Форум: http://phoenixlament.f-rpg.ru/
Текст заявки: ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Родился в 1932 году. Альберт – не единственный ребенок в семье. У него есть две младшие сестры (на которых также написаны заявки). Бэгнольд рос общительным, дипломатичным и достаточно прагматичным ребенком. В 11 лет шляпа почему-то определила его на Хаффлпафф, что оказалось большим сюрпризом для всех окружающих Многие пророчили юноше Рейвенкло, но потрепанный головной убор счел иначе.
Честолюбивый и целеустремленный, на шестом курсе он познакомился с Миллисент Бэгнольд. В 1951 году, когда девушка направилась на стажировку в Министерство Магии, Альберт устроился на высокооплачиваемую работу в банке и смог открыть собственное кафе в Косом переулке.  Осенью 1952 года мужчина сделал любимой предложение. В марте 1953 сыграли свадьбу, а в июле 1954 у пары родилась единственная дочь – Эмма Бэгнольд. К 1963 году Альберт, успевший сколотить неплохое состояние, рассчитывал, что супруга остепенится и будет больше времени уделять Эмме, а не пропадать на работе. Какое-то время мужчина даже упрашивал ее решиться на второго ребенка, но Миллисент наотрез отказалась, о чем пожалела через несколько лет.
В конце 1965 года, когда Эмма уехала в Хогвартс, брак с Альбертом окончательно развалился. Оба изменились, оба больше не могли мириться с недостатками друг друга, поэтому в феврале 1966 года они приняли единственно верное решение – развод. Согласие было обоюдным, и Альберт, собрав вещи, переехал обратно в Лондон.
Что было после – решать вам. Некоторые факты легко регулируются, так как прописаны в основном в моей анкете. Женился ли Альберт еще? Были ли у него другие дети? Чем Бэгнольд занимается сейчас? Все это предстоит решить именно вам.
ОТНОШЕНИЯ

Я согласна почти на все, кроме, пожалуй, вражды и ненависти. Не думаю, что они ненавидят друга. Мне представляется это чем-то вроде взаимным подкалыванием друг друга при встрече, вряд ли большим. Наверное, мне бы хотелось подобие дружбы в настоящем времени. Все-таки не чужие люди. В общем, все в ваших руках. Особенно интересно было бы, обзаведись Альберт семьей. (Романтические отношения в настоящем категорически невозможны)
Что касается прошлого – школьная любовь, которая с годами стала слабеть, а потом и вовсе исчезла, не выдержав амбициозности обоих волшебников. Мне кажется, такой вариант был бы предпочтительнее. Но я открыта для обсуждений.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Я не умею писать заявки, ко мне редко приходят, я играю достаточно медленно (учеба за границей со слабым знанием языка и нехватка времени). Пожалуй, это основные минусы, чтобы вы знали, на что соглашаетесь и куда идете. С другой стороны, у нас очень большая семья. Вас, полагаю, жду не только я, но и ваша дочь Эмма, две сестры, которых мы обязательно отыщем, брат Миллисент, ее потенциальный новый муж, его семья! Приходите и не пожалеете! Влейтесь в потрясающую историю! Единственное, напишите мне, пожалуйста, перед тем, как писать анкету, возможно, появились некоторые изменения в линии или анкете. В общем, я вас жду:) Обещаю любить в прошлом и поддерживать в настоящем! (А вообще, вы просто приходите. Может, я, раззадорившись, придумала с вами что-то в альте. Главное, чтобы человек был хороший, а остальное - приложится!
Ваш персонаж:

характер, биография - по запросу

В раннем детстве Миллисента была активным, непоседливым и крайне любознательным ребенком. За неимением старших братьев или сестер все вопросы, возникавшие у девочки, лавиной обрушивались на родителей. К слову, те совсем не жаловались и уделяли ребенку достаточно и даже больше внимания и времени, чем могли себе позволить, правда, впоследствии в связи с расширяющимся бизнесом это стало делать не так-то просто.
Когда юная мисс Уозермер чуть подросла, то предпочла искать ответы на свои вопросы в книгах, к которым в доме Шерил и Бродерика относились с особым почетом и уважением. Тем не менее, это никак не сказалось на общительности девочки. Миллисента с удовольствием продолжала гулять с друзьями, быстро налаживая контакты с новыми людьми. 
Примерно в том же возрасте юная мисс Уозрмер стала помогать родителям в аптеке, обслуживая покупателей, раскладывая товар на прилавках и просто убирая помещение. Она никогда не жаловалась, четко выполняя нужную работу, а после, когда помощь больше не требовалась, уходила гулять или читать очередную книгу.
Уже в школе Миллисента прослыла трудолюбивой, умной и честной девушкой. Домашние работы всегда были выполнены в срок, и пусть иногда она и не получала желаемого «Превосходно» по всем предметам, училась Уозермер прилежно и без нареканий.
В Хогвартсе девушка прекрасно уяснила несколько вещей. Во-первых, следует грамотно распределять свой труд, отдых, иметь расписание, режим и по возможности не нарушать их – переутомление еще никому не помогало. Во-вторых, если можно избежать ненужной работы, которая не принесет ничего, кроме потраченного времени и неудовлетворительного результата, лучше так и поступить. В-третьих, Миллисента поняла, что людей нельзя делить по «чистоте крови» – это, как минимум, глупо и не разумно. К тому же, многие маглорожденные могут быть одарены куда больше, чем те же волшебники, кому по факту просто повезло (да и повезло ли?).
За всю школьную жизнь Миллисента почти никогда не попадала в неприятности, хотя в редких и важных случаях нарушала школьные правила, о чем жалела достаточно продолжительное время.
На характер девушки также повлияло и ее происхождение. Оба родителя были наполовину шотландцами. С одной стороны, достаточно вспыльчивые, жесткие, эмоциональные, а с другой – добрые и умеющие сострадать люди. Тем не менее, Миллисенте повезло. От родителей она унаследовала твердый характер, крепкие нервы и привычку, может, и немного странную, зато крайне полезную – перепроверять всю проделанную работу по несколько раз, добиваясь уменьшения количества ошибок и положительного результата.
Миллисента Бэгнольд – умная, волевая, ответственная и способная женщина. Всю новую информацию быстро схватывает налету, анализирует и находит самый приемлемый выход из ситуации. Она в меру эмоциональна (не холодна в общении, даже, скорее, наоборот, общительна, дружелюбна, улыбчива, прекрасно находит общий язык) с коллегами и малознакомыми людьми, четко разграничивая личную жизнь и службу в Министерстве.
Умеет дружить. По-настоящему, верно. Пусть у нее и много знакомых, зато друзей – не больше пяти. Впрочем, женщине этого вполне хватает. Тепло общается с близкими, часто позволяет дать волю эмоциям в их окружении. К тому же, ведьма не конфликтна, не любит ссоры. Извиняется только в том случае, если действительно виновата. Ради близких и семьи идет на компромиссы, прекрасно понимая, что никакая работа не может их заменить.
Миллисента имеет достаточно жесткий для женщины характер. Несмотря на всю доброжелательность, очень требовательна как к себе, так и к окружающим людям (с трудом прощает серьезные ошибки). Порой, даже чересчур. Пунктуальна, обычно сдержанна, но иногда бывает резка в общении, особенно это проявляется на коллективных собраниях и советах, когда она начинает терять терпение (что, к слову, происходит очень и очень редко). Ее сложно вывести из себя, но, если таковое удается, то не стесняется в крепких объективных выражениях, разумеется, не доводя дело до абсурда и не переходя на «личности».
Прямолинейна, часто иронична, что не всегда играет ей на руку. Злопамятна, но не мстительна. Поступает всегда логично. Умеет дать отпор и постоять за себя. Не терпит пустых разговоров ни о чем. Любит ставить острые вопросы ребром (прекрасно знает, как высока цена за промедления), когда окружающие боятся произносить витающие в воздухе мысли вслух. Не прячется от проблем, с готовностью берется за них, свято веря, что только общими усилиями можно достигнуть положительных результатов.
Миллисента рассудительна, не любит «рубить с плеча», предпочитая взвешивать каждое решение, прекрасно осознавая последствия поспешных действий.
Женщина вежлива и обходительна. Редко бывает в плохом настроении, а даже если подобное все-таки случается, никогда не срывается на окружающих людях, не говоря уже о близких.

Пример вашего поста:

Пример поста

В политике друзей нет. И по определению быть просто не может. Коалиции – пожалуйста. Тандемы – ради Мерлина. Но в них нет ни капли дружественности. Расчет. Исключительно голый расчет. В политике каждый сам за себя. За себя и свои интересы. Даже в коалиции. Даже там, где интересы, казалось бы, как минимум должны пересекаться с выгодой других людей. По-другому не может быть. Так устроен мир.
Миллисент почти не шевелилась, наблюдая за волшебниками, стекавшимися в зал. Мантии разных цветов, хмурые и приветливые лица, порой кивающие и улыбающиеся в ответ на приветствие Бэгнольд. Конечно, им не по душе собираться здесь вновь. Конечно, им бы лучше заниматься своими привычными делами, сетуя помощникам на то, как не легка судьба Визенгамотского служащего, но разве все они когда-то не обещали служить честно и справедливо, чтя букву закона? Разве не клялись в этом? Миллисент поджала губы, сдержанно кивая своим соседям на сегодняшнее слушание.
Раньше слева от нее всегда сидел Берк. Надо же. Всего несколько недель назад. Сидел и отпускал едкие комментарии в сторону обвиняемого. А Миллисент только поджимала губы, стараясь абстрагироваться и непредвзято оценивать деяния заключенных. Но сегодня Берк расположился на прямо противоположной стороне. Заметив ее взгляд на себе, он приветственно помахал рукой и улыбнулся, будто бы ничего не произошло. Будто бы он был здесь совсем не причем и сегодня им не предстоит стоять по две разыне стороны баррикад. Что же, если так угодно…
Миллисент кивнула и улыбнулась в ответ, помахав ладонью чуть более живо, чем того требовал этикет. Немного погодя она перевела взгляд на соседа Эридана, все еще думая о бывшем союзнике. Разумеется, он знал. Не мог не знать. Все видно, как на ладони. Только вот сегодня Берк, так болезненно уязвленный больше пятнадцати лет назад, ничего не добьется, оставшись при своих узколобых и сексистских взглядах на вещи. В глазах Миллисент даже блеснул азарт, подстегиваемый давними распрями и высказываниями Берка про женщину-управляющего.
Впрочем, став Министром, Бэгнольд с треском развалила его верования и нелепую теорию, построенную на собственном распаленном эго и обиде за лучшего друга. Ну, конечно. Как же. Знаменитый тандем «Крауч-Берк», прославившийся еще во времена первой предвыборной гонки. Ослепленные собственной значимостью мужчины, не берущие всерьез противников женского пола, к слову, жестоко поплатившиеся за подобное снисхождение.
Отведя взгляд от сексистски настроенного Берка, Миллисент направила взор на Тикнесса, вроде, ничего такого не сказавшего, но производившего исключительно раздражающее впечатление. Бэгнольд вежливо дослушала дежурную тираду главного судьи до конца, не раз вспомнив, что Пий, нагло игнорировавший ее письма на протяжении прошлого месяца, сейчас как ни в чем не бывало вел заседание. Бессовестный и аморальный субъект. Миллисент отправила тому долгий и холодный взгляд, но куда там. Тикнесс спрятал свои бесстыжие глаза в документы, не удостоив присутствующих вниманием своей важной персоны. Впрочем, Миллисент полагала, что никто от этого не умрет.
Она поправила прядь светлых волос, выбившихся из-под черной фирменной шапки, и с новой силой сжала документы, которые, возможно, станут спасительными. Женщина еле заметно повела плечами, оглядывая присутствующих и все еще не находя среди них Альбуса. В случае неявки последнего ей придется очень туго, так что лучше бы старцу появиться в ближайшее время. Она бросила короткий взгляд на наручные часы, и – о чудо! – двери отворились, и перед Визенгамотом предстал Дамблдор собственной персоны. Миллисент облегченно выдохнула, немного вытянув шею и буквально впиваясь в сторону еще одного защитника цепким взглядом. Тот чуть помедлил и занял место рядом с Хагридом. Что ж, тоже неплохой вариант развития событий. Чем дальше от дамы в розовом не первой свежести, тем лучше.
Миллисент не смогла сдержать улыбки, вспомнив, какое лицо было у Долорес еще пару минут назад, когда стражи ввели лесничего под руки и усадили его на ужасно-маленький, явно не по размеру, стул. Об отношениях Амбридж к тем, кто хоть как-то отличался от в ее понимании «нормальных волшебников» ходили легенды. К слову, доброжелательные коллеги не упускали шанса подшутить над невменяемой госпожой в розовом, и частенько придумывали разные забавы, заставляющие Амбридж сливаться с собственным розовым костюмчиком на пуговичках.
Миллисент невозмутимо скрестила на груди руки и вопросительно подняла бровь, буравя Долорес настойчивым взглядом. В конце концов, самый главный противник здесь отнюдь не Берк, решивший заняться откровенным самоуправством и за что еще определенно точно получит по заслугам, и вовсе не Корнфут, сжавшийся жалким подобием судьи где-то на задворках зала. Обвинитель тут – Амбридж. И пусть многие ее не любят, но поклонников Хагрида здесь, увы, чуть ли не еще меньше, поэтому Мллисент придется сегодня постараться, чтобы урезонить дотошность Долорес.
- Благодарю вас, мадам Амбридж, - Миллисент вежливо кивнула наверняка ярой стороннице акции «Тарелочки с котятками – то, что нужно для уюта» и перевела взгляд на слушающих. В отличие от все той же неугомонной дамы Бэгнольд могла позволить себе не вставать – благо рост не подкачал, - позволю себе уточнить некоторые моменты, - взгляд снова вернулся к Долорес, - насколько «малолетними»? Полагаю, вы должны уточнить этот момент, чтобы ни у кого не осталось сомнений. Во-вторых, прошу вас не быть голословной и передать мистеру Тикнессу соответствующие бумаги или, если вам будет угодно, зачитать их самолично. Меня интересует, что вы конкретно подразумеваете под «другими вещами», дабы быть предельно точной. Кроме того, позвольте осведомиться, есть ли у вас доказательства выращивания и, как вы несомненно верно выразились «хранения» животных, относящихся к запрещенному списку, учрежденному Министерством магии? В чем именно они заключаются? – Миллисент не сводила взгляда с Долорес. – Полагаю, что для начала следует допросить мистера Хагрида, не находите? А уже потом обратиться к результатам комиссии, к слову, мадам Амбридж, незаконной. Увы, действие было совершено без моего ведома и на документах, если вы заметили, не стоит моя подпись. Верно? – Миллисент слегка прищурилась и кинула на Берка недобрый взгляд. – Полагаю. Комиссия не может считаться законной в полной мере, - Бэгнольд поджала губы, не собираясь останавливаться на этом. Впрочем, сейчас самое время было выслушать самого Рубеуса и отталкиваться уже от его непосредственных слов.