри себя причины столь явной галлюцинации, в виде аромата, и профиля моего мертвого брата.

Несколько неуверенных шажков по комнате, туфли отыскиваются в углу, я едва успеваю наклониться за ними, и так и замираю.

Когда мне было лет шестнадцать, да и по сей день, если честно, я иногда представляла себе, а что было бы, если бы вдруг оказалось, что тот пожар был ошибкой, и выводы охотников ошибочны, и в доме погиб не мой брат, а кто-то другой, кого приняли за него. Я представляла себе встречу, костюм боевой, и гордость в его глазах за то, какой я стала. Я представляла себе, что он подойдет и скажет, и в моей голове это было чем-то вроде: «теперь я никуда не уйду». Ну то такое, романтично-сопливое, о чем могла мечтать школьница, по уши увлеченная… кхм. Нет, пожалуй все те свои эмоции я списывала на юношеский максимализм, потрясение, и одиночество в связи со смертью родителей. Ты был для меня единственно значимым человеком, и если все девочки моего возраста считали, что их суженый должен быть похожим на отца, то я, даже спустя столько лет после твоей смерти, продолжаю искать твои черты в каждом своем парне. И не нахожу, ибо все не то, все не так. Я выискивала кого-то с тобой схожего, да не понимала, как не понимаю и сейчас, что лишь еще глубже в болоте увязала, проваливалась по самую макушку, и пока все думали, что я с ума схожу, и я в самом деле сходила, пустив себя во все тяжкие.

И если в первые годы я еще как то надеялась, верила, мечтала, то впоследствии приказала себе принять ту жестокую реальность, в которой ты действительно умер.
И поверь, лучше бы ты таковым и оставался.

Резко выпрямившись, шаг назад делаю, ладошкой опираясь не то о столик, не то о поверхность комода, тумбочки, бог знает чего еще, я не смотрю, ибо взгляд мой к тебе прикован.
К тебе, черт возьми, в дверном проеме замершему. Определенно, слишком явно реальному тебе, а вовсе не последствию принятия галлюцигенного вещества. Вдох, - удар сердца глухой, - ком к горлу, долгий выдох едва ли не со свистом, выталкивая насильно воздух из легких.

[indent] Шаг первый. Отрицание.

Дрожью мелкой тело сотрясает на мгновение, мурашками по спине предательскими, да испариной липкой, ледяной как пальцы старухи с косой, что по душу грешников приходит. Что по мою душу являлась не единожды, но каждый раз я от нее ускользала. Не знаю, может быть в этот раз препарат и вправду был мощным, дозировка большая, и стоит взгляд скосить чуть правее, да я себя вторую увижу, на кровати бездыханную.

Но там пусто.
Как пусто в моей хмельной душе, лишь сердце неистово колотится, и ноги едва не подкашиваются.
Этого просто быть не может.

Это все последствия жизни разгульной, и наверняка совесть решила образ брата подкинуть, чтобы мне самой стало стыдно за себя; за то, как стою пошатываясь, с кругами под глазами, размазанной тушью по щекам, и помаде красной, что наверняка на подушках следы оставила. Зрелище явно не для первой встречи с тем, о ком так долго запрещала себе думать, да и встреча та вовсе не настоящая. А поскольку все это неправда, то и нет смысла кем-то другим притворяться. Нет смысла вид делать, что Он настоящий.

Едкий смешок с губ, закатываю глаза на мгновение, брови приподнимая. Ладонью все так же опираясь о поверхность, второй рукой надеваю туфли. Тело едва ведет в сторону, но я ухватываюсь крепче, ломая ноготь о дерево, но не обращая внимание на вспышку боли, - плевать, все потом, потом, - да взгляда не отвожу от видения, от воспаления моего сознания, которое спустя столько лет вдруг решило, что только Он сможет меня вразумить.

Что ж, попытка засчитана.

Голос хриплый, словно накануне я провела пару часов в караоке, выкрикивая фальшивым голосом песни, каверкая слова и перекрикивая других исполнителей. Хотя в тот раз я не могла говорить от слова совсем, но сейчас… Сейчас же все было слишком… слишком иначе, что ли.

Телефон вибрирует, тишину комнаты разрывает голос одного певца из Франции, из всех песен которого мне нравилась только одна, и та под настроение, мелодией на навязчивые звонки бывшего, который, в большинстве случаев, как раз и был тем самым, кому не все равно.
Наверное потому, что ублюдок сам переживал то же самое, что и я, изо дня в день закидываясь более сильной дрянью, нежели предлагал мне.
Настойчивая мелодия, голос льется из динамиков, - сколько раз планировала, все никак не могла загуглить певца, лишь однажды мельком видела по телевизору, да только образ тот в памяти не отложился. Может быть виной всему препараты, а может быть волею случая, но в тот момент если бы я присмотрелась, была бы внимательнее, то возможно, - но только возможно, - могла бы узнать исполнителя.

А телефон звонит, вынуждая недовольно поморщиться и, в конец оборзев, отвечая на звонок ленивым: «алло», направиться прямиком к тому, кого я считала своим мертвым братом, на все двести процентов уверенная, что стоит мне приблизиться, и галлюцинация исчезнет, оставляя позади себя аромат одиночества, отчаяния, и пустоту внутри моего сердца.

Да только…
С каждым новым шагом…

[indent] Шаг второй. Осуждение.

Мои движения замедлялись, а краска сходила с и без того бледного лица. Наверное в этот момент я была белее покойницы, ибо стоило сделать еще один шаг, и я улавливаю это на интуитивном уровне.

Передо мной, черт возьми, совсем не галлюцинация. И вся эта комната наполнена отнюдь не моим больным воображением. Каким то неведомым образом…

Каким то невероятным…

Это невозможно, ты умер.

Слишком быстро, побелевшими губами, и воздух из легких вон; шок сковывает сердце, внутри все холодеет, и я мать его чувствую, как шевелятся волоски на затылке. Страх вперемешку с паникой, осознание реальности происходящего, осознание невозможности, и жадный взгляд, что впитывает каждую черточку лица.

Каждую черточку ни на мгновение не постаревшего лица.

Ты…

Рука по привычке дергается к бедру, проводит вниз до края платья, но клинка под тканью не чувствует; не чувствует онемевшими пальцами ничего, ничего не слышит, кроме гула крови, что в ушах стоит, и сознание постепенно собирается применить единственно известную ему технику самозащиты – отключиться.
Шаг назад, пальцы крепче о поверхность, ротик приоткрыть в удивленной букве «о», едва нахмурить брови, чтобы затем…

Силу прикладывая, двумя руками схватиться и уронить, - что это?, - маленький декоративный столик, будто бы он станет достойным препятствием между мной, и…

Это все не правда, это все ложь, ложь!

Шаги назад, спина коснется прохладной стены, и я сползу по ней, за волосы хватаясь да пытаясь через боль отрезвить, донести до сознания, что если это все таки и шутка, то она весьма жестока.

Лучше бы ты умер.

Это все не реально.

Отползаю, в стену вжимаясь сильнее; слезы из глаз то ли от шока, то ли от горя, то ли еще не понять от чего, и тушь черными разводами еще сильнее размазывается по лицу, а я все продолжаю пытаться со стеной единым целым стать. Где реальность, где ложь; а взгляд не отлипает, губы побелевшие мертвые будто бы до крови искусаны, но осознание доходит слишком медленно.

Ты должен быть мертв! — Яростным криком, кулаками по стене до боли в костяшках, до содранной кожи. — Я похоронила тебя! Похоронила в тот момент, когда ты ушел. Я видела гроб! Это все не правда, это не по настоящему.

И слезы из глаз, вперемешку со словами грубыми, обидными; я столько лет в себе копила злость, обиду, и лишь сейчас, когда передо мной то ли видение, то ли реальность, но остановиться уже была не в силах, выплескивая всю боль, что столько лет была заперта глубоко в сердце.
Слово за словом, взглядом следя за каждым движением, но не позволяя приблизиться, рукой дотягиваясь до тумбы, хватая первое, что пришлось под руку, да кидая в него. Маленькие часы от груди отскочат, равнодушно с тихим звуком на пол упадут, и тогда моего мозга все-таки коснется…

[indent] Шаг третий. Принятие.

…о с о з н а н и е.

Что это правда. Реально. Возможно.
И так невыносимо.
Невыносимо смотреть и видеть; невыносимо узнавать, и в то же время чувствовать, что чужой.

И руки те вовсе не теплые, пусть и аромат по-прежнему тот самый, родной и знакомый. Но руки, тело… Я замру, объятья ощущая, пока тело мелкой дрожью сотрясается, а в голове просто ураган Катрин проносится из мыслей; и движения, они уже скорее какие-то на автомате, словно мозг угрозу на ментальном уровне чувствует.

Просто потому, что таково его, мозга, воспитание.

Статуэтка тяжелая, она с ранее перевернутой тумбы упавшая, да возле бедра оголенного холодит кожу своим присутствием; и в тот момент ничего лучше в голову мою не приходит, как удар нанести неожиданный, да не оглядываясь на улицу выбежать, мгновение осматриваясь, район определяя; чтобы затем рукой взмахнуть, такси подзывая. Зачем сбегаю, почему не останусь, почему…

ПочемуЗачемПочемуЗачемВернисьПостойНеБудьИдиоткойОстановись
Н Е Т

Калейдоскоп мыслей, несколько кварталов, мансардный этаж, трясущиеся пальцы с третьей попытки вставляют ключ, и я едва ли не падаю на пороге, дверь за собой закрывая.

Безопасность.
Дом.
Алкоголь.

Первый бокал залпом, мысли приходят в норму, солнце уже не режет глаза, но сердцебиение все так же проделывает марафон. Оно, сердце, явно на скорость с мыслями, до последнего вздоха.

Зачем ты пришел

Тихое пустой квартире, медленно сползая на пол по входной двери.
(не)мой брат. (не)родной, но такой… такой.

Отчаянный крик сорвется с губ, я швырну бокал вина в противоположную стену, осколки разлетятся в разные стороны, а кулаки начнут неистово врезаться в пол, удар за ударом.
Он жив. Он был жив все это время, пока я скатывалась на дно, и топила себя на дне бутылки, топила себя в горечи и одиночестве; пока я носила по нему траур, он был жив. Все. Это. Гребанное. Время.

Шаги за дверью, и я уже на ногах, прислоняюсь и вслушиваюсь. Пока я тут – я в безопасности, если не приглашу, он не зайдет. Но все таки…

Данте?

Тихим шепотом, практически едва слышно; имя перекатывается на языке, я словно пробую его снова в самый первый раз. Столько лет с наложенным табу, и сейчас будто бы не отучала себя так долго, будто бы только вчера мы смеялись вместе
(нет),
а сегодня он просто зашел в гости.

И всегда оставалась надежда, что все это лишь плод моего воображения.
До тех пор, пока шаги за дверью не прекратились аккурат перед моей квартирой, и я не ощутила, как в душе медленно разгорается яростное пламя неудовлетворенной злости.

Отредактировано Anthrax (21.09.2018 05:11:12)

+1

2

up.
снова актуально.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Поиск роли/партнера » кузен/инцест/гп2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC